Записки невесты программиста.

* * *

Дождалась! Наконец-то! Сережа пригласил меня к себе домой. Чтобы, как он сказал, показать «берлогу одинокого программера» Опять красилась и штукатурилась часа три. Долго думала – чего с собой принести. Остановилась на бутылке хорошего вина и тортике.

Пришла за полчаса до назначенного времени, долго бродила у подъезда, подвергаясь огню перекрестных взглядов бабулек на лавочке. Те сначала только тихонько перешептывались, но когда я прошла мимо них раз в десятый, самая противная на вид старушка не выдержала и елейным голоском спросила:

– К кому пришла, красавица?

– К Сергею из 14-й квартиры, – сообщаю. Я всегда с бабульками вежливо разговариваю. А чего их злить понапрасну? Сама когда-нибудь такой же буду.

Тут с бабульки сразу слетел елейный тон.

– К Сереге? Из 14-й? Такая видная девушка? Он же псих ненормальный!

– Почему это псих? – обиделась я. – Он ученый. Занимается всякими научными изысканиями.

– Вивисектор он, прости Господи! – вмешалась другая старушка. – По ночам кошек мучает. Ну, ничего! Скоро его опытам конец придет. Мы участковому уже сообщили.

– Вы, бабуль, чего-то путаете, – объясняю я. – Он же не биолог. Сергей со всякой электроникой возится. Он этот… как его… компьютермен. Вот.

– Компьютерман? – спрашивает первая бабка. – Это ты чего-то путаешь. Фамилия у него какая-то простая, русская.

– А ведет себя как масон какой-то, – все сердится вторая бабка.

– Ладно, – говорю, – мне уже идти пора.

– Иди, деточка, – с жалостью посмотрев на меня, сказала первая старушка. – Ты, если что, кричи. Мы здесь на посту будем. Сразу милицию вызовем.

– Мерси, – говорю. – Но я вас уверяю, что ничего страшного не случится.

Поднялась на четвертый этаж, нажимаю кнопку звонка и тут же роняю торт на пол, потому что из-за двери раздается жуткий голос:

– Inсоming сhаt rеqиеst!

Тут Сергей открывает дверь и говорит:

– Ассерt. Соmе in.

– Сереж, – спрашиваю я. – а чего, нормальный звонок поставить нельзя? Я же от этого вопля торт на пол уронила. Хорошо еще, что не бутылку.

– Нормальный – не интересно, – рассеяно отвечает он, разглядывая этикетку на бутылке. – Потом, на обычный звонок я не всегда реагирую. А на этот сознание четко срабатывает. По поводу торта не беспокойся. Я торты не пью. Вино, кстати, тоже не очень уважаю. А чего, пива в киоске не было?

Ну и нахал же он. Я ему, видите ли, пиво должна приносить.

– Может тебе еще и пол помыть? – спрашиваю с максимальной долей сарказма.

Глаза у Сергея радостно загорелись:

– Ну, если тебе не в лом, тогда было бы здорово. А то я уже и забыл что там постелено: линолеум или паркет.

Я аж дар речи потеряла от подобной наглости.

– Слушай, а чего мы в дверях стоим, – засуетился вдруг Сергей. – Прошу в мое скромное обиталище. Только предупреждаю, у меня не до конца прибрано.

Я гордо отодвинула его рукой в сторону и вошла в квартиру.

Боже мой! Это называется – не прибрано? Картина напоминала взрыв динамитной шашки в цистерне с макаронами. Я такого давно не видела. Нет, конечно я догадывалась, что настоящие ученые живут в некотором беспорядке, но кот, дрыхнувший в аквариуме, носки, висящие на люстре, груда грязной посуды, засыпанной стиральным порошком, лежащая в огромном тазу посреди комнаты – это было уже слишком.

– Слушай, – говорю, – а ты вообще здесь когда-нибудь убираешься?

– Здрассте, – обиделся Сергей. – Я к твоему приходу полдня скреб и драил. Даже монитор пивом протер. Ты бы видела, что здесь с утра творилось.

