Анна Каренина, самка.

Всякое совпадение кого-либо с кем угодно требую считать флуктуацией!

От Автора.
«…Иногда перечтенье классики Вдруг включает воображение, И стремглав, как секунды в часики, Сами сыплются в предложения Изумительные сказуемые, Обалденные подлежащие — Чтобы высказать несказуемое, Но высказыванию подлежащее…»
Борис Влахко.

§ 1 «…кривые и короткие ноги отметило ее подсознание…

Анна Каренина была крупная, здоровая самка. Все здоровые самки похожи друг на друга. А все нездоровые больны по-разному.

Ее молочные железы имели вид упругих плотных выступов, прикрытых искусственной шкурой из тканого материала. Надо признаться, талия у нашей особи была не такая тонкая, как у других самок ее возраста, но прочный корсет ловко утягивал жировые складки брюшины, зрительно делая окружность живота менее габаритной. Этот визуальный эффект еще больше подчеркивался обширными бедрами, которые смутно угадывались под складками длинного облачения, скрывающего нижние конечности самки.

Анна Каренина, самка

Огромные выступы молочных желез непроизвольно привлекали к Карениной взгляды самцов, идущих ей навстречу по Невскому. Их глубинные, древние слои мозга подсознательно воспринимали обилие жировой ткани в молочных железах и на бедрах, как признак высокого качества самки и ее готовности к скрещиванию, легким родам и выкармливанию здорового потомства. Практически все половозрелые самцы города Петербурга были готовы скрещиваться практически с любыми опрятно выглядящими самками репродуктивного возраста. Однако их половые инстинкты до поры до времени сдерживались нервными импульсами коры головного мозга, и этот эволюционный стопорящий механизм назывался цивилизованностью.

Анна Каренина чувствовала себя дико несчастной бабою. Хотя она находилась на высших ступенях стадной иерархии, и ей не приходилось занимать все свое время добыванием пищевой протоплазмы. Напротив, у нее оставался досуг, который молодая самка могла проводить в поисках игр и развлечений. Как многие самки ее вида, Анна любила яркие и блестящие предметы, а в питании предпочитала фрукты и двудольные растения, поскольку химические вещества, в них содержащиеся, приятно раздражали вкусовые сосочки, расположенные на верхней поверхности пищевого анализатора.

Двудольные растения Анна употребляла в пищу вместе с мышечной тканью теплокровных млекопитающих, которая предварительно подвергалась глубокой термической обработке. Анна и сама была теплокровным млекопитающим, но поедание себе подобных ее ничуть не смущало, она просто не задумывалась над этим вопросом. Другое угнетало ее! В результате реакции между пищей, растертой ее желтеющими коренными зубами, и соляной кислотой, содержащейся в желудке, начинался бурный процесс газообразования. Газы, в составе коих были сероводород, индол, метил-меркаптан и другие соединения серы, распирали корсет изнутри и периодически с негромким шумом вырывались из Анны через выхлопное отверстие. Так было и сейчас.

Конечно, звуковые колебания, вызываемые сфинктеральным резонансом, отчасти гасились складками юбок, но Анна знала, что клетки эпителия, выстилающие органы обоняния окружающих, все равно могли отреагировать на присутствие в атмосфере нетипичных примесей и дать сигнал в мозг: «Кто-то съел слишком много гороху.» И это Анну беспокоило. Не единожды она давала себе зарок больше не нажираться так, но каждый раз не могла сдержаться, поскольку мозг требовал от вкусовых сосочков привычных ощущений, а клетки эпителия предательски посылали в мозг сигнал «есть пища», отчего у Анны совершенно непроизвольно начиналось рефлекторное слюноотделение. Как и все живое, Анна любила покушать.

А вот своего самца Анна не любила. Нет, если рассудить здраво, самец Анне достался неплохой, примерно с того же стадно-иерархического уровня, который занимала и сама Анна. Но душа ее, тонкая, нежная, любящая горох, была все же душой животного и зависела, стало быть, не только от функционирования коры головного мозга, но и от более примитивных слоев психики, отвечающих за любовь и размножение. А эти глубинные инстинкты, с которыми своим поверхностным умом Анна справиться не могла, властно толкали ее на поиск другого самца – брутального, примативного, желательно стоящего в стадной иерархии на более высокой ступеньке. Любовь зла, а нелюбовь еще злее…

Нельзя опять-таки сказать, что скрещиваться со своим самцом Анне не нравилось. Нравилось! Анна была рожалой самкой с приплодом, и вот как раз после родов процесс копуляции стал доставлять ей немалое животное удовольствие. Но ее самец был довольно преклонных лет, и с годами его все реже и реже тянуло скрещиваться. Это снижало качество жизни Анны. Ее уже не радовали блестящие предметы, которые покупал ей брачный самец и которые она надевала на шею или вставляла в особые искусственные дырки в мочках. Этих дырок у нее от рождения не было: как повзрослевшей самке ей изуродовали мочки в период вступления в пубертатный возраст. Это ритуальное калечение было, по всей видимости, отголоском древнего обряда инициации.

Передние конечности Анны имели особые чувствительные манипуляторы, которые, однако, были далеки по цепкости и подвижности от щупальцев, например, спрута, поскольку их гибкость ограничивалась трубчатыми костями, находящимися внутри. К счастью, кости имели шарнирные сочленения, что позволяло Анне сгибать каждый манипулятор, правда, в одной плоскости. Но зато этих манипуляторов было по пять на каждой конечности, что в сочетании с шарнирным сочленением в районе кисти, локтя и плеча делало ее конечность чрезвычайно ловким приспособлением для захвата разных предметов и перемещения их с места на место. Фаланги манипуляторов Анна украшала тороидами из довольно плотного металла. На некоторых из них были закреплены блестящие минералы.

Рассеянно глядя вокруг, Анна шла по улице мимо жилищ, напоминающих огромные термитники. Внутри них во множестве копошились люди, которых Анна не видела. Ее органы зрения представляли собой два прозрачных шара, которые фокусировали отраженные электромагнитные волны на особой фоточувствительной ткани внутри черепа. Мозг проводил анализ поступающих сигналов и рисовал перед Анной картинку мира. Картинка была на диво хороша. Клубов пара высоко в небе сегодня не было, ничто не заслоняло светила, и электромагнитное излучение беспрепятственно заливало местность. Поскольку организм Анны был приспособлен к функционированию именно в этом диапазоне излучения, данная длина волны казалась ей приятной, и настроение самки постепенно улучшалось, несмотря на периодически отходящие из организма газы. Анна давно заметила, что, если на небе нет водяных паров, прогулка на свежем воздухе доставляет ей физическое удовольствие.

Излучение здешней звезды, относящейся к классу желтых карликов, было слишком длинным и слабым и не могло беспрепятственно проникать через стены, поэтому в них приходилось делать специальные световые проемы, через которые излучение проникало внутрь, делая возможным ориентировку в жилище. А по вечерам и ночами, когда планета поворачивалась к звезде той стороной, где не было Анны и ее соплеменников, им приходилось искусственно облучать комнаты с помощью химических источников света с воспринимаемой длиной волны. По счастью, атмосфера планеты имела достаточно кислорода и вызвать экзотермическую реакцию бурного окисления жиров не составляло большого труда.

Анна ловко передвигалась по улице на задних конечностях, не помогая себе передними, поскольку все особи ее вида имели чрезвычайно развитый вестибулярный аппарат, освобождающий половину конечностей для орудийной активности. Тело самки чуть заметно раскачивалось в такт движению, а верхние конечности двигались в противофазе нижним, сохраняя балансировку так, чтобы проекция центра тяжести туловища не вышла за пределы площади опоры – в противном случае Анна упала бы на поверхность планеты.

Навстречу Анне, а также попутным курсом шли другие самцы и самки того же вида, но разного возраста и положения в иерархической пирамиде. Их возраст Анна могла определить по сморщенности кожных покровов, а положение в пирамиде – по формам и цветам искусственных шкур, которые покрывали их тела.

«А ведь мне еще далеко идти, – сообразила Анна и раздумчиво оглянулась по сторонам: – Не взять ли извозчика?».

По мостовой то туда, то сюда перемещались примитивные тележки, которые с помощью хитрых приспособлений из деревянных штанг и длинных лент, вырезанных из обработанной кожи мертвых млекопитающих, были припряжены к живым млекопитающим. Эти животные были гораздо крупнее Анны и передвигались на четырех лапах, каждая из которых завершалась костяным наростом. Вид, к коему принадлежала Анна, уже несколько тысяч лет царствовал на планете, ведя симбиотическое существование с целым рядом травоядных животных. И в середине пищевой цепи, о которой Анна никогда даже не задумывалась, поскольку находилась на самой вершине пищевой пирамиды, находились как раз эти травоядные, одни из которых использовались только для получения мышечных волокон, другие давали водно-жировую эсмульсию, пригодную для питья, а третьи составляли основную тягловую силу.

Анна уже собиралась, было, поднять верхнюю конечность с металлическими тороидами, чтобы таким образом дать сигнал низкоранговому самцу, который управлял травоядным животным, но в этот момент ее окликнули.

– Анна! Боже мой, вот так встреча…

Эту воздушную волну модулировал вкусовым анализатором не очень высокий, но плотно сбитый самец среднего возраста с короткими и слегка кривоватыми ногами, что говорило о силе половой конституции. Его кличка была Вронский. Если Каренин – брачный партнер Анны – в последнее время совокуплялся с нею не чаще одного раза в месяц, то пышущий тестостероном Вронский мог осуществить до нескольких завершенных коитусов в сутки. Конечно, прямо Анна об этом не подумала, поскольку мыслила она лобными долями, а кривые и короткие ноги отметило ее подсознание, дав короткий, но неосознаваемый сигнал наверх: «качественный самец, радость, удовольствие».

Едва модулированная ее именем звуковая волна долетела до приемных рефлекторов Анны, которые представляли собой не что иное, как хрящевые выросты на голове, барабанные перепонки послали в ее мозг электрический импульс по нервным проводам, и голова самки непроизвольно повернулась в сторону источника звука, поскольку за свою долгую жизнь она привыкла отзываться на эту кличку.

– Анна, здравствуйте. Это я, Вронский! Нас представили друг другу в Москве, помните?

Чуть повыше глаз Анны собрались кожные складки: Анна мучительно пыталась вспомнить этого самца. Дело в том, что со времени ее московской поездки к брату прошел уже довольно солидный шмат времени, поэтому несовершенная память Анны успела подзатереть подробности.

– Да-да, конечно, – она протянула вперед верхнюю конечность в тороидах, и самец галантно припал к ней слизистой оболочкой ротового аппарата, демонстрируя символическое желание съесть Анну.

Нельзя сказать, что Анне была неприятна эта нечаянная встреча, напротив, мимические мышцы ее мордочки непроизвольно сократились, показав стороннему самцу, что эмоциональное состояние самки выше среднего. Она и вправду была рада развлечься легкой беседой, полагая, что обмен звуковыми волнами несколько развеет ее меланхолично-умиротворенное настроение.

– Как ваш супруг, как сын? – спросил Вронский, особым образом согнув верхнюю конечность так, что своим видом сразу стал напоминать огромную кружку с ручкой.

Анна послушно уцепилась за эту ручку:

– Благодарю вас, неплохо…

Они пошли вместе вдоль Невского прешпекта, попеременно издавая колебания звуковой частоты, которые не несли особой смысловой нагрузки и лишь вербально прикрывали то, что против воли начинало зарождаться на химических фабриках их организмов…

– Как вы полагаете, у вдовы того сторожа или путевого обходчика, что упал под поезд в Москве, все нынче в порядке? – спросила Анна и тут же спохватилась: – Ах, что я говорю! Разве может быть все в порядке в таком положении, боже мой!..

Картина той трагедии встала перед ее внутренним взором, и непроизвольное сокращение мышц симпатичной мордочки подсказало Вронскому, что его спутница – впечатлительная и эмоциональная особь с весьма развитой эмпатией.

Дело в том, что в Москве на Николаевском вокзале Каренины и Вронский случайно стали свидетелями преждевременного прекращения жизненного цикла одного непутёвого путевого обходчика, по пьяни свалившегося под паровоз. Несмотря на то что обходчик являлся низкоранговой особью, вся жизнь которой была посвящена обслуживанию особей более высокого ранга, и именно это позволяло ему существовать, Анна все же испытала эмоцию сопереживания и жалости – в первую очередь из-за того, что обходчик принадлежал к тому же виду, что и она. Впрочем, здесь необходимо отметить, что сочувствие и сопереживание является характерной чертой всех высокоорганизованных существ, к коим безусловно относятся теплокровные. Их эмоциональная сфера чрезвычайно развита, и Анна в этом смысле ничем не отличалась не только от других приматов, но и от прочих животных, отстоящих от ее семейства довольно далеко на эволюционном древе.

Эмоции, как острые психо-физиологические реакции в ответ на внешние раздражители, были чудесным приспособительным изобретением эволюции и вместе с тем прекрасной игрушкой для их носителей. Радость, смех, огорчение, любовь, страдания, депрессии, страх, сопереживание, грусть – все это в равной мере было присуще как теплокровной млекопитающей Анне, так и шелудивому псу, на которого упал ее скользящий, затуманенный грустными воспоминаниями взор.

Анне не раз доводилось наблюдать проявление эмоциональности в животном мире, она любила смотреть, как играют и радостно повизгивают одомашненные лесные хищники среднего размера, прирученными предками Анны для симбиотического существования. В Крыму ей один раз даже довелось видеть, как играли в воде дельфины, всем своим существом выражая радость бытия. Но более всего ее веселили игры ворон и галок, которые любили скатываться с золоченых куполов словно с горки, сопровождая свои развлечения радостным ором и гвалтом. Анна всегда верно расшифровывала состояние эмоциональной сферы этих существ – потому что сама была такой же, как они, и понимала их.

Она, конечно, не знала, что многие звери значительную часть времени своей жизни проводят отнюдь не в поисках пищи, а в играх. Но, не подозревая об этом, Анна и сама принадлежала к такому типу живых существ, которые большую часть времени стараются проводить в поисках эмоциональных раздражителей. Анна мало разбиралась в причинах, движущих ее в том или ином жизненном направлении, поэтому если бы кто-то сообщил ей, что и у помоечных крыс, и у нее радость жизни одинаково сопровождается выбросом гормонов счастья, она бы ничего не поняла. Радость от жизни Анна воспринимала именно как радость от жизни, а не как выделение допамина или эндорфина. А свое первое, очень давнее, почти забытое эротическое чувство к своему брачному самцу Каренину она воспринимала именно как любовь, а вовсе не как игру окситоцина в крови.

У Анны, как и у других высокоорганизованных млекопитающих любовь вовсе не сводилась только к копуляции. Она была представлена в эмоциональной сфере, то есть в той сфере, на которую биохимия организма проецировалась чудесными красками ощущений, самым широчайшим спектром чувств – нежности, ласки, шаловливого восторга… Бурлящие в крови гормоны, словно проекторы, высвечивали в идеальном мире образов удивительные картины, которые Анна принимала за чистую монету, полагая, что ощущаемое ею и есть сама реальность.

Если бы кто-то сказал ей, что другие животные могут испытывать те чувства, которые Анна почитала «высокими», она никогда в подобное не поверила бы, ибо была убеждена, что способность переживать эмоции вложил в особей ее вида Огромный Колдун, сотворивший по своей прихоти не только всю Вселенную, но и самое Анну, да вдобавок поделившийся с самочкой небольшой частью своей эмоциональной сферы. Анна парадоксальным образом полагала, что ее эмоциональная сфера – это живой кусочек Огромного Колдуна, и после прекращения ее жизнедеятельности этот кусочек каким-то образом сохранится и улетит обратно к Огромному Колдуну. А все прочие виды живых существ подобного кусочка были лишены…

И уж совсем Анна была бы поражена, узнай она, что эмоциональная привязанность одного зверя к другому бывает столь сильной, что от тоски животное, потерявшее близкое существо, может даже умереть. Она полагала, что подобной мощности биохимические бури, ломающие самое физиологию, могут случаться только и исключительно с особями ее вида. Причем полагала это, несмотря на давнюю историю, которая случилась с ней в до-пубертатном возрасте. Тогда отец Анны свел ее на птичий рынок с целью приобрести новый раздражитель эмоциональной сферы – небольшое летающее существо, но вовсе не для того, чтобы оно летало, а как раз наоборот: чтобы не летало, а сидело за решеткой. Эта нелогичность была тогда весьма распространена… Так вот, продавец птичек рассказал маленькой Анне, чтобы она была аккуратна с товаром, поскольку он может умереть от стресса. Смерть от стресса – чистой воды эмоциональная катастрофа, но в голове Анны все это отчего-то не сопоставлялось, не давало общей картины, рассыпалось, ей проще было верить в Огромного Колдуна, нежели сопоставлять факты и делать выводы самостоятельно.

Вронский тоже верил в Огромного Колдуна, но его вера жила где-то на задворках сознания, потому что он был самцом, а самцы его вида были гораздо менее эмоциональными и сопереживающими, нежели самки, они хуже чувствовали настроения соплеменников, детенышей и животных, в то время как самкам считывание чужих эмоциональных состояний давалось на удивление легко.

Вот и сейчас, вдругорядь скользнув взглядом по шелудивому псу, который тусовался у подворотни, Анна сразу поняла его настроение: по неизвестным причинам мозг пса ощущал радость бытия. Возможно, из-за того, что ему совсем недавно удалось слегка попитаться мышечными тканями существ, завершивших свой жизненный цикл. Однако, когда пес увидел Вронского, его настроение мгновенно изменилось, словно лучи звезды перекрыли клубы водяных паров. Анна увидела, что пес впал в состояние тревожности, его хвост, который раньше победно торчал вверх, словно столб горячих газов, теперь был поджат между задними конечностями. Это было непроизвольной реакцией всех псовых – поджатый хвост не позволял анальным железам выделять химические сигналы, которые, предательски распространяясь вокруг, могли привлечь к псу внимание врагов.

Вронский, однако, не был врагом этих четвероногих. Он вообще не был ничьим врагом, поскольку не покушался на чужие ресурсы и не вторгался в чужие ареалы. Но симбиотические четвероногие хищники семейства псовых его не любили. Пёс его знает почему!..

У кривоного самца Вронского мелькнула мысль, что неплохо было бы дать собаке сосиску, одну из тех, что он ел нынче за обедом у графа В., поскольку сосиски были на диво хороши, и неплохо было бы узнать у графа или у его повара рецепт их приготовления, так как не все в столице могут готовить подобного рода блюда, и повар графа В. наверняка итальяшка или французик, не иначе, поскольку у французиков кулинария просто в крови… но тут Вронский обратил свой взор на Анну, поняв, что слегка отвлекся от беседы и теперь его очередь что-то сказать.

– Да-да, – Вронский согласно покивал. – Это было прекрасно, совершенно согласен с вами, просто великолепно!

– Что великолепно?!. То, что человека раздавил поезд? Или что его жена стала вдовой, а дети, возможно, умрут от голода?

Вронский смекнул, что он, видимо, упустил какой-то важный шмат разговора, и попытался оперативно выправить положение:

– Нет-нет, что вы, Анна, ни в коем случае! Я вовсе не то хотел иметь! – воскликнул он, непроизвольно взглянув на Аннины молочные железы. То есть я имел в виду, что хотел сказать… в смысле, это, конечно, ужасно – хотеть того, что я сказал… Простите, я оговорился. Мне не нравится, когда умирают дети.

Анна, наконец, услышала от него то, что хотела услышать – небольшой осмысленный кусочек про детей и вздохнула: ей тоже не нравилось смотреть, как умирают дети, и она подумала, что Вронский очень хороший человек и это здорово… да-да!.. это просто здорово, что он так любит детей!

Анна слегка, буквально на пару миллиметров придвинулась к Вронскому, и он, не столько увидев, сколько почувствовав ее приближение, возликовал. Его подсознание, уловившее это небольшое движение самкиного тела, дало наверх обычную команду: «радость, удовольствие». Вронский и сам слегка, совсем чуть-чуть, незаметно для самого себя придвинулся навстречу самке. Возможно, только для того, чтобы обойти лужу.

Трудно сказать, когда впервые в лобных долях Вронского отчетливо оформилась мысль совершить с чужой самкой акт неоднократной копуляции. Не исключено, что это произошло как раз между шелудивым псом и грязной лужей. Но разве так уж важно, где и в какой момент случилось то, что случилось?..

Нам важен результат.

§ 2 «…Анна не метала икру и не откладывала яйца…».

Когда после прогулки Анна вернулась в свое жилище, первое, что неприятно поразило самку – контраст между ее постоянным брачным партнером Карениным и Вронским. До тесной прогулки с Вронским Анна уже как-то притерпелась к виду своего старого самца, привыкла к нему, но теперь она явственно видела, насколько тот проигрывал молодому – кожа Каренина была дряблой, испещренной пигментными пятнами, белесый цвет волос тоже не говорил о молодости и здоровье, да и вообще – Анна поморщила орган обоняния, – от него даже пахло старостью. Ее эпителий уловил характерный запах свободных радикалов, разлагающих изнутри тело Каренина, организму которого явно не хватало антиоксидантов. И какой же выгодный контраст по сравнению с этим занюханным самцом представлял собой крепкий Вронский, мужское амбре которого до сих пор тревожило память Анны, вызывая непроизвольный прилив крови к органам малого таза!

Но вместе с тем чувство отторжения противного старика мешалось в душе Анны с успокаивающей силой привычки к нему, и этот прежде никогда не ощущаемый ею коктейль гормонов и нейропептидов сумбур ил ее мысли, удивляя самку красками новых эмоций.

Анна сухо поздоровалась с брачным партнером, и тут же в помещение влетел детеныш из ее первого помета – Сергей. Если быть совершенно точным, то придется признать: Анна не была слишком плодовитой самкой, удачный помет у нее был всего один (второй закончился выкидышем), что для самки ее возраста было редкостью.

– Мама!

Услышав позывной на высокой частоте, самка повернулась к детенышу и обняла его передними конечностями. Детеныш сделал то же самое: тактильный контакт у их вида был весьма распространенным проявлением нежности и, вероятно, являлся редукцией копулятивного акта.

В тот миг у самки сработал один из самых сильных инстинктов – материнский. Анне очень нравились его проявления, поскольку ощущения при этом возникали приятные, и она с удовольствием испытывала их.

Немного позабавившись со своими ощущениями от детеныша, Анна отправила его спать, велев низкоранговой самке уложить ребенка в постель. Перед сном оставалось еще немного времени, и Анна решила почесать свою эмоциональную сферу иным способом – она протянула верхнюю конечность и взяла с горизонтальной поверхности небольшой предмет по форме напоминающий параллелепипед.

Как его описать?.. Предмет был изготовлен преимущественно из переработанной целлюлозы и состоял из нескольких сотен рабочих пластин одинакового размера, почти не скрепленных между собой. Пластины были так тонки, что усилие их деформации и даже разрушения являлось весьма невысоким, поэтому рабочие пластины защищались от силовых флуктуаций двумя толстыми предохранительными пластинами.

Альбедо рабочих пластин составляло 0,8 или даже 0,9, а почти вся их поверхность была равномерно покрыта контрастным веществом с крайне низкой отражающей способностью. Причем вещество располагалось на пластинах не хаотично, но упорядоченно и этот порядок являл собой кодировку. У вида, к которому принадлежала Анна, было принято обучать детенышей декодировке с раннего возраста, поэтому к наступлению пубертатного периода молодые особи уже так привыкали к декодировке смысловых значков, что могли считать практически любую информацию, записанную с их помощью. Декодировка значков с целлюлозных пластин было весьма распространенным способом раздражения эмоциональной сферы с целью искусственного вызывания приятных переживаний.

Анна опустила ягодичные мышцы на особое деревянное приспособление специально для этого предназначенное, левой верхней конечностью придвинула поближе разветвленный металлический предмет, заряженный длинными жировыми цилиндрами, на концах которых уже шла химическая реакция, и откинула с параллелепипеда верхний предохранитель.

Часть целлюлозных пластин уже была ею декодирована, поэтому она аккуратно переложила их и начала процедуру декодировки с того самого места, на котором остановилась прошлым вечером.

Постепенно, по мере декодировки Анна почувствовала эффект, ее начало торкать, как сказали бы сто пятьдесят лет спустя. Эффект заключался в том, что перед внутренним взором Анны поплыли цветные картинки того, что она декодировала. Это было похоже на вызванную искусственно галлюцинацию. Кайф был легкий и управляемый, в отличие, например, от болезненных или наркотических видений – фантастические картины, которые проплывали перед внутренним взором Анны можно было легко развеять, просто окликнув ее. Но они точно так же легко и возобновлялись с прерванного места, стоило только вновь начать процесс декодировки. В этом и был весь смысл мероприятия.

Сегодня Анна декодировала толстый информационный носитель, которому уделяла все последние вечера. В ее увлеченном цветными картинками мозгу разворачивалась трагическая история одного самца, который решил расширить пределы своего ареала обитания, возглавил отряды молодых самцов и ринулся покорять ареалы других стад. Со своим войском он вторгся и в ареал обитания Анны. Однако вожак Анниных соплеменников решил защитить свой ареал и тоже собрал множество молодых самцов – здесь были и низкоранговые, которых гнали воевать как невольников, и высокоранговые, которые командовали низкоранговыми.

Разумеется, в информационном носителе почти ничего не рассказывалось о низкоранговых особях, зато высокоранговым уделялось большое внимание. Анна очень переживала, когда один из молодых самцов получил повреждение мягких тканей и упал с травоядного животного на поверхность планеты. Бой уже закончился, а он все недвижно лежал на тонком слое перегноя, направив органы зрения наверх, и наблюдал в атмосфере белые пары, гонимые воздушным массопереносом.

В это время к нему подъехал на травоядном сам вожак огромной стаи чужаков-завоевателей и, обозрев лежащего без движенья самца, пустил звуковую волну:

– Какая прекрасная смерть!

Анна Каренина, самка

В этот момент Анна испытала небольшой эмоциональный криз, и ее органы зрения увлажнились. Она по-животному сопереживала лежащему на земле самцу, потому что он был свой, и слегка, самой чуточкой своей доброй души ненавидела вожака-чужака, потому что он был чужой.

Анна до того разволновалась, что потянулась к небольшой емкости с жидким оксидом водорода: организм потребовал долить в него немного растворителя, взамен израсходовавшегося. Условия на планете, где проживала Анна, были такими, что основой всех жизненных и природных циклов на ней являлся сгоревший водород. Анна и сама по большей части состояла из оксида водорода, то есть фактически представляла собой немалых размеров жидкостный пузырь, армированный белковой и костной тканью. Из Анны даже текло при случайных проколах внешней оболочки.

Все живые существа планеты, будучи жидкостными пузырями, нуждались в постоянной дозаправке базовым веществом, отчего селиться предпочитали только возле источников упомянутого оксида. И вид Анны не был исключением из общего животного правила – и ее предки, и ее современники всегда для мест постоянной дислокации выбирали такие точки, где можно было в любую минуту восполнить запас жидкости. Во многие жилища оксид водорода даже подводился с помощью труб.

Жидкая окись служила организму Анны не только растворителем, но и попутно осуществляла функции охлаждения. Круговорот жидкости в Анне происходил перманентно, жидкость периодически сбрасывалась из Анны, вынося отработанные вещества. Кроме того, она проступала на поверхности ее тела, поскольку вся Анна была перфорирована, то есть покрыта мелкими дырочками, которые служили для создания жидкостной пленки на радиаторе ее тела с целью отвода избыточного тепла, которое вырабатывала машина Анниного организма. Поэтому потери оксида водорода происходили постоянно, и Анне приходилось доливать его внутрь организма через то же отверстие, через которое в ее организм поступало твердое топливо. Иными словами ее ротовая полость представляла собой как бы клоаку наоборот.

А вот настоящей клоаки у Анны не было – в отличие от загрузки, выделение жидких и твердых отходов у особей ее вида происходило из разных отверстий, хотя логичнее было бы, конечно, сделать наоборот – загрузку чистых продуктов проводить раздельно, а уж переработанные можно было бы удалять из организма через один шлюз: все равно на выброс, так к чему сортировать?

Для полноты картины необходимо отметить, что иногда отвод жидкости из Анны производился и через отверстие для сброса твердых отходов, но происходило это крайне редко и только аварийном режиме. Гораздо же чаще Анна, напротив, испытывала определенные затруднения с экструзией твердых отходов и потому искала разные пути для нормализации этого процесса и доведения его до штатной нормы: одна полноценная экструзия за один оборот планеты, не реже.

Надо сказать, что если бы описываемый разумный вид имел клоаку, весь облик цивилизации был бы совершенно другим! Дело в том, что клоачные животные выбрасывают ненужные шлаки в полужидком виде, то есть их консистенция близка по консистенции к консистенции оксида водорода. Причем выброс происходит вне волевого контроля организма, полуавтоматически и, соответственно, в любом месте, где приспичит.

Отсутствие контроля над выбросом полностью изменило бы всю конструкцию жилищ главных обитателей планеты. Место выброса отходов потеряло бы свою локализацию и распространилось на всю горизонтальную поверхность жилища. А чтобы нижние конечности не утопали в «отработке», разумным клоачным пришлось бы перемещаться по решетчатой поверхности пола, через которую отбросы проваливались бы ниже. При этом в целях гигиены под решеткой необходимо было бы устроить искусственный промыв «нижнего пола» постоянным потоком жидкости. Кроме того, пришлось бы заставлять низкоранговых особей постоянно чистить решетки от следов выделений. Совершенно ясно, что при такой ситуации гораздо сложнее соблюдать гигиенические нормативы и избегать пандемий.

По счастью, вид, о котором идет рассказ, мог до определенных пределов контролировать момент сброса отходов, и почти всегда особям удавалось донести их до специально выделенного для этих целей помещения, которое порой размещалось даже за пределами основного жилища.

Единственное, о чем Анна могла бы пожалеть в ее ситуации, так это об отсутствии попарных костяных выростов в точке сброса твердых отходов. Ее верхняя клоака для загрузки пищи и залива жидкости имела такие костяные выросты для измельчения твердой пищи. Но зубы ничуть не помешали бы Анне и в противоположном конце во время запоров!..

Если бы Анна была любопытной особью, интересующейся тем, как устроен мир, в котором функционирует ее тело, она могла бы провести следующий эксперимент – пойти к Ивану Арнольдовичу Борменталю и попросить у него точные аптекарские весы. Иван Арнольдович имел такой инструмент и за небольшую сумму вполне мог уступить его Анне, поскольку был хорошим знакомым ее брачного самца Каренина. А далее Анне оставалось бы только очень точно взвешивать все, что попадало ей в рот и ею проглатывалось, а также взвешивать все, что из нее выделялось, как непригодное к дальнейшему использованию.

Конечно, в проведении подобного эксперимента не обошлось бы без сложностей. Во-первых, проводить его нужно было бы довольно длительное время, чтобы исключить случайные флуктуации и усреднить результат на большом промежутке времени с целью повышения точности. В идеале лучше было бы посвятить этому несколько лет или даже всю жизнь. Во-вторых, необходимо было также учесть иные выделения Анниного организма – незначительные потери шерсти, потери жидкости и кожного сала через перфорацию тела, потери на испарение при дыхании… Кроме того, организм Анны иногда терял немного жидкости через оконечность воздуховода, торчащую на лице, и изредка – через органы зрения. А иногда (совсем редко) случался аварийный выброс твердых и жидких отходов через ротовую полость.

Однако, если бы Анной такой эксперимент был проведен и если бы в конце его она с одной стороны уравнения написала все, что ее утроба поглотила, а с другой – все исторгнутое организмом, и если бы к последнему члену уравнения она прибавила увеличение массы тела за счет отложившегося жира, то с удивлением обнаружила бы, что обе части уравнения совпадают в пределах точности измерения. Иными словами, Анна поглощала ровно столько, сколько выделяла. А за счет чего же она жила? За счет чего функционировал ее прыткий организм, если все съеденное Анна в том же количестве исторгала обратно примерно через сутки после поглощения? И на что тратил ее организм эти сутки, если исторгнуть проглоченное он мог сразу же, причем, через рот?..

Как млекопитающее Анна употребляла в десять раз больше пищи, чем холоднокровные создания, потому что она своим телом грела атмосферу, а нагрев – чрезвычайно энергозатратное дело: девять десятых поглощенной энергии шло на поддержание температуры рабочего режима, в котором организм развивал максимальный КПД. И вот теперь, оказывается, никакая масса на это дело вовсе не расходуется!..

Безусловно, если бы Анна такой эксперимент провела, она была бы поражена, возможно, списав результат на промысел Огромного Колдуна. Но еще больше был бы поражен Иван Арнольдович Борменталь, получив обратно загаженные неведомо чем весы. Впрочем, вряд ли и сей ученый смог бы прояснить Анне суть открытого ею феномена.

А все дело в том, что Анна питалась не массой. А организацией массы. То есть чистой информацией. На входе в Анну поступала высокоорганизованная материя, которая за сутки превращалась в низкоорганизованную. За счет порчи хорошего продукта Анна функционировала, а энтропию сбрасывала в окружающую среду через задний проход.

Энтропия пахла плохо. Так во всяком случае казалось Анне. И это врожденное, инстинктивное отвращение к каловым массам являлось приспособительным механизмом, целью которого было отвадить организм кушать энтропию…

Анна припала ротовой полостью к краю емкости с жидким оксидом и сделала несколько мелких хлебочков, после чего поставила стакан на место. Процесс поступления жидкости в Аннин организм был организован чрезвычайно хитро! Оконечность ротовой полости Анны венчала особая гибкая присоска, которая даже по цвету отличалась от основного массива лица. Коснувшись этой присоскою поверхности жидкости, самочка грудными мышцами начинала раздвигать легочные мешки, и атмосферное давление тут же нагнетало жидкость в Анну, поскольку воздуховод конструктивно сообщался с пищепроводом специальным отверстием, через которое разряжение, словно в карбюраторе, передавалось в верхне-клоачную полость, обычно именуемую ротовой.

В следующее мгновение Анна особым мышечным отростком, который выполнял в ее организме функции пищевого анализатора и шевелился внутри ротовой полости, увлажнила фалангу манипулятора и перевернула очередную целлюлозную пластину. Вечерняя декодировка печатных знаков всегда доставляла ей большое удовольствие.

Однако планета уже давно отвернулась от светила, и Анна, взглянув на табло механического прибора, стоящего у стены, решила, что пора принимать горизонтальное положение и выключать сознание. Механический прибор, на который посмотрела Анна, работал от гравитации, реализуя накопленную потенциальную энергию массивных тел. Одно из этих тел уже почти отдало прибору все накопленное, и Анна подумала, что неплохо было бы преобразовать часть своей мышечной энергии в потенциальную энергию груза, но ей было жаль своей энергии, и она решила передать приказ о подъеме гири низкоранговой особи – этот путь был для нее наименее энергозатратен. «Совсем обленилась, – подумала о себе Анна. – Ну и пусть!».

В полном соответствии с законами сохранения, все особи старались вести эргономичный образ жизни, не тратя лишних усилий там, где без них можно было обойтись. Это входило в некоторое противоречие с особенностями конструкции, которая была рассчитана природой на более высокую энергозагрузку. Поэтому лишняя энергия аккумулировалась в запасниках организма, раздувая его наподобие жирового шара.

Положив информационный параллелепипед на горизонтальную поверхность, Анна отправилась на гигиенические процедуры, которые заключались в том, что Анна снимала с туловища искусственную шкуру и погружала свое голое потное тело в большой сосуд с подогретым оксидом водорода.

Так было и в этот раз. Анна погрузила свое тело в жидкость, чувствуя, как триллионы молекул барабанят по ее кожным покровам. Это ощущение Анна воспринимала, как ощущение тепла, и в мозг с периферии сразу же поступал сигнал: «радость, удовольствие». Гигиеническую процедуру ей обычно помогала выполнять та самая низкоранговая особь, которой Анна намеревалась передать приказ о наборе потенциальной энергии гири. Она же отвечала за наполнение сосуда жидкостью и повышение кинетической энергии ее молекул…

Анна Каренина, самка

Ранг самцов и самок определялся не только происхождением особи, но и ее имущественным статусом. Дело в том, что социальная жизнь на планете в описываемый период совершала очередную трансформацию – все большее значение стали приобретать индивидуальные свойства особей – хитрость, смышленость, то есть способность таким образом функционировать в социальном пространстве, чтобы приобрести максимальное количество имущества. А вот происхождение отступало на второй план. Уже было не столь важно, из чьего ты помета, более значимым фактором становились твои собственные способности по добыванию предметов.

У стороннего наблюдателя может возникнуть естественный вопрос: как определить стадный ранг путем сравнения предметов, добытых разными особями, если множество предметов, производимых цивилизацией, столь велико, а их назначение столь разнообразно, что сравнивать их впрямую не представляется возможным? Для облегчения сравнения вещей и, соответственно, определения рангового потенциала, полезность каждого предмета выражалась в особых универсальных единицах эквивалента ценности. Иначе говоря, произошел отрыв ценности от самой вещи, и многие вещи, не несущие никакой практической пользы, обрели тем не менее немалый ценностный вес в единицах эквивалента в силу их редкости. Такими, например, были блестящие вещи Анны, которыми она украшала себя, подобно другим самкам ее вида. Именно такие вещи, как правило, оттягивали на себя большое число универсальных единиц эквивалента. Подобная концентрация виртуальных единиц ценности в малом объеме реальной массы была крайне удобной. Не менее удобными стали во времена Анны и сами универсальные единицы эквивалента ценности. Они делались из тонких пластин целлюлозы с обозначением на них значков ценности. И чем большая номинальная ценность была на них обозначена, тем большее удовольствие особям доставляла декодировка этих значков. Забегая вперед, нужно отметить, что через полтораста оборотов планеты вокруг светила, когда героиня нашего рассказа – самка Анна – уже давно прекратила свой жизненный цикл и была съедена примитивными существами, универсальные единицы эквивалента ценности достигли предела совершенства, то есть отношение их номинала к реальной физической массе стало стремиться к бесконечности, поскольку почти все расчеты стали производиться в электронном виде.

Вид Анны отличался от других высокоорганизованных млекопитающих тем, что умел делать вещи, то есть изменять форму естественных природных предметов и веществ, превращая их в неестественные. Именно эта преобразовательная активность позволила Анниному виду захватить практически всю планету: численность соплеменников Анны и симбиотических животных, с которыми ее вид сосуществовал, на пять порядков превышала численность аналогичных им по массе и типу питания животных. И все благодаря орудийной активности!

Другие виды, правда, тоже отличались любовью к интересным вещам и блестящим предметам. Анна в детстве не раз наблюдала, как черно-белое теплокровное яйцекладущее таскает в свое жилище сверкающие стеклышки и пуговки. Несмотря на маленькую голову и потому еще не выросший до своих штатных размеров мозг, юная Анна понимала, что теплокровное яйцеколадущее стеклышки и пуговички не ест, а собирает их из чисто эстетических соображений – так же, как и она.

Но у прочих зверей не имелось карманов, поэтому их способность собирать и носить с собой вещи была ограниченной. Вид же Анны, издревле носящий взамен утраченной шерсти искусственную и потому трансформируемую шкуру имел возможность складировать и носить с собой в карманах и матерчатых емкостях значительные количества разных предметов. Позже, по мере эволюционирования жилищ и социальной иерархии, некоторые особи получили возможность складирования огромных количеств искусственно произведенных предметов и универсального эквивалента ценностей. А чтобы другие особи не отняли эти вещи и не мешали процессу конденсации ценностей в одних руках, существовала сложная система соподчинения и применения насилия. Частью этой системы была особая подсистема мифов о строении мира – сказки об Огромном Колдуне.

…Тело Анны мерно колыхалось в сосуде с жидкостью, а ее мозг тем временем размышлял о том, почему на свете есть глобальная справедливость, и отчего в мире существуют несчастье и горе. Несчастьем и горем соплеменники Анны называли сильные отрицательные эмоции, которые провоцировались внешними раздражителями. Раздражители были разного рода. Если самка теряла детеныша, это считалось несчастьем. Если особь теряла родителей, это тоже считалось несчастьем, но в данном случае была градация – если родителей теряла взрослая особь, это считалось маленьким несчастьем, а если родителей терял детеныш, это считалось большим несчастьем. Мозг Анны думал о том, что с ней было бы, если бы она потеряла брачного самца или детеныша. Первую потерю мозг оценил, как слабый раздражитель, а вторую, как очень сильный, зашкаливающий и разрушительный, потому что приспособительный эволюционный механизм, связывающий самку с детенышем, был чрезвычайно силен, он больно привязывал самку к ее помету, буквально принуждая ее неусыпно заботиться о потомстве, чтобы резко повысить выживаемость вида.

Отчего же самка могла потерять детеныша? Когда-то, во времена далекие от изобретения универсального эквивалента ценности, когда предки Анны только-только начали осваивать производство вещей, мышечные волокна детеныша мог использовать как пищевую массу хищник другого вида. Потом, по мере развития цивилизации, когда вид Анны стал почти безраздельно царствовать во всей биосфере, самка все равно рисковала потерять детенышей по разным причинам. Большие хищники употребить его в пищу уже не могли, но жизненный цикл детеныша были в состоянии прервать очень мелкие примитивные существа, которые использовали его тело, как среду обитания. Буквально поедая детеныша изнутри, они размножались в нем и, в конце концов, все гуртом погибали – и примитивные, и детеныш-носитель.

Кроме того, детеныш самки мог погибнуть в результате внутривидовых конкурентных разборок: после того как разумный вид воцарился на планете и потерял своих естественных врагов, его главным врагом стал он сам. Точнее говоря, различные стада, именуемые народами и объединенные вместе по случайному признаку общего происхождения, начинали конкурировать между собой за ареалы обитания. Внутривидовая конкуренция всегда самая жесткая, поэтому дело порой доходило до полного истребления противников… Рядом с ночным лежбищем Анны всегда лежал информационный носитель, на целлюлозных пластинах которого были закодированы древние предания об Огромном Колдуне, создавшем мир и опекавшем одно из скотоводческих племен. После многочисленных стычек этого племени с конкурентами Огромный Колдун каждый раз обращался к любимцам и требовал от них осуществить тотальный геноцид, то есть прервать жизненные циклы всех самцов, самок и детенышей побежденного племени. Порой Огромный Колдун так увлекался, что настоятельно рекомендовал даже уничтожить всех симбиотических травоядных, с которым жили истребляемые.

Анна читала эти истории и даже не задумывалась, как сочетается требование перманентного геноцида по отношению к побежденным с тем, что ей говорил пузатый самец, работающий в Жилище Огромного Колдуна. Этот самец в черном, лицо которого было покрыто густой шерстью, утверждал, что Огромный Колдун очень добр и желает счастья всем особям ее вида. И хотя попустительствует их постоянным ошибкам, возводя их в обыкновение, однако, зато потом всегда всех прощает. Но одновременно всегда всех наказывает!.. При этом, если с особью случается что-то плохое, она сама в этом виновата: грешила. А если хорошее, то это заслуга Огромного Колдуна, ибо добр и милосерден. Если же Колдун не помог какой-то самке избежать несчастья (например, уничтожения ее детеныша маленькими паразитами), значит, он просто не смог этого сделать: слишком уж эта самка была грешна. При этом Колдун был, как утверждалось, всесилен. Его декларируемая всесильность была столь велика, что Огромный Колдун умел даже возобновлять прервавшийся жизненный цикл особи! Правда, никогда этого не делал на практике: все знакомые Анны умирали безвозвратно, и Огромный Колдун никого еще не воскресил…

Весь этот набор противоречий и алогизмов не вызывал, однако, у Анны прогрессирующей шизофрении, поскольку ее мозг от них просто отмахивался, как от мух. Это было естественным предохранительным механизмом здорового организма, который соглашается, но не вникает, чтобы не поломаться.

Анна каждый седьмой день посещала Жилище Огромного Колдуна, поскольку так делали все окружающие, и стадный инстинкт заставлял самку делать то, что делают другие, в противном случае она бы начала переживать неприятные ощущения беспокойства, потерянности.

Жилищ Огромного Колдуна были тысячи, они строились во всех местах компактного проживания анниных соплеменников. Наличие огромного количества Жилищ Колдуна тоже было странным, поскольку официально считалось, что Огромный Колдун один, и, стало быть, может одновременного находится только в одном жилище. Правда, можно было предположить, что Огромный Колдун посещает все свои Жилища попеременно, но на входных отверстиях в Жилища не висели расписания его посещений, так что вероятность застать Колдуна в каждом конкретном из них была исчезающее мала, а значит, нужда в посещении Жилища практически отпадала – с тем же успехом можно было сидеть и у себя дома. Однако и на эту алогичность предпочитали закрывать глаза, либо объясняли ее другой нелогичностью: утверждалось, что хотя Огромный Колдун один, он одновременно живет в разных своих Жилищах. И даже более! Считалось, что Огромный Колдун каким-то чудесным образом присутствует не только во всех своих Жилищах одновременно, но и вообще везде. Получалось новое противоречие: раз Огромный Колдун столь огромен, что присутствует везде во Вселенной, то зачем ему вообще нужны какие-то Жилища? Однако так далеко в своих рассуждениях особи обычно не заходили, поскольку рисковали нарваться на агрессивную реакцию Служителей Колдуна. Именно они работали в Жилищах Огромного Колдуна и за посредничество с Колдуном собирали с соплеменников Анны универсальные единицы всеобщего эквивалента.

