Дневник Домового. Рассказы с чердака.

* * *

– И вот здесь они расходятся, – сотрудник Отдела Линий Вероятности, а в простонародье – ангел остановился и указал рукой на разветвляющуюся дорогу.

– И зачем ты меня сюда привел? – хмыкнула руководительница Транспортного Отдела, а в простонародье – Смерть.

– А что, не видно? Там, чуть дальше – твоя работа.

– Где?

Ангел вздохнул и устало покачал головой.

– Смотри, – он вернулся на пару шагов назад, – вот до этого места их судьбы одной линией идут. Здесь у них все хорошо и прекрасно.

– Ты мне хоть скажи, кто – они? Ничего не понятно.

– Парень и девушка. Парень – мой клиент, – спокойно ответил ангел.

– Ааа… Так это твой? Ну-ну… И что дальше? – заинтересовалась Смерть.

– Вот здесь, где расходятся их дороги, – у них там… В общем, кое-что случилось. Это не очень важно, – ангел нахмурился и подошел к развилке, – дальше они расходятся. Вроде бы в разные стороны, но затем все равно идут параллельно. Недалеко друг от друга.

– Ну?! Дальше-то что? – нетерпеливо воскликнула Смерть. – Я здесь каким боком?

– Видишь левую дорогу? Сначала ухабы небольшие, а потом – аккуратненькая, ровная, без мусора всякого. Видишь?

– Вижу.

– Так вот эта дорога – судьба той девушки. А вот дорога моего клиента…

Ангел протянул руку в другую сторону. Туда, где от асфальтированной дороги отделялась еле заметная тропинка. Сначала она еще была похожа на некое подобие дорожки, а затем постепенно превращалась в грязное месиво из луж и ухабов. Через несколько метров она терялась из виду, пропадая в зарослях высокой травы.

– Ого, – удивилась Смерть, – она его что, покалечила, что ли?

– Она? Да нет, конечно. Сам себя калечит, дурачок…

– Суицидник?

– Хуже, – ангел многозначительно вздохнул, – совесть.

Смерть еще раз посмотрела на грязную тропу.

– Совесть? Это он сам себе, своей совестью, получается, так судьбу вспахал после расставания?

– Ну а кто же еще? Или ты думаешь, что это я тут на тракторе ездил? Скажешь тоже… – ангел махнул рукой, – пойдем.

– Туда? – Смерть брезгливо посмотрела на грязь.

– Туда-туда. Тут недалеко.

Ангел, а за ним и Смерть спустились с ровной дороги и, стараясь обходить лужи, двинулись по тропе. Через некоторое время трава, буйными зарослями окружавшая ее с двух сторон, уже доходила им до пояса, а тропинка становилась всё у́же и у́же.

– Далеко еще? – приподнимая длинные полы своего темного одеяния, спросила Смерть.

– Уже почти пришли. Торопишься? – не оборачиваясь, ответил ангел.

– Честно признаться, не очень хочется лазать по этим зарослям людской глупости. Мне больше по нраву ровненькие дороги, асфальтированные. Идешь себе спокойно до самого конца, и всё. Там, где асфальт заканчивается, там и ждешь, – Смерть ловко перепрыгнула через большую лужу, – да и люди там, как правило, пунктуальные. Никогда не опаздывают. Им же тоже легче по ровному идти.

– А что, бывают случаи, что они на встречу с тобой могут опоздать?

– Случаи, друг мой, разные бывают, – загадочно ответила Смерть.

Трава уже доходила им до плеч, а дальше идти было все труднее и труднее.

– Долго еще?

– Да всё, пришли, – ангел остановился и принялся осматриваться по сторонам, над чем-то раздумывая.

– Ну и конец… – сочувствующим голосом проговорила Смерть, рассматривая огромную лужу в конце тропинки.

– Да… Радостного мало в такой смер… В таком завершении жизни, – быстро поправился ангел, – ну что ж, оставляю тебя здесь. Не скучай. Клиент скоро придет.

Он помахал рукой и направился обратно.

– Эй! Подожди! – Смерть стояла у лужи и, оглядываясь на заросли травы, слегка поеживалась. – А он скоро будет?

– Скоро-скоро. А может, и задержится немного. Я не знаю. Я свою работу сделал.

– Да подожди ты!

Ангел остановился.

– Постой тут со мной, а? Что-то мне не очень хочется одной здесь торчать.

Ангел улыбнулся, но, обернувшись, тут же спрятал улыбку.

– А что мне с тобой тут делать? Не самое лучшее место для отдыха. Твоя работа – ты и стой. А я пойду на распределение.

– Сам привел меня сюда, а теперь хочешь меня тут одну оставить? – обиженно проговорила Смерть. – Между прочим, это и твоя вина, что у него судьба такая… такая… неприятная, заросшая и мокрая.

– Ладно, побуду с тобой, – неожиданно подобрел ангел, – только мне тут тоже не очень хочется высиживать.

– А что, есть другие варианты? – с надеждой в голосе спросила Смерть.

– О! Придумал! – Ангел хлопнул себя по лбу. – Тут же рядом дорожка той девушки проходит! Видела, какая она ровная? Давай там и подождем. Он как появится – обратно вернемся.

– А не прошляпим?

– Да не бойся. Она тут совсем рядом.

– Ну не знаю… Если только под твою ответственность…

– Под мою? – удивился ангел. – Да он уже не жилец. Мне, честно говоря, уже все равно, что с ним будет. Тебе надо – ты и сиди тут. А я пойду тогда обратно.

– Ну хорошо, хорошо. Пойдем на ту дорогу, – согласилась Смерть, – куда идти-то?

– А за мной и иди. Не ошибешься.

Ангел подошел к окончанию тропинки, перепрыгнул лужу и, развернувшись влево, шагнул в заросли травы. С трудом сделав пару шагов, он остановился.

– Что там?

– А ты сама не видишь, что ли? Я тут не пройду. Трава – выше меня. Да и одежду пачкать не хочется. Это на твоей черноте ничего не видно, а мне свое белое уже надоело отстирывать, – ангел развернулся. – В общем, сиди тут сама! Надоела!

– Да стой ты! Что ты такой нервный? У меня и на этот случай есть решение. А ну-ка, посторонись!

Смерть отодвинула ангела и достала откуда-то из своих одеяний небольшую палку. Ангел сам не заметил, как в одно мгновение она превратилась в длинную острую косу.

– Ого! Складная, что ли? – присвистнул он.

– А то! Выдали на складе новую на прошлой неделе.

Смерть плюнула на руки и, поудобнее схватившись за косовище, принялась укладывать траву ровными рядками.

Через несколько минут запыханная Смерть и довольный ангел уже стояли на асфальтированной дороге.