Акварель для Матадора.

Жестокий триллер Курицына демонстрирует, что профессиональный литератор даст сто очков вперёд всем сочинителям про Глухого, Недолеченного и Психованного, играя на их поле и по их правилам.

Борис Акунин.

Модный журналист пишет модный роман: для Запада это обычная история. У нас такого пока не было. Курицын — первый.

Виктор Пелевин.

Запрещается продажа лицам, не достигшим 18-ти лет.

Игорь Гречин, Заместитель Главного Редактора Издательского Дома «Нева».

Глава первая.

Матадор атакует штаб наркодилеров — Малыша сдали в период борьбы за чистоту ментовских методов и рядов — Русский бандит похож на обезьяну больше, чем негритянский — Матадор проводит ночь как партизан полной луны — Чтобы нарисовать миллион могил, нужно два года — Порция коктейля за $1500 — Почему у мужчин пенисы не отваливаются? — Страшная маска.

Акварель для Матадора

Вспыхнула и погаснула цифра «13». Створки лифта раскрылися. Матадор нащупал в кармане ствол, сглотнул слюну.

Внизу, на площадке мусоропровода, тусовался огромный негр. Пыхтел, вываливал в неудобный жёлоб всякую дрянь из ведра.

Длинные, обезьяньи руки растерянно опустились. Из лифта посыпали люди в масках и камуфляже.

Негр широко распахнул рот. Шире, чем створки лифта.

Матадор летел над лестничным проёмом. Кованый ботинок описывал полукруг, чтобы впечататься в чёрное лицо, раскрошить тяжёлую челюсть.

Узоры на подошве ботинка напомнили чёрному парню узоры на телах богов в соломенном храме родной деревни.

Ведро упало, яркая банка из-под растворимого супа Саmрbаlls скатилась на площадку двенадцатого этажа. Негр влип затылком в трубу, за шиворот потекла струйка крови, белые зубы рассыпались под ногами, как бусы. Алая рана рта что-то булькнула по-нерусски.

— Круто, — выдохнул с восхищением старлей Рундуков. Он всегда завидовал Матадору. Его реакции, силе, умению стрелять из ТТ и метать ножи. Успеху у женщин, широким плечам. Даже шраму на правой щеке.

«Дурак, — подумал Матадор. Сначала про Рундукова, а потом про себя, — чуть не угробил чёрнозадого».

Ещё в полёте, когда левая рука смыкалась на поручне лестницы, а ноги только примерялись, в каком порядке крушить череп чёрного парня, Матадор вспомнил, как погорел год назад Малыш.

Малыш получил год назад похожее задание. Наркодилеры в небольшой квартире шестнадцатиэтажной башни. Пара-тройка лиц некоторой кавказской национальности.

Точно так же Малыш увидал на лестничной площадке человека.

Так же стремительно пустил ему розовую соплю.

Но кавказец, уделанный Малышом, не имел никакого отношения к наркодилерам. Он был в гостях в соседней квартире, пил там чачу, кушал чебурек, пел о Сулико-Мулико. Даже регистрацию имел, злодей. Оказался, вредитель, родственником Президента одной маленькой, а потому особо гордой республики.

— Перец даю на отсечение, — говорил потом Малыш, — бандюк бандюком…

Но героина при любителе чачи не оказалось. Посольство разразилось по-восточному витиеватой нотой: трали-вали, нож в спину дружбе…

Эфэсбэшники обычно отмазывают своих. Законными методами в их деле не обойдёшься. Даже если ценный сотрудник дал маху, его не следует отдавать на растерзание журналюгам и ботаникам из суда присяжных.

Малышу не повезло. Тогдашний премьер как раз кичился компанией за чистоту методов и рядов. Была у него специальная вожжа под хвостом: выборы.

Гордого родственника Малыш приложил о бетон крепко — мозговая травма, извилины все перепутались. Дело дотащили до суда, дали год. Малыш, правда, вышел через два месяца и куда-то исчез…

— Командир, начинай, — махнул рукой старлей. — Три клиента. Ждут вопросов.

Пока Матадор зависал над покорёженным негром, ребята зашли в хату и свинтили остальных. Двух чёрных и одного белого. Стриженого быка в кожаной куртке с татуировкой Храма Христа Спасителя на мохнатой руке. На свинченных надевали наручники Серёга и Славка, два постоянных сотрудника Матадора.

— Прикинь, майор, — Серёга весело пнул в поясницу быка, — кто больше похож на обезьяну? Наш или ихние?

— Заткни фонтан, — бросил Серёге старлей, — иди в подъезд, оттащишь того в машину.

Серёга пошёл помогать врачу Шлейфману траспортировать в фургон негра номер один. Негры номер два и три вопросительно смотрели на Матадора, поняв, что он здесь и есть главный. Матадор, в свою очередь, выбрал из негров того, что посолиднее, в очках, и присел перед ним на корточки.

— Говоришь по-русски?

Очкастый кивнул.

— Героин, кокаин, ЛСД, ДМТ? — почти дружелюбно спросил Матадор. Типа — «нужное подчеркнуть».

Очкастый покачал головой.

Матадор улыбнулся кончиками губ, встал, шагнул к центру комнаты. Очкастый негр еле слышно вздохнул, расслабился, даже пошевелился, устраиваясь поудобнее. Матадор, не останавливаясь, развернулся на сто восемьдесят градусов.

Матадор шагнул к негру и нанёс ему носком ботинка страшный удар по глазам. Разбитые в тысячу мелких осколков линзы превратили глаза негра номер два в радужную кашу…

Превратили бы. Но за мгновение до удара Славка ловко, как циркач, сорвал с негра очки. Подкинул их в воздух и поймал: о-ля-ля.

Негр коротко блеванул и попытался рухнуть на бок. Славка удержал его за волосы.

— Героин, кокаин, ЛСД, ДМТ? — спросил Матадор.

— Ничего нет, — сказал негр с лёгким акцентом.

Матадор обернулся к третьему негру и к отечественному быку, повёл бровями.

— Да не, начальник, — осторожно начал бык. — Здесь другая маза. Мужики хотят бизнес тут… Бананы там, киви… Позвали меня перетереть — как, чо… Чо налоги, чо таможни… Типа консалтинг.

— Придурки, — пожал плечами Матадор. — Сами найдём — хуже будет.

Битый час Рундуков с Серёгой и Славкой потрошили хату. Шлейфман обнюхал бутылки в холодильнике, флаконы в ванной, пузырьки в аптечке. Время шло. Матадор мрачнел — наводка считалась стопроцентной, а теперь дело запахло обломом.

Может быть, это его последний день в оперативной группе. Ходили слухи, что Матадору собираются поручить что-то суперособое, а на завтра его как раз вызвал генерал Барановский.

Может быть, его вернут в международный отдел. Пачка долларов в кармане. Банкеты, рауты, закрытые клубы, клубника со сливками, сливки общества. Однажды Матадору довелось убивать даже премьер-министра! Это было в Швеции, и это было как в кино. Роза крови на бежевом пиджаке, расступающаяся ошалевшая толпа и волнующий побег через какой-то цветущий парк, через запахи весны и жасмина…

И потом — три месяца оттяжки на гэбэшной фазенде на Кубе. Красота. Мулатки гладки. У Матадора была работа, и он старался делать её хорошо… Матадор замотал головой, отгоняя сладкие воспоминания…

— Глухо, — доложил старлей.

Матадор кивнул.

— Будем базарить со всеми по очереди. Славян, тащи этого водолаза…

— Ну что, буркина фасо, — улыбнулся Славка солидному негру, — пожалте на интервью.

Нацепил обратно на него очки и пинками погнал в соседнюю комнату. Туда же проследовал Матадор. Через минуту из-за неплотно закрытой двери понеслись крики. Бык Христа Спасителя и последний негр напряглись. Шлейфман улыбнулся:

— Может, сами расскажете, где кокаин?

Пленники вздрогнули, услышав, что ищут именно кокаин, но промолчали. Из-за двери нарастали стоны.

Ну, как в аду грешника сначала держат над раскалённой сковородой, лишь иногда обмакивая его в кипящее масло, а потом бросают туда целиком.

— Смотрите, — указал Серёга на перепутанных пленников. — Чёрный ублюдок побледнел, а белая обезьяна потемнела. Они уже почти одного цвета!

Шлейфман и Рундуков жизнерадостно рассмеялись. Крики меж тем стихли, за дверью долго что-то обсуждалось. Высунулся Славка, позвал Шлейфмана, двери прикрыли плотно…

— Кокнули они его, что ли… — предположил Серёга.

Появились Шлейфман и Матадор, лица их были тревожны.

— Кердык, мужики, — бросил Матадор. — Сдох, собака.

— Ты что, командир? — не поверил Рундуков.

У белой обезьяны и чёрного ублюдка вывалились языки, одинаково длинные и неприятные.

— Ну кто же знал, что эта сука… — Матадор не находил от волнения слов. — Сдох, надо же…

— Сердце, — пояснил Шлейфман.

— Это же тюряга, — занервничал Рундуков. — За такое не отмажут. Если уж Малыша кинули…

— Прорвёмся… Кончаем второго, запишем всё на нашего русского друга…

Славян и Серёга схватили последнего негра за руки-за ноги и поволокли убивать. Он угрём вывалился на пол и пополз на кухню, тыча пальцем в воздух и приговаривая: «Там, там… Кока, кока…» В полу за газовой плитой обнаружился тайник, из которого Шлейфман извлёк мешок с белым порошком.

— Вот он, голубчик. Не меньше кило грамма. А, может, и меньше…

Шлейфман оставил кокаин на столе. Матадор вытащил из кармана рыжее пластмассовое яйцо из-под киндер-сюрприза, зачерпнул половиной яйца порошок. Граммов, может быть, сорок. На сумму, равную годовой зарплате офицера ФСБ.

Потом выложил на тарелке пару гусениц, свернул в трубочку ордер на обыск, аккуратно побаловал обе ноздри. Лампа на потолке сразу стала светить чуть ярче. Матадор покинул кухню, к мешку пошёл Серёга…

Рундуков строчил протокол, Славка отправился за понятыми. Пленники валялись на полу. В том числе и вполне живой, правда, неплохо отделанный негр-очкарик. Его жестоко обманутый земляк смотрел в окно. Над скучным спальным районом поднималась глупая полная луна.

Через три часа на противоположном краю Москвы, в таком же скучном спальном районе так же торчала над панельными башнями тупая луна. Наверное, та же самая.

— Точно говорю, настоящий «Кристалл», — раздался в ночной тиши чистый и звонкий девичий голос. — Видите, и акцизная марка на месте.

Матадор, улыбаясь, подошёл к ночному ларьку. Подозрительный покупатель повертел бутылку, крякнул и растаял в темноте. Матадор ещё раз улыбнулся. Он любил ночные коммерческие ларьки — эти волшебные вертепы, светящиеся нарядные избушки, ласкающие взор разноцветными красочными этикетками.

Стоит себе такой волшебный ларёк, манит путника, как свет в окне. Сигареты кончились, или чисто захотел бухнуть, или перепихнуться обломилось, а гандона нет — не надо переть к грузчикам на вокзал или к слесарям в таксопарк, как это было при советской власти. У своего дома ты найдёшь сказочный домик, где тебя встретит не подозрительный бутлегер, норовящий всучить вместо водки ацетон, не горластая тётка в грязном халате, а миловидная вежливая девчушка.

Матадор заглянул за ряды соков, сигарет и шоколадок — вот сидит она щёчка к щёчке со своим совсем ещё юным пареньком, озабоченно трогает вскочивший над верхней губой прыщик, смотрит по маленькому телеку «Ментов», прихлёбывает из термоса кофе. Идиллия. Уголок теплоты и уюта. Вот ради таких девчат и парнишек, подумал Матадор, ради их спокойного будущего и проливаю я чужую кровь на разных материках…

— Доброй ночи, — сказал Матадор. — Мне, пожалуйста, кристалловскую водку. С акцизной маркой.

Лишь подходя к подъезду, он отпустил с губ совсем уж слащавую улыбку умиления. Вспомнил, что во вчерашнем «МК» описывалось разбойное нападение на коммерческий ларёк на соседней улице, а по всем телеканалам второй день рассказывают, что в Казани отравилось поддельной водкой что-то около ста человек.

Майор ФСБ Глеб Малинин по прозвищу Матадор вошёл в свою квартиру в спальном районе Москвы. Сквозь незанавешанное окно в глаза ему посмотрела глупая полная луна.

Глеб Малинин выставил бутылку на стол, положил рядом пластмассовое яйцо.

Кокаин, полная луна и водка — всё напоминало о Малыше. Как-то, после одной очень кровавой и неприятной операции, Матадор спросил Малыша:

— Ты считаешь, сколько убил человек?

— И считал бы, не сказал, — сразу отозвался Малыш. — Я со многими нашими говорил про это… Каждый примерно помнит все свои убийства, но не складывает их в число. Это страшнее всего — точная цифра. Да про всех и не знаешь. Как считать взрывы? Я вот поезд однажды…

— Сложно представить себе много убитых, — согласился Матадор. — У меня друг был — Саша… Экстрасенс. Он как-то говорит: сообщили по радио, что в Эфиопии миллион человек умерли от голода. Представь, говорит, миллион мёртвых эфиопов. Представь, говорит, для начала одного мёртвого эфиопа. Как он лежит, как разлагается его плоть, как мухи ползают, как под чёрной плотью обнажаются белые кости…

— Некрофилия, — улыбнулся Малыш.

— Да… А миллион эфиопов… Представь, говорит, миллион могилок с крестами — ведь эфиопы христиане! Попробуй нарисовать миллион могил с крестиками. Если рисовать по одной могилке в минуту, то за двадцать четыре часа, если не спать, можно нарисовать… тыщи полторы, что ли. Чтобы нарисовать миллион, понадобится почти два года, а ведь ещё нужны перерывы на еду, на сон… Что ты так странно на меня смотришь?

Тогда-то Малыш и предложил Матадору кокаин.

Лубянское ведомство со времён железного Феликса и батыра Ежова привыкло жить по своим законам. Анаша, например, была строжайше запрещена в СССР, но в лубянских коридорах часто можно было почувствовать характерный сладковатый запах. Андропов мимо пройдёт, только улыбнётся: расслабляются ребятушки.

«Тяжёлые наркотики» — совсем другое дело. За них можно было не только вылететь из органов, но и надёжно выпасть в осадок в казахстанские лагеря.

Правда, так было не всегда. После революции победившие большевики крепко сидели на кокаине. Как иначе Ленин и его дружки смогли бы работать по двадцать часов в сутки?

Бальзамированный труп Ленина ещё долго выделял, словно соль, кокаиновые отложения. Сотрудники мавзолея слизывали с тела драгоценный порошок.

Старики рассказывали, что у Солженицына в «Архипелаге ГУЛАГ» описаны многочасовые допросы: враг народа полдня гниёт на жёстком стуле, теряет сознание, а следователь выложит на зеркальце гусеницу — хоп! — и ему хорошо и покойно. Может гнать хоть об антисоветском заговоре, хоть о ведьме в ступе ещё десять часов…

Но слишком много ценных кадров снюхалось и скололось. Сталин утрендячил старую ленинскую гвардию как раз за то, что гвардейцы превратились в живых прококаиненных-проморфиненных мумий. Они ещё были способны требовать у кремлёвских фармацевтов порошки и ампулы, но уже совершенно не могли управлять государством.

Так что в восьмидесятом, когда Матадор пришёл в КГБ, крепкие наркотики были табу. Но потом последовали годы дружбы с Малышом, когда они часто работали в паре. От Малыша Матадор много узнал о свойствах самых разных веществ, позволяющих разнообразить будни особого суперагента.

Однажды ему поручили прибрать на берегу тихого озера под Мюнхеном толстого рыбака в панаме и брюках-гольф. Матадор пошёл на дело, приняв «уральского коктейля»: в одну ноздрю кокаин, в другую героин. Крышу сносит почище прямого попадания кирпича по затылку. Матадор стрелял сбоку, пуля вошла в висок и вышибла из черепа глаз.

Глаз плюхнулся в воду, рыбы устремились к нему, словно чувствуя, что на сей раз к приманке не привязана леска.

«…Ту-ту-ту-ту…».

«…Ту-ту-ту-ту…».

Что за свинство — услышав автоответчик, бросать трубу.

Луна катилась через окно, как огромное колесо. Малыш утверждал, что в полнолуние надо обязательно жрать наркотики: сознание особо открыто и готово к выходам в иные миры. Он даже напевал из Розенбаума про «партизан полной луны», партизанивших по тайным тропам своего сознания.

«Алле! Глеб! Это Рундуков. Ты ещё не доехал? Негритосы запели — высирают адреса и фамилии. Давай, до завтра. Аккуратнее у генерала…».

До завтра, до завтра…

«Гулять так гулять» — это Матадор решил ещё внизу, у коммерческого киоска. Потому и купил водку. Ещё один коктейль, которому его научил Малыш, назывался «Балтийский чай». Им баловались матросики на «Авроре». Сам Малыш вычитал рецепт этого коктейля в книжке про гражданскую войну: водка плюс кокаин в пропорциях «чем больше, тем лучше».

Матадор высыпал в полный стакан водки четверть порошка из киндер-яйца. Размешал кривым ножом. Прикинул с усмешкой стоимость коктейля: двести грамм водки — тридцать рублей, плюс десять грамм кокаина — ещё тыщи полторы баксов…

Когда он ставил стакан обратно, рука его застыла сантиметрах в десяти от поверхности стола и не могла опуститься, наверное, полчаса.

Через некоторое время он стал приходить в себя, ощущать руки, горло, нос. Тело будто бы оттаивало после сна в глубоком сугробе. Матадор поспешно закурил свой «Кэмел» и почувствовал, как дым, пробиваясь в лёгкие, буквально размораживает онемевшие внутренности.

Последний раз Малыш и Матадор работали вместе в Южной Портсване, стране гражданских войн и золотых месторождений. Советский Союз дружил с одним из бесконечно менявшихся правительств Портсваны, поддерживал какие-то отряды и кланы: всё это по-наследству перешло и свободной России. Матадора перебросили в Африку в начале 1993-го, Малыш оказался там на полгода раньше.

Месяца три друзья вместе жили в пророссийском шаманском племени, свободном от участия в военных действиях. Едва ли не половина взрослых мужчин этого племени были колдунами. Они хранили рецепты магических настоек и символические побрякушки, от которых якобы зависели жизнь и судьба чуть ли не всего африканского Юга.

Спецслужбы готовили убийство Главного Шамана. Оно должно было повлечь волнения среди духов, а Лубянка могла что-то из этого выгадать. В подробности Матадор не вникал. Чувствовать себя гостем, собирающимся убивать хозяина, он давно привык.

Малыш встретил вертолёт с Матадором километрах в десяти от территории племени. Три часа они пёрлись через влажные заросли, потом вышли на большую поляну. Малыш чего-то посвистел. На другом краю поляны возникло несколько фигур в набедренных повязках. Четверо мужчин с копьями и женщина с огромными грудями и с плетёным предметом, похожим на сито.

— Чего мы ждём? — спросил Матадор, когда прошло минут пять, а хозяева продолжали молча стоять и смотреть издалека на гостей.

— Ждём, пока они поговорят с духами, — отозвался Малыш. — Видишь у бабы прибор? Это типа приёмника. Ловит голоса духов.

— И что же могут сказать духи? — полюбопытствовал Матадор.

— Да всё, что угодно, — пожал плечами Малыш. — Могут посоветовать им тебя принять, а могут сказать, чтобы они проткнули нас копьями… Я каждай раз, как подхожу, стою вот так и думаю — метнут копьё или не метнут… рано или поздно какой-нибудь опизденевший дух может что-нибудь не то ляпнуть… Ага, смотри, пошёл ответ.

Женщина с ловушкой вдруг вся затряслась, будто бы ответ пошёл сквозь её тело. Огромные груди ходили ходуном. Матадор подумал, что если оказаться рядом, то такой грудью запросто может сбить с ног.

Малыш словно прочёл его мысли:

— Может, повезёт и тебе подержаться. Мне через четыре месяца выделили жену.

— Выделили жену? — насторожился Матадор.

— Ну. Шаман решил, что я ничего мужик. Девку мне подобрал. У моей сиськи ещё больше, попадёшь между — кранты.

— А до этого ты как? — Матадор вспомнил, что Малыш вообще любит женскую ласку.

— Как… Как и ты будешь. Ходил, дрочил. Если совсем приспичит, можно макаку поймать.

— Макаку само собой… А от жены отказаться нельзя, если предлагать будут?

— Можно, — неопределённо хмыкнул Малыш. — Но ведь никто не знает, как себя духи поведут. Поэтому лучше ни от чего не отказываться… О, нас зовут… Да тебе не захочется отказываться, дура. Главное — сам ни на кого не прыгай. За это точно убьют.

Матадор и Малыш медленно шли через поляну. Один из мужчин приветливо поднял руку.

— Да уж не прыгну, — сказал Матадор. — Не, ты смотри — сущая ведь обезьяна. Кольцо в ноздре, бр-р!

— Где ты видел обезьян с кольцом в ноздре? — удивился Малыш. — Брось. Обычные люди. У моей, знаешь, мандища, — рука по локоть влазит. Да у них есть тут всякие шаманские праздники, оргии, такого насмотришься…

Матадор поднялся из кресла, долго шёл к холодильнику, раздвигая руками, как пловец, прозрачное пространство. Навёл ещё полстакана «балтийского чаю». Выпил. Далеко внизу, во дворе, раздавались какие-то голоса. Слов было не разобрать.

Слов было не разобрать, и Матадору почудилось, что звучит язык шаманского племени, что он понимает отдельные портсванские слова, которые значат «любовь», «белый человек», «ловушка для духов». А вот это слово, кажется, означает «смерть»…

Труднее всего было привыкнуть к шаманской пище. В котёл бросали жуков, листья, личинок, любых пробегавших мимо мелких зверьков. Сами туземцы ели далее говно. Если кто-то из них встречал неподалёку от поселения кучу слоновьего говна, то начинал бешено орать. Сбегалась половина племени, все начинали совать в кучу пальцы и тут же их облизывать. Когда Матадор это впервые увидел, его чуть не стошнило.

— Говно не лакомство, — успокоил его Малыш. — Они проводят экспертизу. Определяют по вкусу, сколько слону лет, когда прошёл, нужно вообще его ловить или ну его в жопу… Если решат ловить, непременно поймают. И будем мы с тобой кушать вкусное слоновье мясо.

Во вкусное слоновье мясо, правда, тоже добавляли мух и личинок, но Матадор скоро смирился. В конце концов, вкус — дело привычки. К чему ребёнком привык, то и любишь.

Хозяева вообще проявляли удивительную изобретательность в добывании пищи. Матадору понравилось, как они ловили рыбу. Набирали в лесу какой-то дурман-травы, засыпали её в реку. Идёт рыба косяком, проплывает через траву, жрёт её, нюхает. Ниже по течению — рыбка уже готова. Глаза на затылке, рот разинут, сознание где-то в параллельных мирах.

Женщины заходят в воду, наклоняются — сосками по воде скребут — и собирают рыбу в корзины.

Малыш с Матадором пробовали курить или заваривать траву — не прёт. Они жевали кору какого-то дерева, по вкусу похожую на коку. Нажуёшься, сядешь здесь же, под деревом, и смотришь, как туземцы суетятся по хозяйству или устраивают свои шаманские тусовки. Поют что-то, скачут через огонь, трахаются по пятнадцать человек разом.

«Мы тут сидим, а денежки идут», — вспоминал Матадор какую-то телевизионную рекламу. Каждый день на его банковский счёт перечислялись командировочные, совершенно лишние в африканском лесу, но складывающиеся в приятную сумму.

Словом, всё было хорошо до тех пор, пока Матадор не заинтересовался дочерью Главного Шамана. То ли воздержание, то ли просмотр порнографических ритуалов, то ли зависть к Малышу, который часто уединялся со своей чёрной подругой… В общем, как-то ночью Матадор поймал себя на том, что уже минут десять ожесточённо мастурбирует, а перед внутренним его взором плавает её лицо.

Через пару дней, наблюдая, нажевавшись коры, за очередной оргией туземцев, Матадор понял, что неотступно следует взглядом за действиями Экху. Примерно так звучало её имя.

Раньше оргии не возбуждали его. Он наблюдал за ними с тем же темпераментом, с каким кастрированный домашний кот смотрит в окно с тёплого коврика за взъерошенными драками своих уличных собратьев.

Но на сей раз член Матадора торчал, как пионер у знамени, смешно оттопыривая штаны. А когда Экху, раскорячившись раком, впустила в себя сзади маленького суетливого туземца преклонных годов, и одновременно схватила ртом здоровенную елду молодого широкоплечего шамана, Матадор выпустил здоровенный фонтан спермы. По брюкам расплылось благоухающее пятно…

Потом он столкнулся с Экху неподалёку от своей хижины — и она дважды поймала его взгляд. Её глаза были тёмно-оливкового цвета, а взгляд, как вдруг нафантазировал поэтически настроенный Матадор, — такой же терпкий и горьковатый, как сами оливки. Она даже признесла пару слов на своём наречии. Матадору оставалось только гадать, что они могли значить.

— Я получил шифровку из центра, — объявил Малыш, обнаружив Матадора под его любимым деревом.

Дерево не только являлось неиссякаемым источником волшебной коры. Оно располагалось так, что, сидя под ним, можно было видеть центральную площадь посёлка и двери дома Главного Шамана. Возлегая на этом стратегически выгодном месте, Матадор прикидывал, как удобно отсюда стрелять. Представлял себе мерно покачивающийся ствол винтовки. Представлял, как отворяется дверь дома, как с сухим треском стартует пуля… Как шаманские мозги повисают на ближайшей лиане.

Как маленькая пёстрая птичка с весёлым чик-чириком снимает с лианы и уносит в чащу вкусную соплю мозга.

Теперь в этих грёзах ствол винтовки превратился в его собственный целеустремлённый член. Отворялись уже не двери Шамана, а половые губы его дочери. Вместо пули цель поражало семя. Предсмертный крик Шамана сливался с оргазмическим стоном Экху…

— Оглох? — полюбопытствовал Малыш. — Шифровка из центра. Через две недели снимаемся.

— Что это значит? — нахмурился и одновременно воодушевился Матадор.

— Одно из двух. Или Москва оставляет в покое Портсвану, и мы уезжаем отсюда друзьями. Или ты будешь стрелять Главного Шамана, а я буду обеспечивать наш отход… Ждём дальнейших сообщений.

Конечно, Матадор не хотел убивать Главного Шамана. За три месяца он успел полюбить туземцев. Что же, может ещё повезёт не стрелять… В любом случае пора уходить — во избежание проблем с Экху.

Проблемы с Экху заставили ждать себя недолго — до темноты. Перед сном Матадор пошёл до ветру. Выбрался из хижины, выпростал член из штанин и оросил туманные заросли упругой струёй. В привычный шум африканской ночи — стрекот насекомых, щебет птиц, далёкие рыки диких зверей — вдруг вплелась нежная песня.

Матадору показалось, что совсем недалеко за его спиной Экху выпевает непонятные, но явно обращённые к нему слова. Матадор, забыв спрятать член обратно в штаны, стал медленно поворачиваться кругом. И чем больше он поворачивался, чем глубже проникали в уши сладкие звуки песни, тем сильнее член напрягался… И когда Матадор развернулся к Экху лицом, его дальнобойное орудие уже торчало в полном апофеозе.