Служители Огромного Колдуна ходили в искусственных шкурах черного цвета, а на груди носили изображение мучительного прекращения жизненного цикла. Да и в самом Жилище Огромного Колдуна многие изображения были так или иначе связаны с прекращением жизненного цикла. То там, то сям виднелись черепа со скрещенными костями, а также сценки пыток и умерщвлений. Считалось, что если одни особи прекращали жизнедеятельность других особей своего вида наиболее болезненным способом, умерщвленный становился особо интересен Огромному Колдуну. Огромный Колдун вообще отличался пристрастием к смерти и мучительству, хотя официально это всячески отрицалось.

Точнее Жилище Огромного Колдуна можно было бы назвать Домом Смерти, поскольку вся его система мифологии была посвящена не жизни, но смерти. Иначе и быть не могло! Так как на верхушке социальной иерархии по геометрическим причинам помещалось особей гораздо меньше, чем в основании пирамиды, для низкоранговых особей нужно было придумать некое утешение, чтобы заставить их немного потерпеть. Немного – это весь жизненный цикл. Зато потом, при условии хорошего поведения, то есть безропотного терпения, им гарантировались вечные и исключительно приятные раздражители. Если же поведение низкоранговых угрожало иерархии, им обещались не только краткосрочные неприятные ощущения во время жизненного цикла, но и вечные неприятные раздражители после его завершения.

Самым страшным для всех сложноорганизованных живых систем были неприятные раздражители. А самым любимым – приятные раздражители. Все особи всех видов всю свою жизнь только и делали, что стремились уползти от неприятных раздражителей и прикоснуться к приятным. Не была исключением и Анна.

Анна любила погружать свое тело в оксид водорода, это причиняло ее чувствилищу не меньшее удовольствие, чем декодировка значков на целлюлозных пластинах. Она погружала в жидкость почти все тело, за исключением верхней части, где располагался воздухозаборник, и тихо млела. Без искусственной шкуры из тканых материалов ее голое тело имело облик довольно непривлекательный, поскольку вид Анны потерял почти весь шерстяной покров много тысяч лет назад, шерсть осталась лишь на верхней части головы и еще кое-где по мелочи. Но кому сейчас было смотреть на нее? Особь, хлопотавшая возле сосуда с жидкостью, в котором колыхалось тело Анны, к этому зрелищу уже привыкла, а окажись тут Вронский, ему вид голой самки без искусственной шкуры показался бы даже привлекательным, поскольку все высокоорганизованные существа имели половой тип размножения, и вид противоположного пола вызывал у них повышенный интерес.

Половое размножение было величайшим приспособительным механизмом эволюции и заключалось в том, что тело детеныша строилось не просто на основании заложенной матерью программы – хитрость состояла в том, что программа составлялась из двух частей, это позволяло смешивать разные программы от разных носителей, то есть вносить в конструкцию величайшее разнообразие, варьировать морфологию и внутренние свойства тел.

Сама Анна тоже размножилась так: брачный партнер с помощью особого отростка внес в утробу Анны свою часть программы и тем самым запустил процесс генерации белка… Оплодотворенная отростком Каренина самка Анна не метала икру и не откладывала яйца, процесс формирования чужого организма происходил прямо внутри ее собственного! При этом растущий чужой питался соками самой Анны и, таким образом несколько месяцев паразитировал в ней, стесняя подвижность своего носителя. Все это выглядело, конечно, страшновато и неприятно, но Анне казалось естественным, так как она не знала иного способа размножения, кроме паразитарного. К тому же паразитирование постороннего организма внутри здоровой самки редко приводило к смерти последней. Обычно через некоторое время организм самки отторгал чужого, но после обрыва физической связи между организмами самки и ее отродья немедленно включалась сильнейшая эмоциональная связь. Она была нужна только и исключительно для того, чтобы самка не бросила исторгнутый помет, а всячески заботилась о нем, порой даже с риском для собственной жизни. Иными словами, сильный материнский инстинкт потребовался для того, чтобы забить, заглушить мощные сигналы инстинкта самосохранения, ибо природе системно было важнее сохранить вид, а не отдельную особь. Отдельная же особь являлась расходным материалом эволюции. С чем, конечно, ни один знакомый Анне индивид не согласился бы, поскольку все самонадеянно полагали, будто Огромный Колдун сотворил этот мир только ради них – не очень прочных и не очень долгоживущих созданий. Общая цель этого мероприятия оставалась для всех туманной, в том числе и для Служителей Огромного Колдуна из Жилищ Огромного Колдуна, но все надеялись, что Огромному Колдуну виднее. И потому с легкостью сбрасывали на него все неприятные вопросы о перипетиях бытия.

…Помокнув некоторое время в оксиде водорода, Анна, изловчившись, выбралась из сосуда и, удалив остатки жидкости с тела с помощью тканого материала, отправилась в специальное помещение, где располагалась деревянная станина для лёжки. Станина предназначалась для того, чтобы находиться на ней в бессознательном состоянии. Подобное состояние охватывало Анну не реже, чем один-два раза в сутки. Обычно это случалось тогда, когда планета отворачивалась от светила и вместе с собой увозила Анну. Тогда Анна залезала на станину, принимала горизонтальное положение и некоторое время лежала неподвижно, стараясь потерять сознание. Через несколько минут, если возбуждение не слишком сильно разливалось по коре ее головного мозга, сознание полностью отключалось вместе с двигательной активностью.

В таком странном состоянии самка пребывала до нескольких часов, после чего кора мозга снова включалась, и через несколько минут самка полностью восстанавливала свою работоспособность. По всей видимости, генезис периодических отключений организма тянулся из тех невероятно древних времен, когда активность жизни на планете целиком зависела от света, запускавшего процесс фотосинтеза. И вне электромагнитного потока первые существа замедляли свои жизненные ритмы практически до нуля, стараясь сберечь энергию, которая без солнечной радиации не могла восполниться. Дальнейшее эволюционное усложнение организмов привело к тому, что живые существа стали меньше зависеть от потока излучения, но анабиоз темноты оказался настолько прочно вмонтированным в систему, что полностью избавиться от него так и не удалось. Впоследствии это состояние оказалось нагруженным дополнительными задачами, например, поиском и исправлением внутренних ошибок функционирования. Но самое любопытное, что во время подобных состояний у всех высших млекопитающих мозг вырабатывал паразитные картины, которые разворачивались перед внутренним взором лежащей особи подобно тому, как разворачивались перед Анниным мысленным взором фантастические сцены виртуальной жизни во время сеанса декодировки значков на целлюлозных пластинах. Только в последнем случае галлюцинация задавалась извне, а здесь мозг использовал для паразитных построений ту информацию, которая была в него накачена ранее.

Самка Анна приняла горизонтальное положение, прикрыла органы зрения кожными складками и приготовилась к потере сознания. Однако ее сознание, возбужденное сегодняшней встречей с новым самцом, упрямо не хотело отключаться. Поэтому прежде, чем провалиться в черноту небытия, Анна долго вспоминала незначительные подробности этой встречи.

Да и после того, как сознание отключилось, и черное небытие закрасило все картинки в цвет несуществования, аннин организм, оставшись без командира, некоторое время тревожно шевелился и подергивался на деревянной станине, поворачиваясь то на один, то на другой бок, а через некоторое время мозг сам начал продуцировать паразитные картинки, навеянные своими подспудными желаниями. Анна увидела неконтролируемую естественную галлюцинацию, смысловой ряд которой сводился к теме продолжения рода и множественным копуляциям. Анна во сне была покорной самкой, с которой совершают коитус два самца сразу. Внимательнее приглядевшись к этим охальникам, Анна увидела, что один из них – ее постоянный брачный партнер Каренин, а второй – Вронский. Причем фрикции второго самца были для Анны более приятным раздражителем, чем приевшиеся движения первого. Анна кряхтела во сне, чмокала присоской и думала, что все у нее в жизни устроилось на диво хорошо. Вот только что люди-то скажут?..

§ 3 «И что им всем далась эта революция!».

Утро красило нежным светом стены древнего Кремля, но Анна этой феерической картины не видела и видеть не могла: она жила в Петербурге. Ее город был мрачным на вид, климат имел также не способствующий радости, а навевающий чахотку да сифилис. Но многие особи тем не менее и здесь искали и находили ситуации, в которых тело слало им в мозг привычные сигналы: «радость, удовольствие».

В своем большом жилище, стоящем у самой реки, главный самец ареала пребывал в горизонтальном положении на своей деревянной станине – почти такой же, на которой лежала в этот ранний час Анна, только под балдахином из тканого материала пурпурного цвета. Первоначально балдахин был придуман для защиты от назойливых летающих насекомых, которые могли потревожить бессознательное состояние горизонтально лежащей особи. В случае близкого пролета насекомого из-за шума его движителей непроизвольно включалось сознание, а млекопитающие этого крайне не любили – периодическое включение сознания во время бессознательного лежания сильно раздражало и злило теплокровных… Но потом роль балдахина свелась к чисто декоративной, его позволяли себе только богатые особи, которые могли приобрести много тканого материала.

Вожак народа не был самым сильным самцом в популяции, как его далекие предки в африканской саванне, но так уж вышло, что он все равно находился на самой вершине социальной пирамиды, которая являлась прямым продолжателем стадной иерахии. Только социальная пирамида была устроена гораздо сложнее. И немудрено! Ареал огромной стаи, именовавшей себя народом, населяли сотни миллионов особей и принцип «вожак – это самый сильный» давно отошел в прошлое.

Государь – откормленный самец с избыточным жировым фартуком впереди и обильными жировыми запасами по бокам лежал довольный, потому что предвкушал сегодня целую серию разных развлечений, а его хорошо отдохнувшее в ночной период тело слало в мозг сигналы благополучия и умиротворения: «радость, удовольствие».

Как и большинство подчиненных ему субдоминантных особей государь носил на грудной клетке между редуцированными молочными железами символическое изображение мучительного прерывания жизнедеятельности, потому что верил в существование Огромного Колдуна, и более того – всерьез полагал, что он является доминантом своей стаи только и исключительно по воле Огромного Колдуна, которому было зачем-то надо, чтобы именно этот ожиревший самец стал вожаком…

«А вот если бы, – размышлял государь, – у нас, как у диких племен, вожаком становился самый сильный, как можно было бы организовать соревнования претендентов на престол в масштабах всея Российской империи?.. И что было бы, если бы чемпионом и победителем стал, не дай бог, какой-нибудь хохол или даже татарин?».

Да и как технически можно было бы осуществить столь грандиозное мероприятие? С какой частотой его проводить, ведь силы у человека с годами уходят и надо периодически проверять, ушли силы или нет, пора менять доминанта или он еще могуч?

Анна Каренина, самка

Допустим, в империи проживает 300 миллионов особей, рассуждал государь. Из них половина, грубо говоря, самцы. Отбросив стариков, детей, калек и сумасшедших, получим 100 миллионов самцов-претендентов. В принципе, можно проводить отборочные турниры на местах с последующей присылкой областных победителей в столицу – на великий курултай, где самые сильные батыры сразятся друг с другом для выяснения, кто же будет царем Российской империи. Вот только с оружием проводить поединки или без него?.. Этот вопрос озадачил государя. Некоторое время он лежал на деревянной станине, размышляя об этом, но потом решил, что негоже занимать государственный мозг подобного рода пустяками, поскольку у него были дела и поважнее: в государстве назревала смута. Совсем недавно субдоминантный самец, отвечающий перед доминантом за внутренние дела ареала, докладывал вожаку о брожениях умов. Некая ментальная зараза поразила все слои иерархии, и теперь слои требовали перемен.

Но какие могут быть перемены, если основа стаи и общества – иерархия? А иерархия понятие «геометрическое», по сути это пирамида. А пирамида, чтобы она не опрокинулась, круша все вокруг, а была устойчивой, должна стоять на широком основании, а не на вершине. Так она и стояла – внизу находились субдоминантные особи, над ними – вожак. Эту конструкцию придумал не государь, это «придумала» сама жизнь, потому что иной конструкции изобрести было просто невозможно. Что пищевая пирамида, что иерархическая – обе представляли собой в плане треугольник с широким низом, ибо для обеспечения хорошей жизни одного высокорасполагающегося совершенного создания всегда требуются мириады более примитивных и безропотных созданий, которые служат пищей или рабочей силой для верхних этажей. Внизу пищевой пирамиды находились крестьяне, копошащиеся в земле, словно черви, и производящие растительную и животную протоплазму для питания всей пирамиды. Если они не захотят этого делать, они умрут, и вместе с ними разрушится вся пирамида. Если же они захотят производить протоплазму только для себя, а не для верхних этажей иерархии, иерархия либо их накажет и силой заставит трудиться, либо просто перестанет существовать. И тогда оставшийся приземный слой захватит другая иерархия, принудив низкоранговых поставлять пищевую протоплазму уже ей. Так устроил мир Огромный Колдун. Неужели же бунтовщики собираются противопоставить себя Огромному Колдуну?

– Какова дерзость! – вспомнив про этот разговор с министром, неожиданно для самого себя вслух воскликнул государь, меняя горизонтальное положение на вертикальное. Это и было дерзостью – покушаться на Криэйтора, который создал мир и посадил во главе данного ареала его, государя!..

Через некоторое время облаченный в искусственную шкуру Вожак ареала заслушивал очередной доклад субдоминанта внутренних дел о событиях в столице, то есть главном пункте компактного проживания особей, где находилось жилище и самого Вожака, и его ближайших субдоминантов, и главного Служителя Огромного Колдуна.

– А еще, – тут субдоминант внутренних дел сделал многозначительную паузу, – в городе новое веяние: люди лежат на гвоздях!

Вожак в изумлении поднял небольшие кусочки шерсти, прикрывающие его органы зрения от жидких атмосферных осадков и текущего пота:

– Как-с?

– А вот так-с! Набивают в толстый войлок несколько дюжин гвоздей по три-четыре вершка и ложатся на них, словно индийские факиры.

– Дикость какая… Вот уж действительно fuck-иры! Но для чего?

– Для чего? – Субдоминант внутренних дел прошелся по кабинету. На его нижних конечностях были надеты особые цилиндрические наконечники из кожных покровов симбиотических животных. При ходьбе они слегка поскрипывали, и эти звуки немного отвлекали доминанта, но он решил не оповещать о своих проблемах подчиненную особь, постаравшись сосредоточиться на главном.

– У вас есть догадки по поводу этой дикой моды?

Субдоминант прекратил хаотические перемещения по ограниченному пространству и скрип сразу прекратился:

– Мода всегда дика, государь. Но нам известно, кто положил начало этому увлечению, коим ныне охвачена и знать, и богема, и значительная часть молодежи, и даже небольшая часть духовенства. Некий Рахметов – главный виновник сего помешательства. Как нам стало известно из источников, близких к Рахметову, свое увлечение он объясняет подготовкой тела к революции.

– Бунтовщик?

– Первостепеннейший! Мы с ним сейчас очень плотно работаем.

– Но почему гвозди? Какая связь вообще: революция – и скобяное дело?..

– Надо полагать, он мыслит революцию, как суровый подвиг, для коего потребуются суровые люди, которые могут терпеть мучительство. Нечто вроде закалки для будущих свершений.

– Да кто же их будет мучить? – Государь передней конечностью задумчиво почесал шерсть на задней части черепной коробки. Он никак не мог взять в толк, как можно подготовить революцию, лежа на гвоздях, но показывать себя дураком перед субдоминантной особью не хотел. – Значит, все нынче повально заражены этой причудой?

– Так точно-с! Купцы, курсистки, разночинцы… Из-за повышенного спроса цена на гвозди плотницкие и гвозди, коими лошадей куют, подскочила в полтора раза. Это может вызвать некоторый спад в строительной области и небольшое удорожание похорон. Возможно некоторое подорожание стали, соответственно, возрастет нагрузка на бюджет, поскольку количество потребных державе вооружений не изменится, а цена металла увеличится…

– Так вот он что задумал, подлец! Теперь я понимаю… Не заслан ли он немцами или англичанами?

– На этот счет сведений мы не имеем, ваше величество. Но, судя по фамилии, Рахметов этот – сущий татарин. Что прикажете делать?

– Я считаю, что мода эта вредная, и ей нужно как можно скорее положить решительный конец!.. А как же они не калечатся, на гвоздях лежа?

– Суть в том, что гвоздей много, и давление на кожу, как мне объясняли доктора, в целом получается не такое высокое. Кожа натягивается, но не прокалывается, хотя, конечно, лежать не очень приятно. Но врачи говорят, эффект получается весьма полезный, как от массирования. Так что, думаю, Рахметов – прохвост еще тот. Революцией нынче все бредят, так он на этой волне и внес в общество свою причуду. Теперь все лежат на гвоздях во имя революции.

– И что им всем далась эта революция! – Доминантный самец непроизвольно всплеснул передними конечностями, будучи не в силах постичь неведомой тяги народа к разрушению основ. – С другой стороны, пусть лучше на гвоздях пребывают, нежели устраивают уличные беспорядки… А как, вы сказали, реагируют попы на это дело?

Мысль о попах не зря мелькнула в голове вожака. Он вдруг подумал, что вряд ли среди служителей культа найдется много охотников самоистязаться, хотя такой способ самоистязания, как лежание на гвоздях, должен был бы, по идее, очень понравиться служителям Огромного Колдуна, поскольку вся их идеология прославляла смерть, мучения и являлась жизнененавистнической. Даже главный ее символ, который болтался сейчас под искусственной шкурой вожака между редуцированными молочными железами, был символом страданий с последующей гибелью.

– Среди попов практически никто на гвоздях не лежит, – доложила субдоминантная особь. – Чересчур жизнелюбивы.

– Я почему-то так и думал, – кивнул твердым отростком головы государь, и его ротовая присоска исказилась в легкой гримасе, которую субдоминант внутренних дел безошибочно расшифровал, как ироническую. Он и сам знал эту страсть к жизнелюбию за вечно одетыми в черное представителями самой мрачной религии на планете. – Какие будут распоряжения?

– Наблюдайте за развитиями событий. И докладывайте. – Вожак сделал легкое движение правой верхней конечностью, которое субдоминант безошибочно расшифровал, как знак окончания аудиенции.

– Будет сделано, – субдоминант коротко склонил черепную коробку, и вожак непроизвольно отметил, что с верхушки его головы начинает вылезать шерсть. У него и самого с возрастом шерсть на голове становилась все реже и реже, и он понимал, что ничего с этим поделать нельзя. Один только вопрос порой приходил государю в голову: отчего же Огромный Колдун придумал все так, чтобы шерсть с возрастом вылезала на самом видном месте, хотя с эстетической точки зрения было бы правильнее, если бы она вылезала в других местах, скрытых под искусственной шкурой, поскольку это было бы не так заметно. Впрочем, таким мест было не столь уж много и, возможно, даже полная потеря шерсти в этих местах не обеспечила бы решения той задачи, которого добивался Огромный Колдун с помощью возрастных потерь шерсти. Но что это были за задачи, государь не ведал, и более того – сама мысль о том, что он мог разгадать замысел Огромного Колдуна, казалась ему кощунственной, то есть морально наказуемой в самой своей постановке. Ибо его с детского возраста учили, будто постичь замысел Огромного Колдуна невозможно в принципе и не стоит даже пытаться. Поэтому всю свою жизнь вожак, как, впрочем, и все его соплеменники, жил так, что особо не задумывался об Огромном Колдуне. Лишь в редкие минуты негативных эмоциональных состояний, он вспоминал Огромного Колдуна и мысленно обращался к нему за помощью.

Огромный Колдун воображался ему самцом большого размера, укутанным в старомодную искусственную шкуру, каких сейчас уже не носили, и с черепной коробкой густо заросшей шерстью. Однако мысль о том, теряет ли Огромный Колдун с возрастом шерсть на голове, государя почему-то никогда не посещала. И уж конечно, он не задумывался о том, почему представляет Огромного Колдуна именно самцом, то есть носителем тех небольших отростков на теле, с помощью которых самцы обычно впрыскивали самкам белковый раствор, содержащий программу построения зародыша. Так же, как и Анна, государь знал, что Огромный Колдун принципиально одинок и, стало быть, ему некому впрыскивать водно-белковый раствор с программой, и, соответственно, эти отростки ему без надобности. Равно, как не нужны ему были и нижние конечности, поскольку Огромный Колдун не ходил по поверхности планеты, а был настолько чудесен, что одновременно находился во всех своих Жилищах и даже вне их. При таком образе жизни нижние конечности ему были явно не нужны. Равно как и всё остальное вместе с шерстью на голове… Никто из соплеменников вожака – даже Главный служитель Огромного Колдуна – не знал, чем питается Огромный Колдун. Государь подозревал, что Огромный Колдун каким-то образом вообще обходится без пищевой протоплазмы, и потому ни ротовая полость, ни выделительная система ему не нужны. Но зная все это, государь все равно представлял себе Криэйтора, как большого самца преклонных лет со всеми самцовыми причиндалами. И если бы этот самец действительно терял с возрастом шерсть на черепной коробке и подарил опекаемому племени хотя бы один волосок со своей головы, то… Это было бы счастье для всех жителей!

Однако как государь стал бы делить между всеми подданными этот волосок? Ясно, что волосок этот был бы огромен! Вероятно, он был бы как дерево или даже больше, и его можно было бы распилить на блины. Но даже в этом случае на всех одного волоса не хватило бы. Пришлось бы дать по одной такой «коляске» самым высокоранговым особям и наиболее крупным монастырям, а низкоранговых опять обделить или понаделать для них муляжи из папье-маше в целях утешения… С другой стороны, легенды гласили, что однажды Огромный Колдун накормил пятью небольшими кусками протоплазмы целую кучу народу. Правда, больше он таких подвигов никогда не повторял, во всех остальных случаях спокойно наблюдая, как его любимые создания умирают от голода… Но в принципе, Огромный Колдун мог, конечно, подарить каждому жителю планеты по гигантскому волосу в качестве необыкновенного сувенира, хотя вряд ли испытывал такое желание. Да и смысл?.. А с другой стороны, в чем вообще смысл сувениров? Так, пыль собирать…

В то самое время, когда главный самец ее ареала предавался философским размышлениям, Анна поутру приводила себя в порядок – ухаживала за шерсткой и проводила иные гигиенические процедуры. Сразу после того, как она очнулась от бессознательного состояния, Анна сбросила из организма отработанную жидкость, затем увлажнила ту часть головы, на которой не было шерсти, а уж потом начала заниматься шерстистой частью головного отростка. С помощью механического приспособления она старалась расположить шерстинки по возможности параллельно, а потом закрутила их в причудливый узел. После проведения этих действий Анна начала наносить на переднюю часть головы различные минеральные и органические вещества. Набалдашник воздуховода и его окрестности она старательно забелила, сильно повысив альбедо лица, затем обвела красным цветом контуры присоски и поиграла ею перед зеркалом, словно сфинктером, чтобы ровно положить краситель.

Внимательно вглядываясь в свое отражение, самка думала, что программа ее жизненного цикла постепенно подходит к концу и рано или поздно завершится разрушением организма и его финальной поломкой, после которой восстановление будет невозможно. И тогда эмоциональная сфера Анны погаснет, обнулив ее восприятие и полностью выключив чувствилище. Вся красочная эмоциональная сфера самки работала на мириадах сложных молекул, которые производила машина организма, и после ее окончательной поломки производство эмоций неизбежно прекратится. Но Анне хотелось, чтобы эмоциональная машина каким-то образом работала, не только будучи поломанной, но и вовсе разобранной на отдельные элементы! Она весьма надеялась, что с помощью Огромного Колдуна ее эмоциональная сфера будет функционировать даже тогда, когда она функционировать не будет. На нелепость этого предположения, несущего противоречие в самом себе, Анна просто закрывала глаза, предпочитая не думать, а слепо верить.

Верить-то она в вечную жизнь верила! Но умирать все равно почему-то жутко не хотела и боялась. И эта нелогичность ее ничуть не тревожила. Ее тревожило совсем другое: самка с неудовольствием рассматривала небольшие кожные складки, собравшиеся на кожных покровах головы, свободных от оволосения… Эти складки – те самые необратимые признаки программного разрушения организма, были ненавистны всем самкам ее вида.

«Старею, – подумал мозг Анны. – А что я видела, собственно? А ведь жизнь уходит! Еще можно успеть вскочить в последний вагон».

В этот момент самке неожиданно вспомнился ее сон с актами неоднократной копуляции, и она почувствовала некий прилив в эмоциональной сфере, разбираться в оттенках которого нет никакого смысла, достаточно лишь сказать, что в его формировании сыграли немалую роль эстрадиол, эстрон, эстриол и целый ряд нейропептидов…

Вздохнув и отойдя от зеркала, самка направилась в помещение для ночной лежки, чтобы выбрать себе искусственную шкуру дня.

«Сегодня вечером мы идем в театр!» – вдруг вспомнила Анна и обрадовалась: это было одним из ее любимых способов начесать свое чувствилище.

Очень многие особи испытывали положительные эмоции от посещения данного заведения. Оно представляло собой массивное сооружение, где собирались одни самцы и самки для того, чтобы посмотреть на других самцов и самок. Причем последние, стоя на возвышении, изображали не себя, а других особей и разыгрывали сценки из жизни вида, говоря при этом ранее заученные слова. Это примитивное зрелище считалось тем не менее очень высококультурным и понятным лишь образованным особям, хотя целью его было все то же раздражение эмоциональной сферы, то есть получение очередной дозы стимуляторов, вырабатываемых железами внутренней секреции.

Эмоциональный посыл актеров, с которым модулировались звуки и совершались телодвижения, передавался зрителям, невольно заражая их. Поэтому лучшим актером считался тот самец или та самка, которые не только искусственно накручивали свою эмоциональную сферу, но и могли заразить своим состоянием как можно больше народу в зале… После отсмотра зрелища, обмякнув от дозы переживаний, зрители расходились из театра в поисках новых раздражителей.

Однако сразу после мысли о предстоящем удовольствии мозг Анны тут же произвел другую думку: а ведь ей придется идти в театр со своим старым самцом, который уже изрядно надоел! Ощущение тоски и скуки от давно надоевшего брачного партнера, коим был старик Каренин, окончательно оформилось и превратилось в осознанную ясность всего за ночь, и сигналом для окукливания этой мысли послужила встреча с Вронским и вызванные ею непроизвольные ночные галлюцинации копулятивного характера.

Теперь предстоящий поход в театр уже не казался Анне столь желанным. Она вдруг с неудовольствием поняла, что присутствие старого самца послужит ингибитором для реакций радости в ее организме, и ее эмоциональная сфера не сможет раздражиться в той мере, в которой Анне хотелось бы.

«Пожалуй, надо отказаться нынче от театра, сославшись на головную боль», – решила Анна и потянулась к колокольчику, чтобы вызвать субдоминантную особь – помочь затягивать корсет.

…К полудню, однако, настроение Анны заметно улучшилось. Ее кожные покровы раскраснелись, органы зрения увлажнились, а розовая присоска то и дело растягивалась в улыбке. Скорее всего эта перемена была связана с тем, что самка целый час старательно раздражалась при помощи своего первенца. Она совершила с ним небольшую прогулку по саду, обменялась серией ничего не значащих звуковых сигналов, осуществила ряд тактильных контактов и в очередной раз удостоверилась, что материнство дает самке самое настоящее счастье. Под счастьем самка понимала набор эндорфинов, который создавал у нее ощущение эйфории. Она была бы согласна прожить в этом ощущении всю жизнь. И даже более того – провести в подобном ощущении целую вечность. Других жизненных целей у этой самки, впрочем, как и у прочих особей ее вида, не было – вся их жизнь была посвящена расчесыванию эмоциональной сферы и раздражению чувствилища. Собственно говоря, Анна вся представляла собой одно большое Чувствилище – ее тело было густо прошито сигнальными проводами, посылающими импульсы в мозг. Иногда эти импульсы свидетельствовали о неполадках в организме и они трактовались Анной, как неприятные, окрашивая ее эмоциональный фон в мрачные тона. Но чаще всего тело слало в командный центр служебные сигналы о недостатке в организме каких-то веществ – как правило, это были сигналы о необходимости восполнить запас твердого топлива и растворителя.

Анна Каренина, самка

…Когда Анна сообщила Каренину, что не хочет нынче идти наблюдать зрелище, тот, к ее удивлению, не возражал, а быстро согласился, воскликнул:

– Ну и чудно, родная! Пойдем тогда в гости к Тургеневым, они давно приглашали в свой салон. Будут очень интересные люди с вольными мыслями. Я и сам хотел предложить тебе отказаться от посещения театра.

Анна не успела даже ничего сказать о мифической боли в области черепной коробки, как Каренин повернулся к ней ягодичной частью организма и порывисто вышел из комнаты, насвистывая ротовой присоской легкую мелодию «Мальбрук в поход собрался».

Махнув верхней конечностью, самка решила ехать. Необходимо отметить, что во время этого мощного маха Анна случайно задула свечу, смахнула на пол два стакана и опрокинула стул.

§ 4 «…возможность свободно нарушать правила считалась благодеянием…».

Обычно салонные вечера Анна не любила: они весьма слабо раздражали ее эмоциональную сферу, и наша самочка там откровенно скучала, бесцельно переводя органы зрения с потолка на стены. Но на сей раз все было наоборот! У гостеприимных Тургеневых собралась большая туса, на которой присутствовал вертлявый молодой самец, на коего хозяйка дома сразу обратила внимание Анны.

– Вон там, в углу за канделябром, такой длинноволосый, видишь? Весьма интересный молодой человек! Пойдем, я вас представлю.

Когда две самки, попеременно переставляя нижние конечности и тем самым осуществляя свое передвижение в пространстве, приблизились к вертлявому самцу, тот был занят оживленным обменом звуковыми сигналами с другими господами. Проанализировав тембр звуков и частоту подачи сигналов, Анна поняла, что обмен информацией идет весьма увлеченно и доставляет менялам немалое удовольствие.

– Господа, разрешите присоединиться к вашей беседе и нам, – сказала хозяйка дома, подойдя к спорщикам и прекратив ножницеобразные движения нижними конечностями. – Позвольте представить тем, кто не знает мою гостью – а таких здесь только один вы, – органы зрения самки-хозяйки сосредоточились на молодом самце с длинной и немного засаленной шерстью на голове. – Извольте любить и жаловать, Анна Аркадьевна Каренина. А это…

– Гуманист Базаров, – быстро и демократично назвал свой позывной молодой самец, приветливо глядя на грудь Анны.

– Очень рада, – промодулировав вкусовым отростком эту звуковую волну, Анна протянула по направлению к самцу переднюю конечность. Самец изогнул позвоночник и дотронулся присоской до протянутого.

Анна просканировала экстерьер молодого самца и осталась им довольна. Базаров был высок, радужные оболочки его органов зрения недвусмысленно указывали на присутствии двух рецессивных генов, а гибкая присоска ротовой полости не была окружена шерстью, как у большинства самцов, окружавших Анну: Базаров каждое утро начинал с удаления начинающих прорастать волос, отчего его лицо было непривычно лысым.

Анна Каренина, самка

– Я вижу, у вас идет оживленная беседа. О чем же, если это не секрет? – Анна решила попробовать половить кайф на поприще обмена информацией.

Вместо молодого самца ей ответил стоящий рядом старый знакомый ее брачного партнера Юрий Михайлович Поляков – невысокого роста самец, от четверти до трети массы которого составляла чистая жировая ткань:

– Да вот, господин Базаров высказывает свои новомодные прогрессивные взгляды. А по-моему, он просто нигилист, для коего нет на свете ничего святого!

– А что вы понимаете под святым? – тут же поинтересовался Базаров. И повернул голову к Анне, вновь ласково взглянув на ее молочные железы. – Вот вы, Анна, скажите нам, что для вас входит в понимание святого?

Анна замерла в движениях, поскольку ее мозг начал активно мусолить базу данных, стараясь подобрать если не определение, то хотя бы примеры «святого». Это слово, знакомое ей с малых лет, было настолько привычным, что она даже никогда и не задумывалась толком над его смыслом, поскольку ей казалось, что она и так понимает.

– Крест православный – вот вам первейший пример святого и непорочного, – вкусовой анализатор Анны, который свободно шевелился у нее во рту, промодулировал звуковую волну этой информацией словно помимо ее воли.

– Нет-нет, я не о примерах, дорогая Анна Аркадьевна. Меня интересует, что есть само понятие святого и для каких целей оно вам надобно?

Анна не обратила внимания на то, что в ее отношении самец использовал слово «дорогая», прямо вытекающее из товарно-денежных отношений, поскольку так было принято – чтобы выказать человеку приязнь, его номинировали в условных единицах стоимости, правда, без указания конкретного числа и наименования валюты. Поэтому оценка Анны как товара не оскорбила ее, ибо таким образом говорилось о высоком качестве оцениваемого. И напротив, ее бы весьма обидело обращение «дешевая», поскольку как товар Анна оценивала себя чрезвычайно высоко.

Не дожидаясь, пока слабый мозг самочки справится с таким тяжелым заданием, в беседу вновь нетерпеливо вступил самец Поляков, обладающий жиром:

– Видите ли, господин хороший, по мне святое есть то, без чего не мыслимо само существование людей разумных, что априори является неприкосновенным, ценность чего не нуждается в доказательствах, а принимается на веру. Именно этим мы и отличаемся от дикарей. И если вы при мне будете хулить святое…

Анна была, скорее, согласна с таким определением. Потому что когда при ней начинали даже не хулить, а просто иронизировать над чем-то, что она считала святым, она испытывала в эмоциональной сфере ощущение дискомфорта, который был тем сильнее, чем сложнее было Анне объяснить, почему же над святым нельзя смеяться.

Такое бывало, когда ироничный Каренин обращал внимание Анны на какие-то нелогичности в ее системе мировоззренческих парадигм. И поскольку все мировоззрение Анны было целиком сказочным, то есть вращающимся вокруг действий Огромного Колдуна, и значит, сплошь состоящим из алогичностей и натяжек, самка проявляла сильные нервные реакции вплоть до агрессии. И чем глубже была логическая пропасть, куда ее загоняли, тем агрессивнее она становилась.

Поэтому Анна с нетерпением ждала, что ответит на эту, с ее точки зрения справедливую, фразу купца самец с бритым лицом.

– Э-э, любезнейший! – с жаром воскликнул Базаров. – Ну, вы тут и нагородили! Да неужто у дикарей нет своих святынь? А про табу вы слышали?

– Их святыни смешны и дикарски и не пристали цивилизованному человеку! – прытко возразил жировой шарик. – Я вам больше скажу: русский человек отличается от какого-нибудь, прости господи, негра органически!

– И если негра воспитывать в России, он никогда не станет русским? – прищурил кожные складки вокруг органов зрения самец Базаров.

– Никогда! Никогда!

– Значит, Пушкин – не русский человек?

Жировой Поляков оторопел. В его мозгу случился сбой программы: с одной стороны, он не хотел отказываться от своих слов и признавать поражение, с другой – ему было безумно жаль терять Пушкина, поскольку тот умел таким образом складывать слова, что получался ритмический рассказ, который воздействовал на эмоциональную сферу сильнее, чем ритмически не согласованный текст. А это ценилось, ибо приносило кайф.

Анна тоже любила на досуге почесать чувствилище о Пушкина и поэтому также находилась в некотором затруднении. Она помнила, что Пушкин – не только эфиоп, но и самый русский из всех русских поэтов. И ей было интересно, как выкрутится из этой истории купец Поляков. А как только ей стало интересно, самка попала в положительный сегмент эмоциональной сферы и начала купаться в приятных ощущениях.

Отвлекаясь, необходимо заметить, что поисковый инстинкт – один из самых сильных инстинктов высокоразвитых млекопитающих – доставлял своему носителю не только массу неприятностей, но и много поводов для развлечения. Именно он гнал наиболее беспокойных особей с гипертрофическим развитием этого инстинкта открывать новые земли, проливы и горы, а особей менее озабоченных приводил к чтению детективов и выслушиванию сплетен, каковыми занятиями они расчесывали свой зуд до полного удовлетворения.

– Пушкин – русский! – попытался выкрутиться самец Поляков. – Потому что он уже не в первом поколении эфиоп. Обрусел, кровь намешали.

– Допустим, – легко согласился Базаров. – Значит, у дикарей есть святыни, и у нас есть святыни, разница только в том, что наши святыни лучше! Так я понял?

– Для них лучше свои, для нас – свои. А если мы начнем хаять свои святыни, что же это будет?

– Хаять – первый шаг к низложению, – пустил звук Базаров. – А кто сказал, что некоторые устаревшие, дикарские святыни не нуждаются в свержении? Конечно, судьба ниспровергателей трудна, порой их за это распинают…

– Не кощунствуйте, молодой человек – вступил в информационный обмен самец в черном, с лицом густо поросшим шерстью и с крупным символом преждевременного и мучительного прерывания жизненного цикла на круглой брюшине.

– Что вы называете кощунством? – поинтересовался бритый самец.

– Кощунство – оно кощунство и есть. Не поминайте всуе господа нашего Иисуса Христа.

– Почему?

На мгновение служитель Огромного Колдуна растерялся, но быстро нашелся:

– Грех.

– Беру его на себя, – мгновенно согласился Базаров. – Теперь я могу кощунствовать?

Воцарилось молчание. Мозг Анны тоже не давал никаких команд на модулирование звуковых волн при помощи вкусового отростка, поскольку занимался обработкой и анализом поступившей информации. Если б у всех присутствующих на головах были небольшие лампочки, они бы часто замигали, свидетельствуя о предельной загрузке.

Анна знала, что такое грех. Грехом назывались такие действия особей ее вида, которые по каким-то загадочным причинам не нравились Огромному Колдуну. Причем Огромный Колдун обладал весьма капризным вкусом, поскольку для разных племен он установил разные системы запретов. Они были во многом странны и нелогичны. Например, Анне и ее соплеменникам Огромный Колдун разрешил употреблять в пищу протоплазму хрюкающих всеядных, а некоторым племенам и народам строго-настрого запретил. Также он почему-то запретил кипятить козлят в водно-жировой эмульсии, полученной от той же козы, которая произвела варимый помет. Понять смысл этого запрета Анна долгое время пыталась, но так и не смогла, а спросить толкователей воли Огромного Колдуна как-то постеснялась.

Запреты Огромного Колдуна не носили абсолютного характера, то есть их можно было нарушать, но считалось, что за это Огромный Колдун непременно отомстит. Месть Колдуна могла быть двух видов: он мог отомстить особи, нарушившей запрет, либо при ее жизни или после ее смерти. Если никакие несчастья на особь-нарушителя в течении жизненного цикла не обрушивались, тогда говорили, что уж после смерти Колдун отомстит совершенно точно!

Более того, исходя из каких-то своих соображений, Колдун конструктивно заложил в своих питомцев возможность грешить, то есть делать то, что ему не нравится. Для чего было нужно вносить в систему подобную ошибку, никто не ведал, и даже толкователи воли Огромного Колдуна не могли четко ответить на этот вопрос – зачем Колдуну было создавать не только правила, но и их нарушителей?.. Ясно было только одно: люди нарушать правила имели полное право, и это не просто декларировалось – возможность свободно нарушать правила считалась благодеянием и признаком особой любви Огромного Колдуна к созданным им тварям…

Имея возможность нарушать правила Колдуна, люди знали, что за это Колдун их накажет… если только не простит, поскольку в догматах был тезис о бесконечной доброте Колдуна. Которую он, правда, демонстрировал только в легендах, да и то не всегда, поскольку гораздо чаще громил и уничтожал.

Вместе с тем Колдун любил, когда перед ним становились на колени или принимали другие позы, свидетельствующие о самоунижении, и выпрашивали у него каких-либо милостей, которые он, как правило, не давал. Еще Колдуну очень нравилось, когда особи приходили в его Жилища и делились универсальными единицами ценности с его служителями, которые являлись как бы посредниками между Анниными соплеменниками и Огромным Колдуном.

И вот теперь самка Анна и окружающие ее самцы, за исключением бритого, встали перед двумя противоречащими программами в их мозгах. С одной стороны, кощунства допустить было ни в коем случае нельзя, ибо кощунством был поругаем Огромный Колдун. С другой, если уж бритый самец брал на себя такую ответственность, то и отнимать у него право кощунствовать тоже было нельзя, поскольку право свободно грешить дал ему не кто иной, как тот же Огромный Колдун. В обоих случаях получался наезд на Огромного Колдуна и еще неизвестно, какой из них хуже. Можно было бы, конечно, попробовать силой или шантажом утихомирить кощунство бритого самца, но Огромный Колдун предостерегал и от подобного развития событий в своей известной фразе «Мне отмщение и аз воздам». Это означало, что наказание грешников было его монопольным правом.

Неизвестно, как бы вышел из положения заросший шерстью самец, работавший служителем Огромного Колдуна, если бы положение не спас третий участник дискуссии, которого Анна тоже знала. Это был сотоварищ купца Полякова господин Кирсанов.

– Я не думаю, что это кощунство. Господь наш многострадальный действительно был распят.

– И распят как раз за кощунство! – Поднял вверх отросток передней конечности бритый Базаров, тем самым привлекая внимание и стараясь в дебрях стародавних мифов выбрать самые выгодные для себя куски. Мифы эти напоминали истрепанную колоду карт, из которой каждый жулик выдергивал по выбору подходящий козырь, стараясь убить карту противника. Но поскольку колода была чрезвычайно стара, толста и запутанна, каждому хватало карт, чтобы игра никогда не прекращалась.

– Что вы имеете в виду? – пустила звуковую волну самка Анна. Она много раз, лежа на станине, декодировала информационный носитель с мифами об Огромном Колдуне, но очень плохо помнила его содержание, поскольку каждый раз, начав декодировку, довольно быстро теряла сознание и проваливалась в черноту.

– Так и есть, Христос был распят за кощунство, – важно кивнул заросшим шерстью головным отростком самец в черной шкуре. Анна вдруг обратила внимание, что, когда он говорил, его малиновая присоска, едва видимая сквозь шерсть, причудливо шевелилась. Увлеченная видом присоски, шевелящейся, словно бы она жила отдельной от самца жизнью, Анна пропустила мимо хрящевых рефлекторов все звуковые волны, которые модулировала эта живущая отдельно присоска. И лишь когда заговорил самец Базаров, Анна вновь впала в смысловую струю.

– Но где у вас гарантия, что я со своими сомнениями в правильности старых истин и со своими стремлениями свергнуть отжившие святыни не есть новый Иисус, коего вы распнете по тем же самым причинам – за кощунственное покушение на устои?

Вместо ответа хрящевые рефлекторы Анны уловили немодулированные колебания, которые самка безошибочно определила, как звуки радости и веселья и, зараженная общим эмоциональным подъемом, сама непроизвольно растянула свою присоску. В этот момент присоска Анны, деформированная мышечными тканями лицевой части головы, более всего напоминала сегмент круга, обращенный выпуклостью вниз. Подобная деформация тканей была обычной реакцией эмпатичной особи на немодулированные колебания, связанные с повышенным эмоциональным фоном. А если бы немодулированные колебания были вызваны несчастьем, то есть депрессией эмоциональной сферы, присоска Анны растянулась бы схожим образом, с той только разницей, что ее выпуклость была бы направлена вверх.

– Над Христом тоже смеялись. И когда он проповедовал, и когда на кресте висел, – бросил Базаров – единственный самец, который не издавал немодулированных колебаний.

– Сравнивая себя с господом, вы богохульствуете, – снова бросил ту же карту заросший самец в шкуре служителя. – А ведь все мы дети божьи и потому…

Анна посмотрела на символ мучительного прерывания жизненного цикла, висящий на брюшине служителя, подняла переднюю конечность и особым образом махнула ею перед собой. Остальные сделали то же самое. Кроме Базарова.

