Дневник Домового. Рассказы с чердака.

* * *

– Командир, может, заглянем в гости к нашему разведчику?

– Какому разведчику еще?

– Ну деда помнишь? Он же говорил, что вот тут в лесу живет. Хоть тушенки ему скинем немного.

Молодой человек посмотрел на часы:

– Да, нужно деда поблагодарить.

Через пару минут они уже заходили под тень первых деревьев.

– Под ноги смотрите, аккуратнее. В цепь постройтесь, мы тут его быстро найдем, – командир отдал указания и шагнул вперед.

Полчаса поиска ничего не дали. Никаких признаков проживания человека даже и близко не было. Бойцы собрались в кучку и присели на подстилку из сухих листьев. Командир молча стоял неподалеку и задумчиво смотрел на землю.

– Ну нет и нет, – закуривая, произнес один из парней, – чего его искать?

– Да набрехал, конечно, – откликнулся второй, – испугался, наверное, вот и придумал историю. Командир, может, он леший, а? Командир! Ты чего? Серега?!

Молодой человек сидел в нескольких метрах от них, повернувшись спиной. Его плечи беззвучно тряслись. Парни вскочили и подбежали к нему. Один из них попытался что-то сказать, но слова так и застряли в его горле. Перед ними стояла небольшая, проржавевшая во многих местах пирамидка с помятой звездой на вершине. Рядом лежала наполовину занесенная землей металлическая табличка. Боец наклонился, взял ее в руки протер от грязи и остатков сгнивших листьев. На ней было выбито всего два слова: «Неизвестный солдат»…

Бойцы уходили молча, стараясь как можно тише наступать на землю. А на могиле солдата лежала, придавленная двумя банками тушенки, небольшая картонка, на ней синей ручкой было написано: «Васильков Степан Михайлович. Спасибо тебе, отец».