— Ого-го! — примерно такой звук издала Экху, прервав песню и указывая на Матадоров член пальцем. Потом она взялась за него, как за рукоятку, и повела Матадора за собой.

На маленькой полянке, освещённой стоящей ровно в центре неба полной луной, она отпустила член. Скинула набедренную повязку, легла на спину, широко раздвинула ноги.

Матадор воткнул в неё член, как вилку в котлету. Экху застонала. Матадор зарычал: сперма хлынула в Экху, а её палец глубоко проник в его мужественный анал. Ещё несколько минут тела заходились в тесных конвульсиях, а когда Матадор и Экху разорвали объятия, чтобы переменить позу, Матадор не смог встать. В копчик его упиралось что-то железное и острое.

Матадор осторожно скосил глаза. Копьё. По краям поляны стояли тёмные безмолвные фигуры — Главный Шаман и несколько молодых вооружённых аборигенов.

Его заточили в маленькой хижине — такой хрупкой, что Матадор мог бы её разрушить одним хорошим ударом руки. Он уже представлял себе, как, сметя стены, кладёт рядком на землю трёх охранников-туземцев. Но увидел сквозь щели в деревянной, опутанной лианами, стене, что на двух деревьях сидят, навострив копья, «снайперы».

Малыша к Матадору пустили, в сопровождении целой делегации туземцев, только вечером следующего дня, когда пленник совсем изнемог от неизвестности.

— Мудак, — просто сказал Малыш. — В твоём любимом дереве, под которым ты всё время сидел, хорошее большое дупло. Вот и ебал бы это дупло… Зачем было крыть бабу?

Крыть было незачем, и крыть теперь было нечем. Его предупреждали. Даже легендарный бабник Малыш смог продержаться без женщин четыре месяца, а он сломался на третьем… И подписал себе смертный приговор?

— Меня духи простили, — ответил Малыш на его немой вопрос. — С девкой тоже всё в порядке. А тебя, стало быть, сожгут на костре…

— Когда?

— Утром… Пока снимай штаны. Снимай штаны, я говорю. Меня к тебе послали как переводчика, чтобы ты знал всё о воле духов… Буду с тобой цацкаться — и мне жопу вывернут…

Два туземца проворно стянули с Матадора штаны и трусы, знаками приказали ложиться. Маленький портсванец — это он трахал Экху раком на последней тусовке — потянулся кривым ножом к детородному органу Матадора. Матадор закричал, дёрнулся и больно ткнулся в остриё приставленного к горлу копья. Из царапины потекла кровь.

— Не ссы, — сказал Малыш, — это символическая кастрация. Они, видишь ли, считают, что раньше пенисы у мужиков постоянно отваливались. Оставались после ебли во влагалище, пока какой-то умный дух не догадался привязывать их лубяными волокнами. Волосы на лобке — и есть эти волокна. Тебе их просто сбреют…

Ничего себе «просто»! Мелкий туземец нещадно скрёб ножом лобок Матадора, сдирая кожу кусками… Русскому офицеру!

Время до казни Матадор провёл в сложном бреду. Уходя, туземцы заставили выпить его чашку горькой жидкости — пообщаться, как перевёл Малыш, напоследок с духами. Всю ночь Матадора терзали неприятные болезненные видения, бесформенные фигуры, смутные лица, среди которых повторялось одно — квадратные глаза, решётка вместо рта, безобразный провал вместо носа.

Лишь под утро он забылся коротким сном, а когда очнулся и глянул в щель, то понял, что всё готово к аутодафе. Главный Шаман восседал на плетёном троне. Его лицо и лица четверых обступивших его приближённых были выкрашены — Матадор вздрогнул — под уродливую маску, которая являлась ему в ночных видениях. Перед троном горел костёр. Матадору стало жарко, словно он уже вошёл в огонь.

Дальнейшее он помнил смутно. Ещё давал о себе знать шаманский напиток. Как сквозь пелену Матадор увидел, что рядом с Шаманом возник Малыш. Взмахнул рукой, будто фокусник, и из горла Главного Шамана брызнула струя невиданной ало-зелёной крови. Ближайшие к Шаману туземцы выхватили ножи, но не бросились на Малыша, как того следовало ожидать.

Ближайшие к Шаману туземцы выхватили ножи и одновременно, словно в синхронном плавании, полоснули — каждый по своему горлу. К ручью крови, вытекавшему из-под упавшего Шамана, хлынуло ещё четыре притока: кровь у них была синяя, жёлтая, голубая…

Малыш в три прыжка оказался у хижины пленника, распахнул дверь. В посёлке было необыкновенно тихо. Туземцы не предпринимали ни малейших попыток напасть на Матадора и Малыша. Их, кажется, хватил столбняк. Они торчали по стойке смирно, как суслики у своих норок, и яростно вглядывались в небо.

Матадор заметил, что у одного из туземцев от напряжения глаза вращаются в глазницах, как маленькие глобусы.

Матадор подбежал к костру, зачем-то вытащил из ладони мёртвого туземца кривой обагрённый нож. Попытался встретиться глазами с Экху, которая стояла неподалёку, но её пустой взор блуждал в небесах.

— Они что… заколдованы? — спросил потрясённый Матадор.

— Угу, заколдованы… — зло ответил Малыш. — На хер надёваны. Если Главный Шаман гибнет насильственной смертью, его ближайшие ученики должны покончить с собой, а остальные срочно связаться с духами… Так в инструкции. Кажется, сработало. Не обманула Москва…

— И долго они так будут стоять? — Матадор и сам не мог сдвинуться с места.

— Да уходим же, идиот! Благодари судьбу, что они так доверяют своим духам… Ты знаешь, почему евреи победили арабов в шестидневной войне?

Последний вопрос Малыш задал уже на бегу. И сам же себе ответил:

— Потому что когда у арабов наступало время молитвы, они бросали оружие, вытаскивали коврики, становились жопами кверху и славили аллаха, пока евреи пускали им кровь… Вера — страшная сила…

Только через четыре часа они позволили себе отдохнуть.

— Я твой должник, — сказал Матадор, с наслаждением растягиваясь на берегуручья.

— О'кей, — зевнул Малыш. — Ты должен мне одно желание…

За окном светало, многоэтажный силуэт спального района плыл в сером тумане. Бледная луна едва рисовалась за облаками. Чтобы рассмотреть небольшое тёмное пятно, невесть откуда появившееся на её поверхности, Матадору пришлось напрячь зрение.

Пятно колыхнулось и медленно поплыло навстречу в сопровождение тревожного механического скрежета. Матадор резко подался вперёд из кресла — и ахнул от накатившего кошмара.

Пятно превратилось в маску. Квадратные глаза, решётка вместо рта, безобразный провал вместо носа. Матадор почувствовал отчаянное головокружение, сполз на пол, встал на четвереньки, вплотную приблизил лицо к страшной маске. На листе, выползшем из факса, прямо под изображением маски было приписано неровным почерком: «Комендант готовит подлянку».

Глава вторая.

Сенсационная статья о новом наркотике — В России надо воровать — Самсон Гаев не любитгомосексуалистов, но соглашается раскручивать Голубого Мальчика — Пепельница наркомаЕжова — Матадор пускается вохоту за Акварелью — Кто такие берсеркеры? — У евреев пухленькие пальцы — Матадору предлагают дешёвый минет — Конь входит в анус.

Акварель для Матадора

Самсон Гаев протянул руку к тумбочке, на которой высился целый Кремль из бутылок и пузырьков. Нащупал «Алка-Стоп». Микстуры от похмелья осталось на донышке. Этот пузырёк ему покупала ещё Арина.

Прошмандовка, сиповка вонючая, не жилось ей спокойненько. Не спалось ей мягонько на просторной гаевской кровати. Прошлый век, между прочим, работа гениального крепостного мебельщика. По итальянским образцам, только крепче. Арина могла убедиться, что крепче.

Ушла, виляя задницей, в свою конуру. Купленную, между прочим, на гонорары, которые он, Гаев, ей и платил. После того как увидел её в своём клубе на стриптизе.

— Ты, — говорила ему Арина, — занимаешься грязными делами.

Тримандаблядская пропиздоушина. Он её из дерьма вытащил…

Гаев потащил пузырёк с тумбочки, дёрнул локтем, бутылки посыпались. Из-под кровати вылетел кот Прометей, щедро облитый виски. Стоял теперь у комода, обтекал.

— Жирный, наглый, злобный, — говорила Арина про кота в последний вечер. — Совсем как ты.

Забыла, блядь саратовская, как трясла титьками перед всяким жлобьём в кабаке. Как ей совали в трусы долларовые бумажки, норовя угодить в промежность.

«Алко-Стоп» вырвался из ладони, разбился.

— Коз-ло-ов! — рявкнул Гаев так, что кот метнулся обратно под кровать, а на антикварной люстре начался долгий хрустальный перезвон. Голосовые связки у Гаева были развиты. В прошлой жизни он был массовиком-затейником в Парке культуры и отдыха на Таганке.

В дверях бесшумно возник маленький неприметный Козлов, работавший с Гаевым ещё со времён Парка. В перестройку Гаев скоро сообразил, какие грядут перемены, создал вместе с пьянчужкой-директором кооператив, быстренько директора подсидел, заключил первые контракты с шашлычниками и видяшниками…

Первым заданием, которое Гаев дал Козлову, было выбить в горкоме комсомола справку о том, что в видеосалоне можно показывать фильмы «Рэмбо» и «Рокки». Много с тех пор утекло разных жидкостей…

— Вышла газета? — спросил Гаев.

— Всё в лучшем виде. Целая полоса. Картинки хорошие…

Гаев, кряхтя, встал. Горло сушило, будто он проглотил вчера белое солнце пустыни. На самом деле он выкушал вчера с Зайцевым и с продюсером какого-то пидора пузырь виски и пузырь текилы.

Гаев ненавидел текилу, а тем более все эти сучьи навороты — слизывать соль, сосать лимон. Наверное, он так вчера и налегал на текилу, чтобы она поскорее кончилась.

Он, правда, и на этой идиотской моде пить текилу «по правилам» сделал бизнес. В его «Золотом Орле» текилу мужикам подаёт тёлка в декольте с натёртой лимоном и посоленной титькой. Быки кончают в штан-ы, когда навстречу их вытянутому языку наклоняется мясистый бюст.

Порция — полсотни баксов.

«Мужскую текилу» придумал Жора Зайцев, радикальный деятель, который с недавних пор служит у Гаева «художественным советником». Жора предлагал ещё и «Женскую текилу», которую подносил бы дамам красавец-официант. Соль и лимонный сок клиентки должны были слизывать у него прямо с члена. И платить за это уже сотню. Жору часто заносит, но некоторые его идеи приносят успех.

Забрать под своё крыло нового певца-пидора, который поёт писклявым голосом про лютики-тычинки, Гаева уговорил, конечно, Зайцев. Теперь куда деваться — голубые в моде.

Гаева одно интересовало — как будут звать певца. Продюсер предлагал имя Алик.

— Кристина, Диана, Сабина, Лика, Линда, Оксана, Анжелика, Валерия, Zеmfirа, Лолита, — перечислял продюсер. — Женя, Дима, Юлиан, Беня, Павлик, Трофим… Приём, конечно, неоригинальный, но проверенный.

Самсон Гаев улыбнулся уголками губ. Простаку-продюсеру при своём Алике в лучшем случае достанется должность концертного администратора: билеты, гостиницы, самолёты… Не администратора — менеджера, конечно. Солиднее звучит.

— А я предлагаю, — вступил Зайцев, — назвать парня Голубым Мальчиком. Голубой Мальчик, а? Культурно и вместе с тем откровенно. Все сразу запомнят.

Значит, Голубой Мальчик… Ладно.

Самсон накинул халат, прошёл в ванну, увидел в зеркале на месте лица сало со щетиной. И мешок с навозом на месте живота. Только крест ничего. Его Гаев взял прямо с ювелирной выставки. Сам крест золотой, гимнаст платиновый, с бриллиантовым нимбом.

Да-а, Арину можно понять. Последние месяцы он редко её пердолил. То приезжал из офиса в три часа ночи и отрубался спать, то нажирался виски и сам не мог дойти до постели. Приходилось Арине его укладывать и раздевать.

Однажды он нашёл в её вещах громадный вибратор… Эх, жизнь — сложная штука. Есть люди, которые возят Самсона на машинах, есть люди, которые его кормят, одевают, которые за него пишут. Две из трёх его телевизионных программ, благодаря которым он стал тем, кем стал, ведут теперь другие люди. Неужели нужно было нанять специального человека, чтобы он строгал за него Арину?

«Молодой бабе манду не зашьёшь. На младую зду не накинешь узду. Молодая дыра от желанья сыра. Зда не сейф, секретный шифр не поставишь», — вихрем пронеслись в мутном мозгу русские пословицы и поговорки…

* * *

Рюмка «Абсолюта» смыла с дёсен и языка похмельную помойку.

На краю стола лежал свежий номер «Комсомольской газеты».

…СЕДОВ БРАЛ ВЗЯТКИ ОТ АУМ-СЕНРИКЁ…

…Член президиума скандальной секты признался на суде в Токио, что бывший министр труда Сергей Седов получил от Аум-Сенрикё крупную взятку и передал японским еретикам технологию производства отравляющих веществ…

— Взял деньжонок от Аум, поезжай на Колыму, — прокомментировал Гаев. Сочинять экспромтом всякие бессмысленные стишки он научился на веранде парка на Таганке. — Полетит, стало быть, Седушечка на фанере… Говорил я ему — не связывайся с самураями.

…ВСПАРЫВАЯ ЖИВОТ ЖЕРТВЕ, МАНЬЯК ЕЛ КОНФЕТЫ…

…24-летний монтажник Северной ТЭЦ, выкушав водки, напал на 72-летнюю сторожиху детского садика. Вспорол старушке живот, затолкал во влагалище гимнастическую палку и отрезал безымянный палец с обручальным кольцом. Измываясь над сторожихой, маньяк кушал конфеты сразу из двадцати трех кондитерских наборов, предназначенных для подарков детишкам. Утром удивился, обнаружив в кармане сторожихин палец… Показывал его зачем-то своей сестре…

— Утром детишки в садик пришли… — Гаев на секунду задумался. — Новую вкусную сладость нашли… Сторожиху, фаршированную конфетками…

Козлов отвлёкся от мочки уха, которую с увлечением теребил, деликатно улыбнулся.

…КОЛЛЕКТИВНЫЙ САМОУБИЙЦА…

…35-летний житель Тверской области, наделавший долгов в бизнесе, решил покончить жизнь самоубийством. Выпустил кишки годовалому сыну, зарезал дочь и жену, а потом истыкал ножом и себя, но остался жив. Причина трагедии: тяжёлое материальное положение семьи…

— Неча стало людям жрать, — сочувственно покачал головой Гаев. Выпил ещё рюмку, закупил оливкой и кусочком сёмги. — Стали семьи вырезать… Надо же какой мудила — сам-то выжил. Где статья-то?

— Пятая полоса. — Сказал Козлов. — Очень убедительно получилось.

Самсон хмыкнул. Ещё бы получилось неубедительно. Лично главному редактору передали пять тысяч баксов.

Над пятой полосой бросались в глаза крупные буквы:

И — ниже — ещё несколько ярких выносок буквами поменьше:

На странице размещались три статьи. Все их написал Денис Огарёв, молодой, но уже знаменитый сотрудник «Комсомольской газеты».

Первая статья объясняла, что такое Акварель и откуда она взялась. Журналист, казалось бы, бил в набат. Предупреждал общественность, что новый дешёвый наркотик несёт смерть чуть не всей России.

Но акварельные эффекты Огарёв описывал так красочно, что Гаев аж зачитался. Талантливый, чёрт побери, парень. Какие можно переживать в акварельном бреду полёты, какие трансформации!.. Кино!

Сам Гаев наркотиков не одобрял. Анашу пробовал несколько раз — херня какая-то. Сидишь вялый, башка пустая. Палец тебе покажут — хохочешь. Человек превращается в размазню. То ли дело водочка — примешь на грудь полстакана, и кровь бежит веселее. Сила…

Гаев вспомнил Арину, нахмурился.

Налил ещё рюмку, хлопнул, закусил огурцом. С сожалением посмотрел на графинчик. Он знал, что если будет пить дальше, то заново начнёт хмелеть. Козлов, понимавший шефа без слов, унёс водку и принёс чай.

— Хорошо пишет, шельмец, — Гаев запустил руку под халат, почесал яйца. — Хоть бери, да сам… акварелься.

Козлов снова деликатно улыбнулся:

— Где купить, сколько стоит — всё сказано. Полезная статья.

— Полезная… Что, кстати, с Огарёвым?

Козлов посмотрел на часы.

— Двадцать минут назад приземлился в аэропорту Хитрово города Лондона. Тур называется «Семь дней в старой доброй Англии».

Гаев вновь углубился в газету. Вторая статья повествовала о том, как Огарёв пытался прорваться к генералу Барановскому, начальнику отдела по борьбе с наркомафией ФСБ. Чтобы узнать, как ФСБ собирается бороться с Акварелью. Огарёва, разумеется, к Барановскому не пустили, и он разразился язвительными комментариями. Третьим номером было опубликовано интервью с наркологом Ивановым, который, рассуждая, что Акварель очень опасна для здоровья, сообщал между делом, что к Акварели нет такого беспросветного привыкания, как к героину. Этот материал был написан нарочито сухо, с обилием цифр…

— По «Уху Москвы» сегодня утром уже говорили, — сообщил Козлов.

— Что говорили?

— Катили телегу на ФСБ.

Гаев рассмеялся. После горячего чаю с булочкой и джемом настроение у него окончательно улучшилось.

Да, конечно, во всём виновата ФСБ…

— И лично генерал Барановский!

Генерал отшвырнул газету, вытянул из пачки ментоловую сигарету. Генерал уже лет десять бросал курить, переходил на лёгкие, несколько недель дымил «Салемом», будучи уверен, что это и называется «бросать курить». А потом возвращался к «Приме».

Матадор взял газету, пробежал статьи.

— Тонкая работа… И что, всё это соответствует действительности?

— Нет, не всё. Не соответствует действительности утверждение, что к Акварели нет сильного привыкания. По нашим данным, это действительно очень опасный наркотик. Так что неизвестный нам нарколог Иванов, попросту говоря…

— Пиздит, — подсказал Матадор.

— Вот именно, — Барановский потушил сигарету в свинцовом черепе.

На лбу черепа была высечена дата — 1935. Его выплавил комендант расстрельных лубянских подвалов. Выплавил из пуль, которые собирал с пола после расстрелов почти десять лет. Как только он выплавил череп, его и самого грохнули.

По слухам, эта пепельница стояла на столе у Ежова.

«Странно, — подумал Матадор, — что её за шестьдесят с гаком лет никто не спиздил».

«Странно, — подумал Матадор, — почти одно слово, а какие разные значения. Пиздеть — врать, брехать, и пиздить — воровать. И ещё — бить… Значения разные, но все они носят криминальный оттенок. Лгать, красть, наносить телесные повреждения…».

Генерал встал, заложил руки за спину, прошёлся по кабинету. Со стены строго смотрел написанный маслом Дзержинский.

— Вы думаете, — начал Матадор, — что вся эта страница — провокация?

— Проще сказать — реклама, — сказал, как отрубил Барановский. — Здесь даже указано, где купить Акварель! В сквере у памятника героям Плевны, у клуба «Чайная ложка», у аптеки номер один на Лубянке… А, ну это наша аптека, через площадь… Ты посмотри: указана цена, указано, какую дозу принимать… ну просто инструкция. Хоть сегодня можешь идти и применять!

— Хоть сегодня могу пойти и приме нить, — улыбнулся Матадор.

Генерал вернулся к столу, снова закурил.

— К делу. Имеются сведения, что в России сразу в нескольких лабораториях началось производство нового наркотика. Очень опасного наркотика! — восклицательный знак генерал продублировал поднятым вверх указательным пальцем. — Очень опасного и относительно дешёвого. В ближайшее время он будет выброшен на рынок… Ты возглавишь спецподразделение, которое будет заниматься этой проблемой. Название операции… название простое — Акварель.

* * *

Утром у Матадора было довольно поганое настроение. Челюсть словно зацементировалась после «балтийского чая». Пытаясь откусить от бутерброда, он почувствовал себя давно несмазанным Железным Дровосеком.

В прихожей валялся на боку ботинок. В подошве что-то белело. Матадор подобрал башмак: в рифлёной подошве застрял большой белый зуб. Сувенир от негра у мусоропровода.

Из факса торчал лист с изображением страшной маски. Привет от Малыша? Что же случилось, если Малыш, от которого уже несколько месяцев нет ни слуху ни духу, решил напомнить о себе таким необычным способом?

И что это значит — «Комендант готовит подлянку?». Комендант — прозвище генерала Барановского. Получил он его ещё в чине полковника, в 1991-м году. Тогда во время путча ельцинские сторонники готовили — на случай победы ГКЧП — не только бункер под Свердловском, где могло бы отсиживаться демократическое правительство, но и бункер в подземной Москве. Барановский, как большой специалист по московским подземельям (когда-то он курировал в КГБ секретные объекты метро), был назначен комендантом бункера.

Бункер тогда не понадобился. Ельцин въехал в Кремль, а Барановский получил управление, новые погоны и орден. И какую же подлянку может готовить честнейший и благороднейший генерал Барановский?

О странном факсе Матадор пока решил Барановскому не говорить. Всегда успеется. Надо сначала самому разобраться в ситуации.

Спецподразделение — то, что надо. Это и чёрный нал на непредвиденные расходы, и техника… Да и дело живое, творческое….

— Три «Вольво», сотовые телефоны и доступ к кассе я тебе обещаю, — сказал Барановский. — Группа из десяти человек. Сам подберёшь.

— Я возьму всех своих, — сказал Матадор, — Шлейфмана, Рундукова…

— Бери. Шлейфман, кстати, исследовал единственную имевшуюся у нас порцию… Акварели. Светлая голова… Он здесь, ждёт в приёмной. Сейчас позову.

Голова у Шлейфмана и впрямь была светлая. Как-то играли в очко, Шлейфман натянул Матадора раз восемь подряд.

«Вот бы Малыша к нам в группу, — подумал Матадор. — Живо бы мы оприходовали эту Акварель».

Шлейфман не привык ещё к докладам у начальника управления и заметно волновался. Сразу стал сыпать непонятными латинскими терминами.

— Стоп-машина, — прервал его Барановский, — про ефедрину бабушке своей расскажешь, Сарре Абрамовне. Говори проще.

— Проще… — Шлейфман задумался. — Акварель сделана на основе опийного мака. Ну, как героин. Концентрация очень сильная. Можно предположить, что препарат вызывает мощную физиологическую зависимость.

— И как быстро можно подсесть? — спросил Матадор.

— Быстро. Может, за месяц, за два. Не с первого раза, но…

— С первого раза, — хмыкнул Барановский, — можно подсесть только на водку. Знаешь, есть на Севере народы, которых русские братья споили. Не способен у них организм противостоять алкоголю. Он выпивает рюмку — и всё, у него через пять минут похмелье. Ему тут же вторую надо. Через пять минут третью. У него даже кайфа не бывает — сплошное похмелье. Пока не сдохнет… Ладно, ты расскажи Глебу, почему эта штука красная.

— Красная она потому, что второй элемент — мухоморы.

— Мухоморы? — удивился Матадор. — Обычные мухоморы?

Шлейфман кивнул:

— Есть свидетельства, что мухоморы вызывают галлюцинации и безумный прилив энергии. Существует много описаний ярких мухоморных переживаний. Берсеркеры, говорят, пили перед боем мухоморовую настойку…

— Кто такие берсеркеры? — нахмурил лоб Барановский. — Новая порода охранных собак?

— Такие скандинавские пираты, — пояснил Матадор. — Плавали по северным морям и отрывали бошки всем встречным-поперечным. Теперь Миша нам загибает, что они жрали мухоморы…

— Это известный факт, — Шлейфман раскраснелся и, кажется, немножко обиделся. — Так вот — мухоморы действуют далеко не на всех. Считается, что их психоделический эффект существенно ниже, чем у псилоцибиновых грибов. Но в отличии от псилоцибинов мухоморы не запрещается собирать и употреблять. И если удалось сделать экстракт, то он может вызывать очень яркие картинки. Мультики, как говорят наркоманы.

— Опийное привыкание, — загнул генерал Барановский один палец. — Мухоморные мультики, — загнул второй.

Матадор и Шлейфман внимательно смотрели, как генерал загибает. Дзержинский со стены, казалось, тоже скосил глаза на руку Барановского.

— Простота в употреблении — пьёшь как лимонад. Не надо ни шприцов, ни пипеток, — генерал загнул третий.

— Дёшево, — продолжил Шлейфман. — Три грамма жидкости прут сутки, а стоят пятьдесят баксов. Если верить газете, конечно.

— Недорого, — согласился генерал и загнул четвёртый палец. Потом просунул большой между средним и указательным. Получилась довольно-таки противная фига. — И вот что в результате. Очередной шиш властям.

— Мощный продукт. — Согласился Матадор. — Хорошие перспективы. Большие бабки.

— Имейте в виду, — продолжил генерал, — что все указанные в газете точки продажи до сих пор были чисты. Так что возможна провокация.

— Сегодня же проверим все три места, — решительно сказал Матадор.

Славку Караулова отправили в «Чайную ложку», Серёга Сафин двинулся вокруг Лубянской площади к аптеке номер один, а Матадор спустился мимо Политехнического музея к памятнику героям Плевны. От героев Плевны тянулся уютный липовый скверик в сторону Китай-Города, к памятнику другим героям. Героям славянской письменности Кириллу и Мефодию.

Вид этих серьёзных бородатых мужиков, обнявших православный крест, вызывал у горожан здоровый хохот. После начала реконструкции сквера у Большого театра именно сюда переместился центр уличных встреч московских гомосексуалистов. Кирилл и Мефодий стали постоянным объектом шуток. На постаменте их памятника появлялись всякие издевательские надписи типа «Люди лунного света». Так назвал гомиков юморист Жванецкий.

Здесь, в тени аллей, могли свободно познакомиться мальчики, только ещё познающие тайны однополой любви. Стареющий педераст из театральных критиков, чья жопа стосковалась по крепкому молодому члену, надеялся здесь на сочувствие и взаимопонимание.

Матадор спустился по Лубянскому проезду к станции метро «Китай-Город». Он вошёл в сквер не со стороны «Плевны», где гомики кишели кишмя, словно сперматозоиды в презервативе, а со стороны Кирилла и Мефодия, где их было меньше.

— А он засунул себе в зад стодолларовую бумажку и говорит: «Подожги». Говорит: «Хочу курить попкой»… Потом потребовал, чтобы я ему через клизму пускал в попку коньяк… Такой ужас! Я еле сбежал, еле сбежал…

На ближайшей к Матадору скамейке сидели два паренька, держались за руки и болтали. Матадор замедлил шаги.

— И не говори! — эмоционально всплеснул руками второй паренёк. — Чего только не бывает у людей в попке. У меня приятель работал в судмедэкспертизе. Привезли одного неживого, а у него в попку под самый корешок забита ножка от телевизора. Он с дружком напился нетрезвым… Что-то они поссорились, он заснул… И когда он спал, этот, значит, дружок снял с него штаны и вогнал ему в попку ножку от телевизора. А тот утром встал и целый день ходил, не мог понять, что это у него так всё внутри болит… Думал, выпил лишнего. А к вечеру помер.