Это движение передней конечностью было предназначено не для того, чтобы отгонять назойливых летающих насекомых, а имело волшебный смысл. Считалось, что, совершая эти ритуальные махания, человек делает нечто такое, что очень нравится Огромному Колдуну. Впрочем, было и другое мнение – некоторые служители говорили, что Огромному Колдуну, создавшему Вселенную, до фонаря, будут особи на одной из планет махать конечностями перед фасадной частью туловища или нет. На самом деле, учили они, ритуальные махания нужны самим разумным обитателям планеты – для того, чтобы почувствовать Колдовскую благодать. Анна, махая руками возле передней части тела, никогда никакой благодати не чувствовала, но исправно верила как в то, что махание необходимо Огромному Колдуну для приятного расчесывания его чувствилища, так и в то, что махание каким-то образом обеспечивает сохранение ее, Анниной эмоциональной сферы после завершения жизненного цикла.

Анна парадоксальным образом полагала, что ее эмоциональная сфера – это живой кусочек Огромного Колдуна, и после прекращения ее жизнедеятельности этот кусочек каким-то образом сохранится и улетит обратно к Огромному Колдуну. Будучи по жизни весьма здравомысленной самкой, она тем не менее безоговорочно верила в любые несообразности, если они касались Огромного Колдуна. Например, иногда служители давали Анне для поглощения и последующего переваривания жидкость и твердую пищу, уверяя, что это кусочки Огромного Колдуна – его плоть и кровь. Анна органами зрения и вкуса ощущала, что это вовсе не плоть и не кровь, а перебродившие ягодные соки и хлебо-булочные изделия, но Аннин мозг ставил блокировку перед этой информацией, не разрешая ее критическое осмысление. Анне нравилось чувствовать себя каннибалкой, пожирающей своего небесного отца. Возможно, это было подсознательной местью за то, что когда-нибудь Огромный Колдун убьет свою дщерь.

Опыт подсказывал Анне, что не грешить невозможно: Огромный Колдун специально так обставил дела, что проскочить мимо всех его запретов и рогаток никто не мог. Избавиться от преодоления полосы препятствий, то есть выйти из игры путем самостоятельного прекращения жизненного цикла, особь тоже не могла по условиям игры: это считалось страшным грехом. Но самый большой прикол был даже не в этом! А в том, что действующая парадигма утверждала, будто все Аннины соплеменники от рождения уже имеют на балансе отрицательные очки – так, как если бы уже согрешили в прошлой игре. Хотя даже не играли! Это немилосердное жульничество тем не менее принималось как должное и называлось служителями первородным грехом.

Когда Анна была детенышем, ей объясняли, что Огромный Колдун озлобился на всех особей ее вида, в том числе на еще не родившихся, за то, что их предки нарушили право собственности, употребив в пищу плоды растения, которое принадлежало Колдуну. Правда, потом Огромный Колдун якобы пересмотрел свои взгляды и стал выпускать на стартовую позицию особей с обнуленным счетом. Простил… Но чтобы простить своим питомцам первородный грех, он заставил их совершить грех еще более тяжкий – на сей раз не кражу, а убийство. Причем для списания былой кражи убить надо было ни кого-нибудь, а любимого детеныша из помета Огромного Колдуна… Вообще-то все Аннины соплеменники считались пометом Огромного Колдуна. Но среди этого бесконечного помета выделялась одна особь, которая сама о себе давала всем такую информацию, что она – Главный и Самый Любимый Сын Огромного Колдуна. И за то, что жизненный цикл этой особи был людьми мучительно прерван, человечество было прощено. Иными словами за убийство была прощена старая кража, а свежую мокруху Огромный Колдун на питомцев решил почему-то не вешать. И с той поры отрицательные очки на вновь родившихся питомцев Огромный Колдун уже не начислял.

История была довольно запутанной, и всех ее подробностей Анна не помнила. Однако точно знала, что Огромный Колдун, который руками ее соплеменников принес сам себе в жертву своего собственного любимого сына, как потом выяснилось, сам же и оказался этим сыном! Но на этом маскарад не закончился. Позже выяснилось, что Огромный Колдун был сделан из трех частей – из собственно Огромного Колдуна, Любимого Сына Огромного Колдуна и еще какой-то мутной субстанции, сути которой Анна понять не могла. Впрочем, знакомый служитель успокоил ее, заявив, что суть этой субстанции никто понять не может, главное знать, что она есть и весьма волшебна. Однако для каких целей нужно это знать, он так и не объяснил.

Понимая всю непостижимую сложность мироустройства, скрытую от нее тайнами великого волшебства, Анна надеялась только на то, что ее смирение не позволит гневу Огромного Колдуна, Его Любимого Сына и Загадочной Субстанции обрушиться на нее и обречь на вечный эмоциональный даун после прекращения ее жизненного цикла. Собственно говоря, у Анны было три выхода из мировой игры – отрицательный, нулевой и положительный.

Если окажутся правы служители, и существование ее эмоциональной сферы не прекратится после поломки телесных механизмов, и если сумма очков, начисляемых за грехи, не превысит некоего критического уровня, бестелесной Анне гарантировалось вечное и приятное начёсывание чувствилища. Такой вариант организм Анны хотел.

Если же сумма очков за грехи окажется выше критической, бестелесную Анну ждали вечные пытки, то есть крайне неприятное раздражение чувствилища. Такой вариант организм Анны не хотел. Этому неприятному варианту она бы предпочла вариант «зеро», приверженцем которого, кажется, был самец Базаров – если служители не правы и никакого Огромного Колдуна не существует, эмоциональная сфера Анна после прекращения жизненного цикла обнулялась, и Аннино чувствилище переставало раздражаться. «Лучше уж так, чем тебя будут пытать целую вечность на сковородках!» – думала Анна, и эта мысль ее слегка пугала, она опасалась, что, усомнившись в существовании Огромного Колдуна или его бесконечной доброте, которая могла вылиться в бесконечные пытки, она тем самым обижала Колдуна. А обиженный Колдун был страшен, это Анна знала из свода мифов.

Несмотря на то что Анна старалась не грешить, на лучший вариант выхода из игры она не очень надеялась, поскольку служители говорили ей, что Огромный Колдун может играть не по правилам, ибо никакие законы ему ни писаны – он может помиловать самого страшного грешника, наплевав на слезы его жертв, если только тот хорошо попросит и может наказать праведника. Причем опротестовать его решение никак невозможно. Все, что происходило в мире вокруг Анны, происходило по прихоти Огромного Колдуна. И поскольку логики в его поступках никакой не просматривалось, Анна легко соглашалась с тезисом о неисповедимости прихоти.

– А я не считаю себя сыном божьим! – проинформировал самец Базаров. – И я уверен, что пора пришла расчистить авгиевы конюшни, доставшиеся нам от старого мира. Именно в этой связи и зашла речь о так называемых святынях, – пояснил он Анне, вновь благосклонно глянув на ее молочные железы.

– «Так называемые!» – фыркнул самец в черном. – «Так называемые»!.. Вот с этого и начинается разрушение святынь и падение цивилизации. Какая цивилизация может существовать без святынь, скажите мне, милостивый государь?!

– А кто сказал, что цивилизация не может существовать без святынь? Да неужто мы с вами, образованные культурные люди, не можем плодотворно трудиться на благо общества без того, чтобы в свободное от труда время непременно чтить глупые предрассудки, доставшиеся нам со времен стародавних и диких? Чтить теперь, в эпоху паровозов и телеграфа?

– Что же вы хотите сбросить с паровоза эпохи-с? – подпрыгнул самец Поляков.

– Да первое же, что приходит в голову в подобном случае, – церковь со всеми ее мощами… Церковь, которая опекает старые сословные предрассудки…

– Вы опять взялись кощунствовать! – заявил служитель. – Я вам решительно запрещаю!

– Стало быть, вы запрещаете мне говорить то, что я думаю?

– Ни в коем разе. Но произносите это в иной форме.

– Вот русская интеллигенция! – картинно всплеснул конечностями самец Базаров, и Анна почувствовала резкий запах из-под его подмышек, теплой волной докатившийся до самки. – Она не смотрит в суть, она смотрит на форму! И будь я хоть трижды прав, но не соблюди самую малую условность, окажется, что я вовсе и не прав!

– А чем вам не угодили святые мощи? – спросила Анна.

Культ Огромного Колдуна включал в себя огромное количество бессмысленных телодвижений и ритуальных действий. Считалось, что совершение этих телодвижений приближает совершающих к Огромному Колдуну. Одним из таких ритуалов стал ритуал расчленения трупов. Как правило, на сувениры расчленяли тела «святых», то есть тех особей, у которых счет отрицательных очков за грехи был необыкновенно мал. Это определялось на глаз. Как правило, свой жизненный цикл «святые» особи посвящали не расчесыванию чувствилища для получения положительных эмоций, а, напротив, мазохическому поиску страданий и мук. Огромному Колдуну очень нравились муки и страдания, поэтому особи, чей жизненный цикл прошел в угнетенной эмоциональной сфере, считались максимально приблизившимися к сиянию Колдуна. После прекращения жизненного цикла таких особей служители Огромного Колдуна расчленяли их трупы на множество кусочков, высушивали и вывяливали мышечные волокна, но не с тем, чтобы употребить в пищу, а для того чтобы положить их в блестящие коробочки, а потом гастролировать с ними из одного Жилища Огромного Колдуна в другое и разрешать всем желающим припадать к этим кусочкам трупов присоской, венчающей ротовую полость. Такого рода засушенные кусочки покойников очень ценились, и желающим приходилось выстаивать огромную очередь, прежде чем им удавалось припасть ротовой полостью к кусочку трупа. В этом ритуале было нечто среднее между редуцированным актом символического каннибализма и сексуальной прелюдией.

– Да тем они мне не угодили мне святые мощи, что дикость это первостатейная! – воскликнул Базаров. – Словно туземцы из диких племен мы пляшем вокруг свои тотемов, полагая их наилучшими… И бога на свалку истории!

– Но как же вы хотите обойтись вовсе без бога? – спросил самец Поляков, внимательно оглядывая самца Базарова.

– Да вот так-с!.. Тем более что гипотеза эта не выдерживает никакой критики. Первый же пример: сейчас на Земле живет народу уйма – почти мильярд! Лет через сто, я думаю, такими темпами и к пяти миллиардам подойдем. А раньше народу было меньше – на всю планету, почитай, всего миллионов сто или, может быть, двести обреталось. И так было довольно долго. Бурный рост населения начался только веке в осьмнадцатом, господа мои хорошие.

– К чему вы ведете? – спросил самец в черном, сдвинув клочки шерсти над органами зрения.

– А к тому! На протяжении тысяч лет вашему богу требовалось лишь сто миллионов душ для обеспечения всего населения планеты. И этого хватало. А теперь требуется в десять раз больше. А через сто лет еще в пять раз потребность в душах возрастёт. Вот и возникает вопрос: откуда возьмутся «лишние» души? И где они раньше у бога хранились?

Самец-служитель в черном открыл ротовую полость, будто желая произвести модуляцию звуковой волны, но никакого звука не издал, поскольку сигнал из мозга с нужным текстом так и не поступил к вкусовому отростку. Вместо него модуляцию произвел самец-купец Поляков. Информация, содержащаяся в его сигнале, была не чем иным, как предположением о том, что бестелесные чувствилища, возможно, осуществляют ротацию, подселяясь во вновь рождаемые тела. И так как сейчас особей стало больше, ротация ускорилась, а очередь бестелесных на тело сократилась.

– Ересь городите, уважаемый! – раздраженно включился самец-служитель. – Индуистскую ересь! Христианство отрицает реинкарнацию. Новомодных веяний наслушались у доктора Бадмаева?

– Ну, хорошо, – смутился самец-купец. – Тогда, выходит, господь производит души, как пчелиная матка яйца? По мере надобности, так сказать?

– Истинно так!

– А что вы скажете об опытах Мессмера и Жерара Энкоса по отделению души от тела еще живых людей, батюшка? – вступил в беседу вновь подошедший самец среднего возраста, набалдашник воздуховода которого увенчивался особым приспособлением. Оно представляло собой конструкцию из двух пар преломляющих электромагнитное излучение поверхностей строго заданной кривизны. Прибор крепился на выступающей части воздуховода и позволял скорректировать либо природные, либо возрастные недостатки органов зрения. Лицо вновь подошедшего самца не было бритым, как у Базарова, но шерсть на нем не была и такой распущенной, как у служителя Огромного Колдуна. Она аккуратно росла только вокруг ротовой присоски, и ее нижняя часть напоминала небольшой конус или клин. – Говорят, Энкосу удалось отделить душу от тела во время сеанса мессмеризма.

– Узнаю врача по вопросу, – буркнул самец-служитель. – Вам бы, Антон Палыч, все подшучивать.

– Нисколько! Энкос погрузил человека в гипнотическое состояние с помощью катушки Румкопфа и велел его душе выйти из тела. И она вышла! Гуляла по комнате, о чем рассказывал сам испытуемый. Сам Энкос гуляющей души, разумеется, не видел, но подносил закопченную пластинку в тот угол комнаты, где, по уверению испытуемого, находилась в тот момент его душа. И в результате контакта с оголенной человеческой душой, черный налет копоти на пластинке изменил цвет с черного на рыжий, по свидетельству исследователя.

– Получается, душа вполне материальна, и ее можно изучать методами науки! – воскликнул бритый самец Базаров. – Я вот тоже резал лягушек…

– Да погодите вы со своими лягушками! – возбужденно воскликнул самец-купец Поляков. – Пусть Антон Павлович рассказывает!

Анну тоже сильно заинтересовал рассказ доктора, и она подумала, что сегодня не зря пришла сегодня на тусняк: давно самка так приятно не расчесывала чувствилище в районе удовлетворения исследовательского инстинкта.

– Весьма интересные результаты! – продолжил самец-доктор с шерстью в виде конуса пониже присоски. – Так, например, Энкос установил, что душа притягивается электростатической машинкой.

– Сущая ересь, – неуверенно промодулировал воздух, выходящий из его легких, самец-служитель. – Душа есть субстанция, которая…

– Погодите-погодите, – сообразил что-то мозг самца-купца. – Не горячитесь, батюшка. Ведь это доказывает только, что душа существует! И значит, бог есть! И состоит он, возможно, из той же материи, что и души человеческие.

Этот оборот мысли заставил всех перестать издавать звуки, чтобы поиметь время на обдумывание полученной информации. А информация эта не устраивала всех, кроме Анны. Бривший шерсть на лице самец Базаров не хотел соглашаться с наличием Огромного Колдуна, поскольку изначально занял позицию его отрицания и теперь отступить с нее не мог, даже если бы сам почувствовал свою неправоту: в нежелании проигрывать проявлялась его неосознанная инстинктивная боязнь быть поверженным, потому что в животном мире повержение грозило побежденному потерей места в иерархической пирамиде стада.

Самец-служитель был рад найденному доказательству существования Огромного Колдуна, но он смутно чувствовал здесь некую опасность, состоявшую в том, что подвластность Колдуна изучению физическими методами девальвировала его авторитет и низводила Колдуна до обычной материи, с которой особи его вида прекрасно управляются с помощью инструментария. Пожалуй, самец-служитель предпочел бы оставить Огромного Колдуна в сфере принципиальной недоказанности, чем позволить ничтожным созданиям ковыряться в нем разными инструментами с целью использовать его чудесные свойства для своих по определению низменных целей.

Анна же отнеслась к новой вводной совершенно спокойно, поскольку ей было просто интересно, чем закончится схватка самцов, которая ее слегка возбуждала как самочку.

– Возможно, душу и можно изучать, пока она не улетела в горние выси. Но только душу, а не Создателя, – попытался найти призрачный компромисс самец-служитель. Его кожные покровы слегка раскраснелись.

Анна обратила внимание, что и у других самцов кожные покровы тоже порозовели из-за прилива к ним жидкого носителя питательных веществ и кислорода, циркулирующего в организмах по системе тонких трубопроводов. Органы зрения присутствующих слегка увлажнились. Также увлажнились через поверхностную перфорацию и кожные покровы спорящих самцов. Искусственные шкуры мешали испарению влаги, поэтому температура тел не понижалась, что вело к еще большему испарению. В результате тела самцов под искусственными шкурами были покрыты липкой и скользкой пленкой из жидкости и кожного сала. Анна все больше чувствовала характерный мускусный запах самцов, и ей хотелось короткими отростками передней конечности пережать оконечность воздуховода, торчащую на лице, поскольку именно в этом неприглядном набалдашнике располагался слой обонятельного эпителия.

– Но если душу можно изучать, как материальный объект, значит, она существует, то есть обладает некими свойствами. Вы согласны со мной? – Самец-доктор направил на самца-служителя свой оптический прибор для преломления электромагнитных волн.

– И что же? – Вопросом на вопрос ответил служитель, нервно теребя короткими отростками передних конечностей символическое изображение мучительного прерывания жизненного цикла, висящее на пузе.

– Вы согласны со мной, батюшка?

– Допустим.

– Тогда было бы очень интересно исследовать такие свойства души, как делимость, например. Обладает ли душа свойством делимости?

– Можно ли ее разделить на две, три или более частей, как я резал лягушек?!. – возбужденно воскликнул самец Базаров, бривший шерсть на лице.

– Невозможно-с, – хмуро довел до сведения окружающих свое мнение самец в черной шкуре. Его отростки продолжали нервно поигрывать символом мучительного прерывания.

– А если все же? – напористо спросил самец Антон Павлович. – Пока все вещество, что мы знаем, делится до мельчайших своих кирпичиков. Я не далее, как позавчера… нет, виноват, третьего дня разговаривал в Сандунах с Менделеевым, и Дмитрием Иванович сказал, что мельчайшей частицей вещества является его молекула. А при разрушении молекулы получаются химически совсем другие вещества, более простые. А из этих простых веществ, руководствуясь нарисованной Дмитрием Ивановичем табличкою, как из кубиков собираются вещества более сложные. Нельзя ли и душу вот так же разобрать на винтики, а потом из них собрать душу какого-нибудь другого человека?

– «Ересь» – вот что нам сейчас скажет батюшка! – уверенно предположил бритый самец Базаров.

Самец в черной шкуре, уже было открывший ротовую полость для извлечения звуков, немедленно закрыл ее.

– Как же можно из одних людей собрать других? – Звуковая волна, испущенная Анной, заставила всех повернуть к ней свои органы зрения. – Я думаю, это решительно невозможно!

– Для науки ничего невозможного нет, – уверенно промодулировал самец Базаров. – Вот вы не даете мне сказать про мои опыты с лягушками, а когда-нибудь наука достигнет такого развития, что можно будет разбирать людей на части и из этих частей хирургически сшивать других людей. Я слышал, профессор Преображенский уже проводит такие опыты.

– Если мне пришьют вашу ногу, я вовсе не стану нигилистом, – возразил самец-купец.

– Господин Поляков хочет сказать, что его сущность составляет мозг или, точнее говоря, заключается в мозге, – пояснил доктор. – И даже если вы приделаете к господину Полякову целиком иное тело, за исключением головы, где и находится мозг, то все равно получится тот же Поляков, только без таких округлостей, каковые имеет сейчас, уж простите мне мой натурализм…

Анна услышала немодулированные звуки, свидетельствующие о крайнем удовольствии, которое доставила чувствилищу присутствующих последняя фраза самца-доктора. Анна и сама некоторое время поиздавала немодулированные звуки, сопровождавшиеся небольшим сотрясением верхней части ее тела, а потом затихла.

– Ну, хорошо, – продолжил самец Базаров. – Но ведь мозг делим! Что получится, если мы совместим половинку мозга господина Полякова с моей? Это будет уже не Поляков, и не я, а кто?

– По всей видимости это будет уже иная личность, в коей останутся некоторые черты ваши и ваши, – самец-доктор попеременно кивнул в сторону самца Базарова и самца Полякова. – Наука пока не знает, где именно, в каких точно отделах мозга располагаются наши привычки и способности. Так что, возможно, в этом странном существе останется поляковская привычка обильно и вкусно покушать, но не будет его отменной денежной хваткости и умения вести дела. Зато будут воспоминания Базарова о том, как он резал своих лягушек.

– А будет ли он верить в бога? – неожиданно для присутствующих вдруг спросила самка Анна.

– Хороший вопрос! – отметил самец-доктор. – Думается мне, это зависит от того, в каком отделе мозга базируется вера. Если этот участок достанется новой личности от господина Базарова, она будет неверующей, а если от господина Полякова, то верующей.

– А душа? – Анна почувствовала, что в своих рассуждениях подошла к чему-то важному для нее, и вдоль ее позвоночного столба даже пробежало ощущение небольшого свербения кожных покровов, будто за отворот искусственной шкуры ей сыпанули немного песка или любого другого размолотого до аналогичных размеров минерала. – Душа у него будет чья?

– Душа? – Самец-доктор задумчиво потеребил отростками передней конечности конусообразный клок шерсти внизу лица. – Если душа действительно существует, что еще не доказано наукой, несмотря на опыты французского ученого, о коем я имел честь говорить ранее, то… А вы как полагаете? – Оптический прибор самца-доктора повернулся к самцу-служителю.

– Мне кажется, когда вы в результате своего кощунственного опыта разделите мозг человека надвое, душа его отлетит к создателю, и вы затем соберете искусственного гомункула вовсе без души.

– Разве может существовать человек без души? – вопросила Анна.

– Действительно, – поддержал самку самец-доктор. – Как-то не вяжется. Получается, живет себе человек, занимается деятельностью какой-то, ходит на базар, детей плодит, книги читает, а может быть, даже и пишет. Хочет чего-то, стремится к чему-то, любит, страдает, в церковь заходит… И все – без души?!. Может быть, тогда душа и не нужна вовсе?

– То есть получается, когда этот человек умрет, то он умрет насовсем? – вдруг догадалась Анна.

– Все умирают насовсем, любезная Анна. Никто на моей памяти еще не воскрес, – присоска самца-доктора растянулась выпуклостью вниз.

– Нет. Я о том, что душа его… то есть не душа, души у него нет, как сказал батюшка, но вот стремления его, его личность, сознание – погаснет безвозвратно и все? А ведь он, наверное, будет рассчитывать на жизнь вечную, как и все.

– Все рассчитывают на жизнь вечную, но есть ли она? – встрял самец Базаров.

– Есть, иначе все бессмысленно, – сделал заявление самец-служитель. – Зачем тогда мы тогда все это обсуждаем, живем, радуемся, детей воспитываем патриотами?..

Организм Анны был вполне солидарен с этим заявлением, поскольку прожить жизнь только и исключительно для себя ей казалось неправильным и бессмысленным, хотя именно так она и жила. И этот парадокс легко объясним! Дело в том, что самка Анна принадлежала в стадным млекопитающим, то есть к такому виду, все особи которого приучены подчиняться другим особям, стоящим в стадной иерархии выше. Для таких существ жизнь, проведенная в подчинении и частичном услужении высшим особям стада, это норма. А вне стада жизни вообще нет, ибо вид стадный. Эта врожденная, инстинктивно-животная необходимость в служении своему стаду никуда не делась, и когда вид стал разумным. Напротив, она успешно развилась, трансформировавшись в идеологию, которая пафосно описывала необходимость служения племени-государству, высшему доминанту и Огромному Колдуну, опекающему ареал обитания…

– Получается, возможна жизнь человека без души, и этот человек также любит, страдает и хочет чего-то, как и человек обычный, но отличается от последнего только тем, что не обладает вечной жизнью? – спросил бритый самец Базаров.

– Так, – кивнул твердым заросшим отростком головы самец-служитель. – Если вашей науке когда-нибудь удастся сшивать из разных частей бездушных людей, если господь такое попустит…

– Попустит, не попустит… И спрашивать не будем! – с повышенной громкостью испустил волну самец Базаров. – Раньше от простого аппендицита помирали люди, и бог попускал. А теперь мы ему не позволяем забирать людей по такому пустяку. И как не любо ему аппендицитом людей убивать, а с нашей наукой совладать он не может!.. А с помощью науки, когда мы хорошенечко мозг изучим и узнаем, какой там участок за что отвечает, можно будет все вредные участки вырезать, в коих злоба и корысть помещается. И тогда искусственные люди не будут грешить вовсе. Наука сделает то, что вам с вашей религией сделать не удалось и не удастся – изменит природу человека! И даже если при этом все люди останутся без души, что с того!..

– Но если будут жить в мире разные люди – грешники с душою и безгрешники без души, как обидно будет умирать безгрешным и не попадать в рай! – промодулировала Анна. – Ведь вечной жизни ведь без души не бывает.

– Однако и слова такого нет – «безгрешники», – задумчиво прошевелил вкусовым отростком самец-доктор. – Весьма, кстати, показательно, батюшка, вы не находите?

– Нет такого слова, – согласно тряхнул шерстью головы самец-служитель. – И знаю, на что намекнуть хотите! На то, что не бывает людей безгрешных, даже слово такое смех вызывает…

– Именно так-с! – подтвердил самец Антон Павлович. – На лету ловите, святой отец.

– Ловлю да отбиваю… Синоним зато есть – «святые». Вот они не грешат. По-вашему «безгрешники».

– Оп-па! – вдруг скумекал мозг самца Базарова. – Получается, что будут жить на свете обычные грешники, как мы с вами, и люди святые, но без души. Причем святые в рай не попадут, ибо не нашлось у создателя души для них!

– Быть того не может, чтобы господь святых в рай не прибрал! Они ж без греха! – не поверил самец-купец.

– Да как же им грешить, гомункулам этим искусственным, – почесал конечностью головную шерсть самец-служитель, – если у них свободы воли нет? А нет свободы воли, потому что души нет!

– Получается, душа дана человеку только для того, чтобы грешить, – вдругорядь скумекал мозг самца Базарова.

– Вот откуда вся порча! – воскликнул самец-доктор. – Душа есть производитель пороков!

– А возможно, и так, – самец-служитель положил переднюю конечность на символ преждевременного прерывания. – Сумеешь, имея душу, от пороков удержаться, будешь вечно блаженствовать в раю, не сумеешь – вечная твоя жизнь станет адскою мукой.

– А если искусственный человек не грешит без всяких усилий?

– Тогда и вечной жизни он не достоин!

– То есть душа – это чистый черт внутри нас? Зачем же господь нас чертями заселил?

Самец-служитель не успел ответить на этот вопрос, как в информационный обмен вновь встрял самец Базаров:

– Есть выход, господа! И опять же от науки, каковая сию несправедливость может разрешить. Ведь несправедливо же, если праведник бездушный не получит вечного блаженства или на худой конец вечной жизни. Поэтому люди в будущем, особливо искусственные, не станут умирать вовсе! Наука придумает, как победить старость, болезни и смерть.

– Но тогда создания тварные не встретятся со своим отцом небесным, – возразил самец-служитель.

– Но тогда миру грозит перенаселение, – в более практичном русле выступил самец-купец. – Это ж сколько товаров потребуется!

– Но тогда просто наскучит жить! – вступила и самка Анна, вспомнив о старике Каренине и сообразив, что ей пришлось бы в таком разе куковать с ним целую вечность, а это немногим лучше ада.

– Из всего перечисленного самым страшным мне представляется ваше замечание, – самец-доктор обратился к менее рослому в сравнении с ним самцу Полякову – Остальное – пустое. Если наскучит жить так, смените деятельность и живите эдак, то есть иначе. Вы, Анна Аркадьевна, и нынче подобным же способом живете. Надоело книжку читать – пошли в карты поиграли… Что касается встречи с отцом небесным, то я и сейчас к нему не сильно рвусь. Надеюсь, что и вы, батюшка, не торопитесь?

– Сколь отпущено, столь и проживу. А вы, дети мои, зря отказываетесь от встречи с отцом небесным ради жизни вечной на Земле.

– Почему же?

– Встреча с любящим отцом – всегда радость.

– Не всегда, батюшка, не лукавьте, – помахал отростком передней конечности самец Базаров. – Для иных, согласно писанию, такая встреча может обернуться отнюдь не радостью, а вечными муками. Так что встреча эта – натуральная лотерея. И которые играть и рисковать не любят, с удовольствием променяют вашу опасную лотерею на вечную земную жизнь без рая, но и без гарантированного ада.

– А вы не грешите и не попадете в геенну огненную, – заступился за корпоративные ценности самец в черном.

– Да как же-с не грешить, если душа в нас специально для производства грехов вставлена!

– Старайтесь не грешить, поелику возможно, зато в обмен обретете вечное блаженство на небесах. Здесь-то потерпеть недолго. Неужто не стоит ради вечности?

– Да кабы знать точно! А так не грешишь, не грешишь, а потом раз – а там и нет ничего! – тоскливо прошевелил вкусовым отростком самец-купец. – Получится, жизнь одну-единственную зазря и профукал. Обидно.

– Есть тот свет! – Самец-служитель вновь положил конечности на символ. – Доказать, разумеется, существование бога, рая, ада и чертей нельзя, сие есть прибежище чистой веры.

– Веры, говорите?.. Вот вы, батюшка, говорите, что бог есть, а он, – самец Поляков кивнул в сторону Базарова, – говорит, что нет. Кому ж из вас верить?

– А кем вы станете, когда наука изобретет бессмертие? – Не дав служителю ответить, послал ему новый запрос бритый самец Базаров.

– Не доживу, надеюсь.

– А все-таки? Хирургия достигла в наше время высот немалых. Пирогов и другие врачи просто чудеса творят. Штопают израненные тела, как портной костюмы. Глядишь, лет через двадцать-тридцать…

– Если доживу и останусь в силах, служить буду так же в своем приходе, как и служил.

– Кому?

– Господу.

– Нет, я не о том… Для кого служить-то будете? Много ли прихожан у вас останется, если люди бессмертие через науку обретут, а не через вас? Зачем вы им станете нужны?

– Продавать-то что будете, грубо говоря? – профессионально поинтересовался самец-купец, сразу просекший фишку.

Да и служитель понимал, что без того свету торговать ему будет нечем. Разве что…

– За справедливостью люди придут! За утешением. Бессмертие дадите, а справедливости все равно на всех не хватит.

– А ведь не придут они за справедливостью! – воскликнул самец-доктор, которого вдруг озарило. – Сейчас-то люди надеются, что на том свете им достанется справедливости, которой на этом недостало. Вот и терпят. А в церковь ходят пополнять запас терпения и для утешения. А если ждать будет нечего и надеяться не на что… Уж коли родился нищим крестьянином, таким и будешь целую вечность без всяких перспектив. И церковь тут ничем не поможет.

– Одна дорога тогда – в революцию! – Базаров произнес эту фразу с такими амплитудно-частотными характеристиками, что Анна почувствовала: мысль о ниспровержении устоев социальной иерархии приятно возбуждает самца.

– Думаю, крестьян нужно оставить смертными, – решил купец. – Думаю, операция для бессмертия должна быть платной.

– То есть вам, толстопузым – бессмертие, а другим людям – шиш с маслом? – На сей раз амплитудно-частотные характеристики звуковой волны безошибочно подсказали Анне, что Базаров возмущен возможным отсутствием халявы.

– А вы полагаете, врачи, делающие операции по бессмертию, должны работать бесплатно? – И в голосе самца-доктора Анна тоже уловила легкий намек на возмущение.

– Нет, – смешался самец Базаров. – Но можно, начав с платного и даже дорогого бессмертия и обучив на заплаченные нуворишами деньги множество врачей, потом обеспечить всех бессмертием за общественный счет в земских больницах.

– А зачем, если после этого они бунтовать зачнут? – не уловил прагматичный самец-купец. – Как оградить государство от бунта?

– Расстреливать можно, – вдруг сказал служитель, поглаживая передней конечностью символ веры у себя на животе.

Все на некоторое время замолчали, осознавая новый парадокс – смертность бессмертных.

– Так их можно убить? – удивленно промодулировала Анна.

– Убить всех можно, – удовлетворенно покивал отростком головы самец-служитель, предчувствуя, что без работы он и его коллеги все же не останутся.

Положение спас бритый самец:

– Если уж медицина сможет дать людям бессмертие, значит, починить испорченное тело сможет тем более! Если только человека в пыль не истереть.

– Можно и в пыль, – с готовностью проговорил самец-служитель, не переставая поглаживать любимый символ.

– Ну, уж непременно и в пыль, – покачал твердым отростком головы заросший самец Поляков. – Вовсе не обязательно! Расстрелять да закопать. И запретить докторам выкапывать и чинить бунтовщиков под страхом тюрьмы. А уж коли люди вечные, можно и сроки тюремные им давать побольше – лет по триста.

Анна Каренина, самка

Присоска бритого самца Базарова гневно скривилась:

– Собираетесь расстреливать тех, кто не желает быть вечным рабом, святой отец? Тогда уж гуманнее дать им самим умереть!.. Вы все-таки спасли свою смерть-кормилицу!

Густо заросший шерстью самец растянул малиновую присоску, непроизвольно выказав полнейшее удовлетворение так, словно его только что похвалили за находчивость.

– Нет, не спас! – вдруг сказал самец-доктор. – Лет через сто всю грязную работу станут делать машины. И бунтовать не будет причин. А значит, всех можно сделать бессмертными.

– А чем же будут заниматься люди, если не работать?

– Творить. Писать стихи, картины, путешествовать, растить детей… Виноват! С детьми не выйдет по причине угрозы перенаселения планеты. Рождаемость придется ограничить.

– И чем будут заниматься семьи? – послала запрос самка Анна.

– А тем же самым минус дети. Или вообще не будет никакой семьи. А к чему она? Нет, кто захочет, сможет, конечно, жить с кем угодно и как угодно долго, но нынешней непременности семьи не будет…

– Мне бы хотелось стать бессмертной, – не очень громко произнесла Анна. Но увлеченный своей идеей самец-доктор ее не услышал:

– Я даже так думаю, что во время операции по оббессмертиванию заодно придется лишить людей детородной функции. Чтоб и соблазна не было размножиться. Хочешь бессмертие получить, соглашайся, не хочешь – рожай детей вместо себя, а сам помирай.

– Это справедливо, – согласился Базаров. – Что скажете, батюшка?

Самец в черном молчал, пытаясь найти в этом гипотетическом мире место для себя. И вдруг понял, что если все будут маяться дурью, а работать станут машины, то и ему отпадет нужда в службе. Однако признавать, что для него служение Огромному Колдуну – всего лишь способ заработка, не хотел:

– Все равно справедливости на всех не хватит. Несчастные в любви придут ко мне за утешением, например.

– Это медицина урегулирует, – махнул передней конечностью бритый самец. – Отрежут страдающему человеку чего-нибудь.

– Что ж ты ему отрежешь, если он даму сердца свою любит, а она его нет?

– Да в мозгу какой-нибудь участок особо зловредный вырежем. Да и вообще все участки, которые за страдания отвечают, удалим. Не те, что за физические страдания отвечают, конечно, иначе человек вообще боли не будет чувствовать, а без такого важного дела, он и сгореть может, по пьяному делу в костер севши… А только те участки вырезывать надобно, которые за душевные муки отвечают.

– Души не будет, – подсказала Анна, которой течение беседы приятно расчесывало чувствилище.

– Ну, я не так выразился. Психологически страдать не будет человек – вот что я хотел сказать… И чем же вы, святой отец, будете в таком мире заниматься?

– Буду окармлять божьим словом тех, кто надеется предстать перед богом после вечности!

– Как это после вечности?

– А вы что думали, ваша вечность – совсем уж вечная? Как подойдет Конец света, так все и окажетесь пред господом, голубчики.

– И что ваш господь сделает? Ничего он сделать не сможет: души-то у людей не будет. Вот и умрут все насовсем. Если действительно случится такое, поскольку есть подозрение, что Вселенная наша ни начала, ни конца не имеет, и продолжаться будет вечно.

– Господь всемогущ, – не сдавался заросший. – Если захочет наказать, так накажет. В его силах после Конца света оставить ваших гомункулюсов живыми и ввергнуть в ад на вечные мучения. За гордыню накажет.

– Кого? Гомункулюсов искусственных? Так их не за что: они перед создателем никаких обязательств не имеют. Нас, людей смертных с душами бессмертными господь создал и потому право на нас имеет, как отец. А тех-то за какие грехи, гомункулюсов? Они ж безгрешны! Грешит ведь душа. А бездушные гомукулы святыми будут, мы ранее это упоминали.

Заросший самец в черном весьма интенсивно и несколько раз помахал перед собой передней конечностью:

– Прости́, Господи, за разговоры эти… Как оно там сложится у ваших гомункулюсов хирургических, я не знаю, а сейчас не переброситься ли нам, людишкам невечным, в картишки? Ибо страдательные места из мозга нашего еще не вырезаны, а без картишек я долго выдерживать не могу: страдать начинаю. Кто со мной партеечку в бридж?

– А пожалуй, что и поддержу сию идею, – высокий самец передней конечностью снял с выступа воздуховода преломляющий прибор и начал протирать его особым куском тканого материала, который он извлек из недр своей искусственной шкуры.

– Да и я не прочь переброситься, – поддержал идею смены раздражителя самец, работавший купцом. – Как насчет по пяти рублёв с носа за партию, батюшка?

– Отчего ж и не по пяти? Хотя лучше было бы по рублю. Времена нынче трудные, можно даже и по трехалтынному…

Все самцы, предварительно вежливо наклонив торсы в сторону единственной самки, ушли, унеся с собой запах своих выделений, и рядом с Анной остался только бритый Базаров. Органы зрения самца Базарова сфокусировались на Анне:

– А вы, Анна Аркадьевна, когда-нибудь резали лягушек?

– Господь с вами! Для чего бы я стала такое делать?

– Для познания натуры. Или вы считаете, что природа – без разницы, господь ее сотворил, или она самое себя сотворила – не достойна изучения?

– Нет, я не считаю так. Натура весьма натуральна и достойна, конечно, всяческих похвал, но резать лягушек… К чему-с?

– Чертовски увлекательное занятие! Берешь ланцет и по пузу ей аккуратненько – чик! А она так, знаете ли, дергается, дергается немного, – говоря это, самец Базаров всем телом и передними конечностями показал, как дергается лягушка, не переставая одновременно коситься на молочные железы самки, причем делал это с таким удовольствием, словно бы на груди Анны были разложены препарированные лягушки.

– Гадость какая! – Мордочка самки исказилась гримасой неудовольствия, но поскольку на мордочку самец не смотрел, сигналом для завершения подачи информации это ему не послужило. Напротив.

– Ах, да зачем же сразу «гадость»! – вскричал он. – Положительно не улавливаете вы красоты природы! А уж если взять жабу…

– Да прекратите вы, наконец! – повысила самка амплитуду звукоизлучения. И в этот момент увидела Вронского…

§ 5 «…если газы скопились и не выпускаются, то деться им некуда…».

Коренастый слегка кривоногий самец Вронский не показался бы стороннему наблюдателю красавцем, но тело Анны, изголодавшееся в смысле удовлетворения полового инстинкта, незамедлительно послало в мозг сигнал: «радость, удовольствие». И самка, едва кивнув головным отростком оторопевшему Базарову, почти бросилась навстречу ковыляющему в ее направлении Вронскому.

– Бой мой, Анна, какая встреча! Я думал, вы не придете сегодня. Каренин говорил, вы собирались в театр.

– Пустое. Мы решили прийти, здесь было обещано множество интересных людей и разговоров, и я их сполна получила.

– О чем же вы тут столь увлеченно беседовали? – Зрительный аппарат Вронского вопросительно уставился на неуверенно следовавшего за Анной Базарова.

– Я рассказывал Анне про свои опыты с лягушками.

– Оставьте эти разговоры лягушатникам, Базаров! Что я вам, француз какой-нибудь? К тому же я столько раз слышал от вас об этом, что скоро наизусть выучу всех зарезанных вами лягушек по именам.

Довольная самка издала короткие немодулированные звуки, в такт которым ее молочные железы слегка затряслись. Оба самца внимательно отследили эти колебания до самого их конца. После чего Базаров зашевелил вкусовым отростком, умело промодулировав следующее сообщение:

– Вам всем наплевать на науки! А между тем разве может быть что-нибудь более интересное в этой жизни? Они так дергаются…

– Кто? Науки?

– Вам бы все смеяться, господин Вронский. Однако, если вас мало интересуют научные препарации, извольте – я готов говорить о другом!

– Например, о революции?

– Почему именно о революции?

– Потому что вы всегда говорите только о двух предметах – лягушках и революции. И к чему бы не сводилась беседа – даже если она будет посвящена покупке отреза ситца – вы все равно все сведете к революции или лягушкам.

– А вы, кстати, знаете, что на ситцевых фабриках работников безжалостно угнетают?

– Не более, чем вы – лягушек.

– Такое сравнение я могу принять только в шутку-с! Ибо вам не хуже меня известно, что царя природы, пусть он и трудится на фабрике в женском лице, нельзя даже и сравнивать с гадами и пресмыкающимися.

– А с коровами?

– С коровами?

– С коровами!

– И с коровами нельзя-с… А почему вдруг с коровами?

– Да нипочему, я просто спросил. Дай, думаю, уточню насчет коров.

– От вас, помимо шутки, не жду никогда ничего серьезного, Вронский! И даже не представляю, как вы с делами управляетесь с таким поверхностным характером? Да и есть ли они у вас, дела?

– Есть. Я недавно вошел в пай с купцом Поляковым… он, кстати, где-то тут должен быть…

– Он здесь, – дала информацию Анна, организм которой незаметно для обладательницы млел в присутствии брутального самца, виденного Анной нынче во сне при весьма пикантных обстоятельствах. – Ушел с батюшкой и Антон Палычем играть в бридж.

– Как водится… На паях с Поляковым мы прикупили небольшую фабрику по производству колбас копченых и вареных. Вот какие у меня теперь заботы – прибыль, поставки, торговля… Потому, кстати, я и вспомнил о коровах.

– А еще над моими лягушками потешаетесь! – Базаров всплеснул передними конечностями, и на Анну вновь нахлынула волна самцового запаха, продуцируемая подмышечными железами самца. Самой Анне тоже было немного жарко, она чувствовала стекающие по спине струйки пота, у нее даже засвербило между ягодицами, однако почесать там на виду у всех, а тем более в присутствии такого козырного самца, как Вронский, она не решилась.

– Я в научных целях резал лягушек, – продолжал между тем Базаров, – а вы ради выгоды убиваете существ более совершенных, стоящих ближе к человеку, чем какие-то гады. И убиваете вы их в огромных количествах, в отличие от скромного ученого – «лягушатника».

– Зато я не революционер, – сказал Вронский, тело которого под искусственной шкурой также было покрыто тонкой пленкой, состоявшей из кожного сала и пота. – А революционеры, сударь, не меньшие убийцы, чем мясники. Ради своей идеи они готовы идти на любые жертвы и не остановятся, я уверен, даже перед тем, чтобы во имя абстрактного счастья всего человечества уничтожить любое количество конкретных людей.

– Хирург, который вырезает у человека больной орган, тоже проливает кровь, но разве грядущая жизнь человека этого не стоит? – спросил Базаров, в брюшной полости которого совсем недавно поселился не ощущаемый им самим длинный ленточный паразит, коего он подхватил, скушав плохо обработанную термически продукцию мясного заводика, на днях прикупленного Вронским пополам с Поляковым.

– Хирург, говорите?

– Да. Вы только представьте себе – тысячи лет человечество жило в грязи, в аду, в войнах и несчастьях. И вот вдруг появилась возможность разом избавиться от тысячелетнего мрака и зажить счастливо! – вскричал Базаров. – Но для этого нужно только пожертвовать малым – некоторыми подлецами, которые не дают людям прорваться к счастью!

– А если таковых, как вы говорите, подлецов будет множество или даже большинство?

– А вы обозрите в перспективе, сударь. Посмотрите на мрачные предыдущие тысячелетия. И загляните на тысячи, миллионы лет вперед, на сотни тысяч счастливых поколений. И расчет будет в мою пользу: с миллионами будущих счастливых поколений разве сравнится любое количество ныне живущих несчастных паразитов, которые даже благодарны будут, если их избавят от непереносимых несчастий нашей убогой эры? – Базаров давно чувствовал, что его организм нуждается в сбросе отработанной жидкости, но приятное раздражение эмоциональной сферы от этой беседы заставляло его сдерживать естественные позывы организма.

– И как же вы технически планируете уничтожить большую часть человечества, если это принесет счастье будущим поколениям? Ведь непростая задача – умертвить миллионы людей!

Мозг Базарова загрузился обработкой информации, а его тело задумчиво потерло отростками передней конечности бритую часть лица.

– Ну для начала их нужно как-то отфильтровать, отделить плохих граждан от массы хороших, прежде чем суд революции решит их судьбу, ведь вред от некоторых может быть минимальным и, возможно, таких людей удастся перевоспитать или они сами поймут порочность своего поведения и своих устремлений. Глупо ведь уничтожать человека, если он когда-то украл только одно зернышко!.. Для того чтобы разобраться потребуется время. А когда вина и вредоносность каждого будет определена…

– Кем?

– Кристальными людьми, составляющими революционные суды народа! Есть же такие люди, которые готовы свою жизнь отдать ради народа.

– Ради народа или ради его истребления?

– Ради удаления части для спасения целого… Такие люди, которым для себя лично ничего не нужно. Люди идеи.

