Диагноз: любовь.

* * *

Вика смотрела, как мама пытается уложить большую меховую шапку на верхнюю полку встроенного шкафа. Они только что вернулись с детского спектакля, оставившего меньшее впечатление, чем синяк на коленке, который она получила, скатившись с ледяной горки по пути в театр. Было совсем не больно, зато Вика чувствовала себя настоящим героем, получившим боевое ранение, и она спешила домой, чтобы скорее поделиться впечатлениями с отцом. Но его дома не было, и девочка немного расстроилась. Вообще-то она надеялась, что в театр они пойдут все вместе, но папа сказал, что у него важная встреча и он освободится только к обеду. После спектакля Вика даже отказалась от буфета, торопилась скорее вернуться к отцу. Но он отсутствовал, и девочка почувствовала досаду и разочарование. Зачем было так бежать домой, если папа совершенно не собирался выполнить свое обещание. Вика стояла в коридоре и прислушивалась, не поворачивается ли в замке ключ. Но в коридоре было тихо, и девочка, услышав мамино «Иди обедать», — вяло поплелась на кухню.

— Мам, а почему папа не пришел обедать, он же обещал, что вернется?

— У него важная встреча, наверное, она затянулась.

— А в следующий раз он пойдет с нами в театр? — Вике очень хотелось, чтобы папа тоже участвовал в ее приключениях, однако их совместные прогулки были большой редкостью.

— Не знаю, мы будем его очень просить.

— А если откажется?

— Ну тогда, — засмеялась мама, — мы пустим в ход главное женское оружие.

— Какое?

— Слезы!

Мама часто шутила, что слезы — главное женское оружие, и Вика это запомнила. Спустя два часа пришел отец. Вика с порога бросилась к нему, но он выглядел усталым и каким-то отрешенным. Он вымученно улыбнулся дочери и прошел на кухню. Пока мама накрывала на стол, Вика решила поделиться впечатлениями о проведенном дне, рассказывала про спектакль и про то, как героически скатилась с горки. Папа, казалось, вообще не слушал дочь, и тогда Вика решила пустить в ход мамино оружие. Она заплакала. Сначала девочка с трудом выдавливала из себя слезы, но постепенно эмоции наполняли ее. Девочка жалела себя и синяк, не вызвавший у отца никаких чувств, ее рыдания становились все более искренними, а боль обиды от отцовского равнодушия — все более острой. От такой резкой перемены в настроении дочки отец перепугался, прижал девочку к себе, начал гладить по голове, успокаивать:

— Ну не плачь, не плачь, до свадьбы заживет твой синяк. А сейчас мама принесет йод, мы тебе нарисуем йодистую сеточку, и сразу болеть перестанет.

Удивленная мама молча отправилась в ванную за йодом. Вика ликовала: секретное женское оружие и вправду работало.