Матадор вошёл в королевство гомосексуализма. Уже стемнело. В сквере зажглись редкие фонари со стёклами из голубого стекла. Их бледный огонь смешивался с неверным светом по-прежнему полной луны. Листва отбрасывала ажурные тени. Где-то совсем рядом негромко пел из магнитофона Элтон Джон.

Вскоре Матадор увидел скромно одетого еврейского мальчика, который склонился над шахматной доской с расставленными фигурами.. Курчавые волосы, очки. Пухлые пальчики. Пухлые пальчики всегда удивляли Матадора в евреях. Встречаешь еврея-красавца или еврея-качка, хоть сразу в голливудский боевик. А глянешь на пальчики — почти у всех толстенькие, пухленькие, как на заказ…

«Типичный еврепид», — подумал Матадор.

Евреев-пидорасов в ФСБ сокращённо называли «еврепидами».

— Садитесь, — мальчик, увидев, что Матадор за ним наблюдает, сделал приглашающий жест. — Интересная задача. Белые дают мат в три хода.

Матадор присел. Подумав пару секунд, он смело двинул вперёд на несколько клеток толстенькую фигуру в виде башенки.

— Сразу видно, что вы очень решительный человек, — еврейчик зачем-то приподнял очки, прищурился. — Вы привыкли идти напролом и получать то, чего хотите… вы очень сексуальны, да?

Матадор смутился.

— Я могу вам помочь, — нежно улыбнулся еврейчик. — Минетик здесь, в кустиках, десять долларов. Моя попка в кустиках — двадцать. Можно вместе уйти на ночь, я живу здесь неподалёку. Но это стоит дороже…

Чёрт побери, совсем ведь ещё пацан! Шестнадцати нет, точно! Смотрит бесстыже в упор, улыбается. А эти их педерастические сюсюканья: попка в кустиках, ножку в попку… Тьфу…

— Спасибо, — улыбнулся в ответ Матадор. — Вы знаете, у меня другая проблема. Я ищу своего брата… Он стал принимать наркотики. Его уже несколько дней не было дома. Мне посоветовали поискать его здесь.

— Знаете, в этом сквере наркоманам делать нечего. Здесь не бывает наркотиков.

— Да? — Матадор изобразил удивление. — Сам-то я не специалист в этих делах. А мне говорили, что здесь свободно продают наркотики… Да я сегодня в газете читал, что здесь продаётся какой-то совсем новый наркотик… Акварель. Не читали в «Комсомольской газете»?

— Здесь вам никто не продаст наркотиков, — решительно мотнул головой еврейчик. — Это очевидно, как Е2-ЕЧ. Здесь не торгуют наркотиками. Ни гуашью, ни акварелью…

Матадору ничего не оставалось, кроме как встать и распрощаться. Но не успел он отойти на десять шагов, как сзади раздался какой-то шум. Матадор обернулся. Бритоголовый парень в красном свитере крепко держал еврейчика за нос.

— Бля, жидовская ряха. О, шнобель, а! Бля, он мало что педик, он, бля, ещё жид. В шахматишки, бля, двигаешь? Засунуть тебе коня в жопу, а? Такой ход конём, бля. Крёстный ход, бля, конём в жопу.

Два спутника бритого парня — такие же бритые парни в таких же красных свитерах — пьяно захохотали.

— Коня в жопу? Сырой, ты даёшь! Придумал, бля. Ход конём! Коня в жопу!

Еврейчик попытался освободить свой и впрямь немаленький нос, но Сырой рывком поднял мальчика со скамьи, одной рукой зажал ему рот, а другой стал стаскивать с него штаны. Шахматы посыпались на землю.

— Коня, бля! — скомандовал Сырой. — Найдите коня и засуньте ему в жопу.

Матадор в два прыжка достиг поля боя, развернулся вокруг оси и ударил Сырого ногой по почкам. Сырой упал и увидел, что его друзья уже скрываются в конце аллеи. Сырой вскочил и увидел, как влезший на скамейку еврепид опускает ему на голову шахматную доску. В глазах перемешались чёрные и белые клетки. Бритый кочан глупо торчал из квадратного воротничка шахматной доски. Матадор замахнулся.

«Мат в один ход» — подумал еврейчик. Сырой взметнул руки для защиты, но вместо ожидаемого удара по голове получил ощутимый пинок в пах.

«Вечный шах» — подумал еврейчик. Матадор схватился двумя руками за шахматную доску на голове Сырого. За клетки А1, А2, А3 левой рукой, за клетки Аш1, Аш2, АшЗ — правой. Резко дёрнул вперёд — Сырой упал на колени. Матадор разломил доску на две части, как разламывают каравай. Зажал коленями голову Сырого.

— Подбери нож, — сказал Матадор еврейчику.

Еврейчик подобрал нож.

— Разрезай брюки… Стягивай, — сказал Матадор.

Еврейчик медленно и неловко, но всё же разрезал брюки и трусы Сырого. Тот попытался вырваться. Матадор шарахнул ему по почке ребром ладони. Сырой затих. Луна осветила мерзкую мужскую задницу: большую, белую, волосатую.

«Бог ты мой, — подумал Матадор, — как же ебать эдакую-то гадость?».

— Бери коня, — сказал Матадор. — Пихай ему в… в попку.

— Чёрного или белого? — полюбопытствовал еврейчик.

— Чёрного! — крикнул Матадор. — Чёрного, как сама ночь.

Еврейчик попытался засунуть в анус Сырого чёрного шахматного коня. Сырой тихо зарычал. Конь не лез. Еврейчик стал вертеть конём в жопе, как ключом в замке. Сырой пёрнул.

— Сука, — сказал Матадор.

Взял из рук еврейчика коня, приставил его ушами к анусу, мощно шлёпнул ладонью по основанию фигуры, на которое была наклеена аккуратная бархатная тряпочка. Конь вошёл в анус.

Шахматный конь вошёл в анус, как троянский конь вошёл в Трою. Сырой взвыл. Матадор разжал ноги. Сырой, не поднимаясь с четверенек, промелькнул белым задом по лунной аллее.

Еврейчик ласково взял Матадора за рукав.

— Благодарю вас, — сказал еврейчик. — Я вам очень обязан. Я постараюсь найти вам Акварель.

Глава третья.

Наркоманы подведут имиджмейкера под монастырь — Акварель — это почти коммунизм — Жабы плющатся дюжинами — Ведущий программы «Вставайте, ребята» блестяще владеет пальцовкой — Взрыв в гольф-клубе — Пятизвёздочный отель для продажного журналиста — Версачеумер за ваши грехи — Мужчинаиз девичьего сна.

Акварель для Матадора

— Почему лее тебе так страстно хочется, чтобы я оказался в тюрьме?

— Ты гонишь, Жорочка. В какой, клён, тюрьме?

— Ты давал мне честное пионерское, что больше не будешь… Позволь узнать, что это такое?

— Шприц, Жора. Один-единственный, заметь, на весь караван-сарай…

— Женя, нагрянут органы правопорядка и откажут мне в праве жить по эту сторону добра и зла. За притоносодержательство я могу получить, любезный Евгений…

— Да тебя паханы твои отмажут, чо ты дёргаешься? — перебил Ёжиков, — Ты же им Президента делал! Чо, не отмажут своего жмейкера?

— Женя, я вынужден буду сдать тебя в клинику. Дружка твоего к праотцам наложенным платежом, а тебя в клинику.

— Жорочка, не гони, какая, клён, клиника…

Грозивший клиникой, тонкий, срывающийся голос принадлежал хозяину квартиры Жоре Зайцеву. Ещё совсем недавно скромный администратор рок-группы, он сильно поднялся за последние пару лет. Пиарил Президента на предыдущих выборах. Продюсировал концерты во Дворце съездов. Последнее время работал на Самсона Гаева.

Но старые богемные друзья по-прежнему тусовались вокруг Зайцева, дразнили его «жмейкером» и подживали на его пустующей жилплощади, которую окрестили Теремком.

— Женя, тебе действительно следовало бы в больницу…

— Скользил бы ты в кривую зду, Зайцев, со своей больницей… Я скоро съеду… Ещё дэцэл покантуюсь у тебя и съеду.

Второй голос принадлежал юному художнику Жене Ёжикову. Зайцев нашёл его буквально на улице. Ему попалась в руки карточка для кокаиновых гусениц, сделанная Женей Ёжиковым.

Кокаиновые гусеницы, как известно, выкладывают на зеркалах. Каждая пылинка порошка, отражаясь, удваивается и лучше видна.

Гусеницы должны быть красивенькими и ровненькими: их выравнивают визитками или бритвенными лезвиями.

Женя Ёжиков придумал специальные карточки для выравнивания дорожек. На одной стороне карточки он рисовал картинку. По желанию заказчика: кому Есенина с кистенём, кому хоббитов на лужайке. На другой стороне писал текст. Зайцеву досталось изречение из «Криминального чтива»: «Красота спасёт мир».

Зайцев позвал Ёжикова к себе. Ему было интересно, чем ещё занимается человек, отмочивший такую залепуху.

— Оформляю газету «Сельская жизнь», — ответил Ёжиков.

— «Сельскую жизнь»? — удивился Зайцев. — Скучно, наверное, оформлять «Сельскую жизнь». Это же не «Птюч» какой-нибудь, и не «Спид-Инфо».

— А что «Птюч»? Попса карамельная. Лучше уж «Сельская жизнь». Я недавно так нарисовал первую полосу, что если её на вытянутую руку положить и так чуть сверху на неё посмотреть, то из пробелов между абзацами складывается слово ХУЙ…

После этого Зайцев заказал Ёжикову оформить компакт-диск группы «Ути-ути» и поселил его в Теремке. Женька приехал из Питера и жилья у него в Москве не было.

Женька носил детские шортики и комбинезоны с лямками и короткими брючинами. Вместо о'кей говорил «такси». Слово «шестисотый» употреблял как абсолютную меру всего. Увидав большого таракана, уважительно запенивал: «О, какой таракан. Шестисотый!».

Потом Женька сшиб с Жоры большой аванс и исчез на три месяца. Выяснилось, что он довольно прочно торчит на «втором номере», как наркоманы называют героин.

— Женя, ты не думай, что я хочу тебя выгнать, отказать тебе в крыше над головой…

Зайцев перешёл на нервный, горячий шёпот. Арина шагнула ближе к двери: ей было интересно, чем закончится разговор. Заглянула в щель между дверью и косяком. И тут же, задушив в горле крик, отскочила, сшибла к чертям ню Zеmfir'ы, которое украшало противоположную стену коридора.

Она увидела иссиня-жёлтое плоское лицо, которое не могло принадлежать человеку. Рот чернел отвратительными руинами сгнивших зубов. Щёки были покрыты белесыми струпьями. Глаз не было, или почти не было.

— Господи милосердный, — прошептала Арина. — Нет, это не Ёжиков.

Она видела недавно Ёжикова. Он производил несладкое впечатление: синий, впавшие щёки, подрагивающие веки. Но он не успел ещё превратиться в такое чудовище.

Арина быстро прошла вглубь квартиры. Там дышала сладким дымом пёстрая тусовка.

— Да нет никакой Акварели, и быть не может. Чистый фуфляж. Значит, и по вене дуть не надо, выпил рюмочку и готов? Это, знаешь, придумывают, кому колоться лень.

— Прямо коммунизм: выпил рюмочку и сутки прёт.

— Да это старая телега про мухоморы, достали уже… Доказано же — не прут мухоморы. Они хороши как рвотное…

— Фуфляж, всё фуфляж. Это как Стёпка Симонов делает. Я к нему прихожу, он меня угощает травкой амстердамской. Знаешь, такой пакетик с листочками, фирма. Я покурил: травка как травка, ничего особенного. А мне потом говорят, что он в этот пакетик кладёт дурь, купленную на Пушке, и трёт, что вчера прислали из Амстердама…

— Аринка, привет! Ты, говорят, с работы ушла?

— Говорят, меня Гаев уволил. Сегодня. Я не знаю. Правду, думаю, говорят.

— Держи косяк. Правильно ты ушла. Сколько ж можно в дерьме сидеть…

Арина взяла беломорину, затянулась. Ещё раз. Арина не курила почти неделю, и трава подействовала сразу. Где-то в глубине квартиры горели ароматические палочки. Внимательно следя за движением своей руки — какой она описала красивый полукруг! — Арина передала косяк дальше.

Сзади раздался сочный щелчок. Арина обернулась и вскрикнула. В дверном проёме застыло коротконогое толстое существо с иссиня-жёлтым лицом. На чёрной паршивой губе болталась жевательная отсоска от лопнувшего пузыря.

— Пуся, сгинь! — рявкнул кто-то сзади.

Существо помедлило мгновение, а потом плавно отступило в глубину коридора.

— Что это? — едва пролепетала Арина.

— Это Пуся. Ёжиков кореш. Два года на героине.

— Тебе повезло, он обычно не встаёт. Лежит и смотрит на носок ботинка. Женька ему препарат приносит. Говорят, он уже два месяца не срал.

— Я знал одного долбоёба, который не срал полгода. Дошёл до полной кондиции. Маму не узнавал в зеркале. Пальцы на ногах гнить стали. Все думали, всё, суши весла. Это было на Пушкинской, 10, я там тогда тусовался. И как-то ночью — жуткий грохот, а потом вонь. Это Марик просрался. Куча — вот не вру! — метр на метр! Как в него влазило…

— Аринка, да ты совсем ошалела. Чернушников не видала, что ли? Держи косяк…

Арина боязливо оглянулась на дверь. Спросила:

— А почему его зовут Пуся? Он вообще мужик или баба?

— Парень. Двадцать лет, что ли. Кажется, с Волги… Земляк твой.

Рокеров погрузили на теплоход «Афанасий Фет» и вытолкнули в канал имени Москвы. Они должны были проплыть по Волге, остановившись в пятнадцати городах и сёлах. На берегу разворачивалась надувная сцена, рокеры смотрели в небо и пели про крепкую дружбу и про свободную Россию.

Зайцев вышел ночью на палубу. На корме, опершись руками о перила, стояла раком девка. Сзади пристроился, спустив штаны, музыкант Ефимов. Молча и ритмично, как водяной насос, он фалил юную жабу в серебряном свете луны.

Мурлыкали за кормой лопасти винтов. Ефимов, крякнув, оторвался от жабы. В серебряном луче сверкнули капли спермы на конце ефимовского члена. Откуда ни возьмись, появился музыкант Тарасов, быстро стянул брюки и пристроился на место Ефимова. Девка хрюкнула. Зайцев сплюнул и вернулся в каюту.

Жабами называли малолетних мокрощёлок, которые преследовали рокеров на концертах и на гастролях. Цель у жабы одна — чтобы её отплющило как можно больше музыкантов. Жаба коллекционирует музыкальные шомпола, как другие коллекционируют автографы. Ради достижения цели жаба не остановится ни перед чем: проползёт за кулисы через канализацию концертного зала, проникнет в гостиничный номер через балкон.

Поездка по Волге готовилась очень серьёзно, Зайцев лично следил за списками команды «Афанасия Фета». Тщательно проверил заявки от журналисток молодёжных изданий. Но всё равно на теплоход пробралось с десяток поблядушек.

В каютах и под открытым небом стоял плотный трах. По дороге жабы отдавались матросикам, чтобы они не сошли с ума на пьяном корабле.

Зайцев не участвовал в карнавале. Водку он не пил, а виски выкушали слишком быстро. Обходился анашой, которую не шибко любил, но которая пришлась на теплоходе как нельзя кстати.

Другим поздним вечером Зайцев, закутавшись в плащ, как Байрон, стоял на корме, курил косяк и вглядывался в сонную темь берегов.

Прямо у его ног шевельнулся брезент, накрывающий какие-то непонятные продюсерскому уму корабельные канаты.

Зайцев отдёрнул брезент — на канатах лежала, свернувшись калачиком и растерянно моргая, накрашенная девица. Типичная жаба — алые губы, короткое красное платье, пухленькие ляжки в ажурных чёрных колготках.

— Ты откуда взялась? — спросил Зайцев.

— Я-то? — переспросила девица. — Из Сосновки я. Деревня это у нас такая. Рядом с Саратовом.

Зайцев расхохотался. Так смешно звучали в речах девицы распахнутые, круглые «О».

Девица смутилась.

— Так ты в Саратове села?

— В Саратове.

— А как ты на теплоход попала? Охрана ведь.

— А я по трапу бочком, бочком… Охранник отвлёкся, а я такая — быстро, и сюда.

— Зачем?

— А мне в Москву надо, — шмыгнула носом девица, — Артисткой быть. У меня там знакомая такая есть, Люся такая Петрова из нашей Сосновки. Она мне поможет.

Зайцев мысленно охнул и хмыкнул.

— И что лее ты делаешь здесь… под брезентом?

— А где же мне ещё быть? У меня же нет своего места, — здраво ответила девица. — Мне девки в Сосновке так посоветовали. Забраться, говорят, на теплоход, найти какого-такого музыканта, поебаться с ним. Чтобы он меня потом до Москвы в своей каюте довёз. А я бы могла с ним ебаться хоть каждый день…

— Ну? — Зайцев едва сдерживал смех.

— Баранки гну, — вдруг сообщила девица. — Нашла тут одного, с усиками… По телевизору его всё время показывают… Не помню, как называется. Подошла такая, хурым-мурым…

— И что?

— Так они накинулись впятером, давай с меня одежду драть, байстрюки… Пьяные все, как Вицин, Никулин и Моргунов…

— Как тебя кличут-то? — спросил Зайцев.

— Арина.

— Хорошее имя, — одобрил Зайцев. Ему стало жалко сосновскую дуру. — А годков тебе сколько?

— Шестнадцать.

— Так ты поди школу ещё не закончила? Закончила бы в Сосновке школу, а там уж в Москву.

— В Сосновку я не вернусь, — решительно замотала головой Арина. — Хоть ты меня режь. Мать всё время пьяная… Такая, ничего уже не соображает. Отчим бьёт.

— За что? — спросил Зайцев.

— Так. Придёт такой, под юбку лезет, а потом давай ремнём. Ни за что, пьяный просто.

— Н-да. Ну и нравы у вас в Сосновке, — начал Жора, но сообразил, что сосновские нравы вряд ли круче тех, что встретились Арине на «Афанасии Фете». — Да… И что же мне с тобой делать?

Вопрос Зайцев задал скорее риторический, но ответ получил конкретный:

— А возьми меня в свою каюту. Я с тобой могу хоть до самой Москвы…

Зайцев устроил Арину в шоу-группу «Золотого Орла». У неё обнаружился талант стриптизёрши. Она так грациозно выгибала задницу у шеста, что пальцы богатых посетителей «Орла» невольно заканчивали свои па в районе ширинки.

Вскоре Зайцев надолго уехал отдыхать, а вернувшись ранним утром из Шереметьево, сразу врубил ящик. Он знал, что его шеф, Самсон Гаев, запустил в эфир программу «Вставайте, ребята».

Это был очередной утренний канал для тех, кто собирается на службу. Здесь крутили прогноз погоды, курс доллара, свежие новости и бодрящие клипы про милых дам. Удачной находкой — зайцевская идея! — стал ведущий, блестяще владеющий пальцовкой.

Жора удовлетворённо хмыкнул, разглядывая, как ловкие пальчики объясняют что-то про акции «Узбекского никеля».

Вдруг на экране появилась вульгарная расфуфыренная баба. Она возлежала в короткой ночной сорочке на огромной расправленной постели и болтала ногами, как Саша Пряников языком. Трусов на бабе не было.

Нижняя челюсть у Зайцева отвисла, а верхняя онемела.

С экрана, с игривых в цветочек подушек, с розовых простыней плотоядно улыбалась Арина.

Белый шар взмыл, взмыл в небо. В голубое небо, к бирюзовым облакам, на фоне изумрудных холмов…

Шар разлетелся на тысячу частей. Словно сердце птицы, поднявшейся слишком высоко, не выдержало, лопнуло… И понеслись клочки, пух, перо… По перекошенному лицу служителя гольф-клуба стекла тоненькая струйка крови.

Гаев внимательно посмотрел на свою клюшку.

«Первое», — подумал Гаев. Да, в голове его всплыла невесёлая мысль: вот и первое покушение. В общем, давно пора.

«Первое, — подумал Гаев. — И вряд ли последнее».

Чёрный шар промчался по сверкающему жёлобу. Кегли, похожие на стройные девичьи икры, рухнулись хором.

Гаев довольно крякнул, присел за столик. Сделал большой глоток из кружки густого, цвета смолы, «Гиннесса».

Боулинг на ул. Вавилова — единственный вид спорта, в котором нашёл себя наконец толстеющий Самсон Гаев.

Вообще-то он продолжал состоять членом Нахабинского гольф-клуба. Чёткое место. Ты знаешь, что каждый из катающих с тобой белые шарики по зелёному лугу, заплатил, как и ты, только двадцать штук баксов вступительного взноса. Здесь не было случайных людей.

Среди бескрайних Нахабинских полей и живописных холмов Самсон Гаев понимал, как много в этом мире принадлежит ему. Он купил право пользоваться этими пространствами. Дышать большим пустым воздухом. И каждый солнечный лучик оплачен харями президентов Франклина, Гранта и Джексона.

Но последний год Гаев бывал в Нахабино всё реже и реже. Ему лень было бродить с клюшкой по изумрудным лугам. С банкирами и бандитами он предпочитал встречаться за чашкой кофе или стаканом виски.

Кроме того, он ни разу так и не попал мячом в крохотную лунку. Способность игрока швырнуть шарик на пятьдесят метров и угодить в еле заметное отверстие в траве Гаев считал сверхъестественной. Сам человек так ударить не может.

Наверное, если он купил права на пространства, то они должны подчиняться ему и в таких мелочах. Гаев ждал-ждал, пока снизойдёт на него оплаченная благодать, сломал две клюшки, а потом понял, что ждать милости от небес ещё рано.

После того, как ему подложили вместо шарика бомбу, он понял, что милости от небес нельзя ждать вообще.

Гаев полюбил боулинг. Спорт несложный: швырни шар и возвращайся к своему пиву. Улучшению самочувствия по утрам, правда, не способствует, зато сколько удовольствия.

Правда, первое время, когда он брал шар, по рукам пробегала крупная дрожь.

В большой шар бомбу запихать ещё легче, чем в маленький.

Может быть, кто-то раньше времени узнал, что на новых выборах он будет играть за другую команду.

Может быть, кто-то узнал, что он уже начал эту игру.

— Самсон Наумыч, — отвлёк Гаева от размышлений его верный секретарь Козлов. — Они нашли Огарёва.

Гаев метнул на Козлова грозный взгляд.

— Они разговаривают с ним в пабе…

— В центре города Лондона грязный мент пасёт гондона… — в слове «Лондон» Гаев для рифмы поставил ударение на второй слог.

— Не мент, шеф, — позволил себе поправку Козлов. — Эфэсбэники…

— Ну да, Лубянка… И что же им говорит этот гондон из «Комсомольской газеты»?

— Они только подошли, шеф.

Гаев вздохнул, выдернул из ноздри волосок.

— Дай, что ли, послушать…

Чёрно-жёлтый, словно пчела, хвостатый дротик ужалил центр мишени. Снова 100!

Счастливая улыбка — в который уже раз за день — озарила веснушчатое лицо Дениса Огарёва. Первый день за границей. Силовое Министерство премировало Дениса за участие в деле государственной важности индивидуальным туром. Огарёв так мечтал попасть именно в Лондон, шататься по легендарным улицам, заглядывать в пабы, играть в дартс и пить пиво!

«Пора по пабам!» — напевал Огарёв.

Двухэтажный автобус, Вестминстер, Бейкер-стрит, мадам Тюссо, Британский музей, — загибал пальцы Денис. Оставалась ещё одна рука и две ноги!

— Свободно? — к столику Дениса подошли два хорошо одетых парня, чёрный и белый.

— Пожалуйста, располагайтесь, свободно, вы мне нисколько не помешаете, будьте добры! — Денис был горд, что способен без заминки произнести по-английски такую витиеватую фразу.

Чёрный и белый заговорили о каких-то университетах и гуманитарных программах. Денис стал прислушиваться и вдруг понял, что его соседи говорят по-русски.

— Ой! — довольно невежливо воскликнул Денис. — Вы из России? А я только сегодня прилетел из Москвы!

— Мы тоже только сегодня прилетели из Москвы, — приветливо сказал белый парень и протянул руку, — Будем знакомы. Джон.

— Ваня, — просто представился чёрный.

Через некоторое время чёрный и белый уже покупали Денису пиво, потом он покупал им пиво, совсем захмелел и даже не заметил, как появился на столе сегодняшний утренний выпуск «Комсомольской газеты» с его полосой об Акварели. А потом на столе мелькнули две красные книжечки с державным гербом и металлическими уголками. Ваня и Джон оказались сотрудниками ФСБ. Они интересовались, откуда Денис узнал всё то, о чём так увлекательно поведал читателю.

Денис не находил особых причин это скрывать. Его вызвал главный редактор и представил невысокому человеку, подполковнику Силового Министерства Пушкарю. Сказал, что за два дня должна быть написана полоса.

— Поэтому полоса и получилась сырая, — доверительно объяснял Денис Джону и Ване. — Времени не было. Там многое не прописано…

Однако художественные достоинства статей волновали Джона и Ваню в последнюю очередь. Их волновали материалы, полученные Денисом от полковника Пушкаря.

— А беседа с наркологом Ивановым? — спросил Джон. — Ты его видел?

— Нет. Беседа была сделана пресс-центром силовиков… Я её только отредактировал, оживил….

— А ты знаешь, что нарколог Иванов врёт? — спросил Иван.

— Что значит врёт? — растерялся Денис.

— Насчёт слабого привыкания к Акварели. Акварель — очень сильный наркотик. Очень опасный.

— Но зачем же Силовому Министерству подсовывать читателю такую дезинформацию? — удивился Денис.

— А ты уверен, что он был из Силового Министерства?

— Но я видел его документы…

Джон и Иван улыбнулись.

— Но я… но меня редактор с ним познакомил… Я же его не на улице встретил.

— Редактор тоже мог обмануться, — деликатно заметил Иван.

Огарёв озадаченно почесал за ухом.

— Слушай, друг, — решительно сказал чёрный Ваня, — давай ты не будешь совсем идиотом. Ты когда-нибудь ширялся? Что ты вообще знаешь о героине?

Огарёв неопределённо пожал плечами.

— Только полный мудак скажет, что препарат на героиновой основе может быть без опасным, — с нажимом сказал Ваня. — Ты хоть это-то понимаешь?

Огарёв пожал плечами ещё неопределённее. Настроение у него резко испортилось. Джон и Иван уверяли, что какие-то страшные люди, желающие завалить страну новым опасным наркотиком, решили использовать его, Огарёва, журналистские таланты и авторитет «Комсомольской газеты». И тур в Лондон — никакая не премия за помощь государству, а обыкновенный пряник от бандитов, которые потом этот пряник ещё раз пять заставят отработать.

Кроме того, Дениса не оставляло ощущение, что где-то когда-то он уже видел полковника Пушкаря. Очень давно. Но вот манера теребить при разговоре оттопыренное ухо… Эта кривая улыбка…

— Ты, орёл, живёшь в пятизвёздочном отеле, — Джон назидательно водил перед носом Огарёва коротким пальцем. — Ты хоть представляешь, сколько это стоит? У силовиков нет денег на бензин для мотоциклеток. Неужели ты думаешь, что они могут так развлекать помогающих им журналистов?

— А вдруг вы меня обманываете? — неожиданно спросил Огарёв. — Вдруг вы не эфэсбэшники?