– И много ли вы знаете таких кристальных людей? Быть может, их сто или тысячу человек на всю Россию. Не устанут ли они уничтожать остальных?

И сколько десятков лет у них это займет? А ведь за эти годы родятся новые плохие люди!

– Я уверен, что кристальных людей больше, их тысячи, сотни тысяч! Просто сейчас мозги у людей замусорены своекорыстностью, а когда будет поднято знамя свободного труда, пелена спадет.

– Пусть их будут даже миллионы, у которых пелена спадет!.. А остальные сотни миллионов останутся все такими же своекорыстными. Меня интересует, как можно ради будущего блага человечества чисто технически ликвидировать заразу своекорыстия вместе с ее носителями так, чтобы последние не взбунтовались?

– Ну, я думаю, что уничтожать подлецов можно будет прямо в тех же лагерях, где они будут накоплены. Там особо не побунтуешь.

– Это ж сколько патронов понадобится? И кто будут палачами? Ваши кристальные люди?

– Можно поручить эту печальную работу машинам. Ну, например, загонять людей как бы в баню, а на самом деле механически пускать в помещение удушающий газ, который безболезненно и быстро усыпит их.

– А дальше?

– Что дальше?

– Куда девать трупы?

– Трупы?.. Трупы по конвейеру пусть поступают в печи, где сгорают дотла, либо с пользой нагревая воду в паровых котлах для работы электрических машин.

– Какой ужас вы тут нарисовали! – воскликнула эмпатичная самка Анна.

– А вы не боитесь, что когда-нибудь ваши заводы по уничтожению людей станут самым страшным символом революционной эпохи и лягут несмываемым позором на человечество? – осведомился кривоногий Вронский. Он внезапно почувствовал внутри своего тела – там, где располагался аппарат для переваривания, – некий дискомфорт в виде ощущения распирания и понял, что скопившиеся в кишечнике газы от разлагающейся пищи готовятся вырваться наружу. Усилием воли самец сжал сфинктер и удержал газы внутри, чтобы не оконфузиться.

– Ужас, говорите? – Самец Базаров направил в сторону собеседника один из отростков передней конечности, каким особи его вида обычно указывали направление. – А чем ваш завод по убийству принципиально отличается от моего?

– Какой завод? – Вронский, боровшийся за удержание распирающих газов, даже сразу не сообразил, о чем речь. – Вы имеете в виду мою колбасную фабрику?

– Это для вас она фабрика по производству колбасы, как для меня мой завод – фабрика по производству будущего. А фактически ваше предприятие ничуть не лучше моего. Ведь что есть ваше предприятие, по сути? Завод по уничтожению личностей коров. А коровы не так уж сильно отличаются от нас, в отличие, например, от лягушек. Они такие же теплокровные и такие же млекопитающие. Они тоже любят своих хозяев и хотят жить.

– Вы назвали коров личностями?

– Ну да, конечно! Ведь они все разные по характеру. Они животные ласковые, другие сердитые, одни спокойные, другие устремленные… И не важно, от родителей им досталась эта разность свойств или от воспитания разными хозяевами. Важно, что коровы отличаются друг от друга. А коли они отличаются друг от друга, то они есть личности! Ведь что есть личность? Личность есть то, что отличает одного субъекта от другого, похожего.

– Вы полагаете, убивать коров – то же самое, что убивать людей?

– Нет, я полагаю, что убивать людей – то же самое, что коров.

– Однако… – Вронскому наконец удалось как-то усмирить приступ метеоризма, и он почувствовал себя чуточку увереннее. – А вы знаете, что я вам сажу, друг мой… Назовите мне хоть одного человека, который был бы идеальным гражданином, равно способным как отдать свою жизнь во имя народа, так и уничтожить любой народ во имя лучшей жизни. Кто был бы идеальным героем и одновременно идеальным бестрепетным палачом в вашей теории? Есть ли хоть один такой? Я что-то ни с одним подобным святым злодеем не знаком.

– Знакомы! – внезапно долетела звуковая волна из-за спин Вронского и самки Анны. Они оба обернулись и синхронно воскликнули:

– Рахметов!

Смуглый, похожий за татарина или даже туркмена Рахметов в новом сюртуке стоял позади них с небольшого росточка девушкой, и его присоска была растянута выпуклостью вниз, свидетельствуя о состоянии крайнего удовольствия от услышанного.

– Рахметов подкрался как всегда незаметно, – оповестил Базаров, который со своей позиции видел приближающегося Рахметова, как видел и то, что органам зрения Анны и Вронского приближающийся татарин недоступен.

– Я уже целую минуту слушаю вашу беседу и заверяю вас, господа, что такие люди в России есть и я из их скромного числа, – сказал Рахметов.

– Анна! – Вронский повернул торцевую часть головы к самке. – Вы знакомы?

– Да, конечно. Господин Рахметов имел честь бывать у нас дома. Я думаю, нет ни одного дома в Санкт-Петербурге, которого он бы не посетил. Рахметов ныне – самое модное веяние.

– Говорят, даже появился новый термин – «рахметовщина». – Вронский вновь почувствовал распирание брюшины и даже подумал, не отойти ли ему на минутку в изолированное помещение, чтобы спустить избыточное давление. Но решил не ходить: он знал, что, придя туда, как назло сразу расхочет выпускать газ, так чаще всего и бывало. Газовые приступы накатывали на него волнообразно, апериодично и почему-то всегда не совпадали с посещением изолированного помещения. – А не представите ли вы нам свою очаровательную спутницу, господин Рахметов?

– С удовольствием! Ее зовут Вера.

– Прекрасно… Анну Аркадьевну Каренину вы знаете. А это, прошу любить и жаловать, нигилист Базаров, славный своими революционными наклонностями, – растянув присоску, представил Вронский присутствующих рядом существ.

– Весьма рад знакомству, – Базаров посмотрел на молочные железы рахметовской спутницы, после чего припал ротовой присоской к протянутой ею передней конечности.

Анна сразу оценила, что подошедшая самка моложе ее и потому гораздо привлекательнее для самцов. Она непроизвольно скосила органы зрения на Вронского, но кривоногий самец никак не обнаружил своего интереса к молодой самочке. Нет, он, конечно, был бы не против совершить с ней акт неоднократной копуляции, представься ему такая возможность, более того, это доставило бы самцу чувство радости и удовольствия. Но предпринимать какие-либо целенаправленные действия в этом направлении он бы не стал, поскольку юная самка была не вполне в его вкусе. В отличие от Анны.

Анна Каренина, самка

– Верочка, – глядя на грудь молодой самки, спросил Базаров. – Вы никогда не резали лягушек?

– Резать не резала, а в детстве через соломинку надувала, – неожиданно сказала Вера.

– Как интересно! Расскажите!

– Нет-нет! Иначе мы уйдем, – воскликнула самка Анна, которая испытывала иррациональную нелюбовь к пресмыкающимся и земноводным. – Я не желаю слушать про всякую гадость!

– Отчего же гадость, Анна Аркадьевна? В природе все прекрасно. – Базаров переводил взгляды с груди Анна на грудь Веры.

– Я прошу вас, Базаров, умолкните! – сказав это, Вронский вновь испытал чувство облегчения в брюшной полости. Он никогда не мог понять, почему приступы газовыделения накатывают на него волнами, ведь если газы скопились и не выпускаются, то деться им некуда и, соответственно, чувство распирания должно быть неотступным. Отчего же позывы периодически утихают?.. Нужно будет поинтересоваться этим у доктора Антона Павловича как-нибудь за бутылочкой бренди в самцовом разговоре.

– Ладно, я умолкаю, если вы не любите природу… – кивнул твердым отростком головы Базаров. – А как ваши экзерсисы с гвоздями, господин Рахметов?

– Да-да! – поддержала вопрос самка Анна и почувствовала, как очередная струйка пота пробежала у нее вдоль позвоночника. Все-таки в зале было слегка душновато. – Вы положительно свели с ума столицу этим увлечением! К чему оно?

– А вы еще не лежали на гвоздях, Анна Аркадьевна?

– Нет еще, но муж мой уже купил четыре фунта кровельных гвоздей и отрез толстого войлока.

– Не обязательно кровельные, можно которыми лошадей куют. Рекомендую-с. И без войлока можно обойтись, я через доску их набиваю.

– Жаль, здесь нет Антона Павловича, можно было бы спросить его об отношении медицины к вашим йогическим практикам, – напряжение мелких мимических мышц на лице Вронского выдавала его скепсис. – Думаю, он не одобрил бы использования дикарских истязаний для белого человека, к таким кунштюкам отнюдь непривычного. Антон Павлович балуется написанием рассказиков, думаю, он еще вставит вас в одну из своих сатир. И вас, господин Базаров с вашими…

– Да мне уже Тургенев грозил.

– А Тургенев разве пишет? – удивилась Анна.

– Ах, Анна Аркадьевна, в России кто ж не пишет? Чего бы и Тургеневу не взяться?..

Анна вспомнила, что по столице ходили слухи о том, будто Тургеневу принадлежит один из самых больших публичных домов столицы, куда захаживал едва не весь высший свет столицы. Однажды Анна вошла в комнату, где ее супруг разговаривал с доктором Борменталем и услышала фривольную фразу последнего: «Уверяю вас, тургеневские барышни на диво хороши, весьма активны и вовсе не дороги!..» Увидев Анну, Борменталь смутился, но Каренина сделала вид, что не услышала его последней фразы… Задумавшись, она пропустила несколько фраз Вронского и очнулась только на его вопросе.

– А вы, кстати, читали новый романчик этого… – Отростками передних конечностей Вронский издал несколько щелкающих звуков. – Как же его, черта фамилия… ну он еще в Баден-Бадене проигрался вчистую. Да неважно… Так вот, прочел я его романчик. «Братья Ракомазовы» называется. Весьма недурственная вещица!

– О чем?

– Водевиль-с. И название городка, где происходит действие, соответствующее – Скотопригоньевск. Надо бы Антону Павловичу сказать, чтобы взял на заметку для своих сатир…

– В чем же интрига романа?

– Отец и сын любят одну и ту же даму простых кровей. Да к тому же отец жаден и сына содержать, как тому желается, не хочет. А вообще, у этого отца три сына, как в сказке – двое умных, а третий дурачок, блаженненький. В результате всех этих любовных приключений и разбирательств герои так запутываются, что отец оказывается убитым. А убил его, знаете кто?

– Кто-с?..

– Не иначе блаженный, а то интриги не будет, – скривил присоску Базаров.

– А вот и нет-с! Оказывается, был у отца еще один сын – незаконнорожденный, который работал слугой. Он и убил-с. Шарахнул старичка ступкой по кумполу!.. А старичок, между прочим, в это самое время любовницу ждал.

– А почему у братьев фамилия такая странная? Часом не татары? – предположил гвоздь вечера модный самец Рахметов.

– Да что странного? – Вронский достал квадратный кусок тканого материала и промакнул им свободную от шерсти площадку над органами зрения, которая была обильно увлажнена организменным рассолом. – Бывают Богомазовы, которые иконы пишут. А бывают, которые раки церковные расписывают и украшают. Отсюда и фамилия – Ракомазовы.

– Пожалуй, не стану читать, – Рахметов как бы невзначай вынул из складок искусственной шкуры гвоздь. – Французы такие романчики изготовляют с гораздо большим искусством и непринужденной легкостью. А наш небось рассуждениями перегружен в обычном русском стиле. Как зачнут философии выписывать, хоть святых выноси.

– Не без этого, – кивнул твердым отростком головы Вронский. – Половину, если не более, можно без ущерба для сюжета выкинуть, честно говоря. Но вы же знаете, у нас писатели любят тьму своей души на читателя взять да вывалить. Как будто читатель для того деньги платит, чтобы писателю исповедником служить… А вы, я вижу, гвоздок-то неспроста достали.

– Да уж не безмысленно. Хотел Анне Аркадьевне показать образец скобяного промысла, который к делу революции наилучшим образом приспособлен. Вот такие гвоздки, Анна Аркадьевна, помогут делу сокрушения старого мира и подготовке тела для мира грядущих битв.

– Да я и не собираюсь ни с кем биться. Разве это дамское дело?

– Ну, тогда просто так полежите, от радикулита очень хорошо помогает.

– От радикулита? – Вронский протянул переднюю конечность и взял гвоздь. – Двухвершковый?

– Точно так-с! Глаз-алмаз у вас. На один вершок доска, на один вершок торчит. Набиваете побольше и ложитесь аккуратно.

– Крови не будет?

– Обижаете-с!

– А у меня не получилось, – излучил звуковую волну самец Базаров. – На третьем десятке гвоздей доска лопнула вдоль.

– Есть такая проблема, – согласился Рахметов. – Поэтому многие и усовершенствуют мое изобретение, набивая гвозди в толстый войлок, наподобие кошмы, какую купил супруг Анны Аркадьевны.

– Да, купил-с. Со страхом жду, когда велит в нее гвоздей набить, – искривила присоску выпуклостью вниз самка Анна, дав тем самым знать, что ее информация не соответствует действительности, и никаких опасений она на самом деле не испытывает, а чисто шутит. Присутствующие из вежливости немного поиздавали немодулированные колебания.

– А вы не опасайтесь, Анна Аркадьевна! Тело нужно закалять. Давайте я вам покажу, насколько терпимо это мероприятие. – Рахметов взял своей левой конечностью любезно протянутую ему конечность Анны, а правой приложил острие гвоздя к ее коже и слегка надавил вдоль оси симметрии скобяного изделия. – Ну как-с?

– Приятного немного, но терпеть можно.

– Можно-можно, – встряла самка-спутница Рахметова Вера. – Особенно когда лежишь и знаешь, что тем самым страдаешь за народное счастье, приближая светлое будущее.

– Ну, про светлое будущее нам сегодня Базаров уже много наговорил, жаль, что вы не слышали. – Вронский тоже протянул вперед свою конечность. – А позвольте-ка и мне пострадать для народа.

Рахметов с помощью ног придвинул свое тело поближе к Вронскому и надавил своим гвоздем на свободный от искусственной шкуры участок его конечности.

– И мне попробовать, – Базаров также протянул вперед верхнюю конечность, в которую Рахметов не без удовольствия ткнул свои инструментарием. – И часто ли вы лежите на гвоздях, Верочка?

– Стараюсь почаще, ведь народ так страдает!

– Похвально так радеть за народное счастье. А вот сколько народу вы готовы уничтожить за его счастье? – поинтересовался Вронский, который вдруг почувствовал, что его брюшину распирают не только газы. Внизу живота возникла несильная и тупая режущая боль, оповещающая мозг Вронского о том, что его организм уже давно подготовился к выбросу энтропию и готов хоть сейчас начать осуществлять процесс экструзии. «Как невовремя!» – не согласился с организмом Вронский. – Не обижайтесь только за вопрос, Верочка, это просто продолжение революционной темы Базарова, который готов был до половины планеты уничтожить за будущий рай на земле.

– Если за будущее народное счастье без эксплуатации придется принести в жертву немалую часть людей, что ж с того, пусть так, – легко согласилась Верочка.

– А если и вас принесут?

– Меня-то за что?

– За счастье, милое создание, за счастье, – пояснил кривоногий Вронский.

– А я счастью не помеха! Я и сама готова принять его в любом количестве.

– Не сомневаюсь. Все готовы, но у всех представления о нем разные… А вы, я вижу, сильно болеете за простой народ?

– Даже сплю плохо. Разметов уже беспокоится, что я сильно ворочаюсь, и мне видятся дурные сны.

Присутствующие переглянулись, Рахметов смутился, и только непосредственная Верочка ничего не заметила.

– Дурные сны? – машинально спросила Анна, вспомнив свой сегодняшний сон.

– Представьте себе! – продолжила Вера. – Дурные сны! А главное, я не могу ни в каких сонниках найти их смысл. Вот, например, сегодня я видела во сне алюминиевые стулья. К чему бы это?

– Я думаю, к революции и счастью народному, – растянул присоску Вронский, чувствующий все большую резь в нижней части брюшины и неудержимые позывы к экструзии энтропии. – Извините, господа, я ненадолго вас покину…

Рахметов проводил взглядом ушедшего Вронского и вновь повернул органы зрения к Анне. Хрящевые рефлекторы Анны, торчащие по бокам от мозга, уловили звуковую волну вопроса:

– Анна Аркадьевна, сами-то вы как относитесь к революции и назревшей необходимости переустройства мира?

– Ах, все нынче столько об этом говорят, что мне, право, даже неудобно признаться, что я ничего в этом не понимаю. Но знаю, что муж мой весьма неодобрительно относится к этой идее. Он полагает, что крестьяне должны работать на земле, рабочие на фабриках и заводах, министры управлять государством, а военные воевать. А если крестьяне начнут управлять государством, рабочие пахать, а министры работать на заводах, все станет только хуже.

– Да отчего же хуже? И разве может быть хуже, чем нынче? – возмутился Рахметов. – Был вчера в «Яре», заказал бламанже, так мне его полчаса несли! А называется, живем в империи-с!.. Никто давно уже ничего не умеет и ни за что не отвечает.

К тому же я в прошлом месяце, поправляя здоровье на берегу Женевского озера, познакомился с одним интересным человеком. Настоящий мыслитель! Знаете, что он мне сказал? Что любая кухарка может управлять государством! Вот это я понимаю, глубина мысли!

– Как же она станет управлять-с?

– Да уж как-нибудь, я не уточнял подробностей, но какова идея! И у него таких идей много.

– У знакомца вашего женевского? Он швейцарец?

– Да в том-то и дело, что русский! Живет там в политическом изгнании, гуляет по набережной, кушает рыбу, пьет пиво и все это время размышляет, как пристроить кухарку государством российским управлять. Вы бы видели его лоб! Его хитрый взгляд!.. Желает для российских рабочих газету издавать, забыл, как называется… «Пламя», что ли… Жаль только, нельзя ему сюда возвращаться, арестуют за смелость взглядов немедленно. У нас ведь реакция, Анна Аркадьевна, укатают в Сибирь на казенный пенсион в один момент. Стыдно!.. Стыдно мне за Русь!

– Ну, не знаю, – Анна слегка приподняла овальные бугры, откуда росли ее верхние конечности. – Может быть, и есть в этом смысл – передать управление страной крестьянам и кухарке, я не разбираюсь в тонкостях политики и с человеком этим вашим женевским не знакома.

– Да знаете ли вы, сколько нынче интересных людей! – воскликнул Рахметов. – С одним из них могу теперь же вас познакомить, он обещался подойти сегодня к Тургеневым. Быть может, уже где-то здесь ходит… Самостийный философ, хоть и молод!.. Вот я вижу, к нам возвращается Вронский, он займет вас приятной беседой на пару минут, а я пока попробую найти своего приятеля, если он здесь… Уверен, вы не пожалеете. Вера, подожди меня тут…

Мозг Рахметова начал подавать по нервным проводам команды мышцам нижних конечностей, и они проворно задвигались, перемещая тело Рахметова все дальше и дальше от собеседников.

– Мне кажется, вы прихрамываете? – спросила эмпатичная Анна подошедшего Вронского.

– Да, немного, упал нынче с коня. Доктор прописал мне движение, вот я неделю назад и начал заниматься, но, видно, конь – не мой снаряд. Каждый раз, когда пытаюсь прыгнуть через него, падаю. Думаю уже поменять врача. Как полагаете, найдется такой, который пропишет покой, карты и коньяк?

– Не думаю, – встрял Базаров. – Врачи всегда прописывают то, что скучно, больно или невкусно. А все, что интересно, вкусно и приятно, почему-то вредно для здоровья.

– Ой, я тоже это замечала! – воскликнула самка Верочка, и после ее наивного восклицания из ротовых полостей окружающих раздались добродушные смодулированные звуки.

– Господа! – раздался сзади общий позывной.

Самцы и самки обернули приемные устройства на звук и увидели Рахметова в сопровождении долговязого молодого человека. Рахметов был самцом молодым, но его спутник выглядел совсем юным даже на фоне Рахметова. Он чем-то напоминал Базарова, только глаза его были больше и темнее, а голос выше, и лягушек он никогда не резал.

– Мой скромный молодой друг, прошу любить и жаловать… Представьте себе господа, я поймал его у самого выхода, он уже собирался уходить, едва войдя и пять минут проскучав возле колонны… Родион, подающий надежды студент университета, – просто представил Рахметов своего смущенного приятеля.

– И наверняка, как все студенты – страшный революционер! – Матерый самец Вронский был настроен добродушно по отношению к юному самцу, подсознательно не чувствуя в нем конкурента. А зря! Потому что подсознание самки Анны, которую Вронский уже почти считал своей, при виде юного неопытного самца, выработало привычный сигнал: «радость, удовольствие».

Организму Анны было весьма алертно стоять в окружении подтянутых самцов, так и излучающих мускусные флюиды. Запах их выделений, не заглушаемый никакими дезодорантами, ввиду их неизобретения, не сказать, чтобы нравился Анне, но зато исправно сигнализировал клеткам ее эпителия о присутствии поблизости здоровых особей противоположного пола.

У вида, к которому принадлежала Анна, гипетрофированная социальность давно вошла в необоримое противоречие с природными закладками. Природа требовала периодических смен полового партнера с тем, чтобы каждый очередной помет был более разнообразен генетически. Именно поэтому чувство эмоционально-сексуальной привязанности между двумя любящими особями неизбежно ослаблялось с годами. За этот срок, примерно равный трем – шести оборотам планеты вокруг светила, помет успевал подрасти и перейти на самостоятельное питание. А значит, необходимость в родительской опеке ослабевала, и природа разжимала тиски эмоциональной привязанности, готовя плацдарм для новой связи. Но социальное взросление индивидов длилось гораздо дольше физиологического. К тому времени, когда их далекие лесные предки уже вовсю сами прыгали по веткам, добывая себе пищевую протоплазму, детеныши анниного вида еще не могли самостоятельно функционировать в искусственно созданной техносфере: процесс их социализации теперь занимал гораздо больше времени. И стало быть, распад брачных пар мог повредить потомству. Поэтому социальными механизмами он всячески тормозился. Однако природа брала свое, и особи выходили из положения, обходя социальные запреты – они периодически совершали копуляции не со своими партнерами, а с чужими, тщательно скрывая это от общества…

– Да-да! – поддержал Вронского Базаров, с помощью малюсеньких мышц внутри головы направив зрительные органы на юного студента. – Несомненно, Родион готовится к революции. Родион! Вы когда-нибудь препарировали лягушек?

– Ах, Базаров! Вы все о своем! Разве могут тут помочь лягушки!.. Народ страдает! Сейчас многие готовят свое тело к грядущим боям за народное счастье с помощью вот эдаких предметов. – Рахметов вновь достал из кармана гвоздь и показал его всем, поднося на долю секунды к лицу каждого так, будто никто из присутствующих ранее никогда гвоздей не видел.

…Что, собственно говоря, представляют из себя гвозди? Издревле соплеменники Анны заметили, что если наковырять из планеты особых бурых камней, то с помощью специальных термических и деформационных воздействий их них можно добыть почти безпримесный химический элемент с 26-ю протонами в ядре, который отличается немалой прочностью. С тех пор этот элемент нашел очень широкое применение. В частности, из него стали делать цилиндры, отношение высоты коих к диаметру основания, было достаточно велико. Причем, с одной стороны цилиндр венчал диск с насечкой, а с другой – пирамида. Вершина пирамиды вводилась в соприкосновение с балкой или консолью растительного происхождения, после чего дюжий самец прикладывал к диску динамическое воздействие до тех пор, пока цилиндр не проникал в слои клетчатки. Как правило, он прошивал две и более растительных детали, таким образом скрепляя их между собой силой трения. Овладение этой силой было одной из крупнейших и самых незамеченных побед цивилизации. Искусственные шкуры, различные соединения деталей, матерчатые колпаки на головах самцов и тканые ленты на головах самок – все это держалось только за счет силы трения, благодарности к которой не испытывали ни самцы, ни самки. А большинство из них даже и не подозревало о ее существовании, видимо, списывая действие этой силы на чудесные происки Огромного Колдуна…

Не забыв показать каждому гвоздь, Рахметов убрал его обратно:

– А вот мой молодой друг Родион готовит себя к борьбе иным способом. Не расскажешь ли сам?

Кожные покровы лица Родиона, на коих еще не росла шерсть, порозовели из-за прилива транспортной жидкости.

– Ну, полноте вам стесняться, – Анна положила свою переднюю конечность на конечность студента, чтобы успокоить его, но от прикосновения к чужому юному самцу взволновалась сама. «Жаль, что его не было ночью в моем сне», – мелькнула и пропала мысль на задворках ее мозга. Однако ответной чувственной волны ее прикосновение в организме студента не вызвало: для юного Родиона Анна была настоящей старухой. Его интересовали лишь молоденькие самочки с небольшими молочными железами, которым от роду было не более пятнадцати-шестнадцати оборотов вокруг светила, в то время как Анне было уже более тридцати оборотов, и кожные покровы ее лица покрывала сеточка небольших складок, недвусмысленно говорящая о возрасте.

– Ну, так я расскажу, коли сам он не любит хвастать! – заявил Рахметов. – Наш друг обладает удивительным умением, весьма пригодным для уличных боев грядущей революции. Он увлекается холодным оружием, причем преимущественно метательного свойства.

– Не совсем так, – подал, наконец, голос самый юный из присутствующих самцов. Частотные характеристики его голоса вкупе со смущением и длинными ресницами подбросили топлива в эмоционально-половой котел Анны, пробудив в ней наряду с сексуальным еще и материнское чувство. Не в силах совладать с этим странным коктейлем, Анна решила еще раз дотронуться конечностью до столь привлекательного организма, что и сделала, вызвав недоуменные взгляды окружающих. Но ей было наплевать на эти взгляды, ибо душа ее была взволнована!

– Не совсем так, – повторил юный самец с тонкими конечностями, зафиксировав, однако, интерес, проявленный к нему Анной. – Напротив, я упражняюсь как раз в метании неметательных предметов холодного оружия. Шашка, кинжал, какие черкесы носят… Даже серп или, скажем, молот – все это при умелом употреблении может стать орудием пролетариата и быть примененным на расстоянии, без приближения к угнетателям.

– Вы бы видели, как он мечет топоры! – издал восторженное восклицание Рахметов. – Не хуже Вильгельма Телля. Тот второй стрелой мог первую расщепить. А Родя вторым топором может первому топору топорище расколоть!

– Это один раз только вышло, и то случайно. Но с двадцати шагов два топора в круг размером с чайное блюдце, уложу восемь раз из десяти.

– А для чего сие необходимо? – пустил запрос Вронский. – Вы тем самым символически призываете Русь к топору? Или ваше искусство имеет практическую направленность? Вы, быть может, полагаете, что во время революции начнутся уличные бои с сатрапами, в коих революционно настроенные граждане зачнут из-за угла кидать друг в друга топоры да вилы?

– А я не очень поняла, как можно кинуть и воткнуть молоток? – спросила Анна, для привлечения внимания к своему вопросу вновь дотронувшаяся до молодого Родиона.

– Молоток воткнуть нельзя. Молоток – орудие тупое. Но его можно метнуть так, чтобы он ударил в цель железной своей частью, а не рукоятью. Колун тоже плохо втыкается. А вот серп входит в цель легко и непринужденно. Единственная трудность состоит в том, что серп – кривой, поэтому в обращении с этим орудием нужен особый навык. Серпом удобнее перерезывать глотки. А метать лучше ножи.

– Хотелось бы мне это увидеть! – сообщила Анна.

– Извольте, я в любой момент готов прийти к вам домой со своими инструментами и показать… Я, кстати говоря, собираю деньги для нуждающихся, и если вы сочтете нужным пожертвовать некоторую сумму на пропитание голодным, я с благодарностью приму ее.

– Несомненно! Голодающим нужно помогать. Приходите к нам хоть завтра, – радушно пригласила Анна, подумав, что неплохо было бы нынче же ночью увидеть сон, аналогичный вчерашнему, только заменить в нем старика Каренина на этого молодого и наверняка неопытного самца.

Однако дальнейшее состояние приятной возбужденности, вызванное как наличием завлекательной беседы, так и присутствием молодых здоровых самцов, было резко обломано появлением старого самца Анны. Каренин возник откуда-то сбоку и вежливо искривив присоску, сообщил своей самке, что им пора отправляться в свое жилище и что большая деревянная коробка, запряженная парой травоядных млекопитающих уже ждет их у выходного отверстия.

…Анна уходила из гостей с явным ощущением недочесанности чувствилища. И раздражения на старого самца.

§ 6 «…в означенной полости создавалось отрицательное давление…».

Государь сидел за столом. Попеременно двигая передними конечностями и шевеля усами, он питал организм, загружая в жевательный аппарат небольшие объемы то того, то сего. В ротовом отверстии государя, как и у всех его подданных, исключая совсем молодых и совсем старых, располагались несколько десятков костяных выростов. Эти кости не были прикрыты мягкой тканью, как все прочие кости организма, а непосредственно соприкасались с атмосферой и служили для перетирания твердых кусочков протоплазмы. Перетертая в неприглядную слизистую кашицу пища поступала далее в систему мягких трубок, где происходил процесс ее распада под воздействием кислот и ферментов.

Обычно особи этого вида перетирали пищу, собравшись вместе, более того – сам процесс совместного перетирания носил ритуальный характер и, помимо чисто физиологического услаждения, сопровождался еще и интеллектуальным удовлетворением от обмена информацией.

Сейчас вожак ареала удовлетворялся совместным перетиранием с тем же субдоминантным самцом, который ранее докладывал ему о новой революционной моде лежания на гвоздях.

– Я сегодня пригласил вас вместе отобедать, сударь, не просто так. Меня чрезвычайно волнуют революционные настроения в обществе. И я не знаю, что с ними делать. Может быть, пойти на какие-то уступки массам? Созвать Думу? Кроме того, меня очень волнует положение в Европе. Есть ощущение, что там назревает нечто… Впрочем, это вопрос не к вам, а к министру иностранных дел и к военному министру. Но мне интересно и ваше мнение.

– Не вы один, государь, встревожены, – ответил министр и начал излагать свое видение ситуации, периодически подкидывая в ротовую полость с помощью металлических инструментов небольшие объемы питательного вещества. Он мог производить этот процесс и без помощи инструментов, однако существовало избыточное правило, которое запрещало высокоранговым особям забрасывать в организм кусочки без помощи инструментов-посредников. Культура описываемого вида была буквально наполнена подобного рода избыточными правилами. Например, ни одна взрослая особь не рискнула бы выйти из своего жилища без искусственной шкуры – таков был установочный предрассудок. Система ритуалов и легенд об Огромном Колдуне также была избыточно-предрассудочной. Да, собственно говоря, и вся цивилизация представляла собой сплошную избыточность. И этой избыточностью прирастала, а иногда и тормозилась. Избыточность возникала, развивалась, устаревала, усыхала и постепенно отбрасывалась, как старая змеиная кожа.

Пока министр излагал свое видение международных и внутренних проблем, мозг государя слегка отвлекся, глядя на жующий и одновременно говорящий рот министра. Государю было интересно, как долго субдоминант внутренних дел сможет еще говорить, не уронив ни кусочка пищи. Трудность состояла не в том, что по время перетирания пищевых комочков язык должен был одновременно и проводить вкусовой анализ пищи, и модулировать воздушную волну, которую подавали наружу меха легочной системы самца. Главная трудность была в удержании мелких и уже ослюнявленных кусочков пищи во рту, поскольку проходящий через ротовую полость воздушный поток мог легко вынести наружу один или несколько таких кусочков. У государя именно так всегда и получалось, поэтому, чтобы не брызгать на подданных измельченной пищей, он старался не перетирать пищу во время беседы или отдания приказов.

Анна Каренина, самка

Была еще и другая опасность в одновременном перетирания и модуляции. Поскольку конструктивно воздуховод соединялся с пищепроводом через особое отверстие, измельченная пища могла с потоком всасываемого воздуха попасть в воздухозаборник и закупорить подводящий шланг. А это неминуемо приводило к преждевременному прекращению жизненного цикла, поскольку через легочные меха осуществлялась газификация транспортной жидкости, а попросту говоря насыщение ее окислителем. Гонимая насосом транспортная жидкость разносила окислитель во все элементы организма, так как его молекулы участвовали в процессе ежеминутного создания жизни. По сути своей жизнь представляла собой процесс перманентных окислительных реакций, и достаточно было этим реакциям хоть ненадолго прерваться, как с ними прерывалось и само системное функционирование организма.

Поскольку мозг государя отвлекся на раздумья о непроизвольных выносах пищи из ротовой полости министра, он отсек от восприятия всю информацию, поступающую через хрящевые рефлекторы и потому не смог проанализировать то, что сказал ему субдоминант внутренних дел, а переспрашивать постеснялся: уж больно долго и увлеченно тот говорил.

– Отведайте, прошу вас, чудный салатик, – вожак ареала сделал знак передней конечностью и особь низкого ранга в специальной искусственной шкуре, демонстрирующей всем ее низкий ранг, взяла инструмент и, зачерпнув им небольшое количество пищевой протоплазмы, перенесла ее из большой глубокой емкости в малую и мелкую, стоящую перед субдоминантом.

– Салатик, говорите?

– Да, новый рецепт нашего нового повара. Желаете знать рецепт?

– М-м-м! – Сигналы, поступившие от вкусового анализатора в мозг, субдоминант внутренних дел оценил, как положительные. Он любил удовлетворять свое чувствилище с помощью вкусового анализатора. – Непременно желаю-с…

Вождь, испытывая эмпатические ощущения соприятствия от общения с себе подобным, начал информировать субдоминанта об ингридиентах. Основным наполнителем данного блюда были термообработанные и измельченные клубни и корни двух широко распространенных культурных растений. К ним добавлялись расчлененные на мелкие кусочки другие растения, в том числе прошедшие предварительную засолку, а также некоторое количество целых плодов, представляющих собой небольшие сферы зеленого цвета. И помимо этого – термически обработанные яйцеклетки вкупе с мышечными волокнами той же птицы, от которой брались яйцеклетки. Для придания вкуса всей этой странной мешанине, в нее добавлялась полужидкая масса, изготовленная из средней части сырых яйцеклеток, небольшого количества растительных жиров, семян и довольно едкой кислоты.

– А вы знаете, о чем я часто думаю, – замодулировал субдоминант внутренних дел. – Ведь, собственно говоря, как белый цвет состоит из семи разных цветов, так и весь вкус от всех блюд складывается из четырех основных вкусов. Язык человеческий может отличать горькое, сладкое, соленое и кислое. Мне рассказывал об этом мой доктор, чудеснейший, кстати, человек, увлеченный написанием небольших юморесок… Поражаюсь я порой талантливости нашего народа. Вот вроде и доктор, что ему еще не хватает? Ан, нет! Пишет, публикуется. Я читал на днях его рассказик в «Сатириконе», очень забавный.

– О чем?

– Там один мужик открутил гайку от железнодорожного пути.

– Диверсант?

– Рыболов. Хотя, по возможным последствиям, конечно, диверсант, тут вы правы, ваше величество. Диверсант и есть! Мне рассказывали, что богоносный наш народ, любимый всеми славянофилами крестьянин рассейский, над несчастной судьбой коего так плакался Некрасов, на самом деле ведет себя порой весьма некрасиво. Когда случилась катастрофа на Николаевской железной дороге и перевернулись вагоны, из соседних деревней понаехали мужики на телегах. Вы думаете, раненых спасать примчались? Отнюдь! Они ходили между стонущими женщинами и детьми и обирали их, сваливая на свои возы все, что им приглянется.

– Скоты-с! Я слышал об этом случае. Пока этих великоросских мародеров пальбой в воздух не разогнали, так они и крутились там, словно трупные вороны.

– Форменные мерзавцы!.. А вы представляете, что они начнут творить, ежели дать им волю? Прав был Пушкин – не дай бог увидеть русский бунт, бессмысленный и беспощадный… Вы, кстати, знаете, ваше величество, что у Пушкина, как у всех эфиопов, было немалых размеров мужское достоинство?

– Думаю, во времена предка моего Петра Алексеевича пушкинское хозяйство после смерти поэта просто отрезали бы, поместили в банку с формалином да и отправили в Кунсткамеру. Предок был горазд на такие вещи-с.

– Да, времена были не столь цивилизованные, как ныне… Ну так вот-с, а потом еще удивляются, отчего это Пушкин пользовался таким уважением противоположного пола! Секрет прост.

Оба самца в течение нескольких секунд издавали немодулированные звуки, после чего субдоминант продолжил развивать мысли своего мозга:

– О чем бишь я?.. О врачах. Сущие паразиты! Еще Катон писал об этих мошенниках, что…

– Вы говорили, напротив, что ваш доктор очень талантлив.

– Возможно, возможно. Не станут отрицать. Но опять-таки обратите внимание, пишет юморески! Ему мало медицинской практики, так он тратит время не на изучение последних новостей медицинской науки, а на сущую ерунду. Да кто же не сможет написать пустую юмореску? Иной дурак столько напишет, что сто умных не расхлебают.

– Вы утверждали, у него смешно получается. Чем там, кстати, дело закончилось?

– Где?

– Ну, в этой истории с гайкой…

– А-а, – субдоминант внутренних дел с помощью инструмента отправил в рот очередной кусок протоплазмы, когда-то бегавший по залитым электромагнитным излучением лугам, а ныне лежащий мертвым, расчлененным и частично деструктурированным термической обработкой. – История презабавнейшая! Открутил мужик гайку, а его поймал городовой, которого укусила за палец собака. И он стал думать: убить эту собаку или нет. Ему мужик подсказывает, что это собака губернаторская, а он не верит. Убить, говорит, и точка!

– А гайка?

– Гайка? Да что же гайка… Пустое дело. Разве могут наши писатели разбираться в технических вопросах так, как это делают инженеры, особенно немецкие? Вот вы не задумывались, ваше величество, отчего у нас на Святой Руси все самые знатные ученые спокон веку – немцы? Может, нация наша такая неудачная?

– Уж какую бог дал.

– Вот и я в затруднении. С одной стороны, и нужно бы людям побольше воли дать, иначе взорвется все. А с другой, как таким волю давать? Неподготовлен наш народ еще к свободе. Вот, к примеру, ежели пойдет завтра огромная толпа к дворцу, что тут делать – стрелять по ней или нет?

– С оружием пойдет?

– А разве их там разберешь? Пойдут с хоругвями, а под полой у каждого второго топор. А у кого-то, глядишь и обрез трехлинейный. Да даже если бы и не было никакого оружия! Долго ли такой вот толпе Зимний разграбить?

– Тогда стрелять. Зимний дворец – это ведь не просто царский дворец. Это достояние народное. И нельзя позволить народу его разграбить. Откроем огонь.

– А если они шли челом царю бить без задней мысли?

– Пусть челом бьют по субординации, начиная от земской власти.

– Кстати, касательно челом бьют… Вы, ваше величество, никогда не задумывались, отчего это люди вообще челом бьют? Откуда вообще поза такая взялась?

– Вы меня заинтриговали. Откуда же?

– Любопытную гипотезу на сей счет мне сказал мой знакомый доктор – тот, который юморески пишет. Его английский приятель, который много путешествовал на корабле и наблюдал животный мир, пришел к выводу, что сим действием челобитец как бы унижает себя. Падают ниц, гласит сия теория, чтобы показаться ниже, то есть принизиться в буквальном смысле этого слова. Но, заметьте, принизиться не для того, чтобы спрятаться от глаз господа или самодержца, пред которым распростерлись, а дабы продемонстрировать, что они ростом менее значительны. Именно потому государи всех эпох носят короны и сидят на высоких тронах, которые еще и стоят на постаментах. Исключительно для того, чтобы казаться физически выше.

– Любопытно-с.

– А дело все в том, что когда люди были совсем дики и не сильно отличались в своей дикости от животного состояния, у них и обычаи были животные-с. А в животном мире, ваше величество, обычно, кто крупнее, тот и сильнее. Кто больше – тот и съел. Вот оттуда пошло это принижение подданных с их челобитством и физическое возвышение государей.

– То есть падая ниц, подданные тем самым демонстрируют, что они меньше меня, и я могу их съесть?

– Именно так, согласно теории-с.

– А вашего доктора не тревожит, что нынче никто ниц не падает? Это при Иоанне Грозном или при Петре Первом в ноги бухались, а в просвещенном осьмнадцатом и уж тем более девятнадцатом веках даже представить себе невозможно, чтобы перед европейским государем простирались ниц. Меня многие называют азиатским сатрапом, но и предо мной еще никто ниц не падал. И странно было бы…

– Паровоз пришел на смену крестьянской лошадке, – согласился самец внутренних дел. – Не вяжется промышленность с сатрапией. Цивилизация уравнивает людей. Мне даже страшно представить, что будет дальше. Посмотрите, во что выродилась монархия в Англии-с. Идет величайшее в истории освобождение огромных масс людей, которые разнесут все вокруг и затопят освободившую их цивилизацию, как варвары затопили Древний Рим.

Государь при помощи металлических инструментов отправил в ротовую полость несколько кусочков отваренного трупа и запил это продуктами выделений дрожжевых грибков.

– Кстати, попробуйте, вот этого вина. «Бордо» 1861 года. Оно весьма недурственно. – Сказав это, вождь ареала посмотрел на субдоминанта и вдруг увидел, что небольшой кусочек пищи, упав с его инструмента, застрял в шерсти, окружающей ротовую присоску. Однако сообщить субдоминанту эту неприятную информацию государь не решился. Какое-то время он колебался – сказать или все-таки не смущать самца внутренних дел. Если не сказать, то самец не будет смущен сейчас, по позже, посмотрев в отражающую поверхность, увидит в своей шерсти кусочек пищи и поймет, что он мог попасть туда только во время обеда с государем. И значит, государь видел это, но не сообщил, заставив субдоминанта несколько часов позориться, нося пищевую протоплазму в шерсти.

Пока государь раздумывал над этой непростой этической проблемой, его мозг вновь отфильтровал половину тех сигналов, что посылал ему в хрящевые рефлекторы самец внутренних дел. И только когда пищевой комочек сам по себе упал вниз, государь испытал облегчение и вновь стал воспринимать поступающую информацию.

– …Революции начинаются с мелочей, государь. А нынче брожение охватило едва ли не всю интеллигенцию российскую, которая спит и видит, когда случится революция и разбушевавшаяся голытьба начнет эту интеллигенцию грабить и вешать… Ваше величество, прошу прощения, у вас что-то на усах повисло… Нет, с другой стороны. Все, теперь хорошо.

– Благодарю вас… Но неужто все так жаждут катастрофы? И этот ваш доктор тоже?

– Наверняка-с. Неужто вы докторов не знаете? Первые бунтовщики!.. Хотя, возвращаясь к начатой мысли, хочу сказать, что именно он сообщил мне о вкусовой палитре. Ведь что придает вкус нашей пище? Четыре вещи, грубо говоря. Перец, соль, сахар и уксус. Все остальное – лишь различные сочетания этих четырех. Отваренное мясо без приправ безвкусно совершенно! А взять тот же салат, который вы мне рекомендовали и который, безусловно, выше всяких похвал… Что придает ему вкус? Уксус, присутствующий во французском соусе! Это основа вкуса в данном блюде. А все остальное – наполнители, лишь создающие оттенки.

– Однако, несмотря на свой научный скептицизм, вы, я знаю, покушать не дурак, и не зря имеете репутацию гурмана.

– Глубокое понимание жизни умом не избавляет тело от пристрастий. И в этой связи, ваше величество, у меня родился очень мудрый тост, каковой я попрошу вас категорически поддержать.

Ротовая присоска вождя выгнулась выпуклостью вниз:

– Что ж, если тост хорош, будет преступлением его не поддержать.

Субдоминант внутренних дел поднял емкость с отходами жизнедеятельности дрожжевых организмов:

– Все люди хотят быть счастливыми. Но что значит быть счастливым и жить хорошо? Как человек узнает, живет ли он хорошо или плохо? Да точно так же, как происходит процесс познания вообще: все познается в сравнении! Чтобы узнать, длинна ли палка или коротка, ее сравнивают с другой палкой, именуемой линейкой. И в данном случае линейка – сравнительная мера длины. Длину сравнивают с другой длиной. И везде поступают подобным образом. Чтобы узнать, много ли в сосуде жидкости, его объем сравнивают с другим объемом – мерным. Чтобы понять величину отрезка времени, его сравнивают с эталонными временными отрезками, которые отмеряют наши недремлющие брегеты. Соответственно, чтобы понять, хороша ли моя жизнь, я соразмеряю ее с жизнью других людей и вижу: в сравнении с этим человеком моя жизнь очень хороша, а в сравнении с другим – дурна. И чем больше людей, в сравнении с которыми наша жизнь представляется нам хорошей, тем лучше наша жизнь объективно – по результату измерения. Видя, что жизнь наша удалась, мы вполне можем осознавать себя счастливыми, ибо у нас есть к тому все основания. А это значит, что чем больше людей живут плохо, то есть хуже нас, тем счастливее мы! Так выпьем же за чужие страдания, которые делают нас счастливыми!