– Мда-а-а, – только и сказала я. А что еще можно было на это сказать?

– Ладно, – говорит он. – Прошу к столу. Я на ужин две банки консервов приготовил. Лосось, между прочим. И бутыль очаковского со вчерашнего дня в холодильнике прохлаждается. Веришь ли, всю ночь терпел, но так ее и не раскрыл.

– Герой, – презрительно говорю я и отправляюсь на кухню.

Там ждет очередной сюрприз. На кухонном столе вольготно разлеглась груда всяких электронных железок. Даже стакан некуда поставить.

– Ну и куда прикажешь садиться? – спрашиваю. – Может быть, снимешь со стола эту гадость?

– Ты чего, Ир, – пугается он. – Это же сборочный стенд. Я тут компьютеры собираю. Мне это все девать некуда. Целый день подбирал комплектующие из груды барахла, которое в ящике валяется. Еле подобрал.

– А где ты ужинать предлагаешь? – возмущаюсь я. – На полу?

– Зачем на полу? Можно на тумбочке у плиты. Стоя. Я же сидя работаю, вот поэтому использую каждую возможность, чтобы постоять.

– Ну и нахал же ты, братец, – возмущаюсь я. – Черт знает что. Приглашаешь девушку на ужин, а у тебя даже сесть негде. Ну, ничего! Я сейчас сама здесь порядок наведу, – и решительно начинаю сгребать компьютерные железки в здоровенный пакет, который нашла под столом.

– Ир, Ир, ты это, осторожнее, – взмолился парень. – Да легче бери, симы же сломаешь. Ой! Осторожнее! Кулер не погни!

Нет, с этим парнем явно надо что-то делать. Какой-то он дикий совсем. С другой стороны, мне даже интересно стало. Уж если этого пряника сумею в чувство привести, значит я просто супер.

Освободила стол, поставила на него бутылку с вином и сплющенный тортик. Сергей перочинным ножом открыл две банки консервов и шикарным жестом выставил на стол пластмассовую бутыль пива «Очаковское специальное».

– Давай бокалы, – командую я.

Он с готовностью кидается к мойке и приносит два граненых стакана.

– Это что? – недоумеваю я. – Бокалы? Для вина?

– А чего? – Сергей даже растерялся. – Ну, если хочешь, можно для вина чашки взять. У меня, по моему, еще не все разбились.

– Да ну тебя, – безнадежно машу рукой в его сторону. – Будем лучше из граненых стаканов. Как два бомжа в подъезде.

– Ир, ну чего ты завелась? – канючит Сергей. – Ты же знаешь, мужик, когда один живет, приобретает жуткие холостяцкие привычки. Но я не безнадежный. Вот вчера, к примеру, даже окно в комнате помыл. А то оно от сигарет совсем черное было. Теперь через него даже солнце можно увидеть. В ясный день, конечно.

– Ладно, – говорю. – За что пить будем?

– За то, чтобы он сдох! – торжественно говорит Сергей. – Я всегда за это пью.

– Кто?

– Как это – кто? Билли Гейтс, конечно.

– А что он тебе такого сделал?

– Как это – что? Майкрософт виндоуз он мне сделал.

– Ну?

– Что ну? – возмутился Сергей. – Тебе этого мало?

– Давай лучше выпьем за мир во всем мире, – предлагаю я, чтобы его не заводить.

– Давай, – соглашается он. – И чтобы он сдох.

Сидим. Пьем и роемся гнутыми вилками в банках с консервами. Разговор как-то не клеится. Сергей все время думает о чем-то своем, периодически улыбаясь, а я все пытаюсь его разговорить, но как-то не очень хорошо получается.

– Сереж, – говорю, – а что если у тебя тут порядок какой-нибудь навести? Удобнее же работать будет.

– Ты чего? – подозрительно смотрит он. – Мне и так удобно. Знаю я этот порядок, когда все по шкафам рассовывается и ничего потом найти нельзя.

– А у тебя все по полу разбросано, – спорю я. – Неужели так удобнее?

– Конечно удобнее. Все же на виду.

– А ходить как?