— Это как раз не проблема, — утешил его Иван. — В Москве узнаешь, обманываем мы или нет. Увидишь изнутри здание Лубянки, о котором так много слышал…

— Я должен уезжать в Москву? — с ужасом спросил Огарёв. Волшебные виды вечереющего Лондона сразу показались ему глупым сном, ободранными театральными декорациями.

— Гуляй пока, — утешил Иван. — Думай. Вот тебе телефончики — здешний и московский. Что интересное вспомнишь, звони. Кстати, этот твой полковник Пушкарь оставил тебе координаты? Должен был оставить. А?

— Нет, — покачал Денис головой, — не оставил. Сказал, что объявится сам, когда я буду нужен.

Денис врал. Телефон для связи Пушкарь ему дал.

Чёрно-жёлтый, словно пчела, хвостатый дротик ужалил центр мишени. Снова 100.

Растрёпанная голова Дениса Огарёва ладно лежала в перекрестии оптического прицела.

Хорошо бы получить приказ уничтожить объекта сейчас, пока он играет в дартс. Дротик жалит центр мишени, а одновременно с этим пуля раскалывает на части очкастую тыкву шебутного объекта. Весь день носись за ним по Лондону. Ни минуты покоя.

Человек с ружьём на секунду отвлёкся и снова прильнул к прицелу. Объект был уже не один. Чокался пивом с двумя какими-то мудилами. Один из мудил был чёрным.

«Внимание», — сухо прозвучал голос в наушниках. Человек с ружьём сосредоточился. Команда могла последовать в любое мгновение.

Ружьё одновременно играло роль мощного направленного микрофона. Человек с ружьём не слышал, о чём разговаривает объект: звук шёл в какое-то другое место. Откуда и могли дать команду стрелять.

Оптический прицел общупал уже и затылок, и русую макушку, и уши, в которые тоже прикольно попасть.

Двое мудил распрощались с объектом. Человек с ружьём погладил подушечкой указательного пальца спусковой крючок.

«Отбой» — сухо прозвучало в наушниках.

Арина наконец-то увидела Зайцева. Появившись в дверном проёме, Жора подмигнул ей: дескать, надо поговорить.

— Здравствуй, Арина. Ты, наверное, уже слышала новость, которая не может порадовать ни тебя, ни меня…

— Мало ли что я слышала. Ты мне официально скажи, а не от княгини Марьи Алексеевны. С какой формулировкой…

— С завтрашнего дня ты снята с эфира. Безо всякой формулировки…

— Это всё?

— Всё. Нет, не всё. Шеф говорит, что ты ему должна тринадцать тысяч баксов. Просил даже, чтобы ты завтра принесла.

— Это он как сказал? Это угроза?

— Ну, вряд ли угроза. Наш Наумыч, конечно, страшный человек, но бабу свою он трогать не станет. Он ведь тебя, извини за выражение, любил, и я думаю, что остатки высокого чувства ещё тлеют в костре его души…

— Ага, любил.

— Любил, любил. Не спорь. Я думаю, он и про деньги заговорил так, на нервной почве.

Кто-то, проходя мимо, протянул Зайцеву косяк. Зайцев поморщился и передал косяк Арине. Последнее время он совсем не курил.

— На, изменяй своё сознание, ныряй в мир иллюзий… Ты, главное, не расстраивайся. Позорная была передача…

— Ты ведь мне сам говорил, что это очень тонкий и остроумный проект!

— Ну, так это когда было? Я говорил это полной дуре и, как выражается Наумыч, саратовской бляди. Тогда это был для тебя тонкий проект. А на сегодня ты не соответствуешь исходному имиджу вульгарной шлюхи.

— Постой-постой, — подозрительно спросила Арина. — Может быть, это ты придумал, что меня надо убрать?

— Как говорили в моём пионерском детстве, пидор буду, — Зайцев засунул ноготь большого пальца между передними зубами, а потом сделал пальцем убедительный вираж: вокруг подбородка. — Самсон сам понял. Пока он делил с тобой ложе страсти, терпел. А сейчас, извини, пещеру счастья ты от него унесла, смотреть тебя стали хуже… Он и решил тебя поменять.

— Поменять? — удивилась Арина. — Так программа остаётся? И кто же там будет вместо меня?

— Зося Старыгина.

— Кто?!

Арина было набрала в воздух лёгкие, чтобы заорать какую-нибудь гадость в адрес Гаева, Зайцева и ни в чём не повинной актрисы Зоей Старыгиной. Но сдержалась. Она не могла не признать, что выбор был сделан удачно. По лицу Зоей было видно, что влагалище её способно вмещать до пяти членов одновременно.

— Я придумал, — похвастался Зайцев. Он понял, что Арина идею оценила.

— Когда же ты придумал? Если меня только сегодня сняли…

На кухню просунулась страшная харя Пуси. Он робко протянул Арине старую мыльную фотографию, на которой был изображён симпатичный молодой человек в картузе и с улыбкой во всю диафрагму.

— Кто это? — спросила Арина, брезгливо отстраняясь от Пуси и не решаясь прикоснуться к фотографии.

— Это он. Показывает, каким он был раньше. Поздравляю, понравилась ты ему. Он очень мало кого удостаивает…

Арина поморщилась. Зайцев показал Пусе кулак. Пуся исчез.

— Так когда же ты придумал?

— Ну… — Зайцев замялся. — Сняли сегодня, а решил Наумыч две недели назад.

— И ты мне ничего не сказал?! — взбесилась Арина.

— Ну… — пожал плечами Зайцев. — А что бы я сказал? А если бы Зося не согласилась? Или Наумыч передумал бы? Я, извини, получаю у него зарплату. Должна же быть порядочность в ведении дел…

Арина влепила Зайцеву звонкую пощёчину, стремительно вышла из Теремка, сбежала по лестнице, вскочила в свой «жигулёнок», поехала, куда глаза глядят, но через пять минут затормозила, положила голову на руль и заплакала.

Машина стояла около Политехнического музея. Раздались лёгкие шаги — мимо прошёл высокий мужчина с коротким шрамом на левой щеке.

Увидев всхлипывающую молодую женщину, он было заглянул в ветровое стекло, но передумал и пошёл дальше. Дойдя до крайнего подъезда, он остановился. Светящаяся реклама музея приглашала на выставку «Триста лет русского флота».

Мужчина достал из кармана пузырёк, оглянулся и отпил примерно половину густой ярко-красной жидкости.

Рядом с рекламой выставки на стене музея было написано большими чёрными буквами «Версаче умер за ваши грехи».

Арина, наконец, оторвала голову от руля, вытерла платком слёзы. Впереди, у стены Политехнического музея, на асфальте лежал человек.

Подъехав ближе и осмотревшись, Арина вышла из машины. Человек лежал на спине, неловко подвернув под себя ногу. Человек неуклюже дёрнулся, пытаясь встать или переменить позу. Человек неуклюже дёрнулся, пытаясь приподнять голову. Арина ахнула: такие мужчины когда-то являлись ей во влажных девичьих снах.

И она просыпалась в радостном ожидании, обнаруживая вторую половину подушки — пустой, а собственные пальцы — ласкающими распустившийся бутон клитора.

Мужественное открытое лицо, аккуратный шрам, волевые скулы…

На лице ожили глубокие карие глаза и тут же снова нырнули под веки. Арина присела рядом, положила руку на лоб незнакомца. Лоб был настолько горячим, что жёг ладонь.

— В кармане… телефон… — еле слышно проговорил незнакомец. — Нажмите единицу…

Арина нашла в кармане его куртки мобильник. Нажала единицу. Из аппарата вырвались, как мыши, освобождённые из мышеловки, сразу несколько возбуждённых голосов:

— Приём, приём… Пеленгуем… Ты что, рипс нимада, мы тебя потеряли… Молчит…

Услышав голоса, мужчина совершил рывок к вертикали, но снова повалился на спину, сжав в большой пятерне запястье Арины и увлекая её за собой. Арина выронила телефон, он упал на асфальт. Мужчина лягнул ногой воздух и обрушил тяжёлый ботинок прямо на аппарат. Телефон жалобно мяукнул и затих.

Арина, навалившаяся на незнакомца, почувствовала в паху и в груди напряжённое возбуждение. Прижиматься к его упругому телу было чрезвычайно приятно.

Признаков жизни незнакомец не подавал. Арина внимательно посмотрела в его лицо. Теперь она была уверена, что не просто похожий, а именно этот мужчина хозяйничал когда-то в её растрёпанных снах.

Глава четвёртая.

Шаг в пустоту — Как царю Петру в Амстердаме башню снесло — Пёс-наркоман берёт след — О чём поют журналисты-отморозки? — Поправка 2.15 в Аризоне и Калифорнии — Коммунистыи героин — Смерть депутата — Кто-то хочет напугать Матадора, но не хочет его убивать.

Акварель для Матадора

Значков вошёл во двор, запрокинул голову. В окне седьмого этажа плясали голубые-красные искры. Сын дома, — это у него в комнате цветомузыка.

В прошлый раз Значков тоже приехал в Питер без предупреждения и застал Значкова-младшего с девушкой. Она как раз выходила из ванной в коротеньком халате жены Значкова-старшего. От неё пахло юностью и свежестью.

Значков вошёл во двор, запрокинул голову. Окно распахнулось, на карнизе появилась тёмная фигурка.

Значков остолбенел. Девочки у подъезда прыгали через резинку. Овчарка рвала поводок, чтобы познакомиться поближе с разноцветной дворнягой. В «Мерседесе» слева тихо курили крупные парни. Старушка несла к подъезду кошёлку яиц.

Тёмная фигурка сделала шаг в пустоту.

— Сто-о-о-й! — запоздало застонал Значков.

Огромная распластанная тень пронеслась по стене.

Первые мгновения человек падал молча. Когда он пролетел два этажа, крик вырвался из лёгких, как из проткнутого гвоздём воздушного шарика.

Застыли парни в «Мерседесе», застыла девочка в воздухе над резиночкой, заскулила и прижалась к земле овчарка, старушка уронила кошёлку и села в яичницу.

Значков зажмурился. На высоте четвёртого этажа двор пересекали провода, на которых любили отдыхать вороны. Падающий человек с лёту швырнул ладонь на провод, сжал пальцы, напрягся, попытался подтянуться.

Провод лопнул, из разрывов посыпали павлиньим веером жёлтые и оранжевые искры. Но падающий человек уже отдёрнул ладонь и схватился другой рукой за второй, ещё целый, провод…

Значков вернулся к жизни. Никакие провода на уровне четвёртого этажа двор не пересекали. Девочка в голубом платьице заревела, закрыла лицо ладошками и убежала в подъезд.

Крик опередил тело и ударил об асфальт на мгновение раньше.

Сын рухнул прямо к ногам Значкова. Сначала в асфальт врезался затылок. Раздался хруст, расползлась по дождевой луже блёкло-зеленоватая лужица мозга. Плашмя обрушилось туловище, и на футболке с эмблемой «Зенита» проступило, как переводная картинка, густое кровавое пятно. Последними достигли асфальта руки и ноги — подскочили, снова упали, отбили предсмертную чечётку.

Депутат Государственной Думы Николай Николаевич Значков провёл рукой перед глазами, отгоняя видение. На экране компьютера высветился текст.

…Тетрагидроканнабинол, активное вещество конопли, применяется при лечении склерозов и глаукомы. С 1996-го года используется в онкологии, для борьбы с побочными эффектами химических методов лечения рака. Сначала два североамериканских Штата, Калифорния и Аризона, а позже ещё пять — приняли поправку 2.15., — легализация марихуаны в медицинских целях…

Доклад о необходимости легализации наркотиков Значков сочинял уже пятый год. Сначала он наивно надеялся, что коллеги прислушаются к его аргументам и он триумфально выйдет на Думскую трибуну с революционными законодательными инициативами. Но очень скоро стало ясно, что аргументы в Думе ничего не решают, а решает только взаимодействие групп влияния. Значковские идеи, во-первых, оказались никому не нужны, а во-вторых, попросту опасны. Политики, агитирующие за легализацию, потеряли бы электорат, олигархи, контролирующие всё на свете, а, значит, и наркобизнес, потеряли бы от легализации доходы. Значкову прозрачно намекнули, что для всех было бы лучше, если бы он забыл о своих светлых мечтах. Николай Николаевич перестал высовываться, но папка Саnnаbis в компьютере всё пухла: материала хватало уже на солидную книгу.

В перестройку Значков основал в Университете «Свободную Трибуну», клуб для прогрессивной болтовни. Там ругали Берию и боролись с привилегиями властей всех мастей. Значкова выбрали в первый демократический Ленсовет.

Вскоре делегация Ленсовета отправилась изучать городское хозяйство Амстердама. По примеру Петра Великого.

Друзья-историки подарили Значкову ксерокс «Журнала Петра Первого». Это был недавно найденный дневник, который Пётр вёл в 1697-м году, путешествуя по Европе. Большая часть дневника была посвящена Амстердаму.

…Во Амстердаме видел голову человеческую сделана деревянная говорит человеческим голосом заводит как часы и заведя молвит какое слово и она молвит…

…тут же ворон тремя языками говорит…

…видел кита который не рождённый, выпорот из брюха пяти сажен…

Крепко Амстердам снёс башню Петру Алексеевичу. Потом он и в своём городе устроил кунсткамеру со всякими уродами.

В Амстердаме видел казнённого, которого отдали в анатомию… Прежде обрили голову и содрали кожу черепа… Хорошо… Потом пилою растёр череп и вынял мозг… Прекрасно! После спорол грудь и смотрел сердце и лёхкое… Коля, ты где это взял-то?

В самолёте, несущем депутацию в Амстердам, Значков дал почитать дневник коллегам по Ленсовету.

— В Пушкинском доме взял. У меня там приятель работает…

— Так надо же подарить это ихнему мэру! — осенило кого-то из депутатов, — Новая научная находка… Амстердаму от Петербурга.

— Не суетись, — осадил товарища рассудительный депутат Голиков. — Зачем же сразу дарить? Надо пока объявить, что нашли. Чтобы они нас ещё позвали. В следующий раз поедем, можно и подарить… А про баб-то тут есть?

— В конце, — кивнул Значков.

— Ага. В Амстердаме ужинал в таком доме где ставили нагие девки есть на стол… Хорошо. И питьё подносили все нагие девки…

Что было доподлинно известно про Амстердам, так это, что там много девок. Большинство депутатов именно им и посвятило свой досуг и командировочные. А Значков в эту поездку научился курить марихуану. Опытный депутат Голиков затащил его в кофе-шоп, хотя Значков отнекивался как мог и всё говорил, что пробовал курить в Питере и на него не подействовало.

В кофе-шопе, который назывался «Блэк Стар», было по-настоящему страшно. Тёмное помещение было забито жуткими неграми. В сиреневом конопляном дыму они выглядели особенно мрачно. Грузный блэк бросил под стол кусок гашиша. К нему одновременно метнулись две пёстрые кошки, разнёсся ядрёный мяв, полетели клочья… Значков дёрнулся к выходу.

Голиков же как ни в чём не бывало отправился к стойке. Большой блэк выложил на прилавок целлофановый альбомчик. Много-много страниц и на каждой несколько пакетиков с травой или с гашишом. Из разных стран — Малайзия, Индия, Сингапур. Голиков выбрал какой-то местный сорт.

— Голландцы — прирождённые селекционеры, — пояснил Голиков, сворачивая папироску. — Выращивают не только лучшие в мире тюльпаны, но и термоядерные сорта шмали. На, кури….

— Вот, на меня опять не действует, — сказал, покурив и прислушавшись к своим чувствам, Значков. Голиков улыбнулся.

Депутаты покинули «Чёрную звезду». В канале плавали утки, над каналом завис с удочкой рыбак в широкополой, рыжеватой, как крыши по-над каналом, шляпе. Немолодой, хорошо одетый мужчина стоял рядом и преспокойно ссал прямо в воду.

— Чего это он? — удивился Значков.

— Мужчинам можно мочиться в каналы, — пояснил Голиков, — Средневековый обычай…

Депутаты свернули за угол. Уткнулись в магазин, над дверью которого раскорячились черепашка-нинзя со штурвалом на животе и Бэтмен с пушками вместо рук и с граблями вместо ног.

— Магазин трансформеров, — сказал Голиков. — Зайдём?

Значков кивнул. Трава не действует, а хороший трансформер сыну купить нужно.

Значков взял с полки большую игрушку и стал её трансформировать. Повернул щупальца робота на девяносто градусов, они стали ножницами и шприцами.

Нажал на голову, голова перевернулась и уступила место бронированной танковой башне. В башне отворилось окошечко, в окошечке вспыхнул фонарь.

В животе робота открылась, как будто цепной мост опустился надо рвом, дверка, оттуда выползли две змейки… Пол медленно поплыл из-под ног. Значков схватился за стену.

— Двадцать минут, — услышал он голос Голикова.

— Что? — не понял Значков.

— Ты играешь этой хреновиной уже двадцать минут.

В Петербург Значков прилетел с портфелем, полным трансформеров для сына и книг, посвящённых конопле.

Багаж задерживался. Значков вышел из депутатского зала и побрёл по аэровокзалу.

— Коля, привет! Сто лет тебя не видел, — Значкова шлёпнул по плечу Паша Шеремет, бывший однокурсник, а ныне один из таможенных начальников Пулково. — Всё только по телевизору! Ты откуда?

— Да вот, из Амстердама прилетел. Багаж жду. Что-то медленно твои ребята работают…

— Ба, из Амстердама! А ну-ка пошли! Пошли, пошли…

Шеремет схватил Значкова за рукав и потащил куда-то в служебные помещения, объясняя по дороге:

— У нас новые собаки, натасканные на наркоту… Апуделы. Нюх — алмаз! Даже анашу чувствуют в закрытом чемодане за пять метров…

Значков споткнулся и чуть не загремел на пол. Во внутренних карманах у него лежало семь пакетиков с травой и гашишем.

Шеремет уже втолкнул депутата в дверь. Прямо по тележкам, заваленным чемоданами и саквояжами, прыгали добродушные апуделы с высунутыми языками.

— Их кормят травкой, подсаживают на кокс… Герыча хорошо берут, — рассказывал таможенник, — Кислоту, суки, не жрут — выплёвывают. Дуреют они с неё, хрюкают, как свинюки…

Апудел закончил обнюхивать одну тележку и вразвалку побежал к следующей, задорно помахивая хвостом. Неожиданно собака посмотрела на Значкова. Николай Николаевич покрылся толстым, как шоколад на «Сникерсе», слоем пота. До собаки было три шага. А что, если она учует пакетики в его карманах?

Апудел довольно заурчал и ткнул носом один из чемоданов.

— Ишь ты, нашёл чего-то, — с радостным удивлением воскликнул Селезнёв и поспешил к тележке.

Капля пота со лба Значкова упала на бетонный пол. Апудел тыкал носом его собственный чемодан. Что он там мог унюхать? Крошки марихуаны? Неужели у него такое сумасшедшее обоняние?

Или на Значкова нашло затмение и он оставил один пакетик в чемодане? Его учил Голиков, что в багаже траву везти нельзя. Только на себе.

А что, если собака, обнюхав чемодан, бросится на него, на Значкова? Может быть, незаметно выбросить из карманов все пакеты в урну? Вон она, в двух шагах. Жалко… Да что жалеть, свобода дороже! Но не посмеют же они обыскать депутата… И вообще, до суда точно дело не доведут. Из политики выгонят…

Беспорядочные мысли носились по черепу Значкова, как толпа по Дворцовой площади 9-го января. Колени мелко-мелко тряслись.

— Умница, умница, — говорил собачке Шеремет — Нашла…

Собачка, как выяснилось, интересовалась не значковским чемоданом, а большой красной сумкой, которая лежала ниже.

Сумку вытащили, таможенный офицер уверенным движением открыл молнию, переложил пару вещей и, как фокусник, извлёк с самого дна маленький свёрточек.

— Что это? — вырвалось у Значкова. Он сам не заметил, как подошёл вплотную.

В свёртке аккуратно лежали — бок о бок — пять прозрачных пакетиков с нарисованными зелёными конопляными листочками. Такие же, как в кармане у депутата…

— Что это? — переспросил Шеремет. — Это чей-то лесоповал… Пойдём в зал выдачи багажа, посмотрим, чей…

Смазливый пацан в джинсовом костюме взял с ленты транспортёра красную сумку, пошёл к выходу… Как ловко подхватили его под локотки и унесли в служебную дверь два дюжих таможенника в гражданском! — Пикнуть не успел.

«Смертельная доза тетрагидроканнабинола в сорок тысяч раз превышает максимально достигнутую когда-либо человеком».

Значков полюбовался красотой фразы, заменил «достигнутую» на «воспринятую».

В сорок тысяч раз!

От табака умереть в две тысячи раз вероятнее. Но табак спокойно продаётся в каждом ларьке.

Загадка.

Как это ни смешно, мозги Значкову продувал его сын, студент Колька.

— Кому мешает, что люди курят по вечерам у себя дома растение, которое выросло под солнышком? — удивлялся наивный Значков-старший.

— Трава сносит крышу, — говорил Колька. — А эти, которым мешает, не могут жить без крыши. Им нужен кто-нибудь наверху, и лучше, чтоб вор в законе. А тех, кто хочет без крыши, они не понимают и на всякий случай гнобят…

— Но ведь люди с травы не дерутся, не ссорятся, не выясняют отношения, как пьянь… Не бегут в киоск догоняться! И голова у них по утрам не болит…

— Па, да дело-то как раз в том, что они не бегут догоняться. Алкоголь не пьют, табака тоже курят меньше, так?

— Но это ведь только на пользу здоровья нации!

— Фитилёк-то прикрути… Про пользу нации, па, это только ты с Курой Белковой в «Пятом колесе» рассуждаешь. А те, у кого реальная власть, рассуждают о пользе кармана. У нас, па, бюджет на водке держится. И на табаке. И все бандиты — кто на водке бабки стрижёт, кто на героине… Да им ганжа — нож острый. Они прибыли свои потеряют…

— Да, — нехотя соглашался Значков, — Мне об этом уже и Голиков рассказывал. Помнишь, карикатура была в школьном учебнике: волк кушает барашка. Ты, говорит, виноват в том, что мне хочется жрать… Но ведь все эти наркологи — люди учёные…

— В говне мочёные.

— Но всё равно учёные… И в газетах журналисты пишут, что путь к шприцу начинается с первого косяка. Что они, по-твоему, все куплены алкогольными магнатами?

— Да просто отморозки. Зачем их покупать? Придурков, па, много и за бесплатно. Услышали в детском садике что-то краем уха про наркотики, и всё, пошло-поехало.

— Знаешь, Коля, я думаю, здесь дело ещё в национальной традиции. Русские привыкли рвать на груди рубашку. Это всё под водочку хорошо: выпил и пошёл всех за шиворот хватать. «Ты меня уважаешь?..» О судьбах России можно поговорить.

— Да, а под травой о судьбах России не потрендишь. Здесь же сплошной Достоевский: надо выть, страдать, в истерике биться, доносы писать друг на друга… У нас так и будет, па. Брось ты это дело…

* * *

Свет давно потушили. Тени двух голов сомкнулись над столом. Тени двух голов: большая и совсем лысая и поменьше, но не такая гладкая. Звякнуло стекло о стекло, булькнуло.

— В моём кабинете нашли жучков.

— Не может быть… Извиняюсь. Какой ужас. Сколько?

— Несколько. Спец сказал, что они стояли с весны. Помнишь, тогда у наших друзей отобрали алкогольные льготы.

— И тогда же они узнали о… о главном деле?

— Сложно сказать. Лубянка всё время на нас наезжает. Может, по своей инициативе.

— А может…

— Вот именно.

Звякнуло, булькнуло.

— Ваше здоровье. И всё-таки я настаиваю, что этого парня надо убрать. И его другана тоже.

— Друган работает на нас.

— До поры, до времени. Вы же знаете этот вшивый народ: они там, где деньги и сила.

— У меня. Деньги и сила сейчас у меня.

— Дело ваше, конечно, но я уверен, что их надо убрать. Чтобы сохранить деньги и силу…

Значкова-младшего взяли у клуба «Нора», когда он передавал по кругу косяк. Взяли городовые — новый вид питерских ментов в красных фуражках. Их дразнили мухоморами.

— Согласно комментариям к уголовно-процессуальному кодексу, — сказал следователь, не глядя на Колю, — предложение покурить и передача косяка трактуется как «пропаганда и распространение» наркотика. Я могу засадить тебя на три года. Отца затравит пресса. Выбирай: нам нужна твоя помощь.

— Помощь? — подобрался Коля. Вот так: сейчас из него будут делать стукача…

— У тебя был одноклассник Синько. Онторгует героином. Ты попросишь его найти для тебя новый опийный препарат, Акварель. Когда вы встретитесь, мы возьмём его с поличным. Вопросы есть? — следователь говорил равнодушно, скучно, будто речь шла о покупке жетона для метро.

Вопросов не было. Синько, приблатнённого двоечника, Значков не любил. Героин и прочие опиаты резко осуждал. В тюрьму не хотел.

Значков нашёл Синько, договорился о товаре и встрече. Узнал, что Синько долго сидел на игле, но недавно соскочил. Что собирается бросить пушерство и махнуть в геологическую партию, подальше от героина. Что его держит в Питере мать, бывшая библиотекарша, которая получает пенсию в пятьсот рублей и сильно болеет.

Ночь перед встречей Коля не спал. Хотел позвонить в ментовку и отказаться. Хотел позвонить Синько и признаться, что зовёт его в капкан. Так ни на что и не решился.

Синько пришёл на полтора часа раньше назначенного срока. Оставил пузырёк, быстро взял деньги и тут же исчез.

Растерянный Значков смотрел на флакончик с рубиновой жидкостью. Думал, что говорить оперативникам.

Потом решил выпить Акварель, а там — будь что будет. Ему показалось, что Акварель пахнет осенним грибным лесом. Пустой пузырёк полетел в форточку.

«И почему это люди не летают? » — вдруг подумал Коля.

Он и не заметил, как открыл окно и встал на подоконник. Долго смотрел на Смольный собор.

«Странно, — подумал Значков-младший, — стоит сделать один маленький шаг, и никакими силами не остановить падение. Тут всё так надёжно, крепкий подоконник, прочные стены… Всего один маленький шаг…».

Он в кино видел, что земля приближается именно таким образом. Заворачивается по спирали в воронку, потом в точку. Какие-то люди разевают внизу удивлённые варежки. И краски проносятся со свистом, как будто щёлкает хлыст.

* * *

Значков в последний раз сверил цифры в юридической части доклада, где подробно писал о голландском опыте. Чётко разграничив лёгкие наркотики и сильнодействующие препараты, голландцы добились заметного результата. Чернушников, садящихся на тяжёлую наркоту, в Нидерландах полтора человека на тысячу жителей. В два раза меньше, чем в Италии и во Франции. В три раза меньше, чем в Швейцарии. Да и доступную траву в Голландии курят время от времени только четыре процента населения. А в Америке, например, семь. Когда плод доступен, он остаётся сладким только для того, кому действительно нужен…

Значков по случаю рассказал свои основные идеи председателю ФСБ Барышеву, которого недавно назначили по совместительству вице-премьером и всё чаще прочили в преемники Президента. О Барышеве ходили слухи как о человеке очень жёстком и даже жестоком, но честном и, главное, прагматичном. В поисках сил, которым легализация травы была бы экономически выгодна, Значков понял, что нужно выходить на правительство.

Идея легализации марихуаны очень развеселила чиновника.