Государь, не найдя изъяна в этом рассуждении, улыбнулся и поднял емкость с жидкостью, содержащей отходы.

С Анной случилось то, что периодически случается со всеми самками ее вида – ее прохватила сильная эмоциональная привязанность к определенному самцу. Включился мощный природный механизм, ответственный за репродукцию, которому тонкая кора головного Анниного мозга со своими наносными заморочками сопротивляться не могла. И однажды Анна решилась – она позволила чужому самцу впрыснуть в свое тело белковую суспензию.

Конечно, развитая социальность требовала от Анны категорического запрета на сторонние коитальные отношения, но животный процесс копуляции сопровождался у теплокровных млекопитающих выбросом такого набора веществ, сходных по действию с наркотическими, который воспринимался особями как великий праздник эмоциональной сферы и был одним из главных раздражителей чувствилища. Короче, Анна не смогла отказать копулятору.

Процесс копуляции начинался обычно со взаимного соприкосновения присосок, венчающих ротовые полости. С помощью легочных мехов в означенной полости создавалось отрицательное давление, и присоски крепко прижимались слизистыми оболочками, раздражение которых воспринималось особью как приятное ощущение.

Затем следовал этап сброса искусственных шкур, которые препятствовали качественной копуляции. После сброса самец и самка, как правило, принимали горизонтальное положение на деревянной станине и, периодически повторяя процедуру присасывания, начинали передними конечностями тереть перфорированные внешние покровы партнера в разных местах туловища. Натир также причинял особям большое удовольствие. Затем самцы, реализуя одну из самых глубинных программ мозга, изображали ритуальное кормление, припадая присоской к молочным железам самок. Заключительным этапом было трение слизистых оболочек органов размножения, после которого самец с помощью своего полового отростка впрыскивал белковый субстрат с организм самки.

Конструкция полового отростка самца была весьма остроумной. Поскольку отросток не был армирован костной тканью, для уверенного проникновения внутрь тела самки в него на период случки нагнеталась транспортная жидкость, после чего закрывались клапана, и половой отросток приобретал необходимую для инъекции упругость. К сожалению, любая неполадка в системе нагнетания или небольшой сбой в программном управлении процессом приводили к невозможности копуляции, а это с древнейших времен считалось страшным несчастьем и бедой всей жизни.

Любопытно также отметить, что у самцов, помимо копулятивной функции, половой отросток почему-то еще выполнял и функцию сброса отработанной жидкости, в то время как у самок для сброса отработки и совершения коитальных процессов были предусмотрены разные отверстия.

Именно в описанной выше последовательности все происходило в первый раз и у Анны с Вронским. Началось с взаимного присасывания, после сброса тканых материалов присасывание сменилось символическим кормлением и завершилось двумя минутами фрикций с финальным впрыском биоматериала. Фрикционный процесс Анне понравился особо, и уже вскоре после первой тайной встречи с Вронским она согласилась на вторую, третью и четвертую. А потом стала задумываться, как бы сделать так, чтобы самец скрещивался с ней каждый день.

Анна даже размечталась о том, чтобы Огромный Колдун прервал жизненный цикл Каренина пораньше, тогда бы они с Вронским могли совершить социальный символический акт, результатом которого стало бы признание иерархией их копуляции вполне законным мероприятием. Но она тут же устыдилась этой мысли, иными словами в ее голове произошел конфликт двух программ, одна из которых желала устранения препятствия в получении ежедневных удовольствий, а другая, социально вложенная, запрещала желать прерывания жизненного цикла любым особям своего вида. Анна подумала об Огромном Колдуне, который все видит и наверняка накажет ее за подобные мысли, не говоря уж о действиях. Она вспомнила, что в своде мифов говорилось следующее: согрешил даже тот, кто помыслил о том, чтобы согрешить!.. Огромный Колдун наверняка уже готовит ей место в пыточной камере на веки вечные. Но тут Анна вспомнила последнюю светскую беседу и смелые мысли молодых самцов о том что, возможно, никакого Огромного Колдуна и вовсе не существует! Анне было сложно с этим согласиться, поскольку к существованию Огромного Колдуна она уже привыкла и не представляла себе мир без него.

Далее ее раздумья приняли следующее теоретическое направление… После одной из случек Вронский передал ей информационный носитель, на предохранительной пластине которого Анна декодировала метку «Братья Ракомазовы». Автором истории про братьев был один из тех самцов, что зарабатывали на жизнь, продавая свою фантазию, то есть выдумывали несуществующие события про самцов и самок с целью сбыта… Начав привычную декодировку, Анна увлеклась и к середине носителя наткнулась на поразивший ее оборот: можно ли, спрашивал один самец Ракомазов другого самца из того же помета, построить счастье на чужом несчастье? И вообще, стоит ли устраивать всеобщее благоденствие на планете, если для этого будет замучен один детеныш, из органов зрения которого выделится небольшой объем жидкости? Стоит ли весь этот объем всеобщего счастья? Автор намекал, что не стоит, даже если это будут всего лишь выделения ребенка, который ну что там наплачет – с гулькин нос… А ведь Каренин – взрослый самец и его глазные выделения занимают гораздо больше места! И потому большой грех желать ему преждевременного прерывания жизненного цикла.

Эти мысли занимали почти все существо Анны, а оставшуюся частичку ее виртуального пространства заполоняло стремление побыстрее встретится с Вронским для очередного интенсивного совокупления. Поэтому прямо с самого утра она передала для Вронского целлюлозную пластину с сообщением о том, что она может прийти к нему домой нынче же днем, и теперь ждала ответа. Вскоре ответ поступил – небольшой, неизвестно кому принадлежащий детеныш принес ей целлюлозную пластину, на которой был изображен условный знак согласия Вронского на случку, и Анна стала торопливо собираться, забыв на радостях даже погрузить тело в оксид водорода, чтобы избавиться от влажно-жировой пленки, которая накапливалась на ней уже несколько часов.

Гонимая гормональными бурями самка в последнее время вела себя неосторожно, что вызывало информационные волны. Несмотря на то что Анна и Вронский никогда не осуществляли акты копуляции публично (у особей их вида это считалось предосудительным), молва об их случках все равно шла, поскольку самцы и самки высшего света знали, что копулятивный акт тем вероятнее, чем теснее отношения между самцом и самкой, а тесноту своих отношений Анна и Вронский поневоле продемонстрировали всем, появляясь в разных местах вместе.

…Траводяное животное, управляемое низкоранговым самцом, довольно быстро влекло хлипкое колесное сооружение, внутри которого размещалась Анна, к дому Вронского. Анна попросила управляющего травоядным поднять верх коляски, чтобы снизить вероятность случайных взглядов. Когда травоядное остановилось, Анна протянула низкоранговой особи небольшое количество единиц универсального эквивалента ценности и, активно работая мышцами нижних конечностей, понесла тело и размещающийся внутри него мозг к черному ходу жилища Вронского.

Хозяин жилища встретил ее, приветливо растянув присоску выпуклостью вниз, провел в помещение для ночной лежки и незамедлительно начал осуществлять тактильный контакт, одновременно стараясь снять с Анны искусственную шкуру. Организм Анны рефлекторно отреагировал выбросом в кровь веществ, которые Анна истолковала как сладкое головокружение. Ее чувствилищу нравилось чесаться о личность Вронского, и она с удовольствием разменивала время своей безвозвратно уходящей жизни на эти ощущения.

Соприкоснувшиеся присоски совокупляющихся вакуумировались, создав изрядное разряжение на входе в организм, и Анна почувствовала в своей ротовой полости вкусовой отросток самца, который шевелился там, будто живой толстый слизень. Анна прикрыла кожными складками органы зрения, чтобы внешняя информация не мешала ей целиком сосредоточиваться на внутренних ощущениях. Она почувствовала, как матерый самец подхватил ее организм передними конечностями и расположил горизонтально на деревянной станине для ночной лежки.

Некоторое время оба издавали смодулированные звуки, а конечности Вронского находились в интенсивном тактильном контакте с внешними покровами самки. Затем слизистые оболочки анниных органов репродукции ощутили распирающее проникновение инъекционного отростка самца. Это был для нее самый любимый момент, потому что периодическое воздействие на слизистую оболочку органов размножения производило в ее организме подготовку к тому, что сама Анна могла бы охарактеризовать для себя как нутряной взрыв.

Если бы Анна родилась лет на сто позже, она попала бы в эпоху когда, завершив процесс скрещивания, самец спрашивал самку, был ли у той нутряной взрыв, и самка, следуя этикету, ритуально подтверждала, что взрыв прошел по плану. Но в эпоху Анны самцы этим еще не интересовались, да и самкам для удовлетворения было вполне достаточно мелких телесных содроганий, происходящих в теле самца и выделения из него белесой жидкости в объеме от 10 до 50 миллилитров.

Спарившись, теплокровные отпрянули друг от друга с целью релаксации, во время которой Анна решила выяснить для себя перспективу их отношений. Однако самцы подобных выяснений не любят, поскольку их основная биологическая задача противоположна самочьей – постараться оплодотворить за период жизненного цикла максимально возможное количество самок. Именно поэтому Анна почувствовала, что разговор не клеится, в результате чего из ее органов зрения начались обильные выделения жидкости, превышающие штатное увлажнение на три-четыре порядка. Этих жидкостных выделений самцы также не любят, поэтому Вронский постарался немедленно свернуть информационный обмен, сославшись на занятость, и отправил Анну домой тем же способом, каким она переместила свое тело в его жилище – при помощи травоядного животного, управляемого неприглядным самцом низкого ранга.

По дороге домой Анна стала свидетельницей копулятивного акта между двумя маленькими симбиотическими хищниками, не имевшими хозяев, и подумала, что Огромный Колдун устроил мир так, чтобы все создания в нем могли испытать любовь, даже шелудивые псы. И что сам Огромный Колдун представляет собой не только сплав самого себя со своим Сыном и с Загадочной Субстанцией, но одновременно он еще и Любовь. Поскольку в языковой системе Анны и факт эмоциональной зависимости, и процесс животного совокупления назывался одним словом, не удивительно, что Анна отождествила Огромного Колдуна с Совокуплением. Но в одном она была права – весь мир вокруг самки был полон копулятивных актов! В ту самую минуту, когда ее тело перемещалось по Петербургу, на всей планете копулировали миллионы особей ее вида – в том числе, больные, увечные, с плохо работающими внутренними органами, потеющие и тяжело дышащие – они копошились, производя копулятивные акты одновременно с миллиардами пар самых различных летающих, ползающих, порхающих, плавающих созданий планеты. Огромный Колдун устроил мир так, что главными жизненными целями любых особей было найти пищевую протоплазму и полового партнера для случки…

Любовь не мешала Анне раз в день исправно опорожнять кишечник. И даже напротив, помогала! Ее организм стал работать гораздо лучше, повеселел, нормализовал процесс экструзии энтропии и подстегнул метаболизм. Однако опасность подстерегла ее с другой стороны.

Выйдя из специализированного помещения для метания экскрементов, Анна вошла в свою комнату и увидела Каренина. Целью прихода последнего был информационный обмен, в процессе которого Каренин пытался выяснить, отчего по социальному пространству ползут слухи о ее скрещивании с Вронским. Лицо Анны налилось транспортной жидкостью, и она попыталась объяснить Каренину, что испытывает к Вронскому эмпатические чувства, в формировании которых не принимают участие вещества, отвечающие за половые ощущения. В ответ на что Каренин заявил, что всем этого не объяснишь и поэтому, даже если Анна и копулирует с другим самцом, делать это нужно таким образом, чтобы не давать повода иерархии вслух обсуждать процесс анниной копуляции, поскольку это нарушает обычаи.

Каренин пригрозил, что если она не прекратит блудить с посторонним самцом, тогда он совершит символический социальный акт и перестанет считаться ее брачным партнером. Это изрядно убавит у Анны социальных бонусов, а, кроме того, ей запретят получать удовольствие от тактильного и информационного контакта с детенышем. Это был сильный удар! Как всякая рожалая самка Анна не могла без катастрофических психосоматических последствий вынести длительного перерыва в контактах с детенышем, поэтому ее эмоциональная сфера скатилась в полный даун.

Именно в этом состоянии угнетенного чувствилища и оставил Каренин свою самку. Огорченная донельзя Анна упала на ночную станину и стала лежать…

§ 7 «…самец был явно взволнован…».

– Ты меня любишь?

– Конечно, Соня! – Родион, который только что произвел впрыск белковой суспензии в организм самки, отвалился на другую сторону неширокой ночной станины, открыл ротовую полость и некоторое время держал ее в таком состоянии. Его присоска максимально растянулась, обнажив белые торчащие кости.

– Ты зеваешь!.. Ты зеваешь, свинья такая!

– Соня! Соня! Успокойся, ради бога. Я целую ночь не спал.

– Я тоже. Но у меня и в мыслях нет такого, чтобы зевать в такой момент!

– То, что у разных людей разные мысли – это естественно. Не могут же все думать одинаково…

– Ты не любишь меня! Ты не любишь меня ни на вот столько!

– Ой, вот только не надо… Что за чушь ты несешь? Ты спросила, я ответил: люблю. Теперь дай поспать.

– Бесчувственный чурбан!

– Если бы!.. Если бы я ничего не чувствовал! А то ведь чувствую, что спать хочу ужасно. И чувствую, что уже не придется. Пора в университет идти, лекции скоро.

Родион придал своему телу вертикальное положение и, проворно орудуя всеми четырьмя конечностями, начал облачаться в искусственную шкуру. Шкура его была не очень чиста и не очень нова. Он знал это, но не имел в достаточном количестве универсальных единиц ценности для приобретения новых деталей шкуры. Тканые материалы стоили дорого, а он практически всё тратил на пищевую протоплазму, оплату жилища и мелкие дары для своей самки, которая, надо признать, обходилась ему весьма недорого, потому что сама работала. Самка Соня работала самкой, то есть предоставляла свое тело самцам Петербурга для осуществления коитальной активности в обмен на универсальные единицы эквивалента ценности.

Данная деятельность была необходима социальному организму цивилизации, хотя и считалась не самой почетной работой в обществе. Из-за этого самка Соня немного переживала, иными словами ее психика была в угнетенном состоянии, что не соответствовало уровню физического здоровья ее молодого и еще крепкого организма, каковой мог бы дарить своей обладательнице радость, удовольствие. Однако не дарил: социальные предрассудки угнетали психику самки Сони, не давая ей вовсю разгуляться.

Родион понимал это. Он также понимал, что рискует: рано или поздно специфические маленькие существа, разрушающие организмы его соплеменников, могли из-за сверхвысокой частотности коитальных контактов Сони перелезть от зараженных особей сначала в ее туловище, а уже оттуда перекочевать в его отличный организм, умеющий прекрасно кидать ножи, слушать умные лекции и мечтать о мировой справедливости. Родион знал, что избавить организм от разрушающего воздействия маленьких существ он не сможет, но и прекратить скрещиваться с Соней из санитарных соображений тоже не мог: инстинкт размножения был сильнее его, и каждый раз в обмен на некоторые физические усилия, каковые Родиону приходилось тратить для коитуса, инстинкт радовал Родиона таким набором наркотических веществ, отказаться от которых он был не в силах. Каждый раз после очередной случки Родион давал себе зарок завязать, пока не поздно, но каждый раз приступал к случке вновь.

Облачившись в первый слой искусственной шкуры, Родион начал надевать второй, в это время его самка послала запрос:

– А зачем тебе эта штука нужна была, которую ты просил пришить?

– Какая?.. А, эта… Сейчас это модно. Все так носят.

Самка Соня сморщила свой небольшой набалдашник воздуховода так, будто клетки его эпителия дали в мозг сигнал о неприятном запахе. Однако Родион понял, что дело не в присутствии в воздухе тревожащих веществ, просто самка таким образом выказывает самцу свое неудовольствие ложной информацией, которую он ей выдал. Самцы и самки часто выдавали друг другу заведомо ложную информацию, но не для того, чтобы ввести в заблуждение с целью извлечения выгоды, а только и исключительно для того, чтобы вместе испытать положительные эмоции. Дело в том, что нарочитое и явное несоответствие каких-либо действий или слов общеизвестной обстановке, вызывало в мозгу воспринимающих особей положительную эмоциональную реакцию. Но не в данном случае.

– Глупая шутка, – с частотными характеристиками, выдающими ее недовольство промодулировала молодая самка.

– Ну ладно, ладно, не дуйся. Ты же знаешь мое увлечение. Вот для чего эта петелька, – Родион взял стоящий в углу топор и просунул топорище в пришитую Соней петлю на подкладке внешней шкуры. После чего он запахнул внешнюю шкуру, и увидел, что под тяжестью топора она перекосилась. – Ах, черт! Как же я… Нужна еще одну такую же пришить для равновесия с другой стороны.

– Ты так и будешь по городу ходить с двумя топорами, как последний идиот?

– Вообще-то надо бы и сзади, со спины пришить к подкладке пальто такую же петлю. Понимаешь, я, спору нет, кидаю изрядно, но все равно возможны разные случайности, особенно при волнении. И особенно если цель движется. Поэтому всегда лучше иметь в запасе дополнительный шанс. Это мне только что в голову пришло.

– Какая цель? Ты что, собираешься в цирке подрабатывать?

– Почему бы и нет, кстати? Надо предложить. Или нам не нужны деньги?

– Когда ты выучишься и получишь хорошую должность…

– Это еще когда будет! А деньги нам нужны сейчас. Ладно… – Родион вытащил топор. – Вечером пришьешь еще петлю. А я пока пойду.

– Сколько же у тебя топоров?

– У меня дома восемь топоров разной развесовки и степени ухватистости! – Родион не уточнил, что все эти топоры были украдены им из разных дворницких Санкт-Петербурга. – Ладно, я пошел.

– Иди, а я пока посплю. Прикрой дверь, – Соня откинулась на станину и закрыла глаза. Она любила терять сознание, потому что во время периодических непроизвольных галлюцинаций, порождаемых в это время ее мозгом, самке часто казалось, что она летает. Это ей нравилось, поскольку сопровождалось выбросом веществ, приводящих в легкой эйфории. Подобные видения были эволюционным отголоском тех древнейших эпох, когда ее предки еще восторженно скакали по деревьям с ветки на ветку. Точнее, даже не скакали, как это делают мелкие грызуны, а осуществляли брахиацию – маятниковое раскачивание. Держась одной лапой или хвостом за ветку, далекие предки Сони перемахивали с дерева на дерево, меняя лапы и испытывая на мгновения восхитительное чувство невесомости.

С тех пор прошел изрядный шмат эпох, вид давно уже изменил способ передвижения, но это чувство любви к полету осталось и особенно ярко проявлялось у детенышей. У самки Сони детенышей еще не было. А вот рожалая самка Анна знала, какой восторг у ее детеныша вызывают качели – то же маятниковое раскачивание с мгновениями невесомости. Разумеется, это было чисто рудиментарной реакций. Если бы Анна Каренина попробовала сейчас прыгать с ветки на ветку, повиснув на руке и раскачиваясь, то и длинное ее платье, и слабые передние конечности, и плохая координация не позволили бы ей осуществить брахиацию. Она не смогла бы зацепиться за ветку даже более сильной – нижней – конечностью, поскольку манипуляторы на ней практически атрофировались и представляли собой короткие, едва шевелящиеся кургузые отростки.

Вообще говоря, Анна несла на своем теле множество отметин древней животности, которые уже не были нужны ее виду, но еще не успели исчезнуть полностью. Одним из таких рудиментов были редуцированные до тонких мягких пластинок когти на манипуляторах. Анна не смогла бы проворно взобраться на дерево, цепляясь только когтями. Она была вынуждена периодически укорачивать их с помощью металлического инструмента и никогда никак не использовала. Напротив, когти мешали ей, периодически ломаясь и причиняя небольшие страдания. Зато столь необходимый когда-то хвост предки Анны потеряли полностью и давным-давно. И все сказанное касалось не только Анны! Даже сам государь не смог бы, повиснув на дереве, на руках легко перелетать с ветки на ветку, звеня орденами и сверкая черными начищенными сапогами. Ушла эпоха…

Анна Каренина, самка

…Меж тем Родион с помощью двух ног проворно перемещал свое туловище по мостовой, торопясь вовсе не в университет, а на встречу со своим старшим приятелем татарским самцом Рахметовым. Личностная стыковка была назначена в небольшом помещении, предназначенном для кормления одних низкоранговых особей другими низкоранговыми особями в обмен на небольшое количество универсальных единиц эквивалента ценности.

Увидев друг друга, два самца издали приветственные звуки и произвели символическое соприкосновение передними конечностями. Старший самец предложил младшему совершить совместное кормление.

– Знаю, с деньгами у тебя хреново, я угощаю, трактир недорогой. Что будешь? Щи? Кашу?

– Да какие щи на завтрак?

– Какой завтрак, скоро полдень, обедать пора! Давай-давай, не стесняйся, – Рахметов провел юного самца в самый дальний и тихий угол помещения.

Самцы синхронно согнули нижние конечности в средних шарнирах, изогнув их до прямого угла, и ввели ягодичные мышцы в соприкосновение с короткими деревянными станинами, расположенными друг напротив друга. При этом горизонтальная поверхность самой большой, стоящей между самцами станины, оказалась на уровне брюшины. Затем самцы согнули передние конечности в средних сочленениях и положили их на горизонтальную часть большой станины.

– Стеснительный ты человек, Родион, – Рахметов на секунду приподнял правую переднюю конечность и двумя отростками произвел щелчок. – Человек! Эй, человек! Две миски щей и по рюмке водки! Хлеба не забудь… Нельзя быть таким стеснительным. Впереди большие события. Я думаю, будет восстание масс, революция. Сейчас весь воздух в России дышит ею. Царизм будет свергнут, будет конституция, а у последнего бедняка на столе – севрюжина с хреном. Предстоит борьба со старым миром за всеобщее счастье нового мира. Разве можно быть в таких условиях стеснительным?

– Да разве я могу с собой что-то поделать, если уж таким уродился?

– Воспитывай себя, – Рахметов достал из складок искусственной шкуры гвоздь и продемонстрировал его приятелю. – Вот прекрасное средство закалять характер. И заработать денег. Приносит неплохую прибыль, между прочим.

– Каким же образом? Ты разве продаешь гвозди?

– Нет, конечно. Но я открыл на Васильевском небольшой кабинет, арендовав у доктора Борменталя часть комнат, и провожу там сеансы. Приходят люди, лежат на гвоздях. Десять сеансов – шестнадцать рублев.

– Шестнадцать рублев! – ахнул Родион. – И находятся такие дураки?

– Сколько угодно. Даже Великий князь у меня два сеанса принял и пожаловал табакерку. Сказал, радикулит я ему излечил лучше Бадмаева. А давеча у Тургеневых я нашел еще двух клиентов. Думаешь, зря я по этим салонам хожу?

– Да ты миллионщик!

– Ну, до Саввы Морозова мне еще далеко, но на жизнь не жалуюсь. Мне, Родя, за народ обидно!

– А ты устраивай для народа бесплатные сеансы. Пусть приходят люди в неурочное время, полежат на твоих гвоздях.

– Я благотворительностью не занимаюсь. Я о революции мечтаю!..

В этот момент самка неопределенного возраста в замызганной искусственной шкуре принесла и поставила перед ними на горизонтальную поверхность средней станины две емкости с жидкостью, в которой плавали твердые кусочки пищи. Рахметов взял инструмент, представляющий собой небольшую емкость на длинной ручке, зачерпнул малой емкостью из большой и, поднеся зачерпнутое к голове, с помощью легочных мехов начал выгонять из организма воздух через зауженную присоску таким образом, чтобы струя отработанной углекислоты попадала на черпатель. После непродолжительной обдувки организм Рахметова перешел в режим реверса и стал раздувать грудную клетку, втягивая в туловище богатый кислородом атмосферный воздух. И вместе с воздухом в его ротовую полость начали залетать жидкость и твердые кусочки из черпателя.

Всосав таким образом с помощью черпателей до половины принесенной им еды, самцы возобновили прерванный продувками и засосами разговор.

– Отчего бы и тебе, Родион, не продавать свое умение досужей публике?

– Да кто из богатых господ и с какой дури вдруг начнет учиться кидать ножи да топоры в доски?

– А с какой дури богатые господа вдруг начнут на гвозди ложиться? С самой обыкновенной человеческой дури! С жиру бесятся. Главное, объяснить покупателям, что это все ради революции. Революция сейчас очень хорошо идет, под этим соусом и черта продашь…

– Неловко как-то.

– «Нело-о-овко»… Я тебя зачем надысь к Тургеневым пригласил? На Базарова, что ли, смотреть? Базаров со своими лягушками уже отходит. Он был популярен еще полгода назад, а теперь его зовут все больше по старой памяти, а вскоре и вовсе перестанут. Здесь главное держаться в струе и выдумывать что-нибудь новенькое.

– Что ж ты нового выдумал?

– Есть одна идейка. Но я запускать ее пока не буду, пока старая свое до конца не отработает. Всему свой черед.

– А в чем суть идеи-то? – После поглощения горячей пищи, Родион почувствовал, что его организм увеличил отделение жидкости через перфорацию тела, и передней конечностью отер взмокший лоб. – Жарко нынче.

– Да, погода завидная… А придумал я следующее… Только поклянись, что никому не скажешь. А то упрут идею.

– Могила, – отрубил Родион.

Упоминание им ямы, в которую помещался ящик с особью, завершившей свой жизненный цикл, было одной из неофициальных форм торжественного обещания. Поскольку особь, жизненный цикл которой по любым причинам прервался, полностью теряла способность производить звуки, слово, обозначающее яму, в данном контексте можно было перевести, как «буду молчать, как ящик с трупом, засыпанный грунтом в яме».

Рахметов зачем-то покрутил вокруг отростком головы, словно поблизости мог находиться враждебный самец, который своими хрящевыми рефлекторами жаждал поймать выданную Рахметовым и предназначенную только для Родиона информацию:

– Представь себе некое очень тайное сообщество людей, которые собираются по вечерам в тайном месте для массовых оргий, наподобие древнеримских сатурналий, все присутствующие в масках, как на машкераде, но при этом полностью раздеты. Из одежды на них только подобие конской сбруи. А некоторые из присутствующие хлещут других кожаными плетьми-семихвостками.

– Помилуй, Рахметов, это же бред сивой кобылы!

– И потому станет пользоваться оглушительным успехом!

– Да отчего же? Ну, хлестать других еще ладно, но кто же в здравом уме даст себя бить да при этом вздумает платить за это?

– А мне как раз кажется, что таковых будет немало. Я даже полагаю, что придется мне за деньги нанимать тех, кто будет хлестать, а вовсе не тех, кого будут истязать… Главное, объяснить людям, что так они помогают угнетенным массам и готовятся к революции.

– Да при чем тут революция?

– При том, что революция есть страстное желание всех! Это как мода. Помнишь, в осьмнадцатом веке какие были нелепые костюмы? Однако ж их все носили. И если модно будет ходить на оргии и самоистязаться там, весь свет будет ходить как миленький.

– Ходить-то будет. Но самоистязаться? Ведь больно же. Люди врачей боятся, а ты…

– Но это же все будет не всерьез, разумеется. Мягкие плетки, никаких рассечений. Только массаж, даже мягче, чем от моих гвоздей – покраснеет кожа, как в бане и все. Разгорячатся люди слегка. А потом получат натуральную оргию. Думаю, попервоначалу мне придется наряжать в маски проституток, чтобы изображали из себя курсисток и купеческих дочек. А потом уже и настоящие госпожи втянутся… Ты только представь. Полумрак, свечи, шампанское, кругом красные революционные полотнища, в углу средневековая дыба. Есть также помещение для умывальни и туалета. И ночные кареты привозят сюда втайне весь высший свет столицы!

– Замах у тебя… Погоди! Ты сказал, наймешь проституток… – Родион вспомнил бледное измученное лицо Сони. – А сколько бы ты согласился платить проститутке за такой спектакль?

– Ну, я думаю, до пяти рублев, не более.

– Пять рублев! – ахнул Родион. – И когда же ты планируешь начинать?

– Ну, думаю, через полгодика, когда станет иссякать финансовый ручей от гвоздей, не ранее. Зачем забивать курицу, которая еще несется? К чему мне конкурировать самому с собой?

– Ты циничен… А скажи, ты сам-то веришь в справедливость революции и сочувствуешь ли угнетенному народу?

– Какая разница? – Самец Рахметов на секунду приподнял вверх бугры, из которых росли его передние конечности. – Сказать я могу по-всякому. Но как ты узнаешь, что думаю я на самом деле? Ты же знаешь, чужая душа – потемки. И потому узнать, что человек думает на самом деле, не представляется возможным. И мне кажется, даже в будущем врачи не смогут точно устанавливать, что мыслит человек на самом деле. Но даже если и смогут, разве это что-то изменит? Ведь человек может думать и искренне ошибаться. Он может говорить, что сочувствует революции и народному счастью, а сам вовсе не сочувствовать ему, но действовать при этом так, чтобы реально приблизить это общее счастье. И тогда какая разница, сочувствует ли он внутри себя или нет, если его действия направлены во благо всем? Кого волнуют его личные переживания? Это его личное дело и только! Судить-то надо по делам!.. А может быть и так, что человек говорит, будто сочувствует революции, и на самом деле ей сочувствует, но его реальные действия направлены только на получение своекорыстного интереса. И какая радость народу от его сочувствия и того, что он искренне переживает за народ, но ничего для него не делает?

– Это верно, – кивнул молодой самец головой, в нижней части лицевой стороны которой еще не начала расти шерсть.

– Теперь представим себе, что человек не сочувствует революции, но говорит, что сочувствует, а все его действия направлены против революции. Имеет ли какое-то значение его несочувствие? И имеют ли какое-то значение его слова о сочувствии?

– Нет, конечно.

– Еще какие могут быть варианты?.. Человек искренне не сочувствует… нет, сочувствует!., сочувствует революции, но сам при этом говорит, что э-э… тоже сочувствует, а действует так, что вредит… Так, подожди, я запутался. У нас есть три параметра – слова, мысли и действия. То есть разных вариантов может быть… может быть…

– Погоди, щас… – Родион рукояткой черпалки на мягкой деревянной горизонтали пищевой станины начертал трехпараметрическую таблицу и стал крестиками и черточками отмечать различные состояния каждого из параметров. После чего подсчитал получившиеся строки: – Восемь! Восемь разных состояний. Значит так… Сочувствовать революции, признавать это и действовать во благо ей. Сочувствовать, признавать, но не действовать. Сочувствовать, не признавать, действовать. Сочувствовать, не признавать, не действовать. Не сочувствовать, признавать, действовать. Не сочувствовать, не признавать, действовать. Не сочувствовать, признавать, не действовать. Не сочувствовать, не признавать, не действовать. Восемь!

– Ага… И из них нас интересует только то, что действует во благо народа и революции. То есть половина возможных вариантов.

– Да, но при том человек, который не сочувствует революции, признается в этом и не действует во благо революции вызывает у меня большее уважение, чем человек, который революции сочувствует, но ничего для нее не делает.

– По мне они оба одинаково бесполезны. Что тогда проку от них?

– Проку нет, конечно, но…

– Что «но»?

– Ты прав, наверное. «По делам их узнаете их», кажется так…

– А вот как ты думаешь, я сочувствую революции или только говорю об этом? – спросил Рахметов.

– Не знаю.

– Ответ неправильный! Мы же только что условились, что это совершенно неважно. Важны дела!

– Ах, да, извини… Тогда так: если твои дела позволяют тебе и зарабатывать, и продвигать революцию, значит, ты объективно полезный человек, – поправился молодой самец Родион. – А мысли твои совершенно неважны.

– Да и непроверяемы в принципе!.. Так что давай выпьем за это.

– Давай. За великое открытие!

Самцы всосали в пищевые тракты небольшое количество наркотика из прозрачных емкостей, после чего Рахметов издал кряхтящий звук, а Родион приблизил к эпителию кусок пищевой протоплазмы и втянул воздух, стараясь почувствовать кислый аромат куска.

– Ну, а чего ты от меня хотел? – запросил Рахметов. – Просил о встрече…

– Хотел посоветоваться.

– Готов служить в меру своих скромных способностей.

Молодой самец Родион был явно взволнован, манипуляторы его передних конечностей беспорядочно двигались, а органы зрения поблескивали избыточной влагой. Он отодвинул в сторону полупустую емкость с питательным раствором и уставился на старшего самца:

– Как ты полагаешь, если человек один раз в жизни сделает страшный, нехороший поступок, а потом всю жизнь будет делать только добрые дела и помогать неимущим, сможет ли после этого он называть себя гуманистом?

Мозг Рахметова задумался, а его тело поскребло рудиментарными когтями основание черепа.

– Это зависит от того, что за черное дело он задумал. И какие добрые дела он будет творить потом. Если он всю жизнь будет детей по головам гладить, а перед тем человека убьет, то, думаю, это пустое глажение убийства не перекроет. А вот если он все свои деньги, полученные за убийство, потом сиротам отдаст, то окупится.

– Какой смысл тогда убивать, если потом все отдать?! – возмутился Родион. – Этак бессмыслица какая-то получается… А если на добрые дела пустить только половину?

– А в чем ты добрые и злые дела мерить намереваешься? В аршинах, в вершках? Или в четвертях? Вот если бы была такая мера, мы смогли бы оценить ею каждый поступок и подбили бабки, расценив выгоду – стоит овчина выделки, ал и нет.

– А как думаешь, в будущем изобретут такую меру?

– Возможно. Отчего нет?

– И как она будет называться?

– Ну, от слова «добро» или от слова «любовь», я не знаю.

– То есть если нагрешу я на сто «Добролюбов», то и вернуть обществу мне нужно будет не менее ста?

– Так точно, – кивнул татарской внешностью Рахметов. – Два добролюба заработал, два израсходовал. А коли потратился и долгов наделал, потом всю жизнь станешь отрабатывать. Да еще с учетом инфляции доброты.

– Ну, а на сколько, по-твоему, Добролюбов может потянуть одна злобная, никому не нужная старуха, от которой этот человек только землю очистит?

– Сколько может стоить старуха? – задумался Рахметов. – А сколько ей жить осталось? Чем меньше жить осталось, тем меньший грех. Если за минуту до естественной смерти старуху убьешь, то вообще не считается.

– Да тут разве угадаешь?

– Это верно, братец… С другой стороны, допустим, сама старуха всю жизнь вредила людям и продолжает вредить. Значит, убив ее, человек просто прекращает ее вред, то есть производит объективную пользу. И тогда, если, например, до своей естественной смерти старуха нанесла бы человечеству вред на сто Добролюбов, то, уничтожив зловредное создание, человек таким образом зарабатывает сто Добролюбов. И после этого на ту же сумму может даже наделать разных вредных дел – например, убить несколько полезных старух.

– А есть ли от старух вообще какая-то польза? – Задумался Родион.

– Вот не знаю. Может быть, и нет. Если старуха своим существованием никого не радует, то никому она и не нужна, кроме самой себя. Это нулевая старуха. Таких старух можно уничтожить сколько угодно, и все равно твой грех будет равным нулю, потому как сколько на ноль не умножай…

– То есть старух можно убивать беспрепятственно?

– Пустых старух, да, можно. Вопрос лишь в том, чтобы точно оценить стоимость старухи и потом на ту же сумму наделать добрых дел. Ну, а если старуха была вредной, то злых дел… Впрочем, человек гуманный злых дел просто так, чтобы обнулить свой счет, делать ни за что не станет. К чему-с? Напротив, человек гуманных свойств так начнет поступать, чтобы количество Добролюбов на его счету лишь приумножалось.

– То есть можно, даже не раздавая детям конфетки, увеличивать свой счет добрых дел, просто уничтожая паразитов, пьющих кровь из народа?

– Получается так.

– И чем больше вредных людей зарубишь, тем больший ты гуманист?

– Так и есть!

– А как определить, пьет старуха кровь из народа или нет?

– Ну, это совсем просто, – Рахметов слегка откинулся от пищевой станины. – Пойти спросить у народа.

– Что ж мне теперь, весь народ опрашивать? Эдак ноги с голодухи протянешь, пока у всех спросишь…

– Да нет, конечно. Зачем всех спрашивать? Если старуха живет в Питере, то зачем в Тамбов идти? Опроси тех, кого она знает, и кончай ведьму!

– А что спрашивать-то?

– Спрашивай, нужна ли кому она. Думаю, впрочем, что ежели родственников у нее нет, так и не нужна. Оно и понятно: вот тебе нужна чужая старуха?

– На кой она мне сдалась?..

– Ну вот. А ведь ты – часть народа, Родион! Вот и спроси себя, как плоть от плоти: нужна ли мне эта ведьма пузатая или нет?

– Да она не пузатая…

– Ну, это я к примеру. Пусть не пузатая… Нужна ли? И зачем? Какую приносит пользу?

Родион задумался, нервно теребя манипуляторами черпалку:

– Значит, если я решу, что старуха мне, как народу, не нужна, то могу ее беспрепятственно аннулировать? А ежели она вредит, то я просто обязан буду это сделать, как гуманист, чтобы спасти народ от вредоносного паразита?

– Это твой долг, Родион! – Рахметов приоткрыл пасть и с немодулированным звуком выпустил небольшое газовое облако, поднявшееся из его главной пищеварительной камеры вверх по пищепроводу.

– Ну, хорошо же! Она у меня тогда попляшет! – Родион расцепил манипуляторы, резко отодвинул от себя пищевую черпалку. – Спасибо тебе, друг мой, на добром слове и хорошем напутствии.

– «Спасибом сыт не будешь», говорят кучера. А ты мне за науку и заботу лишний рублик принеси – вот и будет тебе первое доброе дело за твой грех.

– Ты же говорил, не грех это…

– Грех не грех, а лишнее доброе дело не помешает.

– Это верно. Все верно ты говоришь… Ладно, друг, спасибо тебе за напутствие. Пойду я.

– Иди, Родион. И не казни себя. Не для себя, но для народа стараемся! Ты ведь за революцию?

– Конечно. Я ради революции живота не пощажу!

– Вот и не щади… Только мой тебе совет: по животу не бей – ненадежно это. Лучше сразу по голове.

– Чай, не дурак, понимаю…

– И чай не будем. Давай лучше по беленькой пропустим… – пошутил Рахметов. – Человек! Еще по разу водки!.. Давай, Родя, по белинскому опрокинем перед расставанием.

– Мне вообще-то в университет надо… Но раз такое дело, можно и по белинскому…

§ 8 «…ее органы зрения начали выделять оксид водорода…».

Огромное овальное сооружение было специально выстроено для соревнований. При этом соревнующиеся находились в центре, а со всех сторон на них направили органы зрения те особи, которые в соревновании не участвовали, а собрались здесь только затем, чтобы подогреть свою эмоциональную сферу с помощью наблюдения за соревновательной деятельностью.

– Вот и посмотрим, как наш друг нынче выступит, – Каренин привел тело в сидячее положение и посмотрел на Анну. Последняя поднесла к органам зрения небольшой оптический прибор на длинной ручке. Казалось, она не обратила никакого внимания на последнюю фразу, хотя ее мозг понял, что Каренин не зря упомянул загадочного «друга», а только затем, чтобы пронаблюдать ее эмоциональную реакцию. Поэтому усилием воли Анна внешние проявления реакции скрыла.

– Говорят, нынче сам государь может прийти? – спросила она, сканируя через прибор противоположные трибуны, густо засаженные самцами и самками.

– Не думаю, – покачал черепной коробкой Каренин. – Но знаю, что государь всячески приветствует увлечение своих подданных гимнастикой в целях резкого оздоровления. Поэтому наш друг сегодня здесь и оказался. Ну-с, поглядим. Тем более дело это опасное для здоровья.

Анна оторвала прибор от органов зрения и покосилась на брачного самца, но тот невозмутимо глядел вперед на соревнующихся особей. Анна вздохнула: слова об опасности ее встревожили.

Пока вдалеке выступали какие-то незнакомые ей особи, самка рассеянно смотрела на них, а ее мозг занимали мысли о том, отчего люди вступают в брачные союзы только попарно, а не втроем, например. Далее ее мысли привычно перетекли в знакомую колею, и она задумалась о несправедливости мироустройства и имманентности людских несчастий. Вот взять хоть ее, Анну – счастлива она или несчастна? Если скалькулировать все то время, которое она проводит в состоянии с положительными значениями эмоциональной шкалы и сопоставить со временем, когда организм Анны испытывал неприятные ощущения, что в итоге возобладает? Непростой вопрос! Тем паче, что здесь нужно еще как-то учитывать градус эмоции, ведь они бывают разными – сильными и слабыми…

У Анны были в жизни печали, были запоры и другие неприятности, вроде недавних объяснений с Карениным. Но были и немалые радости! Например, в последнее время она через день имела качественную случку с матерым самцом, к коему испытывала эмоциональную привязанность. Анна также часто получала очень приятные ощущения от попадания в ее организм морфия, который доставал ей доктор Борменталь. Она ширялась часто и с удовольствием. Но зато в периоды, когда препарат кончался, самка испытывала организменное неудовольствие, сильно нервничала и порой срывалась на прислуге.

Поразмыслив, Анна решила, что баланс ее жизни по всей вероятности близок к нулю или немного его превышает, то есть приятных и неприятных ощущений у нее в жизни было примерно поровну или даже плюс перевешивал минус… А вот Каренин, подумала Анна, его жизнь имеет тот же баланс или в его жизни было больше неприятных минут, нежели радостных? Удавалось ли Каренину чаще расчесывать свое чувствилище на плюс или, напротив, жизнь постоянно била старика и ингибировала процесс приятного начёса? А сама Анна разве не доставляет ему страданий своими изменами?

«Ревнует ли он? – подумала самка, вновь скосив глаза на своего брачного партнера: – А я бы его ревновала?..» И решила, что ревновала бы непременно.

Ревность была отрицательной эмоцией, иными словами она создавалась в организме таким набором веществ, который воспринимался особью, как крайне раздражающие и неприятные. Анна принадлежала к такому виду, у которого самец участвует в выращивании потомства. Поэтому она считала ревность естественным чувством, не подозревая даже, что у тех видов, где самец никак не участвует в выращивании потомства, самки подобного чувства не знают. Выработка веществ, продуцирующих неприятные ощущения, если твой брачный партнер начинает скрещиваться с другой особью, понадобилась природе как сигнал: «потомство в опасности – самец может уйти к другой самке и участвовать в выращивании чужого потомства, и тогда твой помет обречен».

Аналогичное неприятное чувство испытывали и самцы, в случае когда их самочка намеревалась скреститься с посторонним самцом, поскольку считали самку своей и инстинктивно были настроены на то, чтобы передать в будущее свои гены и выращивать собственное потомство, а не какие-то там чужое отродье. То есть ревность была всего лишь одним из орудий внутривидовой конкуренции.

Постепенно, с эволюционированием стадных отношений в социальные и развитием всяческих наук и умений, у Анниного вида репродуктивная функция практически полностью отделилась от сексуальной. Взрослый половозрелый самец за свою жизнь осуществлял со своей самкой сотни половых контактов, однако самка приносила ему всего несколько детенышей, а иногда одного или вообще ноль. Иными словами КПД случки был в лучшем случае равен 0,3 %, а в худшем 0 %. Для достижения столь впечатляющего результата были придуманы самые разные методики и приспособления.

После того как развитая социальность окончательно отделила случку от деторождения, превратив ее в одно из доступных средств развлечения, нужда в ревности отпала, поскольку ни самец, ни самка теперь уже могли не опасаться передачи в будущее чужого генотипа. Но инстинкты были гораздо древнее и потому сильнее разума. Так и должно было быть: единственной задачей вида с точки зрения природы было его самосохранение, то есть продолжение в будущее. И развитая кора мозга, именуемая разумом, была всего лишь хитрым инструментом для обслуживания инстинктов. Поэтому все поведение Анны и ее соплеменников практически полностью задавалось и определялось инстинктивными потребностями тела. А разум только заворачивал телесные желания в словесные фантики. Но порой разум эти желания оправдывать не хотел, потому что они вступали в противоречие с социальными установками. В подобных случаях находился какой-то компромисс – общество не одобряло, но закрывало глаза, а личность всячески скрывала свое социально неодобряемое поведение от общества.

«Любила ли я его когда-нибудь? – вновь задалась вопросом Анна, вдругорядь косясь на своего старого самца. – Или то была всего лишь мимолетная влюбленность?».