– Осторожно, – злится Сергей. – Я тут каждый день хожу, и все в порядке.

– А вот, к примеру, – интересуюсь я, – если потанцевать захочется?

– Это еще зачем? – спрашивает он.

– Ну, как это зачем? Потанцевать, как люди танцуют.

Парень смотрит на меня с недоумением:

– А зачем?

– Сереж, ну ты чего? Вот пришла к тебе девушка в гости. Хочет с тобой потанцевать. А где тут это можно сделать? По полу всякие железки разбросаны. Не на шкафу же танцы устраивать?

– У меня тут не танцплощадка, – важно заявляет он, – а рабочий кабинет.

Тьфу ты! Совсем непрошибаемый парень. Ладно, попробуем по-другому.

– Сереж, – говорю я. – Может быть ты просто музыку включишь? Где у тебя магнитофон?

– Музыку – это можно. Только магнитофона у меня нет. Нам магнитофон не нужен, при живом-то компе. Пошли в комнату.

Идем в комнату, осторожно обходя железки, валяющиеся на полу. На столе у Сергея стоит компьютерный телевизор (монитор, по-моему, называется), клавиатура, четыре пепельницы, чашка с умирающим уже неделю чаем и кружка для пива. А на стене прибита какая-то здоровая зеленая пластинка, в которую воткнуты пластинки поменьше. От них во все стороны топорщатся провода. Интересно, что это такое?

– Сереж, – говорю, – а где твой компьютер?

– Да вот же он, – объясняет Сергей. – К стене приколочен.

– Подожди, – не понимаю я, – компьютер – это такая серенькая коробочка с лампочками. А у тебя на стене какие-то обломки телевизора. Я думала, что это или антенна такая новомодная, или просто абстрактная скульптура.

– Ир, – спрашивает он. – Ты правда такая непонятливая, или просто под дурочку косишь? Это компьютер на стене висит. Он просто без корпуса, чтобы охлаждался лучше.

– А почему без корпуса и на стене?

– Для прикола.

– Ага, – говорю, – поняла. Смешно.

Сергей тем временем вставил СD-диск в какую-то коробку, лежащую на столе, и действительно заиграла музыка. Наконец-то.

– Сереж, – говорю я. – Может быть мы на диван присядем?

– Легко, – отвечает он.

Я стильно сажусь на диван, и тут квартиру прорезает мой дикий вопль. Потому что села я на очередную компьютерную железку, которая очень больно впилась мне в…ну, туда, чем обычно садятся. А я еще, дура, брючки тонюсенькие одела.

– О! – обрадовался Сергей. – Видеокарта. Я ее уже три дня ищу. А ты чего орешь-то? Видеокарты ни разу не видела?

Думаю, залепить, что ли, ему этой видеокартой? Он, видите ли, ее три дня ищет. А я теперь три дня садиться не смогу.

– Очень рада, – саркастично говорю я, – что помогла тебе отыскать этот ценный предмет. Может быть еще что-нибудь найти? Ты не стесняйся.

В этот момент опять раздался жуткий голос, символизирующий звонок в дверь.

– Это еще кто? – подозрительно спрашивает Сергей.

– Конь в пальто, – отвечаю. – Откуда я знаю. Твоя же квартира.

Парень пошел открывать и вернулся с участковым милиционером.

Тут я все поняла. Бабки снизу были начеку и мой крик восприняли как просьбу о помощи.

– Ну, и что тут происходит? – подозрительно спрашивает участковый (молодой, кстати парень). – Изнасилование?

– Хуже, – отвечаю я. – Садистские действия чистой воды. Молодую девушку посадили на игольчатую железку. А я йогом стать вовсе не собиралась.

– На какую? – интересуется милиционер.

– Вот на эту, – показывает Сергей.

– Вижу, – говорит участковый. – Маtrох Мillеniиm восьмимеговый. Надеюсь, не треснула? А то глюков потом – не оберешься.

– Да вроде, живая, – отвечает Сергей. – Впрочем, сейчас можно проверить, – и отправляется вставлять железку в свою абстрактную скульптуру.