— А… Анашу разрешить… Отлично… — Барышев чуть заметно улыбнулся уголками губ, — Завтра вице-премьер объявляет, что надо легализовать анашу…

Потом Барышев навострил карандаш и придвинул к себе лист бумаги.

— Какой, говорите, годовой оборот марихуаны в Америке?

— Пятьдесят два миллиарда долларов в год.

Барышев внимательно посмотрел в глаза Значкову, но ничего не сказал. Ждал продолжения. Значков начал говорить…

От вице-премьера Значков вышел с несколько двусмысленным впечатлением. Барышев чётко дал понять, что никакой официальной поддержки в ближайшее время от него не будет. Но обещал хорошо подумать и проконсультироваться с бизнесменами. Рынок, сулящий такие атомные денежки, не мог, по его убеждению, оставаться вне контроля государства. «Будем работать», — обещал он Значкову.

На самом деле, почему Значкову самому не заняться коммерцией? Кто-то ведь должен будет открыть первый экспериментальный кофе-шоп… Где-нибудь на Петроградской стороне…

Барышев сказал, что «если что» он готов обеспечить неформальную помощь.

И действительно — вскоре лёд тронулся. Значкову разрешили выступить с предварительным изложением своего мнения в Комитете по здравоохранению. Доклад на тридцать минут. Первый маленький шажок…

Но и другое «если что» казалось Значкову вполне вероятным. Он понимал, что наступал на большую и вонючую мозоль. После легализации «лёгких наркотиков» борьба с тяжёлыми должна будет ужесточиться. А это вряд ли могло понравиться героиновым баронам и князьям.

В Думе все были уверены, что недавняя шумная публикация в «Комсомольской газете», посвящённая новой отраве под названием Акварель, из-за которой погиб Колька, была заказана этими баронами и князьями.

Эх, позвонил бы Колька и рассказал о своих проблемах… Значков решил бы их здесь, в Москве, за десять минут…

Глухая думская молва связывала с героиновой мафией имя генерала Анисимова, уже пять лет возглавляющего Силовое Министерство. Говорили о его дружбе с коммунистами, о том, что героиновые деньги отмываются через счета коммунистической партии.

Последние дни Значков чувствовал вокруг себя какую-то неприятную возню. Звонили из «Комсомольской газеты» и просили показать текст предстоящего доклада в Комитете по здравоохранению, но отказывались гарантировать публикацию. Просто хотели посмотреть. Дальше — больше. Похожий на зелёную соплю депутат-коммунист Гаврилов неожиданно подошёл к Значкову в буфете Госдумы и предложил раскумариться. Значков ошалел.

— Я знаю, вы интересуетесь травкой, — пояснил Гаврилов. — А моему приятелю прислали отличный план из Чуйской долины. Можно зайти ко мне в кабинет, попробовать.

— Вы меня провоцируете, — Значков вызывающе посмотрел на Гаврилова.

— Как знаете, — сказал Гаврилов и заказал апельсиновый сок.

— Дело зашло слишком далеко, шеф. Они атакуют с двух сторон.

— Только не надо цифр. С какой же стороны они ещё атакуют?

— Они хотят захватить рынок марихуаны.

— Ха, пусть попробуют. Это не рынок, это базар. Там работают толпы. Он выскочит из своей конуры, продаст стакан и опять заляжет. Как ты его захватишь?

— Они хотят его легализовать.

— А, ты об этом… Ты думаешь, это серьёзно?

— Не знаю. Но я опасаюсь больших провокаций. Мы должны их опередить.

Звякнуло, булькнуло.

— Мы их опередим. Уже опередили.

* * *

Стражник выскочил из-за утла и обрушил на Значкова неестественно огромный, в свой рост, меч. Значков едва успел отскочить, выпустил две очереди из пулемёта, но сзади уже открылся предательский люк.

Всего один маленький шажок назад, и Значков полетел в бездну. Снова ему не удалось выйти на седьмой уровень.

Значков открыл таблицу результатов. На втором месте значился Филин, под таким именем Значков записал свою лучшую сумму: почти 25 тысяч баллов. На третьем месте, напротив цифры в 24 тысячи, имени игрока не было. Это сегодняшний счёт Значкова, и имя ещё нужно вписать. Но на первом месте с результатом почти в 40 тысяч был вписан некто Ястреб. Ни Значков, ни его помощники, которые иногда баловались с компьютером, никогда столько не набирали.

Компьютер включал чужой человек. Он не мог пролезть к папке с главными файлами. Но он включал комп…

Вот так, значит. Ястреб летает выше Филина?

Значков неторопливо собрался, сдал кабинет на сигнализацию. Хотя и знал теперь, что думская система безопасности рассчитана не на охрану интересов депутатов.

У лифта болтался похожий на соплю депутат Гаврилов с сотовым телефоном. Приветливо махнул Значкову рукой.

Значков медленно выезжал с думской стоянки. Между Малым Мане леем и Колонным залом гудела недовольная пробка. Ожидая, пока в проезд протиснет свой изрядный зад тёмно-зелёный БМВ, Значков решил закурить. Перегнулся к бардачку, достал новую пачку «Парламента», обернулся назад и обомлел.

На него медленно накатывало циклопическое строительное чудовище. Тяжёлые танковые гусеницы лязгнули, как врата ада. Огромная кабина, одна по размеру больше всей депутатской «Волги», была пуста. Усики рычагов свободно танцевали перед панелью управления.

Значков газанул. «Волга» разбила фары о монументальную корму БМВ и отскочила, как мячик.

У Малого Манежа беззвучно открывали рты и махали руками нарядные люди в смокингах и вечерних платьях вперемешку с рабочими в синих комбинезонах. Заднее стекло БМВ сохраняло гордое матовое спокойствие.

Антенны, зеркала и фары на страшной кабине превращались в пушки и крылатые ракеты. Лейбл на радиаторе трансформировался в паука. С клешнёй его стекала кровь.

Лейбл на радиаторе трансформировался в памятник Петру Первому. Он стоял над одним из амстердамских каналов и вздымал в небо огромный косяк, похожий на свиток.

Антенны, зеркала и фары на страшной кабине превращались в пушки и крылатые ракеты. Когда смертоносный трансформер зажевал гусеницей металл и стекло, Значков ещё успел почувствовать боль…

— Мы их опередим. Уже опередили.

— У пацана всё больше авторитета. Говорят, на него уже выходят наши банки.

— По пацану плачет отставка. И он её получит, он ею скоро подавится… Нам нужен правильный повод для большого скандала. Найдёшь повод — готовь дырку для ордена.

— И чемодан для баксов?

Взъерошенное, покрытое пепельной перхотью существо шевелило толстым хоботом. Глаза как солнечные батареи, из тысячи зеркальных чешуек, косили во все стороны сразу.

Под хоботом медленно чавкали мускулистые челюсти, с хобота всё время сочилась желтоватая жидкость. Над существом заколыхались прозрачные клеёнчатые паруса. Чудовище взмыло в воздух, открыв жирный, нефтяной пузырь брюха. Уменьшаясь в размерах до обыкновенной мухи, чудовище сделало круг под потолком и спланировало на лысину генерала Барановского.

Генерал Барановский смахнул с лысины муху, наклонился над кроватью. Рядом всплыла ушастая голова Шлеифмана и ещё какая-то физиономия еврейско-медицинского происхождения.

— Очнулся, — сообщила физиономия.

Шлейфман и Барановский кивнули.

— Молодец, — сообщила физиономия, — Рецидива не будет. Ещё пяток укольчиков, и — как огурчик. Завтра утром отпущу…

— Слышишь, ты, искатель приключений, — подал голос генерал Барановский, — ещё пяток огурчиков и ты — как укольчик.

В палате была одна кровать, четыре стула, стол, две тумбочки, телевизор. Окно, дерево в окне. Старлей Рундуков у окна. Второй или третий этаж.

— Давно я здесь? — спросил Матадор.

— Четвёртые сутки, — сказал Барановский.

Матадор цокнул языком.

— По порядку? — спросил Барановский.

«По-порядку» у генерала Барановского означало «по алфавиту».

«Улика, которая кажется главной, может оказаться вовсе не имеющей отношения к делу. И наоборот — второстепенная деталь может оказаться решающей, — любил повторять Барановский. — А если мы какие-то детали сразу объявляем главными, то можем попасть в плен своих представлений. Следовательно, следователь должен следовать алфавиту».

— Буква «А», — сказал Барановский после того, как коллега Шлеифмана удалился, а Матадор получил укол, тарелку овсянки и стакан чаю. — Акварель.

— Акварель, — согласился Матадор.

— Действительно появилась на рынке. Есть сведения о случаях покупки-продажи мухоморо-героинового препарата типа Акварель в Москве, Петербурге и Туле. Оперативных данных пока мало, задержаний не производилось, связи не отслежены. В Питере погиб парень, из которого наши ребята хотели сделать подсадку…

Матадор кивнул. Чувствовал он себя отвратительно. Тело продолжало ломить и плющить, в голове колбасился колокол. Да на хера она нужна, эта Акварель, кто будет покупать такое говно…

— Да на черта она нужна, эта Акварель, кто будет покупать такое дерьмо… — сказал Матадор.

Рундуков и Шлейфман заулыбались.

— Ты пил не Акварель, — строго сказал Барановский. — Ты пил на другую букву.

— На какую? — удивился Матадор.

— Не гони поперёк батьки-то… Есть результаты более подробной экспертизы того, что называется Акварелью. Помимо мухоморов и опия там есть такое химическое соединение… Шлейфман, чего там есть?

— Очень мощный ускоритель химических реакций. Ноу-хау. Действие героина усиливается в несколько раз. Потому наркотик такой дешёвый и опасный. А мухомор, по мнению экспертов, добавляется для нейтрализации побочных действий героина, вызывающего неприятные физиологические ощущения вследствие воздействия на тонкую кору головного мозга…

Матадор застонал.

— Извини, — сказал Шлейфман, — Кроме того, под мухомором клиенту кажется, что он во что-нибудь превращается…

— Адская смесь, — важно резюмировал Рундуков.

— Аптека № 1, — генерал Барановский продолжил перебирать улики на «А». — Туфта. Никакой Акварели там Караулов не нашёл. На другой день ходил Сафин — тоже не нашёл.

Что же, если Славян с Серёгой ничего не обнаружили, значит, и впрямь это был ложный след. В интересном свете предстаёт публикация «Комсомольской газеты»… Да и сразу это звучало издевательством: аптека № 1. Под самым носом у Лубянки.

— Арина Борисова, — продолжил Барановский. — Тыща девятьсот восьмидесят второго года рождения. Не привлекалась. Уроженка деревни Сосновка Саратовской области.

Рундуков хихикнул.

— Это ещё кто такая? — спросил Матадор.

На этот раз заулыбались Барановский с Шлейфманом.

— Есть такая передача по утрам — «Вставайте, ребята». Там девица лежит полуголая в кровати, задницу показывает, грудями трясёт. Разговаривает в прямом эфире с телезрителями. Кто как провёл ночь и так далее. Редкая мерзость.

— И эта баба имеет какое-то отношение к Акварели? — спросил Матадор. Какую-то жопу в утреннем эфире он, кажется, видел.

— Скорее, к тебе, — улыбнулся генерал Барановский. — Она нашла тебя у Политехнического музея, когда ты выпил из пузырька эту гадость. Пыталась погрузить тебя в свою машину. Хлопцы еле отбили. Вроде случайно там оказалась. Рундуков проверяет.

— Я сам проверю, — неожиданно решил Матадор. — Есть какие-то материалы?

— Кобыле, как говорится, легче, — Рундуков вытащил из портфеля небольшую папку, бросил её на одеяло.

— На букву «В» — выговор, — сказал Барановский, — За следственный эксперимент, не утверждённый начальством. То есть, мною. Если ты по своей инициативе ещё чего-нибудь левого съешь или выпьешь, отстраню от дела…

— Больше не повторится, господин генерал, — обещал Матадор, вытянувшись в кровати по лёжке «смирно».

— Буква «Ка», «Комсомольская газета», — продолжал генерал. — В редакцию пришёл человек, представившийся полковником Пушкарём из Силового Министерства. Такого полковника в штате министерства нет. Знал ли главный редактор, кто он на самом деле — неизвестно.

Матадор кивнул.

— Журналисту Огарёву поручили подготовить полосу про Акварель по имеющимся материалам. Сам Огарёв ничего не видел, не слышал, только списывал с Пушкарёвских бумажек. Вечером, накануне выхода газеты, Огарёву сказали, что он премирован туром в Лондон. Вылет рано утром. Любопытно, что ночью у Огарёва почему-то не работал телефон.

— Чтобы он не успел никому сообщить, куда уезжает, — предположил Матадор.

— Совершенно верно. Утром за Огарёвым приехала машина. Но в половине шестого его видел в подъезде сосед, пенсионер Печкин, который в это время выгуливает болонку. Ему Огарёв сообщил, что летит в Лондон. Печкина нашёл Караулов.

Рундуков гордо закашлялся. И при выведенном из игры командире их группа отрабатывала на двести процентов.

— Что в Лондоне? — спросил Матадор. Он был когда-то в Лондоне. Ликвидировал в Челси какого-то заикастого пердуна.

— Ходит, пьёт пиво, играет в колышки, — пожал плечами Барановский. — Как это называется?

— Дартс, — подсказал Шлейфман.

— Да. Наши ребята с ним разговаривали. Утверждает, что никаких выходов на Пушкаря у него нет. Теперь факс. Буква «Фэ».

— Какой факс?

— Твой факс. Который сообщил тебе, что я готовлю подлянку. А ты от меня это скрыл…

Матадор смутился. Всё правильно: листок с изображением маски и с текстом про коменданта у него лежал в бумажнике.

— Факс послан с центрального почтамта. Принят в семь часов вечера, передан, в соответствии с заказом, в два часа ночи. Концов не найти. Текст отправлен на графологическую экспертизу. Пока пусто. Маской занимается Сафин, о результатах на данный момент не докладывал.

— Ещё что-то? — Матадор поморщился. Отступившая головная боль вновь выпустила клешни.

— Фенциклидин, — сообщил Шлейфман. — Башка у тебя будет болеть несколько дней. Используется для общего наркоза. На выходе — кошмары. Характерны видения чёрной слизи и активных каловых масс. Были у тебя видения каловых масс?

Матадор промолчал.

— Буква «Че». Клуб «Чайная ложка». — продолжил генерал, — То же, что аптека номер один. Никакой Акварели. Напрашивается вывод: из откликнувшихся на объявление в газетке их интересовал только ты. Второе — они не собирались тебя убивать. Доза этого… фициклина была рассчитана только на сильное отравление. Они тебя пугают. Третье — они тебя предупреждали, что я готовлю подлянку. Вывод: они не хотят, чтобы ты занимался этим делом. Может быть, потому, что знают твои возможности. Но ты им нужен почему-то живым.

— Понял, — сказал Матадор. — Буду думать.

— Думай. Последнее на «Фэ»: формула. Формула Акварели. Это результат сложной лабораторной работы, которую нельзя проделать в домашних условиях. Такие ускорители нашим экспертам неизвестны. Это настоящее изобретение. В общем, Шлейфман теперь занимается только этим. А ты лежи, думай, подставляй задницу под уколы, а с утра — ко мне…

Матадор лежал, думал, подставлял жопу под уколы. Рыжая медсестра Нюра, похожая на белочку, ловко втыкала шприцы, а после ужина (макаронные изделия звёздочками, варёная курица, компот) принесла градусник.

— Лежите, лежите, Глеб Егорович, — Нюра наклонилась к Матадору и бережными пальчиками ввела ему подмышку термометр. Матадор представил, как она вводит этими пальчиками член в своё тёпленькое влагалище. Матадору стало жарко. Нюра наклонилась к Матадору, в вольном вороте халата закачались, как две маленькие бомбочки, круглые титьки с плотненькими, коричневыми орешками сосков.

Из папки, оставленной Рундуковым, вывалилось несколько фотографий. Арина Борисова садится в машину. Арина Борисова пьёт что-то через соломинку из узкого высокого стакана, а рядом — толстый еврей с толстой цепью на шее. Арина Борисова в прозрачном бельё, ноги крестом, сидит на большой кровати и щебечет с идиотской ухмылкой в телефон. На первых двух снимках Арина выглядела вполне симпатично — модная стрижечка горшочком, носик пуговкой. Третий был мерзок: алые, как миллион роз, губы, томные размалёванные глаза. Это и есть программа «Вставайте, ребята»… Н-да, а кто же этот толстый еврей? Знакомое лицо. Матадор углубился в досье.

За открытым окном раздался лёгкий задорный смех. Матадор выглянул во двор. Водитель фургончика с надписью «Вата и марля» болтал о чём-то с белочкой Нюрой. Ветер раздувал полы коротенького халата, обнажая загорелые ноги и голубые трусики. Матадор облизнулся.

Матадор вытащил телефон, заглянул в досье, набрал номер и с кем-то недолго поговорил.

Матадор привязал к батарее простыню, дождался, чтобы во дворе никого не было, спустился по простыне на козырёк, расположенный на уровне второго этажа. К козырьку протянулся толстый сук дерева, стоявшего у самой ограды лечебницы.

Матадор пробежал по суку и скрылся в зелёной кроне.

Глава пятая.

Братья так обрадовались встрече, что отпилили татарину голову — Катализатор смерти — Бандит ошибся, поставив на «Аланию» против «Динамо» — Шрам Матадора — Ледяная принцесса — Лондонские чернушники бьют русского журналиста — От номера телефоназависит жизнь?

Акварель для Матадора

Отрезанная голова лежала на столе.

Между шприцем, огрызком яблока, двумя пустыми водочными бутылками и чёрствой ржаной горбушкой лежала на столе отрезанная голова.

Не отрезанная — отпиленная. Её пилили ржавой двуручной пилой. По живому.

Пилили прямо на столе. Кадыров заснул за трапезой, упав бородой в закуску. Удобно пилить. В луже крови под столом плавали спичка и водочная пробка.

Матадор вышиб дверь ногой. Голова смотрела на опергруппу недружелюбно. Горловые связки и шейные мышцы болтались джинсовой бахромой.

Убийцы спали на топчане. Фотограф полыхнул вспышкой.

— Муть какая, — сказал Матадор. Он с большой неохотой пошёл на это задание.

Какой-то знаменитый французский фотограф раскатал губу на репортаж о доблестных буднях московских борцов с наркотиками. Фотографа втюхали группе Матадора.

Фотограф притащил тыщу баксов, скулил, чтобы взяли на интересненькое.

На серьёзную операцию его брать было нельзя. Промандячат ему дырку в черепе, разливай потом сопли перед начальством и посольством. Взяли парня на обычное дело: профилактическая зачистка одной чернушной квартиры.

И надо же было такому случиться: в гости к Степану Лысенко приехал из-под Харькова брат Мирон. Степан, продвинутый столичный житель, год торчал на героине, а провинциальный родственник хлестал по старинке горилку.

Решили братаны померяться силами: Степан всупонил себе двойную дозу герыча, а Мирон уговорил литр злодейки с наклейкой. Сосед Степана, Ренат Кадыров, успел на два фронта: укололся полкубиком, а сверху отполировал водкой.

Разгулявшиеся братья ночью вспомнили, как весело пилили когда-то вдвоём дрова на родном дворе. Ясное небо, пила звенит, жаворонок поёт, солнышко… Хорошо! Чего бы попилить? А вот — татар удобно лежит.

Оттяпали Ренату качан и легли спать. Фотограф ошалел от счастья. Снял голову и весь натюрморт в двадцати пяти ракурсах.

Фотографию поместили на фотобиеннале.

Голова татарина на столе.

Отпиленная голова татарина.

Игорь было полез в карман за сигаретами, но вспомнил, что он на выставке.

Игорь огляделся. Публика, пришедшая на вернисаж «История Москвы глазами русских и зарубежных фотографов», мало внимания обращала на развешанные по стенам снимки. Гости общались между собой, ожидая угощения: после церемонии открытия все должны были перейти через дорогу — из Малого Манежа в банкетный зал Дома Союзов, где уже накрывались столы.

Игорь, попавший сюда случайно, был вынужден рассматривать снимки.

Отпиленная голова татарина: Татаром был начальник стройуправления, в котором его мама работала главным бухгалтером. Начальник украл много денег и свалил недостачу на маму. Маму судили, приговорили к семи годам, она умерла от разрыва сердца в воронке, который вёз её из зала суда. Вор-татар занимает сейчас крупный пост в столичном правительстве.

Игорь перешёл к другому снимку. Огромная чёрная доска испещрена математическими формулами. Цифры, стрелочки, интегралы. Московский университет. В нижнем углу кадра учёный: белая рубаха, галстук, очки. Шестьдесят четвёртый год.

Его отец тоже был учёным в МГУ. Как раз в шестьдесят четвёртом он защитил блестящую диссертацию. Ещё он играл на гитаре и сочинял песни. Но когда исчезла мама, запил по-чёрному. Преподавал физику в школе для дураков, сейчас на пенсии. Сошёлся с уборщицей из ДК, живёт с ней где-то в Бутово.

Игорь пошёл по стопам отца. Без блата проторкнулся на элитарный тогда химфак. Формулы разводил в полруки, молекул гонял чисто конкретно. На студенческой олимпиаде в Чехии взял серебряную медаль. Распределился в закрытый институт, получал большую зарплату. Но с горбачёвской перестройкой деньги кончились. Государственных заказов институт лишился. В хозрасчётные коллективы Игоря не звали — слишком специфической была тема исследований. Влияние химических препаратов на сознание и физиологию вероятного противника…

Игорь решил, что не будет как-то специально бороться за новую жизнь. Двухкомнатная родительская квартира в доме МГУ его вполне устраивала, семьи он так и не завёл и ни в чём особо не нуждался.

Прошлой осенью, в погожий сентябрьский вечер, у проходной института Игоря окликнул весёлый мужчина. Чёрный джинсовый костюм, высокие чёрные сапоги, в которые были заправлены брюки, тёмные очки, короткая стрижка — всё это придавало ему несколько детективный вид.

— Игорь Брониславович, разрешите с вами поговорить.

Тон мужчины был столь убедителен, что Игорь послушно опустился с ним на скамейку.

— «Химическая наука — катализатор ускорения и перестройки», — с улыбкой процитировал мужчина старый стенд, стоящий у проходной. — Я знаю, что вы в начале восьмидесятых много занимались катализаторами и ускорителями некоторых химических процессов…

— Откуда вы знаете? — насторожился Игорь. Следы этой работы можно было найти разве что в архивах Силового Министерства, которое выступало заказчиком.

— Из архивов Силового Министерства, — улыбнулся мужчина. — Я довольно много о вас знаю. А о себе могу сказать немного: меня зовут Максим. У меня к вам деловое предложение. От себя и от группы лиц…

— Что ещё за группа лиц? — нахмурился Игорь.

Назвавший себя Максимом снова улыбнулся, сложил ручки на груди, как Арамис, и воздел тёмные очки к небу.

— М-м… Хорошо, а какого рода у вас предложение? Я, знаете ли, тороплюсь…

— Если вы примете наше предложение, — улыбка не сходила с губ загадочного человека в чёрном, — то скоро купите хороший автомобиль и никуда не опоздаете… Не хотите вернуться к старой работе? Как я понял, вы близко подошли к принципиально новому типу катализатора…

— Я закончил бы его за месяц, — неожиданно для себя в сердцах сказал Игорь. — Но прекратилось финансирование. Приборы, материалы…

— Всё у вас будет, — сообщил чёрный человек. — И белка, и свисток. Надо разогнать воздействие на организм одного довольно известного препарата. Чтобы он действовал… ну, раза в три эффективнее.

— И что же это за препарат?

— Героин, — просто сказал человек.

На мгновение померк солнечный свет. Игоря передёрнуло. Ему показалось, что высоко в небе проплыл ястреб.

— Вы понимаете… вы хоть понимаете, что вы мне предлагаете? — дрожащим голосом спросил Игорь.

— Чего лее не понимать? Я это лучше вас понимаю… — улыбнулся Максим, — Только не надо вскакивать на ноги, не надо так жестикулировать. Сядьте, Игорь Брониславович.

И Игорь вновь — к большому своему удивлению — подчинился чёрному человеку.

— Вы получите много денег… — продолжал чёрный человек. — Вы сможете уехать хоть в Австралию. Мы вам сделаем документы. Но уезжать не обязательно — ваше имя нигде не всплывёт. Или вас беспокоит судьба тех несчастных, что сядут на иглу благодаря вашему открытию? Но уверяю вас, на препарат садятся не потому, что он существует…

Задники чёрных сапог Максима украшали массивные подковы.

— По зубам бить удобно, — улыбнулся Максим. — С одного раза — от двух до пяти зубов… Так вот — кроме денег я вам предлагаю голову Янаулова.

Игорь резко повернулся, схватил чёрного человека за отворот куртки.

— Да что вы, ей-Богу, — мягко отвёл его руку Максим. — Я предлагаю вам голову Янаулова. Если хотите, можете убить его сами, я всё устрою. Или я могу его пристрелить. Или взорвать в машине. Если очень хочется, могу отрезать ему голову и принести вам в пакетике…

* * *

Огромная чёрная доска испещрена математическими формулами. Московский университет. В нижнем углу кадра, скрестив руки, смотрит поверх наших голов учёный…

Игорь заметил, что вместе с ним фото изучает фуфыристая девушка в клетчатых зелёных джинсах и в серой фосфорисцирующей куртке. Бурчит себе под нос какие-то цифры, словно пытаясь понять, к чему клонит увлёкшийся математик.

— Аринка, какой официоз, а? — к девушке обратился коротко стриженый молодой человек с кольцом в ноздре — Всё такое парадное. Кроме этой башки на столе. Но это муляж, ненастоящая. Пропаганда против наркотиков. Всё просчитано… Ерунда. Вот я вчера был в ЦДХ на выставке акварелей…

Игорь вздрогнул. Почему он произнёс слово «акварель»? Почему он заговорил об отрубленной голове?

— Выставка как выставка. Можно уже идти на банкет.

Арина махнула стриженому рукой и двинулась к выходу.

Сегодня Арина посетила, наконец, офис Гаева. Он хотел принять её дома, но Арина наотрез отказалась. Мало ли что на уме у старого мудолома.

Гаев сказал, что принял решение о снятии Арины с эфира не только потому, что она перестала с ним жить в значеньи спать. Арину подивила откровенность этого «не только».

Гаев сказал, что его перестал удовлетворять её имидж. И Арина понимала, что он прав. На первых порах, после того как Гаев обнаружил её на стриптизе в своём клубе, она вполне соответствовала образу отвязной шалавы. Клиент звонил с утра в прямой эфир, и Арина начинала кокетничать.

«Как вас зовут? Как же вы провели ночь, Михай? С юношей или с девушкой? Не обижайтесь, вы же знаете, как сейчас… И что было ночью? Сколько раз? Вы смотрели видеофильм? Порнуху? Ага, эротику… Клёво! Борис, вы говорите, что намерены сделать сегодня за день много бабок? Зелёных баксов долларов? А сколько, Борис?».

Зрители канала «Вставайте, ребята» охотно рассуждали о бабках и порнухе и пожирали глазами Арину, которая, беседуя по телефону, егозила по огромному студийному сексодрому: то жопу покажет, то грудь оголит, то почешет трубой между ног.

По началу Арине всё это очень нравилось. По утрам она блядовала перед камерой. Вечерами кокетничала с гаевскими приятелями по кабакам. Ночью подставлялась Гаеву в наивозможных позах.