Она всерьез проводила границу между этими двумя синонимичными понятиями и полагала, что влюбленность – это нечто «несерьезное», а «любовь» – нечто «серьезное». Серьезность эмоциональной привязанности заключалась в сроках ее действия. Анна полагала, что влюбленность – это такая маленькая любовь, которая может быть весьма сильной, но зато быстро проходит. А любовь – это на всю жизнь. Но поскольку эволюция никакой постоянно действующей эмоциональной привязанности в штатно функционирующем организме не предусмотрела, это яркое чувство длилось от трех до шести лет, иногда сменяясь чувством привязанности и привычкой, а иногда и нет. В последнем случае пара распадалась, что только способствовало генетическому разнообразию. Впрочем, иногда в природе случались сбои, исключения, и тогда на свет появлялись особи, могущие любить одного партнера всю жизнь или даже испытывающие половую тягу к особям своего пола.

– А вот и наш друг, – воздушная волна со стороны Каренина заставила самку Анну вздрогнуть всем свои немалым туловищем с двумя объемными молочными железами впереди и прервать ход внутренних рассуждений в пользу оценки внешних обстоятельств.

Действительно, к снаряду выходил Вронский. Самец был одет в полосатенький гимнастический костюм и не имел на черепной коробке никакого головного убора. Он опустил передние конечности в емкость с минеральным порошком, похлопал ими друг о друга и выступил на исходную позицию. Анна вспомнила информацию, запущенную Карениным в ее мозг о том, что состязание может носить опасный для организма Вронского характер, и напряглась.

Меж тем Вронский, изготовившись, вдруг быстро заработал мышцами нижних конечностей на сгиб-разгиб и стал быстро перемещаться к спортивному снаряду. Руки его противофазно ногам мельтешили в воздухе. Самец подбежал к деревянному подбрасывающему устройству, но, видимо, его мозг что-то не рассчитал, потому что, оттолкнувшись от трамплина, Вронский подлетел к коню очень неудачно, ударился брюшиной о торцевую часть снаряда, и его притянула планета.

– Ах! – пронесся общий вздох над стадионом.

– Ах!!! – амплитуднее всех воскликнула Анна, ее сознание померкло, поскольку она вдруг ясно представила, что может остаться без удовольствия, которое причинял ей Вронский не только половым отростком, но даже и самим своим существованием. Тело Анны покачнулось, и передней конечностью вцепилось в сидящего рядом самца. Организм Каренина наморщил лицо.

К Вронскому тут же бросились специальные самцы, но не с целью съесть его тело, как это делают грифы а, напротив, с целью помочь подняться. Они подняли дюжего самца, но тот самоотверженно отстранился и пошел на исходную позицию. Зрители, замерев, ждали продолжения.

Анна Каренина, самка

Самец вновь встал наизготовку, небольшой шмат времени постоял, настраиваясь и прицеливаясь, после чего вновь заработал нижними конечностями еще пуще прежнего, активно перемещая свое тело по коварной планете по направлению к коню. На сей раз он прыгнул преизрядно, но когда в полете отталкивался передними конечностями от коня, его тело отчего-то повело слегка вбок, конечности самец убрать не успел, неловко завалившись на них массивной тушкой, его лицо энергично вошло в соприкосновение со снарядом, и Вронский упал с коня.

– Ах! – пронеслось общее эхо над стадионом.

– Ах!!! – с той же амплитудой издала пронзительный звук самка Анна. Ее сознание вновь померкло: она представила, что тело Вронского сей же час перестанет функционировать, все реакции в нем остановятся, и метаболизм полностью прекратится. Туловище самки покачнулось сначала влево, потом вправо и начало заваливаться на брачного самца.

– Анна! Анна! – самец остановил маятниковое качание ее тела и поднес к носу брачной партнерши специальную соль с резким запахом.

Изображение стало более резким, качания прекратились, и Анна, поднеся оптический прибор к лицевой части головы, увидела, как Вронский, покачиваясь, идет на стартовую позицию.

– Он убьется!

Каренин не издал ни звука ртом, только в глубинах его живота что-то сперва прогудело, а потом забулькало. Но на это он повлиять никак не мог, хотя данный звук был, конечно, совершенно не к месту.

Вронский же некоторое время стоял на стартовой линии, после чего его грудная клетка расширилась, впустив внутрь увеличенную порцию воздуха. И он снова заработал мышцами нижних конечностей, чтобы как можно быстрее донести организм до спортивного снаряда.

Теперь он прыгнул слишком высоко. Его организм, описав параболу, на большой скорости опустился вниз, на коня и остался на нем, словно прилипнув от удара. Несколько секунд Вронский недвижно сидел на снаряде перед замершими зрителями, после чего мягко осел и вновь притянулся к планете.

Уже привыкший стадион промолчал.

– Ах!!! – столь же пронзительно исторгла Анна, и этот вопль прокатился по всему молчащему стадиону.

Изображение вновь схлопнулось, словно сгорел блок развертки, звуки погасли, и тело Анны с потухшим мозгом снова начало заваливаться на брачного самца.

– Анна! Ты ведешь себя просто неприлично! – раздраженно заметил тот. Но Анна ничего не отвечала: она слишком испугалась за целостность Вронского, поскольку зависела от этого самца ничуть не менее, чем от пузырька морфия в своем ридикюле.

– Блистательно! Браво! – Каренин с помощью ног быстро перемещал свое тело туда-сюда. Анна сидела перед ним на деревянной станине с особыми опорами для передних конечностей. Ее манипуляторы были бледны и дрожали. Самка прикрыла кожными складками органы зрения, чтобы не видеть бегающего старого самца. – Теперь ни у кого не останется никаких сомнений в том, что вы любовники! Прекрасно!

Анна не произвела звук.

– Ты вела себя просто вызывающе! Я понимаю, что подобные эксцессы случаются почти в каждой столичной семье… Да что там в столичной! В любом Тамбове, в любой стране со времен Древнего Рима супруги время от времени изменяют друг другу, но все это делается в рамках приличий, Анна. Я ведь уже имел с тобой разговор об этом!

Звук не шел от Анны.

– Я предупреждал, что буду вынужден дать тебе развод, и ты никогда не увидишь сына!

Организм Анны был тих, но ее органы зрения начали выделять оксид водорода. Каренин остановился:

– Ну вот. Ну вот… К чему эти слезы, если нынче ты не могла держать себя в руках?.. Анна! Анна, я иногда думаю, может быть, я в чем-то виноват перед тобой? Ты, в конце концов, молодая здоровая женщина. Возможно, я не уделяю тебе достаточно внимания в смысле супружеском. Но ведь и я уже не мальчик, мне…

Каренин хотел сказать, что ему сил едва хватает на проституток, но сказал иначе:

– …Мне больно видеть, как ты страдаешь. Давай уедем подальше от всего этого на пару недель или хотя бы дней. Уедем от этих проблем. Помнишь, я звал тебя в Гельсингфорс? Я знаю там прекрасный ресторанчик, чудеснейшая оленина! А как они делают семгу, ты не представляешь!

– Какую семгу, бог мой, о чем ты говоришь!

– Ну, не хочешь семгу, можно заказать расстегаи. Они, правда, тоже с семгой, но… Можно, в конце концов, заказать межвежатину. А пока мы будем там гулять, здесь все уляжется, забудется…

– Господи! Что уляжется, что забудется? Я люблю его!

– Неважно, Аня. Забудется этот ужасный скандал.

– Для тебя важнее скандал, чем я! Для тебя все они важнее, чем я! Ты меня совсем не любишь! – неожиданно для самой себя заключила Анна и удивилась своей фразе не меньше, чем растерявшийся Каренин.

– Ну почему не люблю?.. То есть я хотел сказать… Э-э… В смысле… Аня, я понимаю твою тягу к этому… к этому человеку. Он молод. Но возможно, есть выход, который тебя удовлетворит. А прочитал тут в «Ниве», что один питерский профессор решает эту проблему. Я имею в виду проблему половой активности и старости. Оказывается, Иван Арнольдович его хорошо знает, и если я обращусь к профессору по протекции Борменталя…

– Я не понимаю.

– И не надо. Не хватало тебе еще разбираться в медицине! Я сам не очень в курсе, но Иван Арнольдович сказал, что этот профессор якобы пересаживает пациентам яичники обезьян. И это придает человеку вторую молодость. После операции мы могли бы…

– Обезьян?

– Ну да. Молодых обезьян. Понимаешь, если верить Дарвину…

– Подожди, – Анна встала и прошлась, обхватив голову передними конечностями. – Подожди. Ты хочешь сказать, что ты будешь наполовину человеком, а наполовину обезьяной?

– Ну почему наполовину? Почему же наполовину, Анна! Если взять по весу, то менее чем на процент, наверное.

– Прекрати! Прекрати немедленно! Я не хочу жить ни с какой обезьяной!

– Да какая тебе разница! – Каренин всплеснул руками. – Если верить Дарвину…

– Ах, оставь! Я не желанию ничего слушать! Мне не нужно… Я не могу поверить, что ты всерьез говоришь такое!

– Аня… Выслушай меня, Аня. Поначалу эта мысль тоже показалась мне дикой. Когда мне впервые сказали про это, я только посмеялся. Но когда узнал, что сие медицинское светило живет в Петербурге и даже является знакомцем нашего Ивана Арнольдовича, который, кстати, приносит тебе твои лекарства, я подумал: отчего бы и нет? Обезьяна – подумаешь, какая штука! Ну и что ж с того, что обезьяна? В конце концов…

– Боже мой! Боже мой!..

– В конце концов, ты привыкнешь. Мне кажется, операция будет стоить недорого…

– Нет! Поехали лучше в Гельсингфорс…

После разговора с брачным партнером самка чувствовала себя совершенно разбитой. У нее было ощущение головной боли и пустоты в душе. Ее конечность сама потянулась к емкости с морфием, как самку окликнули:

– Анна Аркадьевна, к вам пришли-с.

Это был голос прислуживающей низкоранговой особи.

– Ах, Пелагея, я не в состоянии… Кто там?

– Сущий мальчонка. Говорит, вы его приглашали.

– Что же, он не назвался?

– Назвался, да только… Пока вы с мужем разговаривали, я не решилася войти, а потом забыла. Память-то стала совсем никуда.

– О, господи. Ну, зови, что ли…

Низкоранговая особь скрылась за поворотной панелью, и вскоре вошел молодой самец.

– Родион! Вы ли?

– Здравствуйте, Анна Аркадьевна. – Войдя, Родион внимательно осмотрел помещение.

– Проходите, присаживайтесь. А что же вы в пальто?

– Я ненадолго. Не буду отнимать время… Не стану и присаживаться… Однако уютно у вас. – Родион оглядел помещение, подошел к световому проему. – Высоко, не спрыгнешь. А если спрыгнешь, все ноги переломаешь…

– Что за нужда прыгать?

– Нет, ничего-с… Просто, вид у вас хороший открывается из окна.

– Да чего ж хорошего? Помойка.

– Э-э, не скажите. Двор проходной, это хорошо. Правда, отсюда в него не спрыгнешь. Так что всё преимущество насмарку.

– Да помилуйте, зачем же вам прыгать? Эдак убьетесь.

– И я о том же… Вы никогда, Анна Аркадьевна, не задумывались, отчего люди не летают?

– Вы, верно, шутите?

– По мере возможности стараюсь… А ведь я, любезная Анна Аркадьевна, с просьбой к вам. Не могли бы вы одолжить мне рублей пятьдесят или двести?

– Что за нужда?.. Впрочем, мое ли это дело?.. Конечно-с. Только я не поняла, сколько вам нужно?

– Ну, давайте двести.

– Двести не могу. Пятьдесят дам, – самка подошла к комоду и достала оттуда небольшой деревянный параллелепипед. Открыв верхнюю плоскость его, она извлекла несколько цветных целлюлозных пластин и убрала емкость обратно.

– Вот и чудесно, – Родион проводил глазами параллелепипед.

– Возьмите-с, – повернулась к юному самцу Анна.

– Я вам крайне признателен, Анна Аркадьевна, – проинформировал самец, пряча универсальные единицы эквивалента ценности в складки шкуры. – Я вам через неделю отдам непременно… Однако деньги вы храните неаккуратно. На виду.

– Мне и муж говорил. Но это мой дорожный несессер, я привыкла в нем держать… Погодите… Вы сказали, через неделю? Боюсь, через неделю нас не будет. Мы с мужем собрались в Гельсингфорс.

– К чухонцам?

– Увы. Так что если вас не затруднит, то…

– Ну что вы! Напротив! Как только вы приедете, так я сразу же… А вы и несессер с собою возьмете?

– Всегда беру. А что?

– Нет, ничего-с… Это очень правильно! Нельзя деньги оставлять в пустом доме. Да и в дороге они пригодятся… До свиданья, Анна Аркадьевна, премного вам благодарен. Не смею вас больше задерживать.

– До свидания, Родион. Всегда рада вас видеть… Извините, что не предложила чаю, но у меня страшно болит голова.

Родион вышел из жилища Анны на поверхность планеты и выругался.

§ 9 «…облака есть водяной пар…».

В Гельсингфорсе жили примерно такие же самцы и самки, как в Санкт-Петербурге. Правда, они принадлежали к другому племени и даже модулировали звуки иначе, но все равно считались подчиненными вожака, который обитал в Питере. Это произошло потому, что когда-то предок питерского вожака собрал агрессивную стаю молодых самцов, которая сражалась с агрессивной стаей местных обитателей. И местные проиграли. В результате весь их ареал обитания и они сами вошли в состав ареала победителей и поменяли своего вожака на чужого. Никакой принципиальной разницы в том, какой вожак руководит племенем – свой или чужой, не было, но большинство племен воспринимали эту условность весьма болезненно. Они хотели, чтобы вожак был непременно из их племени.

Как все животные, представители Анниного вида руководствовались чисто животными, инстинктивными понятиями о «правильном» мироустройстве. При этом «правильным» называлось привычное. И если вдруг менялась сущая мелочь, это могло вызвать в животной психологии самый сильный отклик. Так, задолго до Анниного рождения один из вожаков ее ареала решил провести небольшую модернизацию в сфере мифологии и слегка изменил мелкий религиозный обряд – отныне, в очередной раз доказывая самому себе свою приверженность Огромному Колдуну, каждая особь должна была махать конечностью перед грудной клеткой, сложив вместе не два, а три манипулятора. Объяснение под это нововведение было сразу же придумано… Мифологические учения тем и отличаются, что для них не составляет труда придумать любой сколь угодно алогичный ритуал и тут же «обосновать» его с помощью Единственно Верного Учения. В данном случае ведущие самцы иерахии стали объяснять низкоранговым особям, что три манипулятора символизируют непостижимо-триединую суть Огромного Колдуна, который есть Собственно Огромный Колдун, Его Любимый Сын плюс Загадочная Субстанция.

Здесь совершенно необходимо прояснить, что означает слово «символизирует». Дело в том, что никакой реальной смысловой нагрузки данный термин не несет, и в этом состоит сложность его понимания. Проще всего данный термин можно было бы определить так: символизм – это принудительное установление псевдосвязи между предметами и явлениями, которые никак не связаны между собой. Например, любой вожак ареала имел два символических опознавательных знака своего ареала. Один из них представлял собой цветное тканое полотнище, а другой – Главный Рисунок. Главный Рисунок ареала эволюционировал из племенных знаков местных вожаков, которые с помощью этого знака метили свой род и его территорию. На Главном Рисунке могло изображаться все, что угодно, часто это было уродливое и нежизнеспособное животное, например, хищная птица с двумя головами.

Анна Каренина, самка

А тканое полотнище эволюционировало из военных опознавательных штандартов – небольших цветных полотнищ, которые дюжие самцы во время боя поднимали на шестах, чтобы дать ориентировку самцам-воинам о месторасположении их подразделения. Цвета и форма расположения пятен на тканом полотнище могли быть абсолютно произвольными и складывались исторически под напором разных случайностей. Однако случайность конфигурации всячески отрицалась и рационализировалась, то есть каждое пятно и каждый цвет привязывался к некоей существующей реалии. А иногда даже и не к реалии, а к эмоции. Так, например, вещества, которые при пропитывании ими ткани вызывали отражение всех электромагнитных лучей видимого спектра, считались привязанными к чистоте и благородству Иными словами считалось, что белый цвет «символизирует» благородство, то есть мистически или магически связаны с чувством благородства. Понять это сложно, но именно так работала машина символизма. Словесно привязать можно было все что угодно, к чему угодно. Например, заявить, что А «символизирует» В. И попытаться это «объяснить»…

Скажем, можно было заявить, что орел-мутант с двумя головами «символизирует» прозорливость, поскольку он может смотреть в две стороны. Разумеется, на самом деле никуда такой орел смотреть не мог, поскольку был нарисованным. Однако, несмотря на свое «несуществование» в реальном мире, нарисованные символы играли большую чувственную роль в жизни особей этой планеты. Это был рецидив древнего магического мышления, которое напрямую вытекало из животной ритуальности. Что также требует некоторых пояснений.

У разумного социума есть наука, то есть умение делать выводы и строить информационные модели, обладающие предсказательной силой. Имея такую работающую модель, можно сводить, классифицировать группы однородных явлений и предсказывать поведение объектов в разных ситуациях. Это неплохо помогает выживать. А как выживать животным, не имеющим науки и сложных моделей? Только эмпирически! То есть методом проб и ошибок, тупо запоминая последовательность удачных действий без осознания глубинных процессов. Если некая последовательность действий привела к результату один раз, есть маза, что она приведет к успеху и второй раз. Разумеется, накопление эмпирических моделей поведения без их научной систематизации и осмысления неминуемо приводит к росту ошибочных, случайных паттернов. Если после коллективного стука палками по дереву пошли долгожданные дожди, далее особи начинают «вызывать» сезон дождь стуканьем палок по дереву. Это становится традицией, обычаем. А если животное привыкло к определенной, пусть и нелепой модели поведения, оно крайне болезненно относится к смене ритуала.

Эта приверженность одной, раз и навсегда определенной модели поведения, запрограммированной с самого раннего детства в процессе обучения, была обычным приспособительным механизмом эволюции. Как только эволюция жизни шагнула от рептилий ступенькой выше, как только над вшитыми от рождения программами надстроилось обучение родителями в процессе взросления, так у детенышей появилась инстинктивная потребность выучиться и инстинктивный страх неправильно повторить заученный урок. Животные крайне ритуальны. И чем ближе к животному состоянию была разумная особь, тем возмутительнее, ужаснее, страшнее и мироразрушительнее казалось ей несоблюдение традиций, обычаев и ритуалов предков.

Именно поэтому с таким ужасом многие особи восприняли незначительное изменение в характере ритуального обмахивания. Даром, что символические объяснение было придумано: складывание трех манипуляторов более похоже на тройственную природу Огромного Колдуна. Тем не менее животное в подданных было глубоко встревожено и дезориентировано.

В результате последователи мифологии разделились на тупоконечников и остроконечников – одни тупо обмахивались двумя манипуляторами, другие, сложив три манипулятора в виде острого конуса, обмахивались им. А поскольку низкоранговые особи в те времена не очень далеко ушли от своих диких животных предков, характер противостояния остроконечников с тупоконечниками принял весьма острую форму. Столь пустое дело нередко завершалось массовой гибелью особей, придерживающихся тупоконечной модели обмахивания, поскольку остроконечное обмахивание поддерживала власть.

Именно традиции, обычаи, ритуалы, татуировки, то есть совершенно бессмысленный с прагматической точки зрения набор действий, который отличал одно племя от другого, и был, собственно говоря, первым внешним шагом разделения и обособления племен, разделения на «своих» и «чужих». Если «наши» делают татуировки крестиком, то все, кто делает иной рисунок, – «не наши» и их можно убивать при необходимости. Потому что их обычаи дики и возмутительны, а иногда и просто смешны.

Аналоги и предтечи ритуалов есть даже у таких примитивных созданий, как птицы. Как только внутри вида возникало случайное, едва заметное разделение между особями, основанное или на мелких отличиях внешнего вида, или на особенностях брачного поведения, как постепенно начинала падать частота скрещиваний. Иной брачный танец отпугивал, и хотя биологически особи скрещиваться еще могли, но уже не желали. Так, основываясь на чисто внешних различиях, эволюция постепенно разводила вид сначала на подвиды, а потом и на виды.

Анна не любила чухонцев… Все ее нутро восставало против них. Чухонцы были противны Анне и своим внешним видом, и булькающей речью, и видом искусственных шкур. Она брела с брачным самцом по чужому городу и пыталась придумать объяснение, отчего же ей так не нравятся эти люди, ведь и ее племя и чухонское создал один и тот же Огромный Колдун. Но кора ее мозга придумать ничего не могла, поскольку причина нелюбви сидела в более глубинных, почти рептильных слоях серого вещества, которые оперировать словами не умели. Поэтому чувства Анна испытывала, а объяснить их не могла и ждала, когда мозг поставит какую-то информационную заплату в виде любой, самой глупой, но с виду рациональной версии. И мозг поставил…

– А тебе не кажется, что от чухонцев воняет? – спросила она своего брачного самца.

– Воняет? Чем же, душа моя?

– Ну, я не знаю. Мне кажется, рыбой. Неприятный какой-то запах.

– Знаешь, Анна, мне тоже не нравятся чухонцы, но справедливости ради я должен отметить, что ничем таким от них не воняет, и лично мне кажется бессмысленным придумывать какие-то оправдания своим чувствам. Ты же не придумываешь себе никаких оправданий, чтобы не есть манную кашу. Она тебе просто не по нраву!

– Но в каше комки! Бе-э-э…

– А почему тебя не раздражают комки в супе? Дело не в комках… Нам не нравятся сами чухонцы, а вовсе не их наряды, запахи или что-нибудь еще. А точнее говоря, все сразу в совокупности и не нравится – и одежда, и физиономии, и обычаи, и язык.

– А зачем же мы сюда приехали?

– Развеяться, Анна. Покушать в местных ресторанчиках. Я же тебе про них рассказывал. Один из них содержит мой знакомый… Да-да! У меня у самого много знакомых чухонцев, но это исключения. В остальном же мне чухонцы не по нраву. Да и с чего бы я стал их любить, скажи на милость?

– Они такие же люди, как мы.

– Ничуть не спорю. Манная каша – такая же еда, как севрюжина. Но севрюжину ты ешь, а кашу нет.

– Я же сказала тебе уже про комки.

– А севрюжина не один ли большой комок?

– Комки в каше – мерзость! Просто мерзость!

– И чухонцы мерзость, поверь мне Анна.

– Но почему такую мерзость создал господь? То есть я хотела сказать, ведь сначала были люди, как люди – Адам, Ева. А как потом из них получились чухонцы, татары и даже мордва?

– Как получилась мордва, я точно не знаю, никогда не видел такого, но думаю, над человеческими расами поработало время и природные условия. С другой стороны, не нужно показывать людям, что они тебе не нравятся, это неприлично.

– Ах, ты вечно думаешь о приличиях больше, чем о сути! Тебе главное, чтобы был соблюден вид внешнего приличия, а что у человека на душе, тебе наплевать! А тебе не кажется, что это некрасиво, непорядочно? Что это ханжество, наконец?

– Что за чушь, Анна! Ты полагаешь, мы должны ходить по городу и всем встречным и поперечным говорить, что они нам не нравятся?

– Не передергивай, прошу тебя! Это было бы глупо. Но в ответ на прямой вопрос, нечестно было бы врать.

– То есть если бы кто-то из проходящих мимо нас по улице господ прямо спросил тебя, нравится ли он тебе, ты бы ответила, что нет? Но на каком основании, ведь вы даже не знакомы?!.

– К нему лично у меня нет никаких претензий, ты прав. Но если бы он спросил меня, люблю ли я чухонцев, я бы ответила прямо, что не люблю.

– А если он чухонец?

– Что с того?

– А то, что если ты не любишь чухонцев, а он чухонец, значит, ты и его не любишь. Хотя и не имеешь к тому никаких оснований, этот человек тебе ничего плохого в жизни не сделал, ты его даже не знаешь.

Анна задумалась. Она была эмпатична и могла не любить большие абстрактные массы, но как только некто материализовывался перед ней во всей своей конкретике, Анна сразу же проникалась к ней сочувствием. Пока разные слои ее мозга разбирались между собой, внимание Анны было привлечено видом низкоранговых особей, которые копошились в зарешеченном полуподвальном окошечке, вытягивая на улицу сквозь решетку передние конечности. Их искусственные шкуры были стары и изношены, а на приобретение новых не хватало универсальных единиц эквивалента ценности.

– Что это? – послала Анна запрос своему самцу.

Самец повернул поседевшую шерстистую голову в сторону, куда указывал один из манипуляторов на Анниной конечности, и погнал звуковую волну:

– Ночлежка.

– Смотри, один из них машет мне рукой. Быть может, ему нужно дать денег? У тебя есть двугривенный?

– Не подходи к ним. Они тебя заразят. Или блох наберешь. Брось им монету отсюда.

– Давай… Я осторожно.

Анна взяла у самца небольшой металлический цилиндр, диаметр которого намного превышал высоту, изменила направление движения и приблизилась к окошку, откуда виднелись нескольких низкоранговых самцов, поблескивая органами зрения и помаргивая нежно опушенными по краю кожными складками. Один из самцов был весьма изношенным. Он явно прожил более шестидесяти оборотов, и в его манипуляторах Анна заметила небольшую целлюлозную пластину. Самка осторожно бросила в зарешеченную темноту металлический цилиндр. Все особи, кроме изношенной, немедленно скрылись в темноте полуподвала, стараясь подобрать цилиндр, а изношенный самец протянул сквозь прутья белеющую пластину.

Некоторое время Анна не решалась взять ее. Она опасалась маленьких существ, принадлежащих изношенному самцу, которые могли перескочить с целлюлозной пластины на Анну и начать паразитировать в ее организме, медленно пожирая его изнутри. Существа были столь малы, что их невозможно было разглядеть органами зрения. Но затем исследовательский инстинкт пересилил, и Анна согнула нижние конечности, опустив туловище перед полуподвальным окошком, протянула конечность и взяла мятую целлюлозную пластину.

«В крайнем случае, потом выброшу перчатки», – подумала она.

Подойдя к брачному самцу, она посмотрела на пластину и увидела на ней кодировочные знаки. Декодировка не заняла много времени. «Человек создан для счастья, как птица…» – здесь сообщение заканчивалось, поскольку пластина была повреждена.

– Как ты думаешь, что бы это могло значить? – спросила самка у Каренина, протянув ему поврежденный носитель.

Каренин достал из кармана перчатки, надел их, взял у брачной партнерши носитель, прочел, потом смял его и бросил на мостовую. Затем он стянул с конечностей перчатки и выбросил их. Анна сделал то же самое.

– Мерзость какая! – сказал Каренин. – Зачем ты взяла это?

– Мне стало интересно. Я подумала, а вдруг там что-то важное?

– Ну что такого важного может написать городской бродяга?

– Иисус Христос тоже был из самых низов общества, однако сообщил миру благую весть…

– Ты полагаешь, во вшивой ночлежке Гельсингфорса томится новый Христос?

– Христос тоже обитал на окраине империи. И тоже вращался в социальных низах – мытарей, грешников, блудниц.

– То, что Христос пропагандировал свои идеи среди самых широких слоев населения, еще не значит, что он сам был вшивым нищим. Он имел массу влиятельных друзей в высших слоях общества, у него были даже свои люди в синедрионе. Вспомни, кто забрал тело Христа после казни… Впрочем, я не буду с тобой спорить, Анна. К чему, если вся благая весть, которую ты получила от этого сумасшедшего, заключается в одной фразе: «Человек создан для счастья, как птица…» Кто сказал, что птица создана для счастья? Птица создана для полета, если уж на то пошло.

– Нет-нет, я чувствую, что в этой фразе есть какой-то глубокий смысл! Я просто уверена в этом.

– И какой же?

– Это великая мудрость, которую мы пока понять просто не в состоянии. «Человек создан для счастья» – разве ты не согласен с этим?

– Осторожно, не наступи в лужу… По-моему, это глупая фраза, как, впрочем, и все чересчур общие фразы. Какой человек, Анна? Кем создан?

– Богом!

– Бог с тобой, Анна! Как ты можешь такое говорить! Человек создан Богом для несчастий, с этим даже спорить невозможно, достаточно посмотреть вокруг. Не об этом ли у Тургеневых говорили, ты же сама мне рассказывала!.. Весь мир вокруг нас устроен им таким образом, что прожить жизнь, не греша, совершенно невозможно. Не зря же, когда умирает младенец, говорят, что он умер безгрешным. Почему? Да потому что просто не успел согрешить! Жить, не греша, невозможно, а за грехи бог нас всех покарает. Поэтому мы все живем в постоянном ожидании вечных пыток там и в постоянной неустроенности здесь. О каком счастье ты говоришь?

– Бог всемилостив.

– Бог всемилостив, но недобр. Если бы он желал спасти нас всех, он просто отключил бы в нас возможность грешить.

– Но это свобода воли!

– А зачем она нужна? Чтобы гарантированно загнать побольше народу в ад?

– Я не знаю, зачем нужна свобода воли, но думаю, что именно она делает нас людьми.

– А без свободы воли кем бы мы были?

– Бездушными машинами.

– Значит, бездушные в ад не попадут. Значит, душа для того и существует, чтобы можно было отправлять ее в ад? Может быть, рая и вовсе нет, а есть один только ад?

– Что ты такое говоришь?!.

– Я лишь развиваю те мысли, которые ты уже слышала в свете. Если не грешить могут лишь бездушные нелюди, значит, в раю пусто. Рай – нулевое множество, Анна! А геенна огненная забита под завязку. И земная жизнь – лишь конвейер для поставки туда душевного материала.

– Это богохульство какое-то…

– Это логика. Если бы Бог был вседобр и всемилостив и стремился к тому, чтобы побольше народу загрузить в рай, он бы мог сделать это сразу, минуя этап земной жизни. Для чего Богу нужна земная жизнь, если существует жизнь вечная? Бери и сразу отправляй произведенные души прямо в рай.

– Такие души не зрелы.

– А зреют они в земной жизни?

– Так, – Анна коротко кивнула вместилищем мозга.

– То есть души зреют в грехах?

– Не в грехах, а в противостоянии им.

– Не лукавь, Анна! Мы знаем, что грехам противостоять невозможно – хоть в мыслях да согрешишь. Мы телесны. А как подумаешь о чем-то телесном – так и согрешил! Подумаешь о проходящей мимо женщине – согрешил в мыслях. Подумаешь о вкусной еде – согрешил… По самому устройству бытия, значит, не грешить нельзя. Это ведь не мы придумали, что мысль о грехе есть такой же грех, – так сказано в Писании. Он просто заставляет нас грешить!.. Может быть, он питается нашими грехами, как мы хлебом?

– Ты говоришь о Диаволе или о Боге?

– А это одно и то же! Никакого Диавола нет. Точнее говоря, Создатель един в этих двух ипостасях. Он растит наши грехи, засевая души на Землю, как мы растим хлеб, засевая в почву зерно.

– Мне страшно тебя слушать. Я думаю, исключая грехи в мыслях, не грешить делами все-таки можно.

– Ты знаешь таких людей?

– Я нет. Но есть же отшельники, святые, божьи люди, которые уходят от мира и угнетают плоть…

– Угнетают плоть? Допустим, путем жесточайших мук им удастся удержать себя от всех грехов, даже мысленных, – Каренин поднял вверх указательный манипулятор, акцентируя внимание на своей мысли. Его внешние кожные покровы раскраснелись, видно было, что активный мыслительный процесс доставляет ему немалое удовольствие. – Допустим! Тогда Бог эту иссохшую, почерневшую душу не получит в пищу, ибо она не раздобрела от грехов. Ему придется выбросить ее в рай, который есть не что иное, как короб для бракованного материала.

– Я не желаю этого слушать!

– А ты послушай! Ты разве не хочешь, чтобы твою душу господь съел, как ты ешь зерно?

– Нет! Нет, не хочу! Это… Это гадко, это просто кощунственно, в конце концов.

– Ты, наверное, хочешь, чтобы после смерти твоя душа слилась с Создателем?

– Конечно! Это мечта все верующих. Я слышала, даже у буддистов…

– Ну, так это ведь одно и то же, Анна! Когда ты ешь зерно, оно растворяется в твоем организме, становясь тобой, становясь частью тебя.

– Да? Я не думала об этом в таком ключе, но… Это, в конце концов, только метафоры. И если слияние человеческой души с Богом происходит, как процесс поглощения им этой души, то… Я не имею ничего против. В конце концов, пути господни неисповедимы.

– Ну и прекрасно, Анна. Я рад, что ты признала, что слияние души с Богом может происходить и в форме поедания души Богом. Осталось только выяснить, чем он испражняется…

– Фу! Как тебе не стыдно! Ты мерзкий, как ты можешь такое говорить?

– Преимущественно ртом… А что тебе не нравится?

– Прежде всего, мне не нравится, когда в моем присутствии богохульствуют!

– Почему?

Этот вопрос поставил самку в тупик. Она и сама не знала, отчего некоторые звукосочетания приводят к выработке в ее организме таких веществ, которые вызывают эмоциональную бурю. Между тем это происходило у всех животных, когда новая информация входила в конфликт с программами, вбитыми с самого детства. Если зверь привык к определенному порядку, даже небольшое нарушение вызывает в нем внутренний конфликт, стресс, фрустрацию, нервную реакцию, страх, а иногда учащенное мочеиспускание и дефекацию. Анна с детства привыкла относиться к Огромному Колдуну с так называемым «почтением», то есть была непривычна употреблять в его отношении некоторые звукосочетания, которые считались «низкими». Здесь опять-таки требуется пояснение…

«Низкими» (то есть буквально, «имеющими малый уровень потенциальной энергии») объявлялись такие вещи и явления, про которые нужно было непременно подчеркнуть, что они хуже других вещей – «высоких». Считалось, что всё, находящееся выше (то есть имеющее более высокий уровень потенциальной энергии) и имеющее большие размеры по габаритам – гораздо лучше «низкого» и «мелкого». Эта вербализация эволюционировала из самой древней животности, поскольку интуитивно-геометрически ясно, что большой зверь, в принципе, может проглотить малого и потому «главнее» его, то есть стоит выше в пищевой пирамиде. Именно поэтому и в животном мире, и в его продолжении – мире социальном звери старались выглядеть крупнее, чем есть на самом деле – некоторые из них раздувались в случае опасности, иные распушали перья или шерсть, чтобы визуально казаться больше. А самцы Анниного вида для устрашения противника в бою порой надевали шлемы, геометрические размеры которых искусственно увеличивались специально вставленными перьями. Это шло из подсознания и сознанием не отмечалось, но каждый воин хотел выглядеть выше, чтобы дать подсознанию противника ясный сигнал превосходства.

…Когда Аннина привычка воспринимать Огромного Колдуна «высоким» нарушалась чьими-то словами, которые, как считалось, «принижали» Огромного Колдуна, делая его Малым Колдуном или даже Совсем Крошечным Смешным Колдунчиком, организм Анны испытывал внутреннюю истерику, нервный стресс и состояние метания – ей хотелось спастись от этого ощущения, у самки просыпалась агрессия против «нападающего», и она повышала голос, стараясь убрать неприятный раздражитель или хотя бы понизить порог раздражающего сигнала. Последнее можно было сделать, заставив Каренина «извиниться», то есть издать символический звуки, которые означали буквально следующее: «я постфактум активно «принижаю» ранее переданное сообщение и самого себя».

Однако Каренин не произнес ритуального заклинания самопринижения. Возможно, но не хотел гасить эмоциональную бурю внутри Анниного организма, таким образом подсознательно осуществляя месть за свою поруганную супружескую честь. Что опять-таки требует пояснения…

«Местью» называлось нанесение ответных эмоциональных или физических повреждений нападающему. Это было естественной оборонительной реакцией, правда, иногда весьма запоздалой. Огромный Колдун, как о том говорила мифология, требовал от своего помета отказаться от нанесения ответных повреждений. И даже напротив, он рекомендовал подвергшейся нападению особи проводить такую линию поведения, которая бы привела к нанесению ей еще больших повреждений со стороны нападающего. Однако, поскольку эта рекомендация противоречила эволюционной логике и была попросту совершенно бессмысленной, она никогда и никем не соблюдалась. Но часто декларировалась, как великая победа пораженчества.

Анна Каренина, самка

А вот «честью» назывался такой комплекс программ поведения, который вынуждал особь совершать поступки, как правило, противоречащие ее биологическим и даже социальным интересам, но зато выгодные тем особям, которые пользовались программами «чести» в своих целях. Так, например, навитые поверх территориального инстинкта программы «чести» требовали от субдоминантных самцов жертвенного поведения во время конфликтов между ареалами. Это была «двухэтажная» конструкция: территориальный инстинкт во время битвы блокировал инстинкт самосохранения, а программы «чести» тормозили разумные доводы о том, что битва выгодна в первую очередь доминантным самцам, а не тем, кто в ней погибает.

Программа «чести», например, могла потребовать от одного самца вызвать другого самца на смертельный поединок, если тот совершит случку с самкой «оскорбленного» и об этом станет известно. Причем «оскорблением чести» считалась не сама случка, а информационное оповещение о ней членов социума. Правда, во времена Анны этот дикий животный обычай смертельных поединков между самцами ушел в прошлое, сменившись более свободной процедурой расторжения брачного союза.

– Так почему ты не желаешь слушать мои гипотезы о Боге? – Самец устремил на Анну темные диафрагмы своих фотодатчиков.

– Потому что они глупые! И кощунственные.

– Помилуй, Анна. Да отчего же тебя так нервирует кощунственность? Ведь это просто слова!

– Оттого, что мне неприятно их слушать. Ты оскорбляешь Создателя.

– Разве Создателя можно оскорбить? Что за глупости ты говоришь, Анна, подумай сама! Оскорбить можно только равного себе. Но ты не можешь оскорбить клопа, так же, как он не может оскорбить тебя. В этом смысле вы вообще не пересекаетесь. А разница между Творцом мироздания и жалкой козявкой, навроде тебя, еще больше, чем пропасть между клопом и тобой.

– Ты назвал меня козявкой! И после этого…

– Тьфу ты! Бабий ум… Анна! Запомни: по сравнению с Богом мы все козявки и даже меньше.

– Значит, ты все-таки веришь в Бога?

– Какое это имеет значение в контексте нашего разговора?

– Если ты веришь в бога, зачем ты его ругаешь?

– Господи… Да не ругаю я. И не хвалю. Хотя бы потому, что человек не может оскорбить бога. Поэтому твои страхи перед богохульством просто смешны.

– Я все равно не хочу этого слушать!

– Боишься, что Бог не возьмет тебя в рай и что твоя душа не сольется с Богом?

– Этого все боятся… Только не говори, что слияние моей души с богом произойдет в виде поедания. Это неприятная метафора.

– А в виде чего же? – Изображая интерес, самец усилием небольших мышц приподнял шерстистые клочки над органами зрения. – Как это еще может произойти?

– Как капля попадает в океан.

– Значит, капля – это нормальное слияние? А слияние путем поглощения через рот тебя не устраивает?

– Оставь, Каренин! Я не желаю…

– Преотлично! Мы не желаем!.. Спрошу тогда иначе: когда твоя душа сольется с Богом тем или иным способом, сохранишь ли ты свою индивидуальность?

– Несомненно!

– Значит, слияние будет неполным?

– Почему?

– Потому что капля, упавшая в океан, перестает быть каплей. Она теряет индивидуальность и становится неразличимой частью океана.

– Думаю, я сохранюсь, как чувствующая и мыслящая субстанция. Иначе все бессмысленно…

– Значит, с Богом ты не сольешься? Потому что чем больше слияние, тем меньше Анны и наоборот.

– Возможно. Надо спросить батюшку. Мы, наверное, говорим сейчас страшную ересь…

– А ты боишься говорить ересь?

– Я не хочу впадать в ересь, ибо надеюсь на спасение.

– То есть ты хочешь на том свете не слиться с Творцом в единый сияющий организм, а остаться собой – со всеми своими причудами, ошибочными мыслями, ересями и желаниями?

– Да, наверное, так, хотя, быть может, это грех, но я не хочу исчезать совсем…

– Хочешь попасть в рай?

– Конечно, хочу.

– А как ты представляешь себе рай, Анна?

Анна уже раздвинула присоску, чтобы ответить, ей казалось, что из ее ротовой полости вот-вот полезет звуковая волна, но ничто оттуда не вылезло, поскольку Анна вдруг поняла, что сказать ей в общем-то нечего. Она, конечно, знала примитивные представления низкоранговых особей о рае, как о месте, которое находится на небе, где-то в облаках. Она также знала, что там растут сады, и слышала слово «кущи». Однако, будучи образованной самкой, она была осведомлена о том, что облака есть водяной пар и никакие деревья на небе расти не могут. Поэтому озвучивать явные сказки о заоблачных садах и гуляющих там душах, которые день-деньской только тем и занимаются, что играют на арфах, ей показалось глупым. Поэтому самка вновь заузила присоску, немного подумала и разузила ее для модуляции следующей информации:

– Этого никто не знает, как там все устроено. Я знаю только, что мне там будет хорошо. Всегда хорошо. Вечно.

– Хм… – Каренин встал на улице и покрутил головой, озирая окружающее пространство. – Я не очень часто бывал в Гельсингфорсе, и, возможно, мы слегка заблудились. Хотя нет! Кажется, наша гостиница в той стороне. Нужно идти от моря в сторону Сенатской площади… Значит, говоришь, в раю тебе будет вечно хорошо?

Анна твердой округлостью головы совершила качательное движение в знак согласия. Легкий ветерок развевал длинный клок шерсти, который кокетливо выглядывал из-под ее шляпки, и Каренин невольно залюбовался своей еще вполне пригодной для случки самкой. Ему даже пришла идея ближе к вечеру совершить с ней акт замечательного совокупления, но он тут же оставил эту мысль, догадавшись, что может встретить отпор, если ее эмоциональная привязанность к постороннему самцу чересчур велика.

– И все-таки, как ты представляешь себе рай? – спросил самец, изогнув присоску выпуклостью вниз.

– Не знаю… Я буду летать, наверное. Как ангелы.

– То есть на крыльях?

– Думаю, да. А как еще?

– То есть у тебя вырастут крылья и новые мышцы, которыми ты станешь приводить крылья в движение? И видимо, новые кости, к которым новыми сухожилиями будут крепиться эти новые мышцы? И вместо того чтобы вечно отдыхать, ты будешь всю жизнь работать этими мышцами, чтобы летать?

– Нет, что за чушь?!. Это будут бесплотные крылья. Я буду – дух!

– А вот попы говорят, что мы воскреснем во плоти.

– Как во плоти? Ведь плоть греховна! Плоть требует пищи и туалета… Хотя что-то мне мой духовник говорил про это, я не запомнила.

– Да, я тоже думаю, что попы ошибаются. Поэтому мне больше нравится твоя идея о бесплотном духе. Но бесплотному духу не нужны крылья. Крылья создают подъемную силу в атмосфере, мне профессор Жуковский объяснял… И что ты будешь видеть вокруг, когда будешь бесплотно летать без крыльев?

– Наверное, райские сады.

– То есть деревья с насекомыми?

– Почему с насекомыми? Все эти пауки, червяки… Это такая гадость, насекомые! Меня в прошлом году по пути в твое имение покусали клопы на постоялом дворе…

– Значит, бабочек вычеркиваем?

– Бабочек? Нет. Бабочек нужно оставить для красоты.

– Значит, и червяков тоже. Бабочки ведь получаются из гусениц.

– Тебя волнуют странные вопросы! Разве важно, что я буду видеть в раю? Важно, что мне там будет хорошо.

– Вечное блаженство?

– Да-да. – Анна еще раз утвердительно качнула оковалком головы. – Вечное блаженство без забот.

Каренин раздумчиво поскреб двумя манипуляторами набалдашник воздуховода.

– Прохладно, однако… – Он достал из складок искусственной шкуры небольшой кусок тканого полотна, развернул его, приложил к набалдашнику, и грудными мышцами резко сократил объем легких. Теплый и влажный поток воздуха, устремившийся наружу из его организма, вынес из пазух воздуховода изрядное количество слизи, скопившейся там. – И соплей в раю не будет, надеюсь…

– Опять ты за свое!

– Шучу, шучу. – Самец внимательно оглядел выбросы слизи, завернул их в полотно и аккуратно спрятал в карман. – Давеча… Хотя, как давеча… Неделя уж прошла! Время летит… Неделю назад милейший доктор Антон Павлович объяснял мне, что за все в нашем сознании наверняка отвечает какой-нибудь определенный участок мозга. И я думаю, он прав, иначе и быть не может. Так вот, посылая электрические сигналы по нервам, мозг рулит нашим телом и самим собой. И когда лет через тридцать или сорок ученые откроют, какой участок отвечает…

– За страдания?

– Нет, милая моя Анна! Я не об отключении страданий веду речь. Я говорю о том времени, когда найдут участок мозга, отвечающий за наши радости и удовольствия.

