Уролога. net.

На следующий день. Суббота. Кафе.

Действующие лица: Диланян с растерянным лицом и старший брат Тиграна — Армен.

— Диланян, это ты надоумил его пойти в театр? — тяжелый голос Армена ничего хорошего не обещал.

— Э-э-э… Нет, это вообще-то он сам…

— А ты знаешь, что он в последний раз в театре был… никогда?

— Кхм… А какой спектакль шел?

— «Княгиня замка»!

— Ну и что?

— Ты хоть можешь себе представить, как вел себя Тигран, когда эта самая княгиня сначала начала соблазнять младшего сына Бека, потом старшего, потом его самого? — неописуемое страдание было на лице Армена — этот человек явно пережил тяжелый стресс.

— К-К-КАК?

— Он начал громко шептать, чтобы Элина не смотрела на бесстыдство и позор армянской нации! Актриса, которая в этот момент играла обморок, аж задохнулась от бешенства! Она кашлять начала!

— Боже мой…

— Нет, ты не думай, она выкрутилась, высокий профессионал все-таки… Но момент был безнадежно испорчен!

— И что дальше?

— Дальше, когда мы выходили, я по твоей просьбе заторопился, но этот болван остановил нас всех и многозначительно сказал, мол, подождем, может, женщины хотят в туалет. У них ведь слабый мочевой пузырь!

— Господи…

— Элина сказала, что все хорошо, при этом стала пунцовой, а моя жена заржала так, что пунцовым стал я!

— Зачем он это сделал?

— Я не знаю!

— Ладно… Что потом?

— Потом мы пошли вверх по Абовяну! И он предложил зайти в «Артбридж»!

— Ну, в общем, как я его и учил…

— Но ты ведь наверняка не учил его говорить, что нас всех надо пригласить в лучший bookstore-кафе, потому что там туалеты однозначно чистые! Потому что там туалеты чистят каждые полчаса! А у женщин слабый мочевой пузырь!

— М-м-м…

— Это только начало, Диланян! Только начало! Я такого свидания никогда не видел!

— Что он еще натворил?

— Он предложил нам всем десерт и зеленый чай. Когда я сказал официанту, что все-таки хочу кофе, он взбеленился и стал кричать, что чай сюда поставляет сам Рокфеллер!

— Рокфеллер?

— Да это фигня!

— ???

— Ты знаешь, почему он так занервничал и начал орать на меня? Знаешь? Нет?

— Не знаю…

— Да потому что он, предлагая десерт, произнес дословно следующую фразу: «В этом заведении делают лучший в мире куннилингус»!

— ЧТО? Я ему про ТИРАМИСУ говорил!

— Диланян. Ты знаешь, почему мой брат не поехал со мной в Штаты восемь лет назад?

— Нет…

— Да потому что у него патологически нет способностей к языкам!

— Как это нет? Он читает англоязычную и русскоязычную литературу…

— ЧИТАЕТ! Ты когда-нибудь слышал, как он говорит по-английски или по-русски?

— Нет…

— ОН ПУТАЕТ СЛОВА, КОГДА ПЫТАЕТСЯ ГОВОРИТЬ НА ЭТИХ ЯЗЫКАХ! ОН ВООБЩЕ ПУТАЕТ ВСЕ НОВЫЕ ТЕРМИНЫ!!!

— Господи… И как среагировала Элина?

— Стала пунцовой, конечно. По-моему, от раздиравшего ее смеха.

— И что дальше?

— Дальше Тигран понял, что ляпнул что-то не то, и угрюмо замолчал. Положение спас Эдгар, официант, твой знакомый, кажется.

— Да…

— Он сказал, что торт с «Кюрасао», к сожалению, закончился, но у них есть отличное тирамису.

— Ну да, я просил его подержать пару свежих…

— Тигран воспрял духом! И заказал тирамису…

— И что дальше?

— Дальше, дорогой мой, он начал расспрашивать у Элины, не было ли у нее домашних животных. Оказалось, что не было.

— Господи…

— Тогда он начал с ужасной фальшью в голосе рассказывать, что у него в детстве был говорящий попугай! И говорил этот попугай слово «лифчик»! В этом месте он страшно захохотал! Так, что все посетители повернулись к нам!

— О, боже… нет…

— Дальше он рассказал, что как-то оставил окно и клетку открытыми, попугай вылетел и был съеден соседской кошкой. Он рассказывал об этом минут пятнадцать, с такими леденящими душу подробностями, что если бы я не был его братом, то поверил бы, что так оно и было! Эта картина — обрызганный кровью подоконник и хруст ломающейся в зубах кота шеи попугая — до сих пор стоит у меня перед глазами!

— Кошмар…

— Элина заплакала… Моя жена тоже… Я курил одну сигарету за другой…

— Тигран зачем-то положил ладонь на руку моей жены и начал успокаивать ее, приговаривая, что ненавидит кошек.

— Твоей жены?

— Да.

— Зачем?

— Не знаю…

— И что дальше?

— Дальше мы поехали провожать Элину…

— Так.

— Понимаешь, я с женой вышел раньше…

— И что?

— Так он домой явился в пять утра. В совершенно непотребном виде!

— С горя напился?

— Куда там… Зашел познакомиться с родителями… Выпил с отцом Элины…

— Кошма-а-а-ар…

— Короче, надо найти ему другую девушку…

— Надо. А об Элине забыть. Как о страшном сне.

— Ага…