Милиционер, между тем, рассматривает какую-то черную коробку с красными лампочками, которая лежит на столе.

– Курьер эврисинг? – уважительно интересуется участковый.

– Разумеется, – отвечает Сергей. – На барахле не работаем.

– А у меня все Зюхель старенький пашет, – жалуется милиционер. – Никак не соберусь поменять на что-нибудь приличное. Зарплаты у нас – сам понимаешь.

– Ты бы к Додонову съездил, – советует Сергей. – У него всегда можно что-нибудь недорогое купить. А Зюхель лучше предать быстрой и лютой казни, чтобы он не мучался.

– Это как? – интересуется участковый. – Законнектить его на сутки на 300 бод без нифига?

– Ну ты и зверь! – поражается Сережа. – Достаточно просто утопить его в ванной. Предварительно включив в розетку, конечно.

– Хорошая мысль, – соглашается милиционер. – А у тебя в аське ник какой?

– Strаngеr. А у тебя?

– У меня – вполне интуитивный, – отвечает участковый. – Мент.

– А я тебя помню, – радостно заявляет Сергей. – Мы с тобой в Кроватке схлестнулись на предмет пиратских сидюков. Ты еще ко мне обещал наряд омона прислать, когда IР адрес вычислишь.

– Ага, – радуется милиционер. – Приятно встретить родственную душу.

И тут они начали сыпать такими терминами, что у меня просто уши завяли. Крутые парни. Встречаются в кроватке, а потом наряд омона высылают. Что творится на этом свете?

– Кхмм, – сказала я.

– Чего тебе? – недовольно оторвался от беседы Сергей.

– Прошу прощения, что беспокою, но должна заметить, что в этом доме находится девушка, которую пригласили на ужин. И что эту девушку накормили рыбной консервой, а потом ей в зад всадили какую-то компьютерную мерзость. И что если некий молодой человека не оторвется от своих воспоминаний о том, как ему в кроватку прислали отряд Омона, эта девушка отдерет со стены компьютерные кишки и вдарит молодому человеку по ушам. И так двадцать раз. И даже присутствие милиции меня не остановит. Потому что милиция у нас, как оказалось, тоже чокнутая на всю голову.

– Ир, ты не кипятись, – примирительно говорит Сергей. – Хочешь я тебе Интернет покажу?

– Нет, ну вы слышали? – возмущаюсь я. – Приличная девушка первый раз пришла в дом к молодому человеку, а ей тут же делают скабрезные предложения. Да еще и при постороннем.

– Ир, ну это же сетка такая международная.

– Какая еще междугородная секта?

– Не секта, а сетка. Компьютерная сеть. Там же куча всего интересного. Вот погоди, – сказал Сергей и стал что-то бряцать по клавишам.

Черная коробочка на столе некоторое время щелкала, а потом вдруг завыла дикими кошками. Кот, спящий в аквариуме, внезапно открыл один глаз, прислушался, но потом широко зевнул и снова задрых.

– Теперь понятно, почему тебя бабульки в вивисекции подозревают, – догадалась я. – Ты бы хоть звук приглушал, а то они уже заявление в милицию написали.

– Да я этих заявлений по десять штук в день получаю, – объясняет милиционер. – Хорошо еще, что знаю – откуда ноги растут. Иначе замучился бы по домам бегать и выискивать истерзанных кошек.

В этот момент на экране телевизора что-то стало происходить.

– Во, – обрадовался Сергей. – Соединились. Иди сюда, посмотришь сейчас на Интернет.

Я нехотя подошла к экрану, вгляделась и… О Боже! Что за мерзость! Какие жуткие и скабрезные фотографии! И это он показывает мне?!?!

– Так, – говорю я. – Ты, конечно, можешь увлекаться всякими международными тантрическими сектами, но я с таким человеком общаться не желаю.

Схватила свою сумочку и побежала из квартиры этого гнусного человека. За своей спиной услышала только фразу милиционера.

– Что, брат, наступил на грабли? Лично я никогда порнушный сайт по умолчанию не выставляю. У меня из-за этого тоже невеста ушла.