– И что тогда?

– И тогда, подавая сигналы в этот участок, мы сможем сделать человека счастливым без всякого рая.

– А если он глубоко, этот участок? И как вообще это можно сделать?

– Так же как током раздражают лапку мертвой лягушки, и она сама собой сокращается.

– Это тебе Базаров рассказал?

– Нет. Я в журнале «Нива» читал про такие опыты европейских исследователей. Хотя, Базаров, возможно, их и повторял. Он все уши прожужжал мне про своих лягушек и предлагал даже резать их с ним вместе.

– Это гадость – резать лягушек!

– А французы эту гадость едят и нахваливают, милочка, а ведь не последние люди, так что…

Волна непроизвольных мышечных сокращений прошла по телу Анны:

– Мерзкие лягушатники!

– Отчего же! За исключением этого момента, они вполне достойные люди. Я знаю нескольких французов. Да и Сереженькин гувернер не внушает мне никаких опасений.

– Слава богу, что он не ест лягушек. А если бы вздумал при мне кушать этакую гадость, я бы немедленно отказала ему от дома!

– Лягушки и прочие гадкие звери, с другой стороны, совершенно полезны для науки. На них изучают устройство живого и проводят важные опыты. И я думаю, первые опыты по осчастливливанию живых существ будут изучены сначала на лягушках и крысах.

– О чем ты говоришь?

– Ну, если есть такой участок в мозге, который производит удовольствие, то раздражая его тонким проводником электричества… Нужно только ввести его в мозг.

– Но ведь существо сразу же умрет.

– Я думаю, что, если проводник будет чрезвычайно тонок и не станет вредно воздействовать на ткани, по нему можно будет посылать слабые сигналы для достижения радости. И сделать жизнь существа – будь то крыса или лягушка – совершенно счастливой.

– К чему ты все это говоришь?.. Ой, кажется, мы здесь были!

– Да. Мы идем к памятнику государю… А я говорю это к тому, дорогая, чтобы ты представила себе себя… нет, сначала подопытное животное – кролика или крысу, которой все время стимулируют участок удовольствия. Или даже сама она может этот участок стимулировать.

– Как же? Крыса будет раскручивать электрическую машинку?

– Нет, если брать электричество из Вольтова столба, а в лапы или в зубы крысе только поставить включатель, чтобы она смогла, стискивая зубы причинить себе удовольствие… Ты бы хотела иметь такую машину? Если бы она могла доставлять самое сильное удовольствие из тех, что только можно себе представить?

Анна вспомнила свой пузырек с морфином, лежащий у нее в сумочке, и кивнула:

– Пожалуй, что от такой машины никто бы не отказался.

– И как ты полагаешь, что бы делало эта несчастное… тьфу, черт!., счастливое существо с проволокой в голове и выключателем в зубах?

– Оно бы нажало на выключатель, – Анна поправила на плече матерчатую емкость с заветным пузырьком.

– Сколько раз в день?

– Все время. Оно все время нажимало бы выключатель, не отпуская его, чтобы испытывать постоянное наслаждение.

– И я думаю, в конце концов, оно умерло бы от голода.

– Не знаю. Может быть, оно прерывалось бы на то, чтобы поесть.

– Поесть, сходить в туалет, почистить шерстку в целях здоровья, быть может, еще какие-то дела найдутся… Но сможет ли ради всех этих скучных, обыденных дел животное отказаться от величайшего наслаждения? А человек сможет?

– Но ведь в жизни человека много других интересных дел. А дети!.. – вдруг вспомнила Анна. – Как же сможет мать отказаться от своего дитя ради развлечений?

– Хороший вопрос, Анна. Сможешь ли ты отказаться от плотских утех с Вронским ради сына… Не отвечай! Это теоретическая беседа. Давай уйдем в ней от наших отношений. Не будем вспоминать то, что осталось если и не в прошлом, то по крайней мере в Санкт-Петербурге. А мы сейчас здесь только для удовольствий и рая… Ты сказала, что никакая мать не откажется от сына ради прихоти или суетных развлечений. А я в том не уверен. Разве общение с сыном не радует мать, разве это не форма удовольствия для нее? А театр? А вспомни дивную оленину в бруснике, которую мы ели давеча в трактире? Все, что мы делаем, есть погоня за удовольствиями. Они могут быть сильнее или слабее. Мы же с тобой говорим сейчас о таком ужасающем удовольствии, которое по своему накалу превыше всех прочих, быть может, даже вместе взятых. И если мать почувствует, что такое удовольствие ей доставляет замыкание электрической машинки, сможет ли она отказаться от него ради меньшего удовольствия – общения сыном или оленины с брусникою?

– Я не знаю, – Анна шла по мостовой, задумчиво прощупывая сквозь сумку пузырек с морфином.

– Верю… – Самец вновь достал из складок искусственной шкуры кусок тканого полотна и повторил процедуру исторжения слизи из организма, завершив ее все тем же внимательным осмотром и бережным упаковыванием в складки. – Значит, рай для тебя есть сплошное вечное наслаждение?

– Безусловно. И не только для меня, все так думают.

– Не сомневаюсь. Но в таком случае в раю будут не нужны нам ни кишки, которые могут болеть, ни руки, ни ноги, ни глаза, которые нам помогают ориентироваться в окружающем мир, чтобы выжить… К чему все эти лишние украшения, если и без них мы получили то, к чему стремились?.. Знаешь, у мусульман были такие воины, которые не боялись смерти. Я запамятовал, как они назывались. А смерти они не боялись вот по какой причине… Когда этих воинов нанимали на службу, их опаивали зельем. Человек засыпал, и его приносили в красивый сад. Он просыпался в нем и видел чудесные деревья с цветами, великолепные плоды, он пил вино, которое ему подносили красивые гурии, любую из которых он мог взять и обладать ею тут же. Потом он постепенно напивался и просыпался на той же грязной циновке, где уснул в первый раз. И ему объясняли, что все виденное им было не сном, просто он был в раю. И если он геройски погибнет в бою за султана, то немедленно попадет туда снова. И этот воин бесстрашно искал смерти на поле брани.

– Интересная история.

– Подумай, почему этих людей так просто было обмануть? Потому что рай эти простаки представляли как продолжение земной жизни. И все удовольствия неразрывно связывали только телесными радостями. Но зачем тело в раю, если можно получать удовольствия напрямую, минуя жалкое посредничество тела? Ума дикарей не хватало на такой вывод. Но мы-то не дикари. Ведь не дикари же?

– Отнюдь нет. Мы умеем делать паровозы и скоро покорим воздушный океан! Я читала в одной книге, как один человек полетел вокруг Земли на воздушном шаре…

– Да-да! Скоро воздухоплавание разовьется настолько, что от Питера до Москвы можно будет долететь на огромном шаре с мотором меньше, чем за сутки! Когда я беседовал с профессором Жуковским из Москвы… Впрочем, это другая тема. Мы же вернемся в рай. Получается, что в раю у нас не будет ни глаз, ни ушей, ни ног, ни рук. Мы будем представлять собой сплошной комок постоянного удовольствия без всяких посредников и без всякого смысла. Этакое вечное лежание на этажерке, наподобие крысы, сжавшей зубами замыкатель. И нас таких в раю будут миллионы, напоминающих консервы, этакие тушки-души, подключенные к электрическому сигналу и светящиеся удовольствием словно электродуговые лампы Эдисона. Зачем в таком случае эти бездеятельные недвижные души нужны создателю, я не понимаю.

Анна, будучи особью впечатлительной, задумалась мозгом. Внутренний проектор мышления сразу же нарисовал ей цветную виртуальную картину, только что описанную брачным самцом.

Самка интуитивно понимала, что все особи ее вида живут в погоне за положительными эмоциями и качество жизни ценят больше, чем количество, то есть больше, чем саму жизнь. Отчего-то ей вспомнился декодированный в детстве носитель о том, как из Англии отправилась плавучая деревянная конструкция, несущая самцов, которые поплыли искать на небольшом клочке суши материализованные в виде минералов и металлов универсальные единицы эквивалента ценности. Это единицы спрятал там весьма активный самец, который вместе с другими самцами промышлял тем, что на своей плавучей конструкции грабил другие плавучие конструкции. После того как жизненный цикл этого самца прервался, нашлись особи, которые решили забрать с клочка суши спрятанные там предметы.

По прибытии на клочок самцы, однако, перессорились и разделились на две группки, которые стали воевать друг с другом за еще не найденные предметы. Анна своим тогда еще юным мозгом отметила, что самцы убивают друг друга, то есть рискуют своими жизненными циклами из-за универсальных единиц. А единицы эти им были нужны только и исключительно для того, чтобы купить на них побольше удовольствий, то есть получше начесать свои чувствилища, наполнив эмоциональную сферу приятными ощущениями. Больше ни для чего обладание большим количеством универсальных единиц не нужно. Таким образом, смекнул мозг Анны, особи ее вида готовы рисковать самим своим существованием ради качества этого существования, то есть ради повышения градуса эмоций, которые они получают, покупая предметы и услуги.

Поэтому она внутренне согласилась с Карениным, что приятные ощущения – это самое главное в человеке. И что в раю люди будут представлять собой только сгустки эмоций. Но ведь эмоции бывают разные! Не могут же тушки-души в раю гореть одним ровным цветом. Ведь все эмоции разноцветны!

Некоторые особи любят получать приятные ощущения от процесса поглощения пищевой протоплазмы. Другие – от плотской любви. Третьи, которых обычно называли патриотами, любят проявления стадного инстинкта, то есть им очень приятно ощущать распирающее чувство единения с такими же, как они. Это чувство Анна определила для себя как некий сплав из чувства гордости, восторга и братской любви. Это чувство иногда (правда, редко) посещало и ее, и от его распирающего переизбытка ее охватывал такой восторг, что из органов зрения даже выступала жидкость, хотелось всех любить и даже иногда пожертвовать жизнью ради этой любви к «своим». По счастью, у нее это быстро проходило. Но были отдельные особи, которым очень нравилось переживать это нутряное распирание вновь и вновь. И было бы несправедливо столь любимое ими чувство не дать поиспытывать и в раю.

А это значит, размышлял мозг Анны, что неподвижные души-тушки будут переливаться разными разгорающимися цветами. Причем души-тушки бывших патриотов будут чаще переполняться любимым патриотическим коктейлем из восторга-гордости-единения-со-своими, а ее душа будет переливаться цветами половой любви, любви к детенышу и еще кое-чем по мелочи. И это правильно! Ведь одна и та же испытываемая эмоция может надоесть, приесться! Значит, точно их нужно менять!

Но если рай действительно таков, то… То выглядит он как-то странно. Действительно, если у нее не будет тела, не будет никаких грустных, неприятных мыслей, да и прочих мыслей, наверное, не будет тоже, ведь разум – лишь хитрый инструмент, который ведет особь через препятствия материального мира к наслаждениям, и если наслаждения уже есть в готовом виде без всяких инструментов-добытчиков, то к чему тогда разум?.. И зачем Богу нужен такой рай со сплошными стеллажами расчесанных чувствилищ?

Анна наполнила воздушные мешки грудины атмосферным газом и выдохнула:

– Пути господни неисповедимы.

– Ах, брось, Анна! Что за ответ?!. Разве такого ответа может требовать один мыслящий человек от другого?

– Ты хочешь, чтобы я ответила тебе вместо Бога? Как я могу?

– Я хочу, чтобы ты подумала, прежде чем отмахиваться от меня ничего не значащими пустыми фразами. Сказать то, что сказала ты, значит, не ответить ничего… Впрочем, на мой вопрос не сможет ответить никто. Даже Базаров, хотя он и резал лягушек… Мы, кстати, пришли. Вон наша гостиница. Перед ужином нужно немного поспать. А вечером мы отправимся в ресторацию к моему знакомому, о котором я тебе говорил еще в столице. Там, понимаешь ли, такое объедение… Не хуже, чем в раю! А назавтра совершим, я думаю, прогулку по окрестностям. Здесь чудные сосновые леса и дивной красоты озера…

§ 10 «…самцы всех видов во время гона отличаются повышенной агрессивностью…».

Вожак ареала снял последнюю деталь искусственной шкуры и, поблескивая голой кожей, лишь в нескольких местах покрытой островками шерсти, начал попеременно переставлять нижние конечности. Попеременным переставлением нижних конечностей по горизонтальной поверхности государь добился перемещения своего организма из предбанника в парную.

– Ах, хорошо протопили! Сейчас нас Митрич веничком-то отходит по первое число! – Государь повернул заросшую шерстью голову, так резко контрастировавшую с лысым туловищем, к субдоминанту внутренних дел, с которым в последнее время стал встречаться гораздо чаще, чем обычно. Это обстоятельство тревожило доминанта.

– Да, жарко натоплено, – скинувший шкуру субдоминант внутренних дел был очень похож на доминанта. Его шерстяная голова также неприятно контрастировала с практически лысым телом, на котором лишь кое-где кустилась шерсть. Его бока и брюшина, как и у государя, были прокрыты изрядным слоем запасного жира, приготовленного организмом на случай временных перебоев с энергопитанием. Его голые ноги, покрытые редкими черными волосиками, также неспешно переставляясь несли организм в жаркое помещение.

Это помещение с температурой, повышенной до уровня некомфортности, было предназначено для двух целей – санитарно-гигиенических и оздоровительных, но обе из которых выполняло не очень хорошо. Считалось, что здесь можно удалить с тела грязе-жировой налет и попутно промассировать внешние покровы тела, разогнав транспортную жидкость по всему организму. Однако налет можно было удалить и более щадящим способом, а разгон транспортной жидкости в подобных условиях давал такую нагрузку на перекачивающую систему которая могла закончиться отказом насоса и соответственно, преждевременным прекращением жизненного цикла.

Анна Каренина, самка

Государь вошел в парную и, согнув нижние конечности в средних шарнирах, ввел ягодичные мышцы в соприкосновение с горизонтальной поверхностью, усадив таким образом организм, после чего начал усиленно потоотделять. Вошедший вслед за ним субдоминант сделал со своим туловищем то же самое и почувствовал, что его организм перешел в режим ускоренного выброса влаги через покровную перфорацию. Субдоминант старался не направлять органы зрения на половой отросток государя, поскольку это считалось неприличным, но его все время тянуло посмотреть туда. Глупая, но неотвязчивая, словно кровососущее насекомое мысль посмотреть, как выглядит половой отросток главного самца ареала, включающего сотни миллионов низкоранговых особей, овладела субдоминантом. Он прикрыл переднюю часть черепа манипуляторами, словно смахивая излишки влаги, проступившие сквозь перфорацию, а сам с помощью крохотных мышц лицевого отдела скосил зрительную диафрагму в сторону государева отростка и увидел, что отросток не так уж велик, во всяком случае ничуть не больше, чем у него самого.

Субдоминант внутренних дел раньше никогда раньше не потел вместе с доминантом в помещении для отделения пота и понимал, что этим приглашением ему оказана большая честь.

– Спасибо за приглашение, ваше величество, – субдоминант опять потер манипуляторами лицо, вновь быстро скосив диафрагму на белковый инъектор вожака. – Баню я, в принципе, люблю.

– Какой же русский не любит быстрой езды, писал малоросс Гоголь, и ведь не ошибся! Но не договорил. Надо было написать «…и баню»!

– Точно так! А пар костей-то ломит в вашей баньке, ох и ломит.

– Не ломит, не ломит… Терпите. Я же вот терплю все те нелепости, что творятся в государстве и которые вы не в силах пресечь. – Вожак таким образом подобрал частотно-модуляционные характеристики звуковой волны, чтобы субдоминант понял: доминант не испытывает сильных отрицательных эмоций, а, скорее, настроен благожелательно.

– Что именно вас тревожит на сегодняшний день, государь?

– Вот это вот лежание на гвоздях бессмысленное, которое увлекло уже весь Петербург и, как мне сегодня рассказали, докатилось уже и до Москвы, и до Нижнего…

– Ну, оно не бессмысленнее бани, государь. Кровь разгоняет… Но тут еще одна новая причуда в высшем свете появилась.

– Какая же?.. Ох, и натопил Митрич нынче!

– Да уж, постарался… Записками нынче все обмениваются. Тот, кому записку передали, должен переписать ее трижды и раздать своим знакомым с тем же условием.

– Прокламации передают?

– В том-то и дело, что нет. Сущую чушь! Мне доставили несколько таких записок. Невозможная ерунда. Бессмысленный набор вопросов и утверждений. Преимущественно про птиц: «Отчего люди не летают, как птицы?» Или: «Человек создан для счастья, как птица для полета».

– Действительно, бред! Есть сколько угодно птиц, которые вовсе не предназначены летать. Пингвины, например, или страусы.

– Дронты еще. Но они вымерли.

– Как вымерли? Совсем? Почему не доложили?.. Шучу, шучу…

Субдоминантный самец из вежливости издал несколько смодулированных звуков. Его органы зрения заливал пот, и даже предохранительные полоски шерсти над ними не помогали. Баню он не очень любил. И государя не любил. Но отказаться от посещения нелюбимого места с нелюбимым самцом не мог – таковы были сложные социальные взаимоотношения между особями.

– А что еще там написано? – Государь указательным манипулятором смахнул избытки соленой влаги с верхней части лица над шерстяными предохранительными дугами.

– Аналогичная чепуха. «А судьи кто», например. Это вопрос такой… Потом что-то еще про судно было… A-а!.. «С корабля на бал» – вот. Про княгиню еще.

– Какую?

– Марью Алексеевну, кажется… Интересуются, что именно она будет говорить. Но непонятно, о чем…

– Марья Алексеевна? Не знаю такую…

– Да не берите вы в голову, государь! Общество всегда дурью мается, а думает, что революции сочувствует. Отнюдь нет!

– Полагаете?.. Митрич! Напарились веники. Давай.

В помещение с некомфортной температурой вошла субдоминантная особь-самец. Она была в легкой искусственной шкуре. Особь протянула вперед коренастую конечность и ухватила узловатыми манипуляторами собранные вместе отростки деревьев, лежащие в небольшой емкости с горячим оксидом водорода.

Вожак ареала, кряхтя, изменил положение организма, переведя его из сидячего режима в лежащий, и закрыл органы зрения кожными складками, понимая, что ему сейчас сделают больно.

– Давай, Митрич! Хорошенечко…

Низкоранговая особь-самец ухнула, подняла связку прутьев, на которых еще во множестве зеленели не опавшие хлорофилловые пластины, и быстрым движением ввела связку в соприкосновение с лысой кожей главного самца. Затем она повторила эту процедуру еще раз и еще. Вожак терпел, поскольку считалось, что данная процедура очень приятная, хотя фактически организм реагировал на нее в режиме стресса.

После непродолжительного избиения лысая кожа вожака изменила цвет с бледно-желтоватого на красный, потому что потоки транспортной жидкости и насосная система необычайно активизировались.

Следом подошла очередь субдоминанта внутренних дел. Он, коротко вздохнув, принял лежачее положение, как если бы готовился к ночной потере сознания, и стал терпеть неприятные ощущения. Государь же тем временем быстро покинул пыточную и вышел в предбанник, где другая особь с низким ранговым потенциалом окатила его жидкостью, имеющей невысокую температуру. Это также причинило организму государя страдания, но путем самовнушения он обратил их в приятный окрас эмоциональной сферы.

Рядом оказался субдоминант внутренних дел, выскочивший из парной. Он страданул аналогично, однако его самовнушения на приятный раскрас не хватило: чувствилище прореагировало адекватно мучительному воздействию.

– Вижу, не вполне вы любите русскую баню, хоть и говорите, – сказал Государь и отошел в сторону, добродушно помахивая половым отростком.

– Уж как-то чересчур нынче, – с оправдательными нотками промодулировал субдоминант.

Оба самца, подогнув нижние конечности, опустили ягодичные мышцы на деревянные станины, покрытые кусками тканого полотна, отражательная способность которого символизировал благородство и чистоту.

– Значит, говорите, общество дурью мается? – Голый вожак сделал знак, и в его обладании тут же оказалась емкость с питьевой жидкостью.

– Истинно так. Чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не вешалось.

– А вот есть и другое мнение – что множество причуд и странных слухов говорит о скорых переменах.

– Странных слухов?

– Точно так-с. Мне недавно императрица говорила, что ей Григорий прелюбопытнейшую вещь предрек.

Государь заметил, что упоминание особи по кличке «Григорий» вызвало у субдоминанта реакцию мимических мышц лица, говорящую о неудовольствии. Вожак махнул передней конечностью, свободной от удержания сосуда с питьевой жидкостью:

– Я знаю, как вы к нему относитесь и что в обществе о нем говорят… Знаю. Уж простите меня за эту семейную слабость великодушнейше. Не могу я его прогнать, он единственное государыне утешение. Так вот, Григорий ей напророчил, что грядет новый мессия. Пророк новой жизни. И выглядит он так…

– Огромный, рябой да рыжий?

– Почему-с?.. Как вы сказали-с? Огромный, рябой и рыжий?.. Отчего ж такое мнение?

– Да в народе, ваше величество, давно такие слухи идут – что вот придет рябой, рыжий, агромадного росту… и спасет Рассею-матушку.

– Однако… Мне вы ранее об этих слухах не докладывали.

– Виноват. Не успел. Да и глупые слухи… К чему-с? Мало ли какие небылицы в народе болтают. Мы, правда, всех рыжих, рябых и высоких на всякий случай на заметку берем.

– Это правильно. Но в данном случае, речь шла об ином мессии. Он, по описанию матушки, похож на Будду. Росточку небольшого, лысый, с животиком. А глаза такие добрые-добрые. И хитрые, прищуренные, с усмешечкой.

– На Будду, говорите, похож? Ишь ты… Уж не Бадмаев ли Григорию такое нашептал?

– Не знаю, не знаю. Вам должно быть виднее, вы же у нас все внутренние дела прозреваете.

– И что же, значит, этот новый Будда станет делать с Россией?

– Царство справедливости, надо полагать. А по вашему департаменту никто там похожий не проходит?

Самец внутренних дел поскреб правым указательным манипулятором затылочную часть головы:

– Хм… У нас многие проходят по розыску. Я уточню. А сколько лет подозреваемому?

– Да отчего же сразу подозреваемому? – Государь всосал немного питьевой жидкости из сосуда, который удерживал передней конечностью. – Не в чем его пока подозревать. А может, действительно Будда явится? Я не очень люблю наших попов, но ведь что-то такое все-таки есть, как вы полагаете?

– Конечно, науки еще не все постигли. Но нам с вами, как христианам, полагается думать, что это будет второе пришествие Спасителя, а не Будда.

– Да не все ли равно? Быть может, это одно и то же? А вот скажите мне, любезнейший, если вдруг объявится человек, который будет ходить везде, собирать толпы, агитировать, раздавать прокламации, кружок вокруг себя организует, станет утверждать, что он мессия, избивать и выгонять торговцев свечками из храмов… Что тогда ваш департамент с ним сделает?

– Известно что – арестуем и закатаем в Сибирь или еще лучше – в дурдом.

– Это правильно. Гораздо умнее, чем распинать. Спрятал по-тихому и концы в воду – был тут у нас дурак, мол, да сплыл… Ну, а если окажется, что это на самом деле Спаситель предпринял вторую попытку?

– Ну, если Господь решит нас спасти, то, думаю, мой департамент его не остановит. Захочет всех спасти – спасет за милую душу, и не пикнешь!.. И в таком разе мессия в дом дураков не даст себя упрятать. Сотворит чудо да и все, возьмет и сквозь стену выйдет. Делов-то. Уж сам-то себя спасет, если всех спасти захочет.

– Да вот что-то не сумел он себя спасти в первый раз – загремел под суд, и всё на этом.

– Ну, тогда в этом был смысл, наверное. Замысел божий. И если у него сейчас будет замысел в дом дураков угодить, то пусть себе сидит. Кто мы такие, чтобы противиться божьей воле? Пихнем в палату номер шесть, пущай лечится.

– Что мне в вас нравится, так это, что весьма логично рассуждаете всегда, хотя и цинично… Но все-таки перед тем, как Спаситель наш будет вашими жандармами взят и упрятан в кутузку, мне бы хотелось с ним встретиться с глазу на глаз. Не то чтобы лавры Пилата не дают мне покою, просто любопытство разбирает. Обещаете?

– Да хоть сейчас, ваше величество!

– В смысле?

– Полно у нас по острогам да психушкам разных мессий сидит. Есть и такие, кто богами себя называют. А с Наполеоном не хотите встретиться?

Туловище вожака начало мелко содрогаться, издавая немодулированные звуки.

– Нет, любезнейший, Наполеон мне не нужен. Мой предок с оным встречался в Тильзите… А мне главное, чтобы вы Спасителя не упустили. Не прошли мимо, так сказать, божьей воли, по обеспечению порции страданий своему Сыну.

– Помните мой давешний тост, ваше величество?

– О том, что чужие страдания делают нас счастливее?

– Точно так-с.

– Я пересказал его матушке, она очень веселилась. А потом погрустнела и сказала, что мир сей несовершенен и уж там, в горних высях всем достанется удовольствий поровну.

– Ну, за тот мир Господь пусть отвечает. А мы с вами, государь, опекаем сей мир. И нам главное – сохранить его от смут и потрясений.

– И я рад, что вы это понимаете. – Опершись передними конечностями, государь распрямил нижние и, не оглядываясь, пошел в помещение с высокой температурой.

Самец внутренних дел вздохнул и направился за ним…

Вожак ареала не зря в последнее время участил встречи с субдоминантом, отвечающим за внутреннюю стабильность: он опасался смут и войн. И чутье не подводило матерого самца. В его ареале перепроизводство населения достигло критической величины – число молодых здоровых самцов перевалило за 25 % от общего числа особей, что для данного вида было весьма опасным пределом! Дело в том, что избыточная масса неприкаянных и агрессивных молодых самцов на протяжении всей истории вида закономерно коагулировала в войско, которое шло уничтожать войско другого ареала и само успешно уничтожалось им. Так происходила аннигиляция лишнего материала.

Иногда случались и внутриареальные вспышки взаимоуничтожения, когда критическая масса молодых самцов не шла завоевывать иные территории, а делилась по произвольному принципу на две части, которые вступали в аннигилирующую схватку между собой.

Упомянутый процент, характеризующий избыточное количество молодых самцов, был главным демографическим показателем предкризисного состояния. Необходимо отметить, что самцы всех видов во время гона отличаются повышенной агрессивностью, что связано с выработкой особого вещества – тестостерона. А у описываемого вида гон продолжался круглый год! Вид Анны принадлежал к тому редкому во Вселенной виду, у которого тяга к деторождению не просыпается периодически в самое благоприятное для размножения время года, а активна всегда. Это наложило на историю вида свой неизгладимый отпечаток: молодые сильные самцы были агрессивны постоянно, а самки метали потомство круглый год. Это весьма ускоряло социальную эволюцию через конкуренция социальных систем.

Как только ареал переставал обеспечивать потребности всех особей в пропитании, особи начинали взаимоуничтожаться, чтобы сократить свою численность до оптимальной и снизить экологическую нагрузку на среду. В древние времена бывали, правда, и другие варианты: избыточная масса выдавливалась на необжитые ареалы и осваивала их. Но после того как вся суша планеты была оккупирована особями одного вида, свободных пространств для мирного исхода уже не осталось.

Постоянная готовность к спариванию оставила и другой след на облике цивилизации – в ее информационно-культурной сфере гипертрофированное внимание уделялось именно процессу размножения. Особей, которые зарабатывали на пропитание выдумыванием историй, весьма занимало сильное чувство эмоциональной привязанности самца и самки, предназначенным для совместного выхаживания потомства. Причем это чувство априори объявлялось загадочным, таинственным и принципиально непознаваемым.

– Любовь – непознаваемое чудо! – часто восклицала про себя Анна, откладывая в сторону очередной параллелепипед с кодировочными значками, который был посвящен истории возникновения между самцом и самкой эмоционалной привязанности, возникшей на базе полового инстинкта.

Весь культурный слой цивилизации был пронизан военно-любовной тематикой, то есть историей конкуренции и размножения. Племя, которое могло размножаться быстрее и при этом было более агрессивным, захватывало ареалы соседей.

В описываемый момент количество молодых самцов было закритическим и в соседних ареалах тоже, но в ареале государя ситуация усугублялась устаревшей моделью социальной пирамиды. Если в соседних ареалах молодые самцы могли свободно мигрировать, уезжать на другие континенты, чтобы убивать представителей более отсталых народов, то миграция низкоранговых особей в ареале государя была затруднена социальными институциями. В соседних ареалах весь грунт, на котором выращивалась пищевая протоплазма, передавался старшему самцу из помета, чтобы не дробить участок. Остальные же самцы и самки из помета были вольны в своих перемещениях, создавая динамичную социальную структуру. А в ареале нашего государя все было сделано «по справедливости» – участок грунта дробился между всеми самцами помета. В результате плотность особей на квадратную единицу грунта росла, урожайность в расчете на одну пищевую полость падала, социальное напряжение росло, мобильность страдала, а огромные территории на востоке оставались незаселенными. Это также тормозило производство изделий. Соседние ареалы давным-давно обогнали ареал государя по количеству фабрик и занятых на них низкоранговых особей. Поэтому ареал государя считался отсталым.

Массовое производство приводило к необходимости концентрации особей в одном месте, что положило начало процессу ускоренной коагуляции населения в города. А конфликт между социальностью, согнавшей особей в города, где они существовали в условиях искусственной техносреды, и их базовой животностью, которая тянула особь к зеленым массивам природы, привел к появлению особых летних жилищ и перманентных выездов на природу. Высокоранговые особи имели летние жилища, а низкоранговые удовлетворялись лишь тем, что в дни, свободные от посещения производственных помещений, выезжали на пленэр либо удовлетворяли свою инстинктивную, наработанную сотнями поколений тягу поковыряться в земле, разводя в небольших емкостях с грунтом бесполезные растения.

Анна не была исключением из вида. Ее чувствилищу нравилось непродолжительное пребывание в естественной среде. Однако длительных вылазок из техносреды на природу их изнеженные полуискусственные, рафинированные организмы уже не выдерживали. Анна и ее престарелый брачный партнер испытали бы жестокие страдания, то есть очень неприятные эмоции, если бы им довелось провести в диких условиях планеты хотя бы один ее оборот вокруг собственной оси. Но непродолжительное пребывание в естественной среде их организм выносил легко и даже с некоторым удовольствием. Анна любила передвигать нижние конечности по низкой мягкой растительности в окружении высокой твердой растительности. Ее мышцы с готовностью раздвигали легочные мешки, наполняя внутренние полости воздухом с минимальным содержанием пыли и микроорганизмов. Поскольку окружающая Анну растительность выделяла в атмосферу летучие органические вещества, они также залетали в Аннино нутро и, попадая на клетки эпителия, раздражали их, в результате чего по нервным волокнам в мозг Анны шли сигналы, стимулирующие положительные эмоции, ради которых она и жила, клюя их везде, где только можно.

– Ты не устала? – Брачный самец достал из небольшой складки в искусственной шкуре круглый прибор и снял с него показания. – Мы гуляем уже второй час.

– Нет. Мне хорошо. Так спокойно, тихо… Деревья шумят.

– Боюсь, мы уже слегка заблудились. Надо полагать, если мы пойдем от солнца, то выйдем к озеру, у которого нас высадил извозчик.

– Как скажешь. Я готова еще гулять и гулять. Здесь так хорошо. Идешь – как будто с Богом разговариваешь.

– Ты думаешь, тебе доставит удовольствие разговор с Богом?

– Наверное. А почему нет?

– Ты же грешница, Анна. Значит, он будет ругать тебя. А тебе это никогда не нравилось.

– Он всемилостив… А мы точно туда идем? Мы здесь не шли раньше.

– Судя по солнцу, там должно быть наше озеро. Ты боишься заблудиться?

– Этого нам только не хватало!.. Интересно, здесь есть волки?

– Боишься, загрызут?

– Разумеется, кто же не боится?

– Но ведь ты же верующий человек! А для всякого верующего было бы счастьем встретиться со своим Создателем. Это все равно, что встретится с любящим отцом.

– Конечно.

– Но ведь умереть – это и значит встретиться с ним. Однако отчего-то никто из верующих не горит желанием встретиться с Господом. Хотя и декларирует свою любовь к нему.

– Ты циничен, как всегда…

Тем не менее Анна задумалась. Самка часто присутствовала на процедуре избавления от особей, жизненный цикл которых прервался. Их обычно помещали в деревянную емкость и засыпали грунтом, чтобы особь не распространяла заразу Во время процедуры избавления еще живущие особи старательно изображали отрицательные эмоции, а некоторые из них – те, кто лично знал мертвую особь – и действительно испытывали их. Они активно выделяли слизь из оконечности воздуховода и жидкость из органов зрения – это были видимые признаки отрицательных эмоций, овладевших их чувствилищем.

Никто не хотел, чтобы его жизненный цикл прервался и никто не радовался, когда прерывался жизненный цикл близкородственной особи. Хотя многие верили в Огромного Колдуна и в то, что мертвая особь встретится со своим небесным отцом. Это странное противоречие было настолько явным, что его никто не замечал. И Анна до тех пор, пока брачный самец не обратил ее внимание на данную алогичность, никогда не думала об этом. Не захотела она нагружать свой мозг подобным парадоксом и сейчас. Анна просто знала, что ей не хочется отдавать свое тело в качестве пищевой протоплазмы стадным плотоядных хищникам среднего размера и этого твердого знания ей было вполне достаточно.

– А мы точно не заблудимся?

– Могу уверить тебя, Анна, в ближайшей перспективе встреча с горячо любимым небесным отцом тебе не грозит. Вон там, кажется, виднеется озеро.

Анне и вправду показалось, что вдалеке сквозь возвышающиеся стебли огромных растений, твердую плоть которых особи ее вида использовали для производства самых разнообразных изделий, отражаются от жидкой глади электромагнитные волны, посылаемые светилом.

Вскоре самка в сопровождении своего престарелого брачного самца вышла к естественному котловану с жидкостью, поверхность которой искажали движущиеся массы воздуха.

– Оп-па! Кажется, это не озеро, а Финский залив. – Каренин остановился, сканируя окрестности. – Ну, ничего. Сейчас попробуем спросить у местных. Вон видишь, стоит шалаш. Там наверняка есть кто-нибудь.

Аннины органы зрения и сами уже отметили на берегу наличие небольшого жилища, сооруженного из подручного лесного материала. Подойдя к этому примитивному жилищу, они увидели торчащие из него нижние конечности в брюках и лаковых ботинках.

– Гхм, гхм, – продулся через глотку Каренин.

Лежащий в укрытии самец вздрогнул и быстро показал наружу натруженную голову. Голова была вся лысая. Она не имела шерсти ни вокруг ротовой присоски, ни на макушечной части, только над ушами доцветала остаточная растительность. Лицо самца было кругло. Его присоска приоткрыла черную полость рта, и оттуда раздался звук:

– Я рабочий Николаев. Занят заготовкой урожая на поденных началах. Паспорт у хозяина.

– Моя фамилия Каренин. – Кивнул седой шерстью Аннин самец. – Вы не подскажете нам, как пройти до ближайшей дороги к городу?

Самец, назвавший себя рабочим Николаевым, окончательно вылез из примитивного убежища и принял вертикальное положение. Его искусственная шкура были помята. Он покрутил головой, сканируя местность и поняв, что Анна с Карениным здесь одни, растянул присоску выпуклостью вниз.

– Вы меня разбудили. А дорога здесь недалеко. Идите вдоль берега и вскоре ее увидите. Там недалеко уже и первые дома. Еще немного пройдете и возле трактира возьмете извозчика.

– Благодарю вас.

Брачная пара развернулась и, переставляя конечности, понесла свои тела вдоль уреза жидкости.

– Ты уверен, что он не обманул нас? – послала запрос Анна.

– С чего ты взяла?

– Взгляд у него слишком хитрый. Да и вообще странный он какой-то. Отчего он так официально нам отрекомендовался? Почему одет не как рабочий?

– Выглядит он действительно странно. А отрекомендовался, я думаю, потому что спросонья не разобрал, кто мы. И отрекомендовался, как если бы мы были из полиции или жандармерии. Думаю, он здесь скрывается.

– Какой ужас! А если бы он нас убил?

– На убийцу не похож. Может, политический? Или от алиментов прячется… Вон, кстати, и дорога…

В тот самый момент, когда брачная пара скрылась из поля видимости самца, назвавшегося рабочим Николаевым, окликнули. Самец рабочий Николаев обернулся и увидел подплывающую к берегу емкость, в которой сидел другой самец, помоложе. Он держал в передних конечностях длинный цилиндр, оконечность которого была увенчана широкой и плоской частью. Самец опускал загадочный предмет в жидкость по обе стороны от емкости и двигал им, направляя сосуд, в котором находился, к берегу.

Когда деревянная емкость коснулась суши, прибывший ловко выбросил свое тело на берег. Самцы обменялись ритуальными звуками и жестами приветствий.

– Я тут вам поесть привез, – сказал вновь прибывший и начал выносить из своей плавучей емкости некоторые веса, занимающие определенные объемы.

– Браво! Браво! – Самец рабочий Николаев распрямил манипуляторы передних конечностей, расположил их параллельно друг другу и несколько раз хлопнул друг об друга. Он модулировал звуки с небольшим дефектом, что придавало его речи, исторгаемой из ротовой полости, особый шарм. – Я аплодирую вам. И я рад, что я в вас не ошибся, товарищ Рахметов.

– Спасибо… Вот тут еще шампанское, тамбовский окорок и водочка: вечерами-то холодно.

– Не сомневайтесь, ничего не пропадет, ничего. Все съедят русские рабочие в лице своего лучшего представителя Николаева!

Самцы немного поиздавали смодулированные звуки, свидетельствующие о крайнем удовольствии.

– А у меня к вам просьба, – Рахметов, расставив кривоватые нижние конечности, устремил органы зрения на собеседника.

– Я весь внимание, батенька!

– Не могли бы вы сказать, чтобы товарищи в Гельсингфорсе выделили мне немного вашей газеты для распространения в Питере. Говорят, она улетает на ура.

– Не вопрос! Сегодня же переговорю об этом с Зиновьевым. Он придет сюда к вечеру, и я непременно передам ему. Думаю, проблем не будет. Сколько вам нужно? Сто экземпляров? Двести?

– Я бы взял пуда два.

– Два пуда! Да вы настоящий большевик! Очень полезный для нашего дела человек… А теперь присаживайтесь. Присаживайтесь, присаживайтесь, не стесняйтесь. Расскажите мне об обстановке в столицах.

– Обстановка тревожная, товарищ Николаев.

– Это хорошо, что вы не забываетесь и не проговариваетесь. Именно Николаев, никто другой! Охранка, знаете ли, не дремлет… Так что в столицах? Тревожно, говорите?

– Весьма. Самодержавие лютует. И рабочие, и крестьяне, и что, удивительнее всего, интеллигенция передовая – все грезят революцией.

– А что ж тут удивительного! – хлопнул верхними конечностями по нижним сидящий на пеньке самец Николаев. – Верхи не могут, низы, понимаете ли, не хотят. Вы читали Маркса?

– Маркса?

– Золотой человек! Непременно почитайте его! Все по полочкам разложил. Тут прибавочная стоимость, здесь труд, там товар…

– Обязательно попрошу у товарищей. Все, знаете ли, все времени нет. Мне давно еще дали книжку Чернышевского почитать, «Кто виноват?» называется, да все никак руки не дойдут. – Рахметов, послав нужные сигналы в мимические мышцы черепа, сделал виноватое выражение лица. – А что вам принести в следующий раз?

– На ваше усмотрение, батенька, на ваше усмотрение… Вы прекрасно справляетесь и без подсказок. А я нынче же распоряжусь насчет газет. Оставьте адрес, на вас выйдут наши люди… А как вы думаете, пойдет за нами народ?

– А чего ж не пойти, народ до всякой дури охоч… то есть я хотел сказать, что если он до дури охоч, то в революцию тем более пойдет… Не в том смысле, что революция – дурь, товарищ Николаев, а я хотел сказать, если…

– Прекрасно вас понимаю, прекрасно! Я читал труды Лебона – это французский психолог, непременно почитайте, – он как раз писал об искусстве управления массами. – Полезнейшая книжица, надо сказать. Я всю ее исчеркал заметками, буквально живого места не оставил. С народом нужно уметь обращаться. Правильный лозунг способен повести за собой массы… А нам скоро придется это делать. И архидураки те, кто этого не понимает.

– Я понимаю!

– Может, вам водочки?

– Да я не пью вообще-то…

– А что тут пить?

– Ну, если только за народное счастье…

– А за что же еще? Не за здоровье же… – засуетился хозяин примитивного жилища, извлекая из шалаша две небольшие емкости.

Самцы ввели в организмы по небольшой дозе наркотического вещества, и хозяин тут же разлил по второй.

– А вот теперь уже за здоровье… И не сопротивляйтесь, товарищ Рахметов! Как у вас со здоровьем, кстати? Оно нам понадобится для борьбы. Всё заберем! Так что давайте.

Еще по 30 миллилитров водного раствора наркотического препарата начало неспешно всасываться через внутренние слизистые оболочки слегка потеющих самцовых туш.

– Значит, говорите, в столицах революционные настроения? – Старший самец аккуратно закрыл горлышко емкости с наркотиком и убрал ее за пенек. Рахметов проводил емкость глазами. – Черт возьми! А мне приходится быть тут вдали от событий! Как я вам завидую!.. Впрочем, к чему пустые завидки? Хватит отсиживаться по лесам! Нужно погружаться в пучину событий… И вам пора, товарищ Рахметов. Передавайте всем товарищам, что близится эра светлых годов.

– Это уж как пить дать… – Рахметов встал на свои слегка кривоватые нижние конечности и, совершив ритуальный жест расставания, заперемещал свое тело в сторону плавучей емкости, на которой прибыл.

– А вас, любезнейший, я попрошу остаться!

Все взоры устремились на самца внутренних дел.

Субдоминантные особи, вставшие с деревянных станин и уже собравшиеся покинуть помещение, где проводился государственный совет, на мгновение замерли, стараясь с помощью мозгов угадать, для каких надобностей государь оставляет самца внутренних дел – для наказания подчиненной особи или для иных мероприятий. Однако заметить эту маленькую заминку мог только умудренный в дворцовых делах самец. То есть практически все.

После того как высокоранговые самцы, слегка переваливаясь на нижних конечностях, вынесли свои тучные организмы из помещения, в нем осталось только три живых организма – организм доминантного самца, организм самца внутренних дел и совсем маленький организм, которого никто из больших организмов не видел и который полз под плинтусом, слегка попискивая. Подобные организмы обитали практически во всех жилых конструкциях, построенных особями разумного вида, питаясь излишками пищи, остающейся от хозяев жилищ.

Анна Каренина, самка

Упомянутый малый организм не принимал участие в государственном совете, он спокойно перемещался под плинтусом, отталкиваясь всеми четырьмя конечностями от всего, от чего там можно было оттолкнуться и продвигал свое тело вперед в поисках пищевой протоплазмы.

– Слышите? – поднял указательный манипулятор самец внутренних дел. – Я вам подарю кошку.

– Еще одну? Бесполезно. Они зажрались тут, по прямой обязанности работать не хотят. Сколько раз говорил: не кормите! Нет, вечно кто-нибудь что-нибудь сунет.

– У меня та же история…

– Но я попросил вас остаться не за тем, чтобы обсуждать кошек. Меня больше интересует, ловит ли мышей мой министр.

– По мере сил. Мой агент отбил вчера вечером шифрограмму о том, что в окрестностях Гельсингфорса скрывается опасный государственный преступник. И не просто скрывается, а намерен вскоре прибыть в столицу для возбуждения, так сказать, рабочих на неповиновение и забастовки.

– Я рад, что у вас столь серьезно поставлена служба информирования, но почему вы докладываете государю о каком-то бунтовщике? Мало ли у нас на Руси бунтовщиков, мечтающих о революции? Едва ли не у меня во дворце сидят люди, болтающие о реформах и революции.

– Напомню вашему величеству, что этот бунтовщик подходит под описание человека, о коем мы говорили в бане. Помните, Григорий дал наводку…

– Ах, да. Мессия…

– Новый Будда. Все подходит – животик, возраст, лысина, ласковый взгляд с прищуром. Очень авторитетный политический преступник. Этот может набаламутить, заварить такую кашу…

– Я надеюсь, вы его не упустите.

– За преступником установлено наблюдение. Мой агент получил самые решительные инструкции по недопущению этого человека в город, чтобы спасти столицу от беспорядков. Вы бы удивились, государь, когда б узнали, кто этот агент. Но, увы, этика профессии не позволяет мне даже вам говорить его имени. Быть может, когда-нибудь…

– Значит, вы уверены, что этот юркий фитиль не проберется к нашей пороховой бочке?

– Мышь не проскочит.

– Что ж… Надеюсь, вы лучшая из моих кошек.

§ 11 «…идентифицировал нужный знак и фалангами манипуляторов постучал…».

Планета в своем обычном верчении отворачивала нагретый бочок от звезды, отчего казалось, что светило краснеет и заваливается за горизонт. Фотоэкспозиция падала, и на быстро темнеющем берегу две сгорбленные фигурки самцов, сидящих по обе стороны от бурно окисляющейся кучи древесины, усердно питались, обмениваясь короткими сообщениями.

– Никак не могу привыкнуть к вашему виду без бороды.

– Привыкайте, Григорий Евсеевич. Конспирация превыше всего!.. Вы кушайте, кушайте, не стесняйтесь. Это нам товарищи из Питера продукты прислали.

– Надежные товарищи?

– Несомненно, посмотрите, какой чудесный окорок… Да, кстати, Григорий Евсеевич, я дам адресок, подкиньте этому товарищу «Искру» для распространения. Нам распространители очень нужны.

– Нет вопросов, подкину, конечно. Сколько ему?

– А сколько попросит, столько и дайте… И еще. Вы знаете, что в Питере предреволюционная обстановка?

– Кто вам сказал такую… В смысле, откуда вам это известно?

– У меня, батенька, свои источники информации… Поэтому я завтра же отправляюсь в столицу. Надоели эти свинорылые…

– Но это очень опасно! Партия не может допустить, чтобы…

– Оставьте! Партия – это я. И я вполне могу допустить себя до того дела, которому посвятил жизнь… Еще кусочек возьмите. Нет, не этот, это мой… И если дело революции того требует, я готов отправиться туда незамедлительно. Завтра же купите мне билет в первый класс.

– В первом классе вас возьмут. Где вы видели, чтобы рабочие ездили первым классом?

– Действительно. Швейцарские привычки. Необходимо избавляться от буржуазных привычек, как вы считаете, а?

– Необходимо, товарищ Николаев.

– Именно, что Николаев! Именно! Наконец-то вы привыкли!.. И вот этот товарищ Николаев завтра поедет в кабине машиниста, как простой рабочий, простой помощник машиниста. Никто не будет искать меня на паровозе.

– Что, и уголь будете лопатой кидать?!.

– Ну, не до такой степени, конечно. Уголь будет кидать второй помощник машиниста, а я поеду первым. Нужно только хорошенько заплатить товарищам.

– Это без вопросов, заплатим. Но лаковые ботинки придется снять. Попробую завтра достать вам что-нибудь более пролетарское.

– Уж постарайтесь, голубчик… А когда мы придем к власти, у каждого пролетария будут лаковые ботинки на выход и бутылка шампанского в буфете, это я вам гарантирую! А туалеты мы будем строить из чистого золота!

– Эк тебя развезло-то с полбутылки…

– Что?

– Да нет, ничего… Верно все говорите, товарищ Николаев! И туалеты построим, и срать золотом будем… Поспать вам надо. До утра все пройдет…

Заходящее светило пробивалось последними электромагнитными щупальцами сквозь световой проем харчевни, мило играя отблесками в стеклянных емкостях с наркотиком. Эти натуральные отблески мешались с искусственными, которые посылались окисляющимися жировыми цилиндрами, во множестве стоящими там и сям в полутемном помещении, предназначенном для поглощения ротовыми полостями кусков органики.

Седая шерсть на голове старого самца благородно отливала белым, а в это время в уединенном специализированном помещении отливала Анна, которая специально проникла туда, чтобы сбросить жидкую энтропию. Она не сообщила брачному партнеру, куда и с какой целью отправилась, поскольку тема сброса энтропии была табуирована, то есть отнесена к области бессмысленных запретов. Если особь во время какого-либо совместного мероприятия вдруг чувствовала изнутри организма сигнал о необходимости срочного сброса энтропии, она делала заявление о необходимости непродолжительной отлучки и удалялась, никак при этом не обозначая истинное положение вещей.

Избавившись от ненужных веществ, организм Анны почувствовал облечение и вернулся к месту временной дислокации с целью продолжения процесса загрузки в нутро небольших объемов пищевой протоплазмы. Самец бросил короткий взгляд на подошедшую самку, убедился, что к месту поглощения негэнтропии подошла именно она, а не чужая особь, и вновь сфокусировал органы зрения на белом диске из термообработанный геологической породы, на котором лежала термообработанная плоть дикой животной породы.

– Как тебе оленина, Анна?

– Корова она и есть корова.

– Не скажи, Анна. Есть в оленине своя прелесть. Я даже не могу это передать словами…

Самец был прав: ощущения гнездились в глубинах мозга, а словами ведала кора. Поэтому логические рассуждения и абстрактные категории словами передавались прекрасно, а физические ощущения лишь примерно обозначались. Но поскольку самцы и самки, будучи созданиями животными, руководствовались в жизни преимущественно инстинктивными импульсами, а поведение особей в социальной среде требовало вербальных объяснения, с помощью слов придумывались объяснительные модели, которые чаще всего к истинным, глубинным причинам поведения особей никакого отношения не имели. Так, моделью патриотизма прикрывались территориальный и стадный инстинкты, заботой о будущем словесно прикрывался инстинкт родительский, на половой инстинкт накручивалась романтически-любовная культурная вязь.

– Как тебе Гельсингфорс?

Анна на секунду приподняла бугры, из которых отрастали ее передние конечности.

– Очень напоминает Питер. Только все какое-то маленькое. Немасштабное.

– Естественно. Одни архитекторы строили. И с масштабностью ясно: провинция не может быть масштабнее столицы.

– Но все-таки мне грустно отсюда уезжать. Здесь тихо и спокойно. А там опять начнутся проблемы.

– Ключ к решению всех твоих проблем в твоих руках, Анна.

Мелкие мимические мускулы в лице Анны изобразили страдание:

– Да пойми же ты, я не могу с ним расстаться! Я люблю его.

– Анна! Мы живем в обществе. А не в лесу. И мы не можем быть свободными от общества. Поэтому в жизни мы не можем получать одни удовольствиями, у нас есть еще и обязанности.

– Я понимаю, но…

– Нет! Не понимаешь. Твоя связь стала слишком открытой, и это вызывает пересуды. Мне придется с тобой развестись. И тогда ты не увидишь больше ребенка. Я знаю, ты хотела бы получить и то, и другое – и выйти замуж за этого Вронского, и взять с собой Сережу. Но это невозможно. К тому же еще совершенно неизвестно, согласится ли Вронский жениться на тебе. Зачем ему это нужно? Так он имеет все, а женившись, вдобавок к приятной стороне дела получит нагрузку ответственности.

– Что ты такое говоришь! Я сейчас заплачу… Ты хочешь, чтобы я плакала?

– Типичная женская реакция. Вместо того чтобы думать, они начинают плакать… Предлагаю поменять порядок действий. Ты сначала подумай, а потом поплачь над принятым решением. Потому что плакать придется в любом случае.

– Я не смогу с ним расстаться.

– С кем из них?

– Ни с кем. Сережа – мой сын, ты не можешь так поступить!

– Я думаю прежде всего о сыне. Именно поэтому я так поступлю. Не ломай ему жизнь. И твои материнские чувства здесь ни при чем, потому что ничего с твоим сыном не случится, ты прекрасно это знаешь. Ты прекрасно знаешь, что он будет жив и здоров, окончит гимназию, поступит в университет, а может быть, изберет военную службу. Но в любом случае все у него будет хорошо. Так что твои материнские чувства могут быть совершенно успокоены: ребенок будет в безопасности.

– Я не сомневаюсь, что ты сможешь ему обеспечить… Но я должна его видеть. Я не могу.

– В том-то и дело, что ты заботишься только о себе! Ты хочешь его видеть не для того, чтобы опекать, потому что всю нужную опеку я смогу ему обеспечить. Ты хочешь его видеть только потому, что общение с ним доставляет тебе радость. И не более того.

Самка хотела возразить, что это не так, но не смогла, поскольку поняла, что самец прав – ее чувствилище действительно получало большое удовольствие от общения с пометом, выродившимся из ее тела, а жизненной необходимости для выхаживания потомства в этом общении уже не было. Ее не стало практически с рождения, поскольку после отторжения организмом самки помета питание новому организму начинало поступать уже не по гибкому шлангу пуповины, а в виде водно-жировой эмульсии из молочных желез самки. Но на практике высокоранговые особи своих детенышей сами не кормили, предпочитая нанимать для этого неинтересного дела низкоранговых самок, недавно родивших. Это делалось также и в целях привлечения самца: дело в том, что после периода кормления детеныша из молочных желез последние имели обыкновение отвисать приблизительно до середины брюха и переставали привлекать самцов.

– Решай, что тебе дороже – те ощущения, которые ты получаешь в койке с кобелирующим Вронским, или те ощущения, которые ты испытываешь при общении с сыном.

Анна почувствовала, как по передней части ее головы обильно потекла жидкость, а внутри ее головы созрела решимость…

Темнело. Или, говоря иными словами, фотоэкспозиция упала практически до нуля. Входное отверстие в групповое жилище освещалось небольшим приспособлением, в котором шла экзотермическая реакция окисления углеводородов, сопровождаемая сильным тепловым излучением и слабым паразитным излучением в спектре видимого света, которое и использовалось.

Открылся, прикрываемый подвижной панелью лаз, и на входе в строение нос к носу столкнулись два самца.

– Прошу проще…

– Извиня…

– Рахметов!

– О господи, ты ли это? Какая встреча!

– Вот уж не ожидал. Как ты здесь?

– Могу спросить тебя о том же, ибо удивлен не менее. Кой черт занес тебя на эти галеры, Родион? Ты бросил университет?

– Да нет. Я, в общем… У меня срочное дело здесь. Лучше ты расскажи, отчего ты бросил все дела и отправился в эти края…

Оба самца были не только поражены нежданным столкновением, но и не сильно обрадованы, поскольку каждый имел причины скрывать свое присутствие в данном месте и не хотел бы объяснять никому истинных целей своего пребывания здесь.

– Ты в гостиницу?

– Да. Хотел нынче лечь пораньше. Я завтра уезжаю. А ты куда выходил на ночь глядя?

– А я как раз собирался поужинать здесь неподалеку. Пойдем со мной. Ничего, успеешь выспаться, я тоже завтра собирался покидать этот город, дела зовут. Пойдем, посидим. Я угощаю, Родион.

Более молодой самец хотел было отказаться, но последняя фраза Рахметова заставила его пересмотреть свое решение.

– Ну, в принципе поужинать бы не помешало…

Самцы прошли вдоль выстроенных в ряд строений и вскоре нырнули в одно из входных отверстий, толкнув подвижную тяжелую пластину, краем крепившуюся к стене. Самцы оказались в большом помещении, специально предназначенном для группового поглощения протоплазмы за универсальные единицы эквивалента ценности. С тех пор как Родион одолжил некоторое количество этих единиц у самки Анны, у него еще оставалось немного, но к чему тратиться, если могут накормить за чужой счет?

Самцы привели свои туловища в положение для кормления, и Рахметов, подняв конечность, пустил короткую звуковую волну, привычно щелкнув манипуляторами. Тут же к ним подскочила низкоранговая особь.

– Значит, коньячок шустовский два раза, расстегаев пару. Ухи… Каши гурьевской. Что там у вас есть?

– Студень нынче шикарный.

– Ну, студень давай. С хреном. Потом еще два раза шустовский. А там посмотрим.

По мере того как информация о заказе поступала через уши в мозг Родиона, настроение его улучшалось. Ему уже не казалось столь неуместной эта встреча. Тем более что именно у Рахметова он спрашивал благословения на свой план. Конечно, лучше бы в таком деле обошлось вовсе без свидетеля, но желированный водный раствор термообработанных трупных частей всеядных животных примирил его с этой встречей.

Какое-то время оба молчали. Родион придумывал причину своего пребывания здесь и решил на всякий случай не связывать ее с последним их разговором в столичном трактире, дабы обеспечить сокрытие мероприятия и отсутствие ненужных, хоть и вполне лояльных свидетелей. А Рахметов, разумеется, не мог сказать чахлому самцу, что получил от субдоминанта внутренних дел инструкции самого решительного свойства, которые должен был осуществить завтра в поезде.

– Ну-с, какими судьбами, Родион?

– Почти случайно-с. Милая девушка, с которой я живу – ты, может быть, слышал о ней, – приехала сюда получить небольшое наследство. Совсем небольшое, едва оправдывающее нашу совместную дорогу и проживание здесь.

– Кажется, ее зовут Соня. И она… – Рахметов осекся.

– Эту гнусные слухи! Она чистейшее существо и если однажды оступилась, то… В любом случае мы собираемся вскоре пожениться. И я…

– Прости, прости! Я даже и не поверил в эти дурацкие сплетни, когда мне сказали, что ты уже целый год живешь с… э-э… В конце концов, это не мое дело. Напротив, я даже рад… В смысле, не то чтобы рад… Короче, жизнь непростая штука, и каждый зарабатывает деньги, как может. И я считаю, что во всем виноваты не эти несчастные существа, а проклятый царизм… Фу-у-у… А сколько ей, кстати, лет?

– Тринадцать, – буркнул Родион. – Скоро четырнадцать.

– М-м-м… Не слишком стара. Ну, и как она?.. То есть я хотел сказать, как вы вместе живете? В смысле я рад, что у вас все налаживается, и вот наследство подфартило… В общем, забудь… Главное, что мы встретились с тобою, и давай выпьем.

Наркотик начал свое неспешное путешествие по самцовым утробам, растекаясь по внутренним трубам и полостям, постепенно всасываясь в их влажные стенки и разносясь транспортной жидкостью к мозгу. Внутренние органы самцов слегка шевелились в телесной темноте, пропуская через себя потоки организменных жидкостей, накапливая в отстойниках овеществленную энтропию, сокращаясь и расслабляясь, слегка побулькивая и склизко потираясь друг о друга в мягкой тесноте организмов.

– А где она, кстати? – спросил Рахметов.

– Кто?

– Ну, Соня.

– Ах, Соня… Сейчас хлопочет по наследству. У родственников. Я даже толком не знаю, где они живут. Она не взяла меня с собой, потому что… потому что… Ну, а ты-то как сюда попал?

– Я? – Рахметов немного загрузил мозг, затем привычным движением поднял конечность и произвел короткий звук манипуляторами. Его вторая конечность, свободная от щелчков, приподняла пустую емкость, показав ее кому-то вдали. – Человек! Еще два раза тоже самое… Я, понимаешь ли, Родион, затеял небольшое дельце. Не хочешь мне, кстати, пособить? И сам заработаешь, и революции поможешь… Ты же знаешь, как я люблю революцию.

– А что делать?

– Я тут договорился с одними ребятами, они мне поставят партию газет. Вот таких… – Рахметов, оглянувшись по сторонам, достал из складок искусственной шкуры скрученную целлюлозную пластину, почти сплошь покрытую черными отметинами кодировочных значков. – На, посмотри, только осторожно.

Анна Каренина, самка

Он хотел передать носитель младшему самцу, но в этот момент к пищевой станине подошла низкоранговая особь, держа в передних конечностях деревянный диск, к которому силой всемирного тяготения были прижаты две небольшие прозрачные емкости, содержащие дозы наркотика. Рахметов сунул конечность обратно в складки шкуры, и пока низкоранговая выставляла на плоскость пищевой станины наполненные ядом емкости и забирала пустые, сидящие самцы замолкли, пережидая. Но едва низкоранговая особь ушла, старший самец быстро, по столу передал носитель младшему. Тот расширил диафрагмы:

– Ух ты! «Искра»! Я слышал про нее… Но это же нелегально. Заметут!

– Слушай, легально, нелегально… Это все условности. Люди, я считаю, должны сами решать, что им можно пить, есть и читать. Нельзя же все запрещать! Ты еще морфин запрети! Или водку… Посмотри сам, товар первоклассный. У меня теперь будет всегда свежак. Знаешь, как разлетается!..

– И почем отдавать?

– Договоримся. Если окучишь университет, сам станешь дилером, будешь сидеть в проценте.

Родион тоже оглянулся по сторонам, потом вперил взор в кодировочные знаки, покрутил черепной коробкой:

– Да-а… Круто лепят. Такое, пожалуй, будут брать. Так какая, говоришь, моя доля?

– Сказал же, договоримся. Дешево отдавать не могу, сам не за малую цену беру. Но на жизнь хватит нам обоим. Не читай здесь, возьми себе. В номерах посмотришь.

– Спасибо, брат. Значит, ты за этим сюда ездил?

– За этим. Хочу расширяться. Гвозди людям уже надоедают. Тот проект, о котором я тебе рассказывал, еще раскручивать надо. А это – готовые деньги… Ну, если согласен, давай поднимем за успех нашей концессии. И пойдем за товаром.

Родион поднял емкость:

– Дай бог не последняя…

После того как желудки самцов были наполнены ослюнявленной и пережеванной в однородную массу пищевой протоплазмой, начался процесс медленного всасывания продуктов ее распада в стенки длинного трубчатого органа, расположенного в брюшине. Процесс всасывания происходил вне контроля коры головного мозга, полностью освобождая ее для более важных дел, например, поиска приятных ощущений. Однако самцам, которые вышли из помещения для харчевания, было не до развлечений: для того чтобы в будущем иметь универсальные единицы эквивалента ценности и обменивать их на приятные эмоции, им сначала нужно было поделать некоторые дела.

Рахметову требовалось перед отъездом заскочить в два места. Родиона он решил взять с собой, чтобы использовать в качестве бесплатной носильной единицы. После недолгого плутания по извилистым пространствам между жилищами Рахметов оставил юного самца на углу, а сам проник во входное отверстие здания. Это было массивное многоуровневое сооружение. На каждом из уровней в отдельных загончиках обитали разумные особи, которые расплачивались за нахождение в этих замкнутых пространствах с хозяином обиталища.

Будучи по происхождению мигрирующими стадными существами, не знавшими дома, разумные особи в процессе социальной эволюции пришли к столь острой необходимости в жилище, что потеря стационарного пристанища стала считаться одной из самых больших трагедий, причиняющих большие страдания чувствилищу. И социальная эволюция чем дальше, тем больше закрепляла эту привязанность к жилью необходимостью где-то складировать накапливаемые предметы, коих производилось все больше и больше.

Рахметов поднялся на четвертый уровень. Просканировав подвижные загородки, предохраняющие входные отверстия в индивидуальные закутки от несанкционированного доступа нехозяев, он идентифицировал нужный знак и фалангами манипуляторов постучал в деревянную панель.

– Кто там?

– Э-э… Простите, не у вас ли продается славянский шкап?

– Чего?!

– У вас! Продается! Славянкий! Шкап!!!

Панель со скрипом повернулась, освобождая проход, и Рахметов увидел невзрачную личность, трудно поддающуюся описанию.

– Толстая дверь, плохо слышно, простите, – личность отступила в глубь жилого пространства, дав тем самым знак пришлой особи, что проникновение в жилище санкционировано. – Всем приходится кричать! Из-за этого все соседи уже знают пароль. Даже спрашивали меня, не открыл ли я производство мебели на квартире… Чаю будете?

– Нет. Меня ждут на улице.

– Как хотите-с. Мне сказали, что я должен передать вам столько газет, сколько вы сможете унести. Вы парень крепкий, поэтому я сразу скажу: столько газет у меня нету. Отдам последние две большие пачки… Я так понимаю, что это наша первая, но не последняя встреча, поэтому стоит познакомиться. Как вас зовут?

– Моя фамилия Рахметов, – сухо представился вошедший.

– Прекрасно, просто прекрасно… А меня зовите «товарищ Азеф»… Держите, товарищ Рахметов. Вот ваши пачки…

Через некоторое время Рахметов вышел из здания. Согнутые фаланги манипуляторов обеих его передних конечностей удерживали два перевязанных тюка информационных носителей. Которые он тут же передал Родиону. Тот взял обе пачки, чувствуя некоторую несправедливость, но понимая, что высказывать свое мнение в данной ситуации было бы несколько неверно, поскольку самец, который шел сейчас налегке, во-первых, дважды кормил его протоплазмой за свой счет, а во-вторых, пригласил в перспективный бизнес. Так что лучше было нести груз и помалкивать.

– Сейчас заскочим еще в одно место, и в гостиницу, на боковую, – сказал Рахметов.

Попетляв немалое время по незнакомым мало-освещенным узким пространствам между возвышающимися блоками жилых сооружений, самцы подошли к очередному неприметному зданию. Здесь Рахметов, оставив молодую особь внизу с тюками, проник во входное отверстие и поднялся на второй уровень. Далее процедура повторилась – он, просканировав предохранительные панели, опознал среди них нужную и несколько раз произвел звуки привлечения внимания.

– Кто там?

– Кхгм, кхгм… У вас продается славянский шкап!!!

Панель моментально откинулась.

– Вы с ума сошли! Зачем так кричать! Весь дом завтра узнает, что здесь явочная квартира охранки. Это же уму непостижимо! Проходите быстрее. Сейчас я зажгу свет, а то не видно ни зги…

Мозг Рахметов послал несколько сигналов на сокращение мышц, и его ноги несколько раз дернулись, внеся туловище внутрь. Хозяин захлопнул поворотную панель, чиркнув, зажег свет, и Рахметов изумленно ахнул:

– Товарищ Азеф!

– Признаться, удивлен не менее… Только здесь я вам не товарищ. Чаю будете?

– Что?.. Ах, нет. Меня ждут, вы же знаете… Но… Но как такое возможно, черт побери?!

– Жизнь тяжелая. Приходится крутиться. Волка ноги кормят. Хотя кому я это объясняю… – Всплеснув руками, Азеф ушел куда-то в глубь жилого объема и через минуту вернулся с небольшим свертком. – Вот, держите, там все. Пользоваться умеете?

– Не вчера родился, – буркнул Рахметов, еще не отошедший от неожиданности.

– Мое дело спросить… Вам передали инструкции?

Голова Рахметова совершила легкое качательное движение в плоскости симметрии тела:

– Передали.

– Исполните все в точности! Объект не должен попасть в столицу.

– Я знаю.

– Ни при каких обстоятельствах! Если он сядет в состав, из состава он выйти не должен. Иначе могут быть самые непоправимые последствия, вплоть до революции. Задание очень ответственное, идет с самого верху.

Голова Рахметова вновь качнулась, не протестуя против сказанного, но выражая полное со сказанным согласие:

– Не извольте беспокоиться.

– Оплата по факту.

– Мне говорили про какой-то аванс…

– Я же сказал: все там! – Впустивший кивнул на сверток. – Спрячьте получше…

Через пару делений на приборе, отмерявшем равномерное движение собственных стрелок и ничего более, Рахметов вышел из серого блока здания и, оглянувшись, увидел согбенную фигуру юного самца, который привел свои ягодичные мышцы, между коими пряталось отверстие для экструзии, в соприкосновение с двумя тюками информационных носителей.

– Не рассиживайся, пойдем, Родя.

Юный самец встал, захватил груз манипуляторами и повлек себя вслед за старшим товарищем, который работал на двух работах и совсем себя не щадил.

Они шли по направлению к гостинице по окраинам Гельсингфорса, и их длинные тени исправно следовали за ними. Родион не знал, что искусственную шкуру Рахметова слегка перекашивал только что полученный массивный сверток с браунингом. А Рахметов не ведал, что у Родиона под длинными полами на особых, пришитых проституткой Соней петлях покачиваются два тяжелых плотницких топора.

§ 12 «…вносил сильную помеху в его мыслительные способности…».

Огромный металлический сосуд сложной конструкции, оснащенный клапанами, пронизанный многочисленными трубами и наполненный оксидом водорода, стоял на двух рядах цилиндров, диаметр каждого из которых значительно превышал высоту. Эти широкие цилиндры были попарно соединены более тонкими цилиндрами, высота которых, напротив, значительно превышала диаметр. При этом цилиндры, на коих зиждилась конструкция, имели разные диаметры, а наибольшие из них были связаны друг с другом системой штанг и шарниров. Сами же опорные цилиндры стояли на параллельных направляющих. Под емкостью с оксидом водорода шла бурная реакция окисления, при этом окислитель для реакции брался непосредственно из атмосферы, а запасы окисляемого размещались в особой емкости, находящейся за основной конструкцией. Топливо в реактор порционно подавали две низкоранговых особи. Третья особь, рангом чуть выше первых, внимательно следила за показаниями приборов и управляла адской конструкцией с помощью длинных тяг и рычагов. За топливным накопителем на тех же направляющих стояли в рядок двенадцать весело раскрашенных вагонов. В некоторые из них имели право войти только высокоранговые особи, а в другие – особи поплоше.

Анна со своим брачным партнером стояла на перроне, держа над головой конструкцию похожую на рефлектор. Сходство, однако, было только внешним. Фактически это был складной экран из тканого материала, защищавший самочку от электромагнитного излучения ближайшей звезды. Излучение не было вредным, а день жарким. Напротив, планета в тот момент находилась в таком месте орбиты, что в ареале обитания Анны теплый сезон начинал сменяться холодным. Однако предрассудки, которые заставляли особей постоянно носить искусственные шкуры, сейчас вынуждали Анну сжимать верхними конечностями ненужный предмет.

Ее брачный самец извлек из складок искусственной шкуры три небольших металлических цилиндра, отдаленно напоминающие те, на которых стоял котел адской машины с реактором и накопителем, только гораздо меньшие по размеру и не соединенные попарно длинными тонкими цилиндрами. Кроме того, на каждом из цилиндров были кодировочные знаки. Анна вспомнила, что один из таких цилиндров она разместила в углублении под жилищем, перед тем как ей передала таинственную записку престарелая бомжатская особь, чья жизненная программа, записанная в особых длинных молекулах тела, явно подходила к концу.

«Что же могла обозначать эта фраза про птиц?» – задумалась Анна.

Пока ее мозг подгружался на эту нерешаемую в силу недостатка данных задачу, брачный самец отдал металлические цилиндры низкоранговой особи, способ жизни которой заключался в подтаскивании к вагонам тяжелых предметов, принадлежащих высокоранговым особям.

– Возьми, любезный.

– Премного благодарен, вашес-ство.

– Пойдем, Анна. Нам пора садиться… А ты, братец, внеси вещи в пульман. Анна, куда ты смотришь?

Анна, ловко управляясь передними конечностями, сложила защитный экран над головой:

– Да-да… Я готова. Мне просто показалось, я видела Рахметова.

– Рахметова? Здесь? Навряд ли. Впрочем, даже если и так, что с того? Мало ли по каким делам он мог приехать в Гельсингфорс. В любом случае, он наверняка едет не первым классом.

– Да, я видела его у дальних вагонов. А сколько еще до отправления поезда?

Каренин взглянул на прибор, измеряющий сам себя:

– Еще семь минут.

– Я пока подышу воздухом здесь.

– Хорошо, только не задерживайся, я тебя умоляю. А я пора распоряжусь о вещах и вернусь за тобой.

Тугая думка тревожила кору головного мозга, принадлежащего Анне. Ей надо было проникать в деревянный домик на колесах и быть влекомой адской машиной по направляющим к родному жилищу, где ее ждал тяжелый выбор, который она никак не могла сделать. Она разрывалась, не в силах выбрать из двух приятных ощущений, которое ей приятнее – случки с чужим самцом, к коим она уже сильно пристрастилась, или же проявления материнского инстинкта, инициатором коего был вербально-тактильный контакт с маленьким самцом, выродившимся когда-то из ее брюшины.

Сбой мозговых программ был так велик, что вносил общую дисфункцию в работу всего организма, что выражалось прежде всего в участившихся позывах к дефекации, связанных с расстройством пищеварительной системы на нервной почве.

Мимо Анны прошел в смазных сапогах и костюме-тройке самец небольшого роста, череп которого почти вовсе не имел шерсти. Поглощенная внутренним конфликтом программ, Анна не обратила на перемещающегося самца никакого внимания. А между тем он приблизил личное тело к адской машине и, достигнув ее, поднял череп таким образом, чтобы диафрагмы его органов зрения были направлены в глубь небольшого помещения, где суетились низкоранговые особи.

– Эй вы там, наверху! – подал сигнал самец и сомкнул фаланги манипуляторов вокруг параллельных металлических цилиндров, соединенных друг с другом через равные промежутки другими, более короткими цилиндрами.

Из светового проема малого помещения машины высунулась голова самца, которая не имела шерсти ниже ротовой присоски, но имела небольшой клочок оной над приветливо изогнувшимся ротовым отверстием.

– У вас продается славянский шкаф? – одновременно спросили друг друга самец внизу и самец наверху.

После чего самец наверху махнул передней конечностью:

– Подымайтесь, товарищ Николаев!

Нижний самец, проворно переставляя нижние конечности по поперечным цилиндрам и ловко перебирая руками по параллельным, взобрался в салон управления адской машиной.

– Вам передали деньги в большом количестве? – спросил он, войдя внутрь.

– Не сумлевайтесь, товарищ, все передали. – Командир машины повернулся к одной из низкоранговых особей, которые суетились внутри тесного пространства и сказал ей:

– Все, Ваня, свободен. Свою долю получишь, когда вернемся.

Затем командир повернул кругляш головы к другому низкоранговому самцу:

– Один покидаешь. Деньги получишь, как договаривались…

Именумый Ваней спрыгнул вниз и, обогнув пыхтящую конструкцию, прошел вдоль состава и исчез. Его бы мог заметить Рахметов, если бы не смотрел совершенно в другую сторону.

Рахметов, расположив тело в вагоне второго класса, из светового проема вел наблюдение за совсем другим молодым самцом, который был одет в длиннополую искусственную шкуру и которому Рахметов поручил доставку в столицу важного, но нелегального груза.

– Нам лучше держаться в поезде поврозь, как незнакомые люди. Для конспирации, – еще накануне сказал Рахметов Родиону. Тот согласился. А что он еще мог сделать? Тем паче, что это было на руку и самому Родиону.

И вот теперь Рахметов видел, как Родя, обливаясь потом и немало кряхтя, сам втаскивал два больших тюка с пиратскими носителями в вагон третьего класса, несмотря на то что опять-таки накануне Рахметов дал ему трехалтынный на носильщика. «Сэкономить решил, собака», – понял мозгом Рахметов.

Он просканировал перрон на предмет конспиративной безопасности, и ему показалось, он заметил подозрительно знакомую узкую спину, мелькнувшую на перроне и быстро пронесшуюся в сторону вагонов первого класса, держа объемистый, но явно не тяжелый ящик. Рахметов даже не понял, кто это был, поскольку его мозг был занят более важным делом – обдумыванием предстоящего выполнения задачи.

Между тем особь, показавшаяся Рахметову знакомой, действительно была таковой. Она, энергично дергая нижними конечностями, быстро перемещала туловище по перрону и в спешке слегка задела округлой выпуклостью, из которой росла передняя левая конечность, самку Анну за аналогичный выступ.

– Простите, бога ради… Ох, Анна!

– Базаров?!. Какими судьбами?

– Странно было бы, если бы меня тут не было, если все здесь собрались!

– О чем вы, милый друг?

– Понимаете, в Гельсингфорсе всегда в это время проходит встреча любителей природы. Одновременно для них устраивается ярмарка экспериментального материала. – Базаров слегка приподнял объемистый ящик с равномерными отверстиями. – Вот, купил. Если захотите присоединиться, всегда буду рад.

– Что это?

– Как что? Лягушки. Самые лучшие экземпляры.

– Боже мой!..

– Дома положу на ледник в погребе, они уснут. И кормить не надо… А вы не знали, про гельсингфорский симпозиум? Он проходит здесь каждый год. Приезжают любители природы со всей Европы. Очень много французов. Чрезвычайно любознательная нация… Кстати, встретил здесь вашего гувернера, который с Сережей сидит…

– Что вы говорите?..

Базаров вновь приподнял емкость:

– Не хотите посмотреть?

– Нет уж, увольте, Базаров. Я такое смотреть ничуть не желаю.

– Зря. Все экземпляры чудные. Лично каждую отбирал. Также купил себе новый скальпель и увеличительное стекло… Давайте я вам все же покажу!

– Нет-нет! Меня уже ждет муж. – Анна быстро шагнула в тамбур. – Прощайте.

– До свидания, Анна Аркадьевна! А я как раз еду в соседнем вагоне… Увидимся в Питере.

Резкий звук разнесся по перрону, это низкоранговая особь в стандартизированной искусственной шкуре ввела металлический стержень в соприкосновение со стенками металлического же сосуда, перевернутого отверстием вниз и висящего на специальном кронштейне неподалеку от адской машины. Частота колебаний стенок сосуда при этом была такой, что лежала в диапазоне восприятия большинства особей, кроме тех, у кого были органические поражения воспринимающих органов.

Следующим звуком было громкое шипение перегретого оксида водорода, вырывающегося в виде газа из адской машины. Железный реактор на цилиндрах с грохотом двинулся по направляющим и повлек за собой деревянные емкости вагонов, содержащие шевелящиеся тела особей, как хрупкая раковина улитки содержит мягкую плоть ее склизкого тельца.

Путь по направляющим был неблизким, но чем меньшее расстояние отделяло Анну от ее родного жилища, от столицы, от Вронского и детеныша Сережи, тем большее беспокойство испытывала самка. Здесь в Гельсингфорсе, вдалеке от возбудителей проблем, она отвлеклась, но теперь вместе с раздражителями надвигались и проблемы.

Два сильнейших инстинкта раздирали психическую сферу Анны, ограниченную стальными скобами социальных предрассудков – материнский инстинкт и инстинкт половой. Оба эти инстинкта были родственными и предназначенными для одной задачи – сохранения вида. Но социальность ввела их в противорчение. Организм самки чувствовал, что от самца Вронского может принести много качественного здорового потомства и потому в ответ на раздражитель, коим был Вронский, вырабатывал сильнейшие эмоции, которые запускались веществами, сходными по химической структуре с наркотическими, и по этой причине справиться с ними Анна не могла. Разрыв этой связи принес бы ей сильнейшие муки абстиненции, и рвать ее Анна не желала. С другой стороны, уже произведенное потомство по кличке Сережа привязывало к себе Анну не менее сильной эмоциональной зависимостью, разрыв которой также причинил бы ей изрядные страдания. Но в рамках социальной системы конфликт не имел решения.

Конфликт внутри головы нарастал. Анна решительно не могла расстаться ни с одним из своих развлечений! Поэтому она решилась…

Самка встала и, сжимая мускулы грудной клетки, одновременно начала шевелить толстым мышечным отростком внутри ротовой полости, модулируя струю воздуха, продуваемую через ротовую полость легочными мехами:

– Душно, пойду на площадку подышу.

– Может быть, ослабить тебе корсет? – производя аналогичные манипуляции со своим организмом, поинтересовался Каренин.

– Не стоит.

– Я провожу тебя…

Когда они ехали в Гельсингфорс, Анна уже провела разведочный рейд и обратила внимание на удобную площадку между вагонами, где внизу страшно мелькали деревянные балки, на которых лежали направляющие. Анна отметила, что в щель между вагонами как раз поместится организм. И теперь она решительным шагом, почти бегом, с трудом сдерживая рыдания, направлялась туда.

По мере приближения к Санкт-Петербургу самец Рахметов испытывал все большее беспокойство. Ему казалось, что времени остается все меньше и что он может не успеть выполнить трудовое задание. С другой стороны, он не хотел действовать и раньше времени, справедливо рассуждая, что любое экстремальное происшествие может вызвать остановку состава. И лучше если это случится поближе к конечной цели, нежели в диких лесах. Наконец он решился и, придерживая через слои искусственной шкуры инструмент исполнения, пошел вдоль состава к голове.

Перед самым отъездом агент по имени Азеф сообщил ему, что цель находится в кабине управления составом, куда пройти будет нелегко, но надо. А проникнув, нужно просто задействовать устройство, увесисто оттягивающее его облачение. Устройство исполнения представляло собой небольшую метательную машинку, которая состояла из разгонной трубки и небольшого запаса разгоняемого материала. Сам разгон осуществлялся за счет экзотермической реакции, поэтому каждая порция разгоняемого материала была интегрирована с реактором и инициатором реакции. Хитрость состояла в том, что реакция была управляемой и начиналась только тогда, когда разгоняемый материал с реактором размещался напротив разгонной трубки. Рахметову нужно было только инициировать реакцию и послать одну или две порции разгоняемого материала в исполняемого самца. По задумке, материал должен был передать часть своей кинетической энергии туловищу самца, необратимо нарушив тем самым метаболизм его организма и прервав жизненный цикл.

По мере приближения к Санкт-Петербургу юный самец Родион испытывал все большее беспокойство. Огромный долг в пятьдесят рублёв висел на нем, мучая сознанием принципиальной неотдаваемости. Кроме того, Родион помнил информацию самки Анны о том, что она всюду берет с собой емкость с универсальными единицами, в которой, по всей вероятности, лежат и ее драгоценности. Нужно только дождаться, когда ее брачный самец понесет свой организм в специализированное помещение для удаления из организма шлаков, зайти и купе и быстренько обтяпать дельце.

Юный самец оглянулся по сторонам и заметил сидящего напротив престарелого самца, голова которого изрядно поросла шерстью со всех сторон.

– Простите, – обратился юный самец к матерому.

– Да-да, юноша.

– Вы, я вижу, человек вполне приличного свойства…

Матерый самец издал несколько немодулированных звуков.

– Да уж, понимаю ваше беспокойство, молодой человек! Сам с тревогою брал билет в третий класс, ну да ничего не попишешь: сильно проигрался и вот теперь приходится добираться домой с народом. Не поверите, в Гельсингфорс ехал первым классом, а там в ресторане цыган заказывал… Но, увы! Карты! Проклятые карты! Даже на билет домой пришлось занимать… Как вас зовут, мой робкий друг?

– Родион. Я студент…

– Да уж вижу. А меня Федор Михайлович. Будем знакомы.

– Федор Михайлович, вы не могли бы присмотреть за моими тюками? Я отлучусь ненадолго.

– О чем вопрос!.. Вот эти два? Я надеюсь, вы не бомбист, и я не взлечу на воздух?

Матерый самец вновь издал несколько немодулированных звуков. Видимо, несмотря на проигрыш, у него было хорошее настроение.

– Я скоро, – зачем-то повторил Родион, вставая и уходя вперед.

Федор Михайлович внимательно проводил его взглядом.

– Родион!

– Да? – оглянулся юный.

– Бог в помощь!..

По мере приближения к Санкт-Петербургу самец Базаров почувствовал смутное беспокойство. Некоторое время он сидел на своем месте, глядя в световой проем и силясь понять природу этого беспокойства, поскольку уж ему-то было беспокоиться совершенно не о чем! Через некоторое время, однако, его мозг нашел, что, возможно, причина беспокойства в том, что самка Анна, встреченная им перед посадкой, не так поняла его добрые чувства и, наверное, даже обиделась на его из-за этих дурацких лягушек. Базаров вспомнил массивные молочные железы Анны и решил извиниться.

Он поднялся и, прихватив передней конечностью свою ношу, вздохнул и пошел по проходу. Вагон качало, и Базаров, для которого, как и для всех особей его вида, вертикальная ходьба на нижних конечностях была штатным режимом перемещения, раскачивался, стукаясь организмом о стенки вагона.

По мере приближения к Санкт-Петербургу рабочий Николаев, как он себя называл, испытывал все большее беспокойство. Его волновал дым. Он опасался, что, когда прибудет в столицу, его свободная от шерсти голова, а также вся искусственная шкура будут грязными от копоти. Кроме того, привыкший вращаться в кругах высокоранговых особей, рядом с низкоранговой обслугой он чувствовал себя не в своей тарелке. От особи, которая интенсивно забрасывала в зону реакции твердое топливо, неприятно пахло выделениями, а руководитель несущегося агрегата излучал из ротовой полости такой густой запах лука, что самец Николаев предпочитал отворачивать набалдашник воздуховода в сторону светового проема, благо тот не был закрыт прозрачным материалом, и оттуда пёр свежий воздушок. Параллельные направляющие на данном участке местности были проложены с ненулевой кривизной, поэтому, оглянувшись назад, самец Николаев заметил на площадке одного из вагонов какое-то движение. Однако что там творится, он разобрать так и не сумел.

Анна выбежала на продуваемую атмосферными вихрями площадку, не закрыв за сбой поворотную панель, и на мгновение задохнулась. Она быстро оглянулась и заняла, как ей показалось, выгодную позицию. Следом за ней на площадку выскочил брачный самец:

– Анна! Анна! Что ты затеяла?!

– Ничего, друг мой, ничего. – Ветер интенсивно трепал шерсть на голове Анны. Кожные покровы передней части ее головы раскраснелись из-за прилива транспортной жидкости. – Можешь встать здесь. Я хочу сказать… Я хочу тебе сказать… Смотри!

Каренин на мгновение отвернулся в ту сторону, куда указывал манипулятор возбужденной самки. Анна сделала быстрое движение вперед и с криком двумя руками толкнула Каренина вперед. Организм Каренина сорвался с площадки и тут же пропал в тесном пространстве между вагонами, где бешено мелькали шпалы. Его жизненный цикл прервался.

Шедший вдоль вагона Родион увидел только отшатнувшуюся спину Анны. Многократно отработанным движением он выхватил из-под полы топор и, сам не чувствуя себя и не веря себе до конца, метнул свое ужасное орудье вперед. Сделав три или четыре оборота, топор с крайне неприятным стуком ударной частью вонзился в Анну, организм которой, нелепо взмахнув передними конечностями, рухнул вниз на пол площадки. Жизненный цикл Анны прервался.

Подскочивший Родион, за секунду оглядев пространство, не увидел заветной емкости, памятной ему со времени последнего посещения Анны в ее столичном жилище.

«Значит, в купе!» – Родион развернулся, намереваясь броситься туда, и увидел в конце коридора вошедшего Рахметова. Между ними было едва ли восемь шагов.

Растерянность длилась не более секунды. Адреналин, разносимый транспортной жидкостью внутри организма юного самца, вносил сильную помеху в его мыслительные способности. Он уже не помнил, что в ближайшем будущем этот самец будет ему полезен в зарабатывании универсальных единиц эквивалента ценности. Кора мозга почти отключилась. В сию минуту Родион понимал только одно – перед ним препятствие и свидетель.

Рахметов, увидев за спиной Родиона лежащую в недвусмысленной позе Анну и видя безумные органы зрения юного самца, мгновенно оценил обстановку, поняв, что оказался не в том месте и не в то время. Его правая верхняя конечность нырнула в складки искусственной шкуры, манипуляторы сжали метательную машинку.

– Господи! Что здесь происходит?!. – Этот истошный крик, раздавшийся сзади, из-за спины Родиона словно столкнул лавину действия.

Не оглядываясь, но поняв, что еще кто-то стал лишним свидетелем, вконец обезумевший Родион выхватил из-за длинной полы второй топор, перекинул его в правую конечность, сделал замах…

Рахметов вырвал разгонную машинку, передернул затвор…

Анна Каренина, самка

Ухнув, Родион сделал сильнейший бросок…

Рахметов указательным манипулятором несколько раз запустил реакцию бескислородного горения, направив разгонную трубку вперед…

Топор с тем же неприятным звуком повредил организм Рахметова. Самец потерял равновесие, и планета притянула его к полу движущегося вагона. Жизненный цикл Рахметова прервался.

Изрешеченный Родион, привалившись к стенке, мягко сполз вниз, оставляя на стенке широкий красный след транспортной жидкости и открывая за собой изумленного Базарова. Жизненный цикл Родиона прервался.

Изумленный вид Базарова был вызван главным образом тем, что в его голове имелось теперь нештатное отверстие, образовавшееся разгоняемым материалом и расположенное чуть выше органов зрения. С таким отверстием организм Базарова функционировать не мог. Его жизненный цикл прервался. Но он еще около секунды стоял на месте, после чего рухнул как подкошенный, выронив несомую емкость. При ударе о пол емкость открылась, и оттуда высыпались небольших размеров живые существа, которые начали самостоятельное передвижение.

– Ква! Ква! – кричали эти нелепые существа, прыгая во все стороны и даже не подозревая, что здесь только что разыгралась ужасная трагедия.

§ 13 «…невзрачный самец…».

Когда горячая пыхтящая конструкция мягко подкатилась по направляющим к столичному перрону, из ее управляющей кабины спрыгнул на поверхность планеты невзрачный организм, который мог привлечь внимание лишь тем, что голова его, прикрытая сверху плоским куском тканого материала с козырьком, была безобразно лысой.

Организм воровато оглянулся своими прищуренными добрыми глазами по сторонам и, шурша сапогами по гравию, понес свой мозг по направлению к пакгаузам, ангарам и дебаркадерам, где вовсю метались угнетаемые массы.

Участь империи была решена…

Анна Каренина, самка