— Я, Аринушка, переживаю с тобой настоящий эротический ренессанс, — говорил Гаев. — Я уж и не думал, что задрав девке юбку, можно увидеть что-то принципиально новое… Оказывается, можно.

Но новизна скоро приелась Самсону, он всё чаще оставлял Арину одну. И у Арины появились другие интересы: в гостях у Зайцева она познакомилась со своими сверстниками, которые сразу осмеяли её монументальные тряпки от Армани, показали ей магазин «Наф-Наф» и стали давать книжки и фильмы. Они и сами играли музыку, сочиняли стишки и носились с безумными проектами. Один парень, например, мечтал снять полнометражный художественный фильм про свою черепаху, а другой делал большие картины из деталей разломанных компьютеров…

Вскоре Арина уже стеснялась задирать до пупа сорочку и даже испытывала лёгкую тошноту, когда какой-нибудь Миша Ебунчик с утра пораньше хрипел ей в прямом эфире, что предпочитает, мля, мулаток из «Балчуга» и виски, блин, «Баллантайн».

Кроме того, она узнала, что настоящая телевизионная звезда должна получать больше денег, чем ей платит Гаев. Она придумала — для того же утреннего эфира — свою программу, посвящённую странным увлечениям. Кто-то устраивает петушиные бои, кто-то прыгает с тарзанки, кто-то чешет ногой за ухом… В одном клубе она познакомилась с человеком-собакой, который оказался вполне уважаемым художником.

Вот о таких интересных, с живинкой, людях Арина и предложила делать семиминутные весёлые очерки. Каждый день — новый человек. Пусть с маленьким, но со своим эксклюзивным прибамбасом. Арина нашла начинающего продюсера, который загорелся этим проектом. Арина думала, что Гаев обрадуется свежей идее. Но Гаев стал топать ногами, брызгать слюной и орать, что она, малолетка безмозглая, должна сидеть на простыне, чесать трубой воронку и не вонять по пустому в ведро…

У Зайцева в Теремке Арина давно заприметила валявшийся среди прочей смешной чепухи громадный вибратор. Однажды она взяла его домой. Поняв, ближе к часу ночи, что Гаев вернётся на четвереньках и вряд ли вспомнит про эротический ренессанс, Арина решила опробовать действие волшебного снаряда.

Арина включила купленный в «Пути к себе» компакт с морскими шумами. Влажный плеск волн наполнил комнату нежным курлыканьем далёких птиц, музыкой пляшущих водорослей, писком моллюсков, невнятным бормотанием рыб…

Арина, сама превратившаяся в волну, выгибала послушное тело. Лёгкое жужжание вибратора вплеталось в гул морских глубин. Влагалище хлюпало, как вода в резиновом сапоге после грибного дождя. Вибратор плавно входил в её горячие недра, словно в морские пучины подводная лодка.

Арина закусила губу. В морском-океанском дне словно вырвали пробку-затычку. Тонны воды с хищным свистом устремились в пустоту. Арина почувствовала, как её лоно заполняется благодатной слизью. Вибратор обмяк, жужжание пресеклось на верхней ноте. Арина осторожно вытащила из себя липкий початок и поцеловала его.

— Ложись! Ложись, препинда саратовская, ложись! — Гаев орал так, что слюна вылетала у него изо рта увесистыми ошмётками: каждый плевок мог заполнить рюмку. Вчера он выпил полтора десятка таких рюмок с разными крепкими напитками, а утром, почуяв, очевидно, обострённым чувствилищем соперника, сунулся в Аринину сумочку и нашёл там вибратор. Ещё пахнущий вчерашним Арининым кайфом.

— Глазки закрывай, ноги раздвигай, сука! — даже сейчас Гаев не мог отделаться от идиотской любви массовика-затейника к эстрадным рифмам.

— Зачем глазки-то закрывать? — пробормотала Арина, но послушно легла на антикварную кровать, задрала рубашку и раскинула ноги. Пусть любуется.

Девки в Сосновке мерились в бане или на речке своими бобриками: Аринин всегда признавали очень удачным. Пухленький, аккуратно прикрытый — только бутончик клитора немножко выпрастывается, аленький такой цветочек.

Арина вспомнила ходившую в Сосновке историю про одну саратовскую девушку, у которой была писька-розочка необычай-нейшей красоты. Девушка не считала себя вправе скрывать чудо от людей, а потому дарила свою любовь всем подряд и однажды заболела дурной болезнью. Пришла к врачу, а тот как увидел письку-розочку, так и влюбился в неё до конца своих дней. Быстро согнал с неё всех мандавох, женился на девушке, и они жили долго и счастливо. Арина расхохоталась.

Массовик-затейник побагровел, надулся и мелко затопал.

— Валерьянки! Валерьянки! — заорал Гаев.

— Зачем валерьянки? — спросила Арина.

Гаев ухал, раскалился до красна, как паровой молот.

Откуда-то взялся пузырёк. Гаев зубами сорвал крышку и вылил содержимое прямо в Аринину зду. Арина закричала от холода и неожиданности. Гаев выхватил из-под кровати кота и ткнул его носом в валерьянку.

— С котом, с котом! — орал Гаев. — Не хотела со мной, трахайся с котом!

Кот Прометей ударил шершавым языком по клитору. Арина хотела вскочить, но не смогла: в очах Гаева горели костры, возводились и крушились дворцы, блистали молнии. Словно руководя Прометеем, как марионеткой, словно дирижёр, запавший на Вагнера, словно адский шоумен воздымал он и опускал крючковатые распальцованные руки.

Такой же ужас — или благоговение — он наводил на участников своего самого знаменитого, самого скандального, самого прибыльного шоу — «Стрип-стрит». Игроки рассказывали Гаеву.

О дурных привычках и болезнях,

О супружеских изменах и тайных соблазнах,

О детских страхах и хрустальных мечтах,

Состригали с себя прямо в студии волосы,

Кололи себя ножиками и хлестали друг друга по щекам,

Ели с пола из мисочки «Чаппи» и «Вискас»,

Показывали задницу и гениталии,

Испражнялись у всех на виду в огромные ночные горшки,

И были благодарны Гаеву за то, что он вытащил из них на свет божий все тайные пакости и мерзости. А Гаев одаривал их за это.

Телевизорами,

Мотоциклами,

Видаками,

Шмудаками,

Холодильниками,

Автомобилями,

Дублёнками,

Полным Брокгаузом и Ефроном,

Компьютерами,

Круизами,

Пылесосами,

VIР-абонементами на Кубок Кремля,

Сотовыми телефонами.

И ювелиркой.

Кот Прометей зарывался мордой глубже и глубже, словно собирался обнаружить где-нибудь в районе матки вечный источник валерьянки. Арина всегда ненавидела Прометея, а сейчас испытывала просто рвотное омерзение. Горький комок подкатывал к горлу.

Прометей вдруг вылез из сладкой пещеры, глянул на Арину безумными, как у Гаева, очами, мявкнул и больно укусил Арину за клитор. Она закричала, схватила Прометея за хвост, и швырнула его в потолок.

До потолка кот не долетел, но сильно ударил лапой подвернувшуюся по пути люстру, порвал какую-то цепь, и на Гаева рухнул хрустальный дождь.

Разговаривали они на удивление спокойно. Остыли. Гаев уже не хотел продавать Арину какому-нибудь греческому миллионеру — из тех, что держат на хорошо охраняемых островах целые гаремы наложниц с разных концов света.

Арина уже не хотела рвать на голове Гаева редкие с проседью волоски или поджигать его квартиру с видом на Триумфальную арку. Она думала о том, что, в сущности, почти всем обязана этому человеку.

Без него она в лучшем случае продолжала бы кривляться вокруг шеста в клубе.

А в худшем — кормила бы раков в Москва-реке с порезом через всё горло от ножа слишком крутого любовника, проигравшего её жизнь дружкам-бандитам. Поставил на «Аланию» против «Динамо» и ошибся, бывает. Так странно закончила свою жизнь Люся Петрова, предыдущая сосновская красавица, вздумавшая покорить Москву. А она, Арина, пока цветёт и пахнет.

И машину — правда, старую, поучиться — подарил ей Гаев.

И большую часть денег на квартирку дал Гаев.

— Деньги-то отдай, — сказал Гаев, выуживая из ноздри большую чёрную козулю. — Торопить я тебя не буду, но деньги отдай. Месяца тебе хватит?

Это Гаев называет «не торопить». Понимает же, что не то что за месяц, а и за полгода Арине неоткуда взять тринадцать тысяч баксов.

— Могу отдать через неделю, — сказала Арина. — Если продам квартиру.

Гаев великодушно развёл руками:

— Что же ты сразу, продам квартиру… Что я тебе — ствол под нос сую? Не отдавшие деньжат под курганами лежат… Ладно, потерплю. Сколько тебя надо месяцев? Два?

Гаев великодушно развёл руками, но внутри у него снова затарахтел злобный моторчик: стерва, параша сопливая, вытянула из меня деньги, знала, что не будет со мной жить, купила квартиру и слиняла, караганда вонючая…

— Два, — сказала Арина.

— Два, — сказала Арина. Она ещё не обжила свою крохотную конурку на Нижней Масловке. Там не было даже холодильника: еду на вечер она покупала по дороге.

Знакомые посмеивались над любовью Арины к глупым американским бутербродам. Что с них взять, они никогда не жили в Сосновке…

Только непонятно, зачем она купила два Биг-Мака. Ела она довольно мало.

Много непонятных, странных вещей происходит. Сегодня, когда Арина выходила из Малого Манежа, прямо перед ней огромный самосвал раздавил в лепёшку бежевую «Волгу» с человеком внутри. Причём Арине показалось, что зелёный БМВ, который не дал «Волге» выехать на Большую Дмитровку, запирал её специально. Арина на всякий случай запомнила номер.

Арина вздрогнула от телефонного звонка.

Когда разговор закончился, лоб Арины был покрыт густым слоем пота. Подмышки и пах тоже срочно требовали душа и дезодоранта. Сердечко стучало в такт коротким гудкам.

Она что-то прибирала, она, успокаиваясь, курила косяк, она искала чистое бельё, она красила губы, она замечала на столе два Биг-Мака и удивлялась, что пригодятся оба.

— Больницей пахнет, — виновато сказал он, когда Арина, уткнувшись лицом в складки его куртки, почувствовала далёкий аромат карболки и нашатыря.

Волосы его пахли ветром и порохом, мозоли — металлом, губы — её помадой, а потом анашой, а потом «Макдональдсом», а потом смесью его семени и её слизи, шрам на щеке — старой кровью, глаза — влажными снами.

— А почему тебя зовут Матадор? — спрашивала Арина, оседлав его, как ковбой мустанга, и он подкидывал её высоко — так, что она взлетала под потолок и, опускаясь, точно нанизывалась на блистающий член.

— Тебе не больно? — спрашивал Матадор, погружая указательный палец в её трепещущий анус, и она, смеясь, сама вводила в зад его напряжённый жезл. Бережно, как помещают в вату до следующего декабря новогодние игрушки.

— Откуда у тебя шрам? — спрашивала Арина, и он рассказывал, как в детстве упал с черёмухового дерева и разодрал щёку о сук, и что всякий раз, вспоминая об этом, он будто чувствует во рту вязкую, большую, как детское лето, черёмуховую кашу. Она не верила, она бережно гладила шрам, представляя необычайные приключения офицера госбезопасности, нож, летящий в лицо, пулю, потрепавшую по щеке. Тогда он говорил правду: шрамом он обязан кабану, с которым встретился на охоте. Она всё равно не верила.

— Тебе вкусно? — спрашивал Матадор, и она улыбалась одними глазами, глотая сперму, как блокадник глотает случайную пайку — подарок судьбы. Выпуская член изо рта, она провела кончиком языка по ободку головки — словно подвела черту, подчеркнула важное место в книжке своей жизни…

Потом Матадор заснул. Арина долго сидела рядом с ним, всматривалась в его лицо, трогала его шрам и ресницы, и Матадор улыбался во сне. Арина вспомнила стихи, на которые наткнулась, листая в Теремке у Зайцева томик Пушкина:

Не разглядывай ночью мужчину, уснувшего после любви. Он ничуть не устал, а на время от нежности умер.

Несколько дней назад, у Политехнического музея, этот мужчина умирал у неё на руках, а она пыталась оживить, расколдовать его жарким поцелуем в губы. И когда она его поцеловала, он также по-детски беспомощно улыбнулся.

— Эта женщина умерла несколько тысяч лет назад. Но время сохранило её красоту для потомков. Полярная экспедиция обнаружила её замороженной в глыбе вечного льда. Экспедиция продала находку сюда, в Британский музей…

Седовласый старик был рад случайному собеседнику в ночном пустом баре. Этот русский парнишка угостил старика пивом, потом виски и с искренним интересом слушал старые лондонские легенды.

Серое здание Британского музея было видно из окна паба.

— Что же дальше? — спросил Огарёв.

— Находку поместили в подвал, в специально оборудованную холодную комнату… Специалисты, накинув шубы, заходили туда полюбоваться красавицей. Художник увидел красавицу и… влюбился в неё.

— Влюбился в доисторическую женщину? — удивился Денис. Голова кружилась — от выпитого пива и виски, от хоровода впечатлений.

— Он получил разрешение нарисовать её портрет, — продолжал старик. — Его пускали с мольбертом и красками в её ледяные покои. И он, согревая дыханием замерзающие пальцы, писал свою странную возлюбленную, чьи пронзительно-голубые глаза смотрели на него из глубины ледяной глыбы. С каждым днём он любил её больше и больше.

— Бедный художник, — Денис заказал ещё два пива.

— И в один прекрасный день, — старик говорил из сладкой полудрёмы, — он решил, что должен разбить ледяной чертог и вернуть красавицу к жизни. Он решил, что поцелуй расколдует её, вырвет из ледяного плена.

«И он сможет не только любоваться на неё через лёд, но и трахать её, как обычную лондонскую тёлку, — подумал Огарёв. — Какая романтическая история!».

— У него был ключ от ледовых покоев… Как-то ночью художник пробрался к красавице, развёл около льдины маленький костёр и стал долбить её ледорубом. Временами ему казалось, что из глубины льда она протягивает к нему руки, словно говорит: освободи меня, любимый, я хочу быть с тобой…

Паб закрывался. Хозяин опускал серебристые жалюзи. Денис и старик вышли на улицу и двинулись к громаде Британского музея.

— Совершенно обезумев, художник крошил ледяную глыбу. Красавица улыбалась ему, ждала его, рвалась из своего векового чертога. Уже ближе к утру он добился своего: отвалился очередной кусок льда, и художник оказался нос к носу с красавицей. Но его губы встретили не жаркий ответ любви — они провалились в гнилые рассыпающиеся ткани. Художник почувствовал выпущенный им на волю тысячелетний смрад. Художник, опомнившись, бросился к двери, но оказалось, что в ночной горячке он потерял ключ. Напрасно он молотил в железную дверь. Эти подвалы хорошо скрывают звуки…

По стенам Британского музея клубились мрачные тени.

— Его открыли только через несколько часов, и волна смрада в несколько секунд пронеслась по всем залам музея. Целый месяц потом служащие отмывали от запаха экспонаты…

— А художник? — спросил Огарёв, — Что случилось с художником?

— Его отвезли в Бедлам. Там он и умер спустя много-много лет…

Старик исчез незаметно. По стенам Британского музея клубились мрачные тени. Потеряв счёт времени, Денис смотрел на серое здание и представлял себе чудовищные сцены.

— Двадцатку, — Денис почувствовал лёгкий толчок. Его обступили три подростка — двое чёрных и мулат. Один поигрывал металлическими шарами на толстой цепочке. В больших, как компакт-диски, глазах Денис прочитал угрозу.

— Двадцать фунтов, — повторил мулат голосом, не терпящим возражений.

Почему двадцать фунтов? Что-то Огарёв слышал про двадцать фунтов… Ах, да! Ему советовали носить в отдельном кармане двадцатифунтовую бумажку. Именно столько стоит доза героина. Такой бумажкой молено откупиться от наркомана… У Дениса не было отложено двадцать фунтов. Дрожащими пальцами он достал кошелёк, вытащил оттуда нужную купюру, протянул мулату. Один из чёрных грубо выдернул кошелёк у него из рук.

— Э-э, мы так не договаривались, — Денис потянулся за своим кошельком.

— Животное, — сказал чёрный и ударил Дениса ребром ладони по шее.

Денис охнул и схватился за шею. Мулат пнул его ботинком в яйца. Денис согнулся пополам. Тяжёлые шары метались, как два озверевших глобуса, слетевших с орбит. На счастье, вдали раздался тревожный полицейский свисток, грабители провалились сквозь землю. Не иначе, в подвалы Британского музея.

В участке ему промыли, забинтовали раны, утешили, что кости не перебиты, объяснили, что нападения наркоманов на одиноких ночных путников пусть и редки, но будут происходить всегда, пока существует героин. А так как героин вечен, то и нападения будут происходить вечно.

Он спал пятнадцать часов. Ему снился лёд.

Гаев покончил с гусем, вытер руки и лицо громадной салфеткой. Взял зубочистку и отправился в путешествие по зубным просторам, выцепляя из укромных уголков кусочек мяса или вытягивая жилу, застрявшую между зубами.

Ему нравилось заниматься своими зубами. Нравилось вычищать их после еды и драить щёткой по утрам. Нравилось счищать' с них каменный налёт нежножужжащей машинкой.

«В бизнесе главное — крепкие зубы, — любил повторять Гаев. — Откусить и хорошенько пережевать… Только тот раскатит губы, у кого крутые зубы…».

Когда-то у него был «дежурный героинщик» Стёпа. Когда появляются продавцы с партией товара, нужен человек, который первым пустит в себя этот непонятный продукт. Проверит качество. Если товар окажется грязным, этот человек умрёт.

Гаев однажды краем уха услышал, как Стёпа рассказывает о своих зубах. Которые, на самом деле, не зубы, а горы. Целые горные кряжи и горные цепи, под героином так увлекательно путешествовать по ним кончиком языка…

— Зубы — единственная часть скелета, которая выходит наружу, — Гаев запомнил эту стёпину фразу и потом даже использовал её в рекламном ролике зубной пасты «Интердент».

Появился Козлов с телефонной трубкой.

— Журналист Огарёв набирает из лондонской гостиницы наш контактный телефон. Один раз набрал, положил трубку, сейчас снова набирает…

Гаев кивнул. В трубке у Козлова что-то пробормотал невидимый оператор.

— Теперь он набирает телефон, оставленный ему эфэсбэшниками, — бесстрастно сказал Козлов.

— Хорош гусь, — нахмурился Гаев.

— Кладёт трубку, не стал говорить… Теперь он снова набирает наш телефон…

Глава шестая.

Матадор давно не был на танцах — Одноногая чернокожаялесбиянка — Акварель растекается по стране — Силовикиатакуют технодром — Птицы выклёвывают глаза, а рыбы выедают сердца — Восковая фигура изобретателя телефона впервые увидела смерть — На кухне Матадора вырос мак — Что может быть вкуснее шоколадного члена? — Матадор не хочет называть пароль.

Акварель для Матадора

Бум-бум-бум.

Сто, сто двадцать, сто шестьдесят.

Матадор переступил порог. Ему показалось, что он вошёл внутрь марки ЛСД.

Бум-бум-бум.

Сто восемьдесят, двести, двести двадцать.

На каждый бум — судорога прожекторов. Слоёный дым ходит ходуном. На каждый бум обрушивается потолок.

Двести шестьдесят ударов в минуту.

Металлические конструкции вылетают из темноты, проносятся по диагонали. Танцпол балансирует под углом сорок пять градусов.

Сделай кто-нибудь неверное движение, и пол встанет колом, отверзнет бездну. И туда скатятся-ссыплются ядовитые фигурки танцоров.

Или, может быть, их ботинки на высоких пробковых и пластмассовых платформах, — магнитные ботинки?

Счастье есть… Тум — тум — тум… Его не может не быть… Бам-бам-бам…

Отсутствующие взгляды людей, которые давно спят днём, а живут ночью.

В центре техношабаша Матадор оказался впервые. Разноцветные парики, клоунская одежда, картинки на лице, татуировки, панамы и бескозырки, пионерские галстуки…

— Фрики, — наклонился Караулов к уху Матадора, — Их называют фриками…

— То есть, уродами? — перевёл на русский Матадор.

— Уродами, да, — согласился Караулов. — В средневековом цирке всегда была парочка карликов и одна бородатая женщина… Иногда все флаеры на бесплатный проход в клуб раздают фрикам…

— На черта?

— Мода. Чем больше у тебя на вечеринке уродов, тем больше о ней напишут в журнале.

— А если я сам по себе инвалид, без рук-без ног?

— Попробуй, приди в следующий раз без руки, — пожал плечами Славка. — Слыхал же анекдот: следующим президентом США будет одноногая чернокожая лесбиянка…

Бум-бум-бум.

— Так Башкир бы здесь хорошо смотрелся с высунутым языком…

С гиканьем и визгами мимо пронеслась гусеница. Два десятка половозрелых граждан выстроились в затылок, как в детском саду, и прыгали по «Арматуре», держа друг друга за плечи. Кто-то схватил Славку за руку и утащил в толпу.

Бам-бам-бам.

С утра Серёга Сафин пытался найти Акварель в Измайловском парке. Потом преследовал какую-то вишнёвую «девятку», но на трассе на скорости въехал в яму. «Девятка» ушла, а Сафин прикусил язык так, что он теперь не влазил в рот.

Конечно, идти на рейв с Карауловым должен был Серёга. Все в отделе знали, что Серёга и Славка ходят в клубы не только на задания, но и чисто потанцевать, закинувшись марочкой кислоты или колёсиком экстази.

Матадор был уверен, что такие крупные спецы по молодёжной культуре быстро принесут ему два ведра Акварели и дюжину имён-адресов акварельных пушеров. Шиш с кетчупом. Уже целую неделю Сафин и Караулов — без марок, без колёсиков, в лучшем случае под травой — тусовались по самым радикальным местам Москвы.

Без марок, без колёс и без всякого результата.

— Вы, наверное, выпиваете всю Акварель на месте и не хотите делиться со следствием, — ворчал Матадор.

— Всё пидоры в скверике выпили, нам не оставили, — отвечал невоспитанный Сафин.

Без марок, без колёсиков было терпимо два дня, три, ну, четыре, а потом становилось сущей мукой. Вокруг царила конкретная кислотная расслабуха. Как прийти на пляж в жаркий день и сидеть среди голых тел, не снимая бушлата, ушанки, войлочных штанов и валяных сапог…

Заняв позицию у буфетной стойки, Матадор наблюдал за девушкой, которая старательно перебирала ногами по световому пятну, не давая ему ускочить за колонну.

На лице её проступали зелёные, оранжевые и голубые спирали, словно это не лицо, а экран цветомузыкальной установки.

Матадор прекрасно знал эти спирали на роже — сам видел в зеркале. Такой эффект даёт ЛСД.

Но Матадору нужна была Акварель.

Он пошёл в игровую зону.

Ага, вон тусуются у игровых автоматов два подозрительных парня.

Матадор подошёл поближе. Вернее, под-танцевал поближе, невольно подстраиваясь под техноритм.

Два подозрительных козла.

Один одет под стилягу: галстук с обезьяной Чи-чи, узкие брюки, фиолетовые очки.

Другой — в детский комбинезон с короткими штанинами, в пёструю рубашечку с какими-то шариками.

Пьют шампанское. В шампанском удобно растворить таблеточку Е: весёлые пузырьки радостно погонят препарат в кровь.

Матадор вздохнул. Экстази тоже не было в круге его сегодняшних интересов.

Но нигде не мелькнёт — ни в пузырьке, ни на дне стакана — алая капля.

Технодром «Арматура» был устроен в старом хоккейном дворце. Чил-аут, место для отдыха, оборудован прямо на трибунах. Матадор развалился в кресле, закинул ноги на передний ряд. Пожевать в неверном свете армадилло солёную кукурузу, запить её газировкой Rеd Dеvil.

И послушать, что говорят рядом. Матадор вставил в ухо маленький слуховой аппарат.

— Техно подмахивает попсе, — жаловался друзьям фрик в трёх бейсболках и с янтарём в ноздре. — Все эти грувы, иванушки… Если так пойдёт дальше, вместо фриков клубиться будут бандиты.

Нет, не то…

Через некоторое время Матадор нашёл, что искал: несколько человек рассказывали друг другу байки об Акварели.

— В Риге мужик наакварелился, выронил зеркальце из окна. Ой, говорит, бляха-муха, где моё отражение? Сиганул следом. Два часа потом от асфальта отскрёбывали…

Такого случая Матадор не знал. Видимо, так преломились слухи о прыгнувшем из окна сыне депутата Значкова…

— Да фиг ли там, у меня знакомый закатился под троллейбус…

Ну-ка, ну-ка…

— Борька Бергер из ГИТИСа дёрнул Аквы в скверике на Восстания… У высотки. Решил, что превращается в собачку, дворняга какая-то через плац перебегала. Рыпнулся за ней — и под рогатого.

Всё правильно, под троллейбус Б.

«Бэ. Бергер», — сказал бы Барановский.

И версия про собачку — правда, про болонку — в ФСБ гуляет.

И откуда эксперты знают, что студент стал превращаться в собачку?

Странная телега: якобы под Акварелью человек склонен превращаться в самые разные предметы. Говорят, так действует мухомор, который входит в состав Акварели. Но почему решили, что студент превращался в собачку?

А, может быть, в песчинку, которую ветер гнал через площадь Восстания?

А, может, в грязь на колесе троллейбуса Б?

Не очень-то Матадор верил в эти превращения.

— А про «Чипполино» слышали?

— Опять кого-то в сортире трахнули?

— Нет, там парнишку током убило. Подогрелся Акварелью, полез в колонку, всё там расхерачил, его и замкнуло…

— Любопытная хрень. Надо попробовать.

— Надо на хате, спокойно, с ассистентом. Чтобы не дал в окно без парашута…

— Смотри, это героиновая параша, можно подсесть…

— Ну, с одного-то разу не подсяду… Я слышал, её здесь можно взять.

— Я знаю, где… Это надо спуститься…

Случай в клубе «Чипполино» тоже был. Только учащийся ПТУ Кононов не погиб, разодрав провода в колонке, а получил сильный болевой шок.

Он рассказал в больнице, что принял Акварель и скоро почувствовал, что превращается в музыку. И когда ближе к утру музыка затихла, спряталась в колонке, Кононов бросился за ней.

Мотылёк, летящий в огонь, куда разумнее учащегося Кононова.

И что самое странное — едва Кононов стал рассказывать, где он купил Акварель, так сразу потерял сознание и не приходит в себя уже третий день. Будто какие-то мистические силы не дают группе Матадора выйти на след…

Вот и теперь — стоило парню в чил-ауте заговорить, где он видел Акварель, как толпа взорвалась страшным рёвом.

— Ху-у-у-у-у-у-у-й-й-й-е-е-е-е-еЙ!

— Вау!

— Ху-у-у-у-у-у-у-й-й-й-е-е-е-е-еЙ!

Место у пульта занял DJ Хуй, самая горячая — с пылу, с жару — звезда московского рейва.

Наголо бритый плотный парень с лицом, спрятанным под толстым слоем пудры, вошёл в освещённую будку. Медленно надел чёрные наушники.

Люди, клубившиеся в чил-ауте, ссыпались с трибун вниз. Матадор поспешил за ними.

DJ Хуй искупал лицо в луче прожектора, и в толще белой маски вспыхнули миллионы золотых, изумрудных, бриллиантовых искорок-блёсток.

Бум-бум-бум.

Тонкие длинные пальцы ди-джея летали над чёрными озёрами пластинок, как два белых лебедя. Притормаживая и ускоряя диски, приглушая и распахивая звуки, DJ Хуй высоко запрокидывал голову, словно артистический пьяница, картинно забрасывающий в себя рюмку трудной воды.

Бум-бум-бум.

Сто — сто двадцать — сто сорок — сто шестьдесят.

— Вау! Вау! Вау!

Тени фриков — увеличенные, разукрашенные, изломанные — кружились хрустальным калейдоскопом.

— Я нашёл, — горячо шепнул Матадору в ухо всплывший из темноты Славка Караулов.

— Смотри туда, где настольный хоккей… — горячо шепнул Матадору в ухо Славка Караулов. — Человек в чёрной майке. С коротким рукавом…

Матадор швырнул взгляд сквозь слоёный дым, сквозь многорукий и многоногий красочный танец.

Люди и фрики для этого танца — что пузырьки для шампанского, что льдинки для коктейля.

Как человеку насрать, что он состоит из молекул, так танцу насрать, что он состоит из людей.

— Вау! Вау!

Славка купил Акварель. У человека в чёрной майке с коротким рукавом.

Славка должен срочно уносить пузырёк из клуба. Матадор должен пасти парня в чёрной майке.

Может, с него удастся начать разматывать цепочку.

DJ Хуй уверенно вёл сет к кульминации. Сквозь тесный частокол нот он, казалось, вдыхал в зал чистую энергию.

В ювелирную мелодию вплелась горячей нитью — словно след от нагайки вспарывает белое изнеженное тело — автоматная очередь.

«В потолок стреляют», — успел подумать Матадор, не успев удивиться тому, что стреляют.

Страшный, яркий, операционный свет сорвал холст с волшебными картинами рейва и ночи.

— Все на пол! Лежать! Руки за спину! Марафет — сдать!

Спецназовец в сиреневом камуфляже Силового Министерства — ноги на ширине плеч, чёрная полумаска — опустил огромный матюгальник.

Вот тебе, матушка, и ишачья пасха…

Расслабленная клубная публика, не привыкшая к грубому обращению, растерянно переглядывалась. На пол никто не ложился.

DJ Хуй остановил вертушки. Последние звуки, зажатые на взлёте, жалобно пискнули в его пальцах.

Что за блажь — в дорогом месте, почти в центре Москвы, в пяти километрах от Кремля, уложить на пол несколько сот человек?

— Ле-е-е-жать, ско-оты! — командир силовиков, мужик под два метра ростом, понял, что вшивые клубные трясуны сомневаются в его приказе, побагровел и заверещал.

Командир силовиков схватил за волосы крохотную рыжую девушку и в наступившей гробовой тишине швырнул её лицом на танцпол.

— Блядь! Наркота! Всем на пол! — орал командир.

Сиреневые люди в полумасках уже орудовали в толпе прикладами автоматов. Матадор быстро оглядел зал, сделал несколько шагов в сторону и лёг так, чтобы видеть Славку.

Человека в чёрной майке он не увидел.

По танцполу уже струились робкие ручейки крови.

Матадор не мог даже нажать сигнальную единицу на сотовом телефоне. В «Арматуре» сотовая связь не работала: здесь ставили радиозавесу.

Высоко под потолком несколько раз беспорядочно пырскнули молнии.

В планы Матадора и Караулова вовсе не входила встреча с силовиками. Во-первых, между ФСБ и ведомством генерала Анисимова существовала стойкая взаимная неприязнь. Руководство билось в верхах за круг прав и обязанностей министерств и за бюджетные деньги, а нижние чины при всяком удобном случае норовили пересчитать своим коллегам зубы и рёбра.

Во-вторых, и в главных, если силовики отберут сейчас у Караулова Акварель, то ни за что не отдадут. Хорошо, если выпьют и забудут. А скорее — попытаются навесить на Славку дело.

— Силовое Министерство убеждает Президента признать дело об Акварели делом особой государственной важности, — говорил на последней летучке генерал Барановский. — А такие дела передаются Силовому Министерству. Не исключено, что кто-то из высших силовых начальников лично контролирует рынок Акварели. Конечно, они сами хотят расследовать собственные преступления…

— Доверь щуке за карасями присматривать, — глубокомысленно изрёк Рундуков.

— Им нужно во что бы то ни стало опустить наше ведомство, — продолжал Барановский, — Возможны провокации против вашей группы…

Силу таинственного врага группа уже почувствовала.

Матадор, имея на руках постановление прокурора, приехал в Госдуму проводить обыск в кабинете погибшего депутата Значкова. Но думская охрана наотрез отказалась пропустить эфэсбэшников в здание в Георгиевском переулке. Было заявлено, что бумажки от прокурора мало, нужно разрешение от самого Силового Министра и подпись спикера. Особый, видите ли, объект.

Спикер уехал в срочную командировку в Северную Корею, а Анисимов, гандони-ще, разрешения не дал и стал требовать на кабинете министров перепоручить дело его хлопцам. Вопрос завис.

Пока в бюрократических коридорах шла перепалка, старлей Рундуков с парой способных парнишек, проникшие в Думу по пропускам помощников депутатов, круглосуточно дежурили у опечатанной двери значковского кабинета.

Барановский строго-настрого запретил ломать дверь, ограничив задание наружным наблюдением. Рундуков скрежетал зубами: всего один удар плечом и, пожалуйста, документы в руках…

Матадор был взбешён ещё больше. Он даже строил планы войти в Думу и произвести обыск, не обращая внимание на парламентскую секьюрити. А что? Отодвинуть от турникета холёных думских молодчиков — дело двух-трёх секунд. При взламывании двери можно собрать журналистов и показать им постановление прокурора.

Не начнут же охранники стрелять. Понимают, что их первыми вынесут после этой пальбы ножками вперёд.

И делу польза, и силовикам нос утереть…

И вот, пожалуйста, кто кому утирает нос… Сиреневые люди в полумасках споро и грамотно обыскивали лежащих. Недалеко от Матадора тихо плакала, хлюпая разбитой сопаткой, девчушка, по лицу которой совсем недавно гуляли оранжевые и голубые спирали.

Жёсткие пальцы силовика сыграли гамму на матадоровых костях. Человек в камуфляже выдернул из кармана Матадора сотовый телефон и легко разломил пополам.

Матадор поймал сиреневого человека за запястье, сильно крутанул его против часовой стрелки и, когда человек ойкнул, Матадор, приподнявшись на одном локте, вторым резко двинул назад и вверх. В чёрный треугольник склонившейся над ним полумаски…

Матадор вздохнул: нет, нужно терпеть. При малейшем сопротивлении его изрешетят автоматными очередями. И спишут на борьбу с наркомафией…

Славка лежал метрах в десяти, почти напротив. Чуть-чуть подняв и повернув голову, Матадор смог увидеть его. Успел ли он избавиться от пузырька? Или будет официально объясняться с силовиками?

Это опасно. Никаких ксив на операцию «Акварель» не существовало. А устный приказ к делу не подошьёшь.

Какая удача: Силовое Министерство поймало эфэсбэшника с Акварелью! Конечно, после такой пенки расследование дела о героине с мухоморами следует отобрать у Лубянки…

Приподняв голову, Матадор заглянул Славке в глаза. Два провала, полных холодной свистящей пустоты. Славка успел избавиться от Акварели. Он её выпил.

Сиреневый силовик нагнулся над Карауловым, пробежал ладонями по рукавам, по бокам, по штанинам… Вытащил сотовый телефон, швырнул его об стену.

Караулов поймал сиреневого человека за лодыжку, сильно и неожиданно дёрнул, и когда человек споткнулся и опустился на одно колено, Караулов приподнялся, обхватил силовика сзади за горло, повалил и начал душить…

Матадор вздохнул и ткнулся носом в пол.

— Здесь аккуратнее, корень…

Всякий раз, когда Матадору доводилось нести гроб, он не уставал удивляться его тяжести.

Почему так? Потому что смерть должна быть тяжела…

Всякий раз, когда Матадор видел циничные лица отечественных гробовщиков, он вновь подтверждал однажды данную себе странную клятву: не быть похороненным в России.

— Аккуратнее, корень!

Матадор всё же запнулся о толстый, хитро заверченный корень дуба. Как по заказу, с утра на Москву обрушился дождь. Ботинок заскользил по мокрой глинистой почве.

Матадор удержался на ногах, но гроб уже потерял равновесие, и Матадор почувствовал, как там, наверху, Славка начинает заваливаться набок… Чьи-то руки подхватили гроб. Матадор отошёл в сторону.

— …навсегда останется в наших сердцах…

Ну, а где ещё? Ясно, что в сердцах. Никак уж не в жопах.

Матадор бросил на крышку гроба горсть земли. Арина взяла его за руку, прижалась к нему, заглянула в лицо. Дождь продолжался.

— Я тебе рассказывал про племя… В Африке… Там человека не хоронят в земле. Его кладут в пирогу и отправляют в последнее путешествие по реке. Птицы выклёвывают ему глаза, а потом вырывают из него куски мяса. Если буря — лодка переворачивается…

— …сыночек…

— …навсегда…

— …сыночек…

— …лодка переворачивается, и он становится добычей рыб.

— Рыбы тоже едят человека? — Арина вздрогнула от порыва ветра.

— Рыбы тоже едят человека… Всё равно гроб сгниёт, все равно червяк проползёт к телу… Зачем прятать тело от птиц и рыб и отдавать его на растерзание червякам? Глупо…

Арина взяла Матадора за руку, крепко сжала его ладонь.

— Новые русские, знаешь, какие себе гробы мастырят? С окошечками, пуленепробиваемые…

— Видал…

— На ВДНХ была ярмарка гробов, — оживилась Арина. — Презентация её была с Неnnеsi… Прикол: там был хрустальный гроб.

— Хрустальный? — удивился Матадор.

— Хрустальный, как у Пушкина. Десять тысяч баксов. Или пятнадцать, не помню. Ещё был гроб с автоотвечиком.

— Да, как раз Славка рассказывал… — улыбнулся Матадор, — Можно, значит, позвонить в гроб, а тебе: «Извините, не могу сейчас вам ответить…».

— Или просто: «Братки, я сдох, лежу тут трупак трупаком»…

— Можно мобильник взять с собой в гроб.

— Глеб, тише, что-то мы развеселились… Неудобно. Похороны…

Да, похороны. Второй день подряд.

Вчера хоронили Дениса Огарёва. «Комсомольская газета» пустила слезу размером в две полосы.

Предположила, что смерть Огарёва связана с его последней публикацией: он оказался первым, кто «рассказал людям правду про Акварель».

Наехала на ФСБ, которая «в очередной раз демонстрирует свою полную профнепригодность».

Матадор редко читал газеты. Но когда читал, то и дело хотел свернуть газету в тугой жгут, поймать автора статьи, засунуть газету ему в задний проход и поджечь зажигалкой Ziрро.

Впрочем, в данном случае следовало признать, что в словах «Комсомольской газеты» есть чайная, но горькая ложка правды.

Иван прозевал Дениса в гостинице. Кто бы мог подумать, что он перелезет на балкон соседнего номера и удерёт через другой выход?

Самое смешное, что соседний номер занимал тоже человек ФСБ. В тот момент, когда Огарёв пробегал через его комнату, хозяин сидел на толчке.

Кто мог ожидать от Дениса такой прыти? Да ещё наутро, сразу после того, как ему крепко досталось от наркоманов…

— Элементарно, Ватсон, — сказала по этому поводу Арина, — Решил поиграть в крутого.

Да, что-то у парня в башке щёлкнуло детективно-приключенческое. Оторвавшись от хвоста (наверняка воображаемого: Денис не мог заметить, что за ним следят), он пошёл не куда-нибудь, а на Бейкер-стрит, 221-6. В дом-музей Шерлока Холмса.

В кармане Огарёва нашли входной билет. Служительница подтвердила, что парнишка с такими приметами с утра припёрся в музей и долго ползал по маленьким комнаткам, особо внимательно разглядывая любимый шприц Великого Сыщика.

Потом отправился по Бейкер-Стрит в сторону центра. Свернул к восковому музею мадам Тюссо. Вошёл в вестибюль.

Подошёл к телефонному автомату, возле которого вальяжно расположилась за столиком со смешной слухаческой трубкой восковая фигура Александра Белла. Мужика, который типа изобрёл телефон.

В 1877-м году он совершил первый телефонный звонок — из Нью-Йорка в Чикаго.

Сто двадцать с лишним лет спустя Денис Огарёв, подмигнув фигуре Белла, звонил из Лондона в Москву. По дежурному телефону, оставленному Иваном и Джоном.

— Алло! Алло! Это ФСБ?

Александр Белл изобрёл телефон, обучая.

Речи глухих. Огарёв не был глухим, но, чтобы услышать сухой щелчок, с которым в этот момент кто-то снял винтовку с предохранителя, надо было обладать нечеловеческим слухом.

— Запишите: Огарёв из Лондона. Я вспомнил, где видел раньше полковника Пушкаря. В перестройку, в Парке культуры…

Пуля попала в рот Огарёву. Вместо потока слов изо рта хлынул поток крови. Огарёв рухнул на колени к Александру Беллу.

…Снова зарядил дождь. Матадор с Ариной оказались как раз на границе. Буквально в метре врезалась в землю сплошная водяная стена, а до них только долетали шальные брызги. Над могилой распустился цветочный магазин зонтов. Казалось, что люди, прощающиеся со Славкой, застыли внутри аквариума.

— Смотри, мы рядом с дождём, — сказала Арина, — можно загадывать желания….

— Загадал, — сказал Матадор. — Уже загадал.

— Какое? — спросила Арина.

— Сначала я хотел загадать, чтобы мы поскорее нашли Акварель… И чтобы в этом деле не было больше смертей. Но потом я решил загадать другое…

Арина вдруг схватила Матадора за рукав и потащила к кладбищенской ограде. На место, где они только что стояли, плавно переместилась стена дождя.

— Смотри, видишь зелёный БМВ? Это машина, которая не давала «Волге» депутата выехать из-под самосвала. Ну, депутата-то у тебя раздавили…

— Дура ты, Аринка, — тихо сказал Матадор. — Не могла издалека показать? Теперь он поймёт, что мы на него смотрим. Ну хорошо, делай вид, что мы просто любуемся далями…

Машина отъехала от ограды. Номер её был залеплен грязью. Первая цифра «пять», дальше непонятно.

— Я помнила номер, — сказала Арина. — Там, у Думы… Я постараюсь вспомнить.

Матадор вытащил телефон:

— Майор Малинин из десятого управления… Только что от Гольяновского кладбища отъехал автомобиль БМВ тёмно-зелёного цвета… Аккуратнее — там может быть очень серьёзный человек…

Это, конечно, было только версией. Уже вторую неделю Матадор искал по всем архивам и неофициальным каналам этого «серьёзного человека». Последние девять месяцев о нём ничего не было известно.

Арина лежала в ванной. Тело, перенесённое из-под холодного ливня в горячую воду, распарилось, раскраснелось.

Арина сунула руку меж ног, потеребила смешной жгутик клитора, который от горячей воды, казалось, ещё больше раскраснелся и разбух.

Так хорошо лежать в ванной, расслабившись, думая о нём. О его голосе. О его шраме. О его теле, руках, бёдрах. О его члене… Он в её руках… Набухает… Темнеет… Огромный, входит в неё… Становится частью её, её нутром… И сама она, её тело — часть его члена, его оболочка….

Всё время, когда Матадор не был занят на службе, они проводили вдвоём. Когда Матадора не было дома, Арина наводила уют в его изрядно запущенной квартире.

Снимала с потолка паутину.

Выметала из углов пыль.

Нашла под холодильником пистолет Стечкина, который Матадор потерял полгода назад.

Мыла окна.

Счищала слоёную сажу с плиты и посуды.

Выкинула к мудям диск группы «ДДТ», где поётся, что родина — уродина. Про родину некрасиво говорить, что она уродина.

Заставила Матадора отремонтировать все розетки, вбить все гвозди.

Купила занавески на кухню, где раньше их вообще не было, — с большими алыми маками.

— Ты что это затеяла? — нахмурился Глеб, увидав маки. — Между прочим, из них и делают героин с Акварелью!

— Это из тех, которые растут на земле, — шутливо оправдывалась Арина. — А из тех, что растут на занавесках, героина не делают.

Вчера она увидела его во сне шоколадным. Лежит на кровати в натуральную величину шоколадный Глеб, голый. Шоколадный член размером с хороший вибратор. Арина откусила член и с аппетитом его съела.

Там, во сне, к ней являлся Гаев и требовал тринадцать тысяч баксов.

— Баксов пока нет, — говорила Арина, — но попробуй, какой вкусный, какой шоколадный хер! Пальчики проглотишь!

С кладбища Матадор, забросив Арину домой, поехал ещё по делам. Обещал, что ненадолго.

К его приходу она готовила большой ужин: салаты, рис, свинина на косточках. Каждый тихий вечер вдвоём она старалась превратить в маленький праздник.

Обнаружила, что нет дома штакет. Конечно, траву можно забить и в сигарету и просто в самокрутку, но из папиросной гильзы курить и удобнее, и приятнее. Хотела позвонить Матадору, чтобы купил на обратном пути, но потом решила всё сделать сама.

Тем более, что в киоске в трёх шагах от подъезда продавали «Казбек». В «Казбек» удобнее, чем в «Беломор», набивать траву. Между папиросной бумагой и гильзой в «Казбеке» растопырена звёздочка, которая не даёт анаше проваливаться насквозь.

Арина выглянула в окно: дождя не было, киоск работал. Высушив голову, Арина пошла за «Казбеком».

В Управлении царило оживление. Сегодня вопрос об Акварели поднимался Там. Это генерал Барановский так говорил, поднимая вверх указательный палец:

— Там!

Президент заболел запоем. Премьер укатил в Париж на «большую восьмёрку». В лавке остался Барышев. Поднял на заседании Кабинета вопрос об Акварели. Случай в клубе «Арматура» был представлен как провокация силовиков, не позволивших Лубянке поймать преступника. Генерал Анисимов сидел как обосранный.

Лубянских специалистов тут же пустили в кабинет Значкова. Барышев вспомнил, что обещал депутату: «Если что, обращайтесь».

Теперь над компьютером колдовали компьютерщики: искали способ обойти пароль. Пока ничего не получалось. Любая форсированная попытка пробиться к файлам закончилась бы тем, что компьютер начнёт форматировать винчестер.

— Поеду сам посмотрю, — мрачно сказал Матадор.

— Ты что-то понимаешь в компьютерах? — удивился Шлейфман.

Матадор ничего не ответил, упрямо тряхнул головой. В машину с ним навязался Рундуков, чтобы продемонстрировать содержимое какой-то папки.

— Вот материалы Огарёва в «Комсомольской газете» с упоминанием Парков культуры… За восьмидесятые годы… Как он сказал, в перестройку.

Материалов было не очень много. В Парке на Красной Пресне открылся современный зал игровых автоматов. Вот чему радовались при Горбачёве. В Парке Горького состоялся концерт группы «Парк Горького». Ну, и так далее… Никаких сенсаций.

— Ага… А это что?

— Списки сотрудников, которые работали в каждом парке в тот момент, когда Огарёв про него писал… Дирекция, дворники… Вот интересная деталь. В ночь после убийства Огарёва в парке на Таганке сгорел административный домик. И, соответственно, все документы.

— Пожар? — обрадовался Матадор. -

Так ты думаешь…

— Почему бы и нет?

— …Я же сказал: он сразу начнёт форматировать винчестер. Исчезнет вся информация. Единственный способ — подобрать пароль.

Матадор, конечно, был недоволен докладом компьютерщика Васи. Паролем, по Васиным словам, может быть любое слово.

— Любое?

— Русское, — уточнил Вася. — Опция пароля настроена на русский алфавит.

— А сколько всего слов в русском языке? — спросил Матадор.

Вася посмотрел на него с интересом.

— В английском, я знаю, семьсот тысяч. В русском, кажется, поменьше. Тысяч пятьсот. Остаётся перебрать полмиллиона вариантов… Но имейте в виду: паролем не обязано быть существительное в именительном падеже или глагол в инфинитиве… Может быть любое формообразование: козёл, козла, козлу… Так что, помножьте полмиллиона на шесть.

— Не хочу, — недовольно сказал Матадор.

— Правильно, — согласился Вася, — Тем более, что и этого будет маловато. Паролем может быть просто бессмысленный набор букв. Или сочетание слов…

Вася подошёл к компьютеру.

— Смотрите. Вот игрушки, они легко включаются. Вот думская система — сюда Значков получал информацию из комитетов и фракций… Всё нормально. А вот папка с его файлами, на ней нарисован замочек… Я пытаюсь её открыть…

Машина издала какой-то крякающий звук и попросила: «Введите, пожалуйста, ваш пароль». Снизу замерцало окошечко для ответа.

«Не хочу», — со злости написал Матадор.

Изображение замочка исчезло.

— Ёптыть, — сказал Вася.

— В смысле? — спросил Матадор.

— Вы, господин майор, подобрали пароль.

Матадор проверил сигнализацию своего «мерса» и отправился было в подъезд. Но заметил, что из коммерческого киоска ему машет рукой парнишка-продавец.

Матадор подошёл к киоску, нагнулся к окошечку.

— А ваша девушка уехала, — шёпотом сообщил парнишка.

— Моя девушка?

— Ну да… С которой вы теперь приезжаете. Уехала на зелёном БМВ.

Матадор машинально разогнулся, вжался спиной в киоск, бросил руку в карман и оглядел окрестности. Тихо. Пусто.

— Давно уехала?

— Полчаса назад. Она покупала у нас «Казбек», к ней подошёл человек в тёмных очках и что-то сказал. Она очень испугалась… А потом сама села в БМВ и уехала.

Глава седьмая.

Матадор готов вывернуть матку — Тошнотворное шоу «66 минут» — Матадора подцепили сразу за жабры и яйца — Матадор плюёт на честь воина и долг офицера — Пуся видит мёртвыхмладенцев — Пуся ворует Акварель — Бог спросит строго — Матадор медлит с ответным выстрелом — Сафин идёт по следумаски.

Акварель для Матадора

— Они её убьют, Зайцев. Ты понял, они её убьют!

— Опять двадцать пять… Ты излагаешь очень убедительно, я всё понял. Я наведу справки во всех доступных местах. Глеб, мне надо идти, меня шеф потеряет…

— Слушай, парень, ты ничего не понял. Её могут убить. Её пытают. Её, может, ебут. Мне нужен любой пушер, у которого видели Акварель. Слышишь, любой! И любой человек, который хоть слово говорил об Арине… Я ему выверну матку.

— Пожалуйста, тише, не надо кричать…

Они сидели в матадоровском «мерсе» недалеко от «Золотого Орла». В «Орле» шла премьера нового крутого шоу, которое Зайцев придумал для Гаева. Если в кульминационный момент Зайцева не окажется рядом, Гаев очень удивится.

— Глеб, я вынужден тебя покинуть. Я всё понял.

— Заяц, срочно, сегодня… Я с тебя не слезу. Я ни с кого не слезу, пока…

«Пока на неё не залезу», — мысленно закончил Зайцев.

Разбегалась весёлыми огоньками вывеска «Золотого Орла». Трепетал на ветру белый транспарант:

Зайцев понял, что нужно немедленно выпить виски. Не далее как сегодня днём они обсуждали в кабинете у Гаева тему тошноты.

— Зайка моя, — Гаев листал какой-то глянцевый журнал с обнажённой Жанной д'Арк на обложке, — что твои кореша пишут-то. Генрих Третий падал в обморок при виде кошек. Авраама Линкольна тошнило при виде свиньи или свинины, а маршала Бризе — при виде кроликов. Кто такой маршал Бризе?

— Не знаю, — мрачно сказал Зайцев. — Мудак какой-нибудь.

— Слушай дальше: Эразм Роттердамский покрывался пятнами и неудержимо чесался от запаха свежей рыбы. У Курта Кобейна то же самое происходило от запаха жареной кукурузы. Королеве Анне и барду Башлачеву становилось дурно от запаха роз, историку Карамзину — от запаха какого-то идиотского кресса водяного… Кто все эти люди? А, Зайчик? А тебя самого от чего тошнит?

— От ментов, — неожиданно сказал Зайцев.

Гаев от неожиданности замер с открытым ртом, бросил журнал и залился хохотом.

Зайцев сам не знал, почему так ответил. Его тошнило, в общем, не от ментов, а от всего, связанного с теневой жизнью. От тёмных делишек шефа, от быков в «Золотом Орле». От героина, дух которого последние недели буквально витал над его Теремком в Китай-городе…

На днях в «Арматуре» замели Ёжикова. Пуся, оставшийся без героина, выл ночами, как Баскервильский пёс. Надо туда сегодня обязательно заскочить… Фак, и эта странная история с Ариной. Сумасшедший эфэс-бэшник… На самом ли деле похитили Арину? Почему столько кипиша вокруг этой несчастной Акварели?

— Так ты думаешь, что они больше заинтересованы в тебе, чем в Арине? — переспросил он Матадора.

— Есть такая версия, — угрюмо ответил Матадор. — Я жду, что они сами на меня выйдут… Но это же бандюги, Заяц, бандюги. Я не знаю, что у них на уме. Иди. Звони мне сегодня обязательно, понял?

Зайцев выскочил в переулок, обошёл, на всякий случай, «Орла» вокруг, взбежал по парадной лестнице и первым делом бросил взгляд на световое табло: 59 минут.

Ещё семь минут в запасе.

На сцене «Золотого Орла» стоял большой аквариум. Без воды. Внутри стол и стул. На стуле сидел обнажённый мужчина, привязанный к спинке толстыми оранжевыми верёвками. Атлетично сложенный, с прекрасной мускулатурой и с огромным животом. Уже 59 — уже 60 — минут мужчина беспрестанно ел.

То есть, может, первые 10-15 минут он ел или даже кушал, а всё остальное время безусловно жрал.

Его кормила стройная рыжеволосая женщина в золотом платье до пола, в золотистых туфельках на высоких каблуках. Она взяла со стола свёрнутую трубочку блина с икрой и подняла его над лицом мужчины.

Мужчина высоко запрокинул голову и открыл рот. Женщина стала опускать блин, мужчина энергично задвигал челюстями, и через десять секунд блин перестал существовать.

Женщина вылила вслед блину пачку йогурта и взяла со стола огромный красный помидор. Мужчина впился зубами в его сочный бок.

62 минуты.

Зайцев с тревогой смотрел на фиолетовое лицо Володи, на яростно пульсирующий кадык. Плохо было Володе Потапову. А ведь Гаев выражал сомнение в том, что нужно длить шоу 66 минут:

— Лопнет у него кишка на шестьдесят пятой, будет нам с тобой клизма. Галя с Вовой в тошно-шоу, труп лежит нафарширован…

Шла как раз шестьдесят пятая минута. Галя Мухина метала в рот Володе Потапову маслины из банки. Володя хрипел.

Замигала красная лампочка, загудел гудок. Галя Мухина одним рывком сбросила с себя золотое платье, под которым не было ничего. Лобок её был чисто выбрит, — на этом Зайцев настаивал эксклюзивно. Публика заурчала. Володя медленно поднялся вместе со стулом — изо рта его хлынул на Галю поток блевотины.

Тут же заработали встроенные в аквариум шланги: струи воды захлестали по телам Володи и Гали.

Володя и Галя бросились друг другу в объятия.

«Какая мерзость», — удовлетворённо подумал Зайцев, отвернулся и пошёл к бару.

Матадор сидел на краю ванной и комкал в ладони Аринины трусики. Он поднёс их к лицу, зажмурился, глубоко вдохнул успевший стать родным запах.

У него не было матери, отца и принципов. До сих пор враг не мог пиликать на его нервах.

Родина научила его метко стрелять, хорошо бросать ножи и платила за это деньги. Но она никогда не была для него «чем-то большим», как говорили в училище жирные политработники.

Теперь появилась Арина. Теперь у Матадора было два тела. Если раньше ему нужно было защищать от пуль, от дождя и снега и от ударов судьбы одну пару рук и ног, одно сердце, то теперь всё это удвоилось.

Теперь у него было два сердца. Если остановится одно, лопнет и другое.

Раньше ему являлось в плохих трипах, как садист-хирург в белой маске, с неземными голубыми глазами всаживает ему прямо в мочеиспускательный канал длинную хромированную иглу…

На днях он проснулся от сумрачного видения: тот же самый голубоглазый садист вырезал блестящим скальпелем Аринину вагину. Арина лежала молча, широко раздвинув ноги и буравя потолок остекленевшими от ужаса и боли очами.

Они его подцепили.

Сегодня вечером он сделал всё, что мог. Лично проинструктировал пятнадцать оперативников, разосланных по ночным тусовкам.

Ещё раз пропел гаишникам песнь о том, что если зелёный БМВ с номером, начинающимся на пятёрку, будет обнаружен, он лично будет обязан им по самый гроб со всеми вытекающими последствиями.

Потряс, кроме Зайцева, ещё три яблони, с которых могла свалиться нужная информация.

Он был полон решимости нанести удар: если бы кто ещё указал ему мишень.

Матадор вдруг подумал, что если его опередят, то он сразу поднимет руки.

Он сразу согласится, если ему предложат обменять Аринину жизнь на отказ от дела об Акварели.

Он вдруг понял — на тридцать седьмом году жизни — что честь воина и офицера, служебный долг и мужское братство — полное говно.

Полное говно, если речь идёт о защите своей Арины и своего дома.

Он был почти уверен, что знает человека, который пытался заставить его отказаться от операции «Акварель». Который послал факс, который отравил его феноци… этой парашей.

И он был почти уверен, что этот человек не стал бы похищать Арину.

Что-то не складывалось. Что-то не срабатывало в этой схеме. Может быть, это был другой зелёный БМВ? Если это ТОТ ЧЕЛОВЕК, то почему же молчит телефон? Почему он не спешит выдвигать свои условия? Матадор на них согласен заранее.

Огонь вспыхнул как-то сам по себе. Порошок сам по себе оказался в столовой ложке. Матадор удивился: он ведь вовсе не собирался этого делать.

Игла царапнула кожу. Препарат пошёл из шприца в вену, а навстречу ему просочилась в шприц тонкая струйка крови.

Матадор сидел на ковре. Зелёные ворсинки встали дыбом, вокруг каждой образовался яркий светящийся контур.

Ворсинки стали прозрачными. Матадор видел, как внутри ворсинок, словно внутри листьев, пульсируют соки.

Ворсинки вспыхнули как миллион свечей на громадной площади под высоким ночным небом. Матадор опустил в огонь руку: она провалилась вниз…

Ястреб, мерно покачивая крыльями, проплыл от золотых куполов Храма Христа Спасителя к рубиновым звёздам Кремля и стрелой устремился к Лубянке.

Огромное здание ФСБ было погружено в темноту — лишь на тыльной его стороне, внизу, светило несколько дежурных окон.

Впрочем, в одном из окон фасада, на четвёртом этаже, мерцал бледный огонёк.

На столе генерала Барановского горела свеча. Барановский стоял у окна и смотрел на тёмную Лубянскую площадь.

Сегодня он позволил себе то, чего не позволял никогда.

Офицерский суд чести не одобрил бы поступка Барановского. Если созвать друзей на честный мужской разговор, Барановский бы не вышел из кабинета. В конце разговора он достал бы табельный «Макаров» и пустил себе пулю в висок.

И какой-нибудь остроумец припаял бы эту пулю к ежовскому черепу.

Барановский не одобрял своего поступка, но знал, что если через двое, максимум через трое суток дело об Акварели не сдвинется с мёртвой точки, то полетит не только его голова.

Лабораторное производство Акварели вот-вот превратится в настоящую индустрию. Акварель разольётся по стране. Героиновые реки с заросшими мухоморами берегами.

Силовое Министерство не просто одержит оглушительную победу над ФСБ, но и запросто может его сожрать. Генерал Анисимов давно тянул лапу к лубянскому бюджету и самой Лубянской площади.

Генералу Барановскому нужен был немедленный результат. Генерал Барановский знал один надёжный способ достичь немедленного результата: сильно разозлить майора ФСБ Глеба Малинина.

И он его разозлил.

Генерал снова выглянул в окно и отпрянул: ему показалось, что истукан Дзержинского, снесённый с Лубянской площади революционным народом, снова возвышается на своём постаменте…

Генерал отошёл к столу, выпил стакан воды.

Вернулся к окну: призрака истукана не было, зато над площадью парил самый настоящий ястреб.

Генерал сделал глубокий вдох через ноздри, ощущая, как увеличивается в размере грудная клетка. На выдохе ему стало существенно лучше.

Сел за стол. Перед сном он решил ещё раз задуматься над своим пасьянсом.

Как всегда, по алфавиту.

«А». Арина.

Арина не успела ничего понять. Кроме того, что следует подчиниться человеку в тёмных очках с неприметным, ничего не выражающим лицом, который сказал ей быстро и чётко:

— Садитесь в машину. Если вы будете задавать вопросы, я вас усыплю. Если вы будете сопротивляться, вы можете пострадать. Если вы будете меня слушать, я обещаю, что всё закончится благополучно…

Арина не успела ничего понять, как уже сидела в зелёном БМВ.

Впрочем, она успела понять, что это НЕ ТОТ зелёный БМВ. У того были затемнённые стёкла, а у этого стёкла простые, с тёмными занавесочками.

— Куда мы едем? — задала Арина вопрос, который задавали в такой ситуации сотни и тысячи пленников.

Иногда их увозили на пароходах и самолётах, тогда они спрашивали: «Куда мы плывём?» или «Куда мы летим?».

— В безопасное место, — сказал вполоборота человек с неприметным лицом с переднего сидения. — Вы можете не беспокоиться за свою жизнь и здоровье. Больше я вам ничего сказать не могу и на ваши вопросы отвечать не уполномочен.

Неприметный отвернулся. Рядом с Ариной на заднем сидении сидел огромный кавказец в футболке: его волосатую ручищу Арина не обхватила бы двумя своими. Громила смотрел куда-то в потолок, иногда бросая на Арину короткие взгляды.

«У тебя есть табак?» — спрашивала татуировка на волосатой руке.

Довольно скоро машина остановилась. Невзрачный вышел и открыл дверь перед Ариной. Они очутились в огромном пустынном подвале, посреди которого возвышались привязанные друг к другу зелёная и оранжевая жестяные бочки.

Невзрачный повёл Арину за собой. Скоро они вошли в лифт, в котором не было кнопок. Дверь закрылась сама. Прямо напротив выхода из лифта оказалась комната, где Арину оставили одну.

Арина осмотрелась. За спиной — дверь с глазком и форточкой. Застеленная кровать. Столик с фруктами, как и полагается в приключенческих книжках. Арина тут же захрумкала яблоком, лишь мельком подумав, что оно может быть отравлено.

Книжная полка: несколько томов Агаты Кристи, несколько томов Достоевского, «Три мушкетёра», «Сказки для Идиотов». Колода карт. Окна нет. Есть большое зеркало. Есть ещё одна дверь. За дверью — туалет и душ.

Арина стукнула в форточку.

— Эй, — сказала Арина, — в ванной нет гигиенических прокладок.

Арина взяла ещё одно яблоко, «Трёх мушкетёров» и легла на кровать.

Про Ёжикова сказали, что его «замели в „Арматуре"». Надолго ли его замели и появится ли он здесь, когда его разметут обратно, Пуся не знал.

Первые дни он перенёс на удивление спокойно. Он ждал, что ломка начнётся сразу. Так не случилось. Мелкие судороги стягивали мышцы в болезненные жгуты, слезились глаза. Но глаза можно было закрыть, к боли привыкнуть.

Беда пришла ночью. Пуся проснулся от сильного удушья. В горле стоял огромный ком стекловаты.

Шторы на окнах, ваза на шкафу приобрели угрожающие очертания. От штор и от вазы к Пусиному горлу тянулись злоумышленные тени.

Он перестал спать, лишь изредка впадая в серое болезненное забытьё. Предметы в комнате вдруг стали кривляться и передразнивать Пусю. Он пытался грозить им кулаком, но острая боль пронзила руку от плеча к ладони, и рука упала, как плеть.

Хлынули глюки. Коровы бродили по лугу со снятой кожей и протяжно мычали, когда слепни садились на них и терзали обнажённую плоть. Одна корова была размечена по сортам мяса, как это было в детстве на картинке в магазине «Мясо-рыба-колбаса». Прямо по мясу были выжжены грубым железным клеймом римские цифры — от одного до тринадцати.

На перекрестье двух палок цифры Х копошилось сразу четыре слепня. Они вырыли здесь уже настоящую яму, из которой беспрестанно сочилось сгущённое молоко вперемешку с кошачьей кровью.

Корова беспрестанно срала, и на её лепёшках мгновенно вырастали яркие огромные мухоморы.

С пыльного абажура ссыпались бледные бабочки, облепили, защекотали лапками Пусино лицо и упрямо тыкались маленькими головками в Пусины веки. Стоило Пусе приокрыть веки, как они дружно кинулись выедать радужную оболочку.

Мёртвый младенец в голубеньком комбинезоне вдруг прополз по потолку, из угла в угол, наискосок.

Пуся узнал младенца. Это была дочь какой-то беспутной бабы, у которой он в шальной компании как-то торчал в Астрахани две недели. У них тогда был большой мешок героина, величиной с кулак. Имени бабы Пуся не помнил. Помнил только, как он однажды, ввалившись в сортир, обнаружил её сидящей на унитазе, и она, призывно шлёпнув обветренными губами, сделала ему виртуозный минет. Ребёнок тогда всё время ползал по полу, путался под ногами, а потом выполз на балкон и замёрз там насмерть: тогда поднялся шухер в девять баллов, и Пуся оттуда свалил.

Пуся ринулся под подушку, под одеяло, чтобы не видеть, как задорно перебирает трупик фиолетовыми ручками-ножками. Но та же самая картинка отчётливо всплыла на обратной стороне век. Тогда Пуся стал запихивать подушку себе в рот, чтобы заткнуть собственный крик. И наконец отрубился.

Проснулся он в неожиданно приподнятом настроении, чувствуя, что должен встать и идти. Ноздри его колыхнулись, как паруса. Пуся понял, что в квартире есть наркотик.

Только в третьем часу ночи Зайцев избавился от Гаева: отмечали успешную премьеру «Тошнотворного шоу».

— Ну, выпей, не ломайся. В тебе же уже ничего нет. Не ломайся — расслабляйся, — наезжал пьяный Гаев на несчастного Володю Потапова. Но тот так выразительно рыгнул, что Гаев, вспомнив подробности шоу, быстро отстал. А скоро отвалился в угол и захрапел. Козлов повёз его домой.

Пока Потапов ходил в туалет, захмелевшая Галя Мухина рассказала Зайцеву, как ей нравится её собственный бритый наголо лобок. Как благодаря Жориной идее она впервые в жизни почувствовала себя по-настоящему эротичной. При этом она стала поглаживать Жорин живот. Зайцев увернулся от Гали и поспешил в Теремок.

Пуся спал крепко и благостно, хотя в комнате был такой бардак, будто тут часов пять трахались под кислотой восемь человек. Пуся ухитрился даже распотрошить подушки: в воздухе плавали перья и пух.

Из ванной лилась протяжная украинская песня.

Гляди, дитятко, яка кака на-ма-лё-ва-на… Ах ты, дитятко…

У Зайцева гостила киевская рок-группа «Бобок» в составе трёх человек: двое где-то шлялись, а третий старательно распевал под душем. Хотя, может, они там втроём заперлись и плещутся. Бес их, хохлов, знает.

Зайцев устало плюхнулся на табурет. Поморщился, отодвинул вонючую пепельницу. Всё, вроде, спокойно. Но дальше так жить нельзя: нужно срочно сдавать Пусю в лечебницу или просто выкидывать к едришкинои могатухе… Не хватало ещё неприятностей с совершенно посторонним человеком.

Да ещё Арина и этот Матадор… Зайцев пообещал Матадору что-нибудь разузнать, но рвать жопу вовсе не собирался. Достаточно того, что его этим загрузили. Загружен — значит, участвует. На большее его не хватит.

В глубине квартиры скрипнула дверь.

«Пуся, — понял Зайцев. — Ну-ка я сейчас поговорю с Пусей..».

И осёкся. По коридору плыла сомнамбула. Слепые полуоткрытые глаза смотрели сквозь предметы. Пуся двигался медленно, подняв маленькие ручки до уровня груди и согнув пальцы так, будто собирался кого-то схватить.

Лицо Пуси стало совсем синим, со щёк свисали голубые струпья. Из чёрной пещеры рта вываливался разбухший бледный язык. Чудовище двигалось прямо на Зайцева. Жора засуетился, оглянулся, куда можно спрятаться. Некуда.

Но не доходя двух шагов до кухни, Пуся уверенно открыл дверь, ведущую в комнату, где квартировали музыканты «Бобка». Через пять секунд он снова возник в проёме, держа в руках пузырёк с ярко-красной жидкостью.

— Акварель, — ошеломлённо прошептал Зайцев.

В ванной стихли пение и шум воды.

Пуся, по-прежнему не замечая ничего вокруг, засеменил в свою комнату.

— Пуся, — осторожно позвал Зайцев.

Тот вздрогнул, быстро глянул на Зайцева, на пузырёк, свинтил крышечку и махом опрокинул в себя препарат.

Лицо его за несколько секунд из синего превратилось в жёлтое. Гнилой рот свело подобие улыбки.

— Тю! — это вышел из ванной Ваня Окунь, солист «Бобка». — Тю, Пуся уже выпил мою краску… Я тебе сейчас полотенцем-то перемотну…

Ваня быстро свернул большое банное полотенце в жгут и достал по спине улепётывающего Пусю. Тот скрылся в своей комнате с хлюпающим звуком, как вода, потревоженная вантузом, скрывается в отверстии стока.

— Вот евин поцеватый, а, — огорчённо сказал Окунь. — А я так всё спланировал: приму душ, потом приму Акварель… Стою под душем и пою, как космонавт Попович: «Перехожу на приём, перехожу на приём…» Придётся курить гашиш.

— Запасливый ты, Ваня, — улыбнулся Зайцев. — И где же ты взял такую краску?

— Купил. Думаешь, тоже притибрил?

— Как же ты мог заподозрить во мне мысли, столь разительно противоречащие твоему нравственному облику? Мне интересно, где именно ты её купил. Я знаю множество людей, которые бегают её ищут, с ног сбились…

— Да вот только что и купил. У немецкого посольства. Дёшево — жуть…

— Что же ты делал в столь поздний час у немецкого посольства? — удивился Зайцев.

Основательный Окунь, разговаривая с Зайцевым, успел аккуратно развесить полотенце, набрать и поставить на огонь чайник и уже размягчал на спичке гашиш, завернув его в серебряную бумажку от сигаретной пачки.

— Шёл мимо. Мы там, понимаешь, рядом в клубе играли. Матвейка с Данилкой там на тусовке остались, а я краски купил, решил домой дёрнуть… А тут эта зараза… Не жилец, Зайцев, твой Пуся. Гони ты его.

— Так где купил-то? Не из посольского же окошка выдают?

Ваня загоготал.

— На углу пацаны подошли, предложили. Гостиница там на углу… как её?

— «Спринт»?

— Точно, «Спринт», — кивнул Окунь. Он закончил мастырить крепенький короткий косяк. — Может, пыхнёшь? Боярский хэш, враз уносит.

Но Зайцев уже шарился по карманам в поисках бумажки с номером телефона, которую ему всучил Матадор.

В начале шестого утра к очереди у германского посольства на Ленинском проспекте присоединился живописного вида человек весьма высокого роста. Потёртый джинсовый костюм, майка с изображением большого листа конопли, растрёпанная борода, сандалии на босу ногу. Картину довершала соломенная шляпа.

Оперативник Виктор Коноплянников, которого, как шутили коллеги, взяли в управление по борьбе с наркотиками главным образом из-за фамилии, должен был служить приманкой для пушеров.

Виктор расположился на маленьком раскладном стульчике и раскрыл книжку с кислотными спиралями на обложке.

— Я взял Берроуза, — втолковывал Виктор Матадору свою задумку, — и Кастанеду. Это знаковые книжки, но одна попсовее, другая сложнее. Они должны привлечь пушеров..

— Если это правильные пушеры, — вставил доктор Шлейфман, — И если у них правильная Акварель…

— Какие у нас проблемы? — Матадор вынырнул усилием воли из продолжающих накатывать глюков.

— Какую книжку брать — Берроуза или Кастанеду?

— Кто такие? — строго спросил Матадор. — Они обе про наркоту? Ну, так что ты мне мозги точишь? Вперёд.

Коноплянников обиженно засунул книжки в рюкзак и ушёл к посольству.

Матадор, устроившийся на заднем сидении фургончика с надписью «Молоко», вдруг повалился на бок. По телу его прошла горячая судорога.

— Завтра, завтра, — быстро говорил Матадор, — Завтра-завтра-завтра. Завтра-завтра-завтра-завтра…

Он понимал, что после героина будет трудно. Ему удавалось зафиксироваться на каком-либо предмете только на несколько секунд. Потом предмет — или человек — начинал раздваиваться, менять очертания, выворачиваться наизнанку…

Сафин куда-то с вечера делся, и телефон у него отключён. «Хорошо ещё, если нанюхался кокаину и закатил куда-нибудь с девками», — пронеслась в мозгу и тут же исчезла обрывочная мысль.

Сафин упорно занимался маской с факса, присланного Матадору. Матадор, не считавший нужным разглашать свои знания по поводу этой маски, отвлекал Сафина разными оперативными поручениями. Но приказа бросить маску отдать не мог. С чего, собственно? Его бы не поняли.

— Поздно приехали, — сказал Шлейфман. — Или рано. Какие пушеры в половине шестого? Вечером — ясно. Ну, может быть, днём…

— Может, и рано, — отозвался Матадор, осторожно отодвигая шторку и ловя в окуляр бинокля Коноплянникова на стульчике. — Посидим, подождём… Утро хорошее, птички поют… Чего он Мастанедой своей вертит? Переигрывает…

— Уважаю таких людей. Верит в силу печатного слова, — отозвался Шлейфман.

— Да кому нужна его мудацкая Мастанеда… Ну-ка, ну-ка… Парни, внимание!

На Витьку клюнули. Два щупленьких паренька отошли с ним к заборчику посольства. Направленный микрофон работал на полную мощность, но поднявшийся ветер разрывал фразы, и Матадор слышал только отдельные слова.

— Полтинничек…

— Дешевле в гробу бывает, брателло…

— Лавандос на товар, ладонь в ладонь…

Коноплянников и пушеры двинулись в сторону гостиницы «Спринт». Потом один из пушеров отделился и пошёл вперёд, второй остался с Витькой на перекрёстке.

— Есть! — почти крикнул Матадор. — Мужики, зацепил…

Матадор увидел, что Коноплянников успел махнуть рукой, и на брючине уходящего пушера остался незаметный кусочек клейкой ткани. Будто ниточка прилипла.

Рыжий радист, сопевший со своей аппаратурой в глубине фургончика, дал знак: порядок, «ниточка» подаёт сигнал.

— Жёлтый, жёлтый, — сказал Матадор в телефон, — Я первый. Как слышишь?

— Кэгэбычно, — отозвался голос Рундукова. — Всё вижу, всё слышу.

— Я иду за ним на склад. Этих двоих берёшь с поличным при передаче препарата. Тряхни их как следует. Но смотри, что бы языки не откусили…

Рундуков хихикнул. Матадор надел наушники. Пушер скрылся в гостинице.

Фургон «Молоко» притормозил за «Спринтом». Матадор и два молодых спецназовца, которых ему только вчера представил генерал Барановский, устремились к служебному входу.

«Восьмой этаж», — раздался в наушниках голос радиста.

Матадор показал на пальцах: восемь.

«Направо и опять направо», — сообщил голос в наушниках, когда Матадор с парнями — кажется, их обоих звали Сашами — ступил на площадку восьмого этажа.

Гостиничный коридор был пуст. Вдали раздались шаги: пушер, получив дозу для Коноплянникова, уходил к лифту.

Месть.

Игорь произнёс это слово медленно, перекатывая на языке каждую букву.

Какое странное слово. Место… Есть… Месса…

Если он, Игорь Кузнецов , захочет, голова толстого подонка Янаулова отскочит от шеи, как пробка от бутылки.

Игорь однажды видел убийцу мамы вблизи. Лет пять назад отмечался юбилей института, припёрлась делегация правительства Москвы.

Янаулов сидел в президиуме с краю, дремал, иногда посматривал в зал узкими маслянистыми глазками. Захотел выпить минеральной водички, но бутылку, которая стояла на его конце стола, забыли открыть.

Игорь следил за Янауловым, сжав губы. От ненависти и бессилия.

Янаулов посмотрел, далеко ли другая бутылка. Нахмурился. Далеко. Обернулся: нет ли кого, попросить открыть. Нет никого.

Тогда Янаулов покачал головой и удивительно легко сковырнул пробку волосатым большим пальцем. Пробка юркнула под стол.

Вот так же может полететь и его голова.

У Янаулова дачи, квартиры, деньги, толстые волосатые пальцы. Толстожопые бляди. Счета в банках. Машины.

А он, Игорь Кузнецов , захочет, только щёлкнет своими хрупкими пальчиками — и голова Янаулова покатится по ступенькам. Как миленькая…

Он уже передал чёрному человеку Максиму последние разработки. И уже получил маленький пластмассовый прямоугольник. Банковскую карточку, в которой непостижимым образом умещалось сто тысяч долларов. Целое состояние.

— Я бы на вашем месте всё же уехал, — советовал ему чёрный человек. — Что вам тут делать? Перенервничаете, наделаете глупостей. Поезжайте. Мир посмотрите. Вы ведь не были за границей?

— Ну, не считая школьной поездки в Чехословакию…

— И что же вы ещё думаете? Собирайте манатки. Покатаетесь по миру год-другой-третий, вспомните молодость, баб потрахаете… Потом я вас пристрою в какую-нибудь хорошую лабораторию по близкой специальности.

— Я не знаю… Мне нужно решиться…

— На что решиться? Баб потрахать? Так она трусья скинет, всё само и решится, и разрешится.

— Как-то вы… Я не знаю….

— Ну извините, Игорь, извините. Можете никого не трахать. Но с деньгами, кстати, вам в России делать нечего. Первый же торгаш, у которого вы захотите купить тачку или хотя бы «Паркер» с золотым пером, поймёт, что вы полный лох, и отнимет у вас все бабки… Вы уж не обижайтесь…

Деньги… Да, деньги.

На столе валялась стодолларовая бумажка. Это само по себе было странно.

Не пряталась между страницами книги, не таилась в дальнем ящике комода, а валялась на столе как три рубля.

Президент Франклин мотнул тройным подбородком.

Презрительно шлёпнул подобранными губами.

Отваливай, дескать. Свободен.

Игорь вышел на улицу и долго-долго брёл, не разбирая дороги. Дважды попал под дождь и едва не угодил под большой зелёный автомобиль, который потом долго стоял на перекрёстке, пока Игорь не скрылся за поворотом.

В воздухе поплыли глухие тягучие звуки, словно бы доносившиеся из могилы. Кто-то пел — очень тихо, но до жути внятно:

А как с третьего крыльца Всё от Стеньки-подлеца Мелким бесом, красным листом, Да с прихлюпом, да с присвистом Да с ухмылкой на губах, С синим языком в зубах, Ах, катьмя-катились сгубленные Головы отрубленные…

Песня… Она всплыла на волнах памяти из легендарных глубин. Когда Игорь был совсем маленьким, к отцу иногда приходил в гости юродивый певец — нелепый человек с козлиной бородкой и в тёмных очках — и пел, выл, раскачиваясь на стуле, пронзительные песни…

И эту, про отрубленные головы — точно!

Господи, как давно это было! И что сейчас с этим несчастным певцом?

Уже в полной темноте он обнаружил себя на какой-то большой стройке. Перед ним были распахнуты высокие ворота.

Вошёл и ахнул. Это оказался огромный и почти пустой православный Храм. В центре стояли в коленопреклонённых позах серые бетономешалки. Среди разбросанного по всему полу строительного мусора горели тут и там восковые свечи.

С прекрасных сводов на Игоря внимательно глядели ангелы и апостолы. Их просветлённые лики, фарфоровое свечение над их головами… Всё это словно спрашивало:

— Кто ты?

— Куда ты идёшь, с какой целью?

— Чего же ты хочешь?

Купол храма ещё не был закончен. Среди высоко поднятых стропил виднелся глубокий омут неба. В омуте кувыркалась большая звезда с семью плавниками.

Игорь рухнул на колени. Воздел к звезде руки.

— Господи, — прошептал Игорь. — Прости меня, Господи!

Ответом было два ослепительных разряда молнии.

— Восемьсот пятьдесят, — сказал Матадор.

Нужно штурмовать комнату 850.

Либо там находится склад, куда пушеры приходят за Акварелью.

Либо там сидит диспетчер. С него можно разматывать настоящую цепочку. Выходить на серьёзную рыбу.

Матадор указал одному Саше оставаться на месте, а другому идти следом. Матадор сделал три тигриных шага-прыжка, взлетел в воздух, вышиб плечом дверь и укатился кубарем вглубь комнаты.

В ту же секунду раздался стеклянный звон, из комнаты повалил клубами вонючий дым.

Кто-то взорвал пакет с густым и очень слезоточивым газом. Матадор успел заметить утопающим в дыму зрением, что в дверь метнулась стремительная тень. Матадор нырнул было следом, но с той стороны, где только что грохнуло стекло, грохнул теперь и пистолетный выстрел. И раздалась резкая команда:

— Стоять, ни с места!

Пуля обожгла Матадору ухо, на рукав ему капнула тёплая капля. Матадор сгруппировался, прыгнул в угол, сжимая руками ТТ. Что-то заставило его повременить с ответным выстрелом.

В грудь Матадора уткнулось дуло пистолета.

Дым быстро уходил через разбитое окно и выбитую дверь.

Перед Матадором стоял Серёжа Сафин. Весь помятый, в чёрной смоле и белом порошке.

— Ну у тебя и рожа, Башкир, — устало сказал Матадор. — Как ты сюда попал?

К Сафину дар речи вернулся на мгновение позже:

— Шёл по следу маски с твоего факса.

Глава восьмая.

Демонический Министр — «Таместь пуля, которой убили отца» — Чемпион Думы по компьютерным играм оказался коммунистом — Коричневая кровь немецкого гражданина — Матадорвпервые видит влагалище изнутри — Крыльцо для электронов — Дикий чечен по прозвищу Кинг-Конг — Гаев жаждет депутатской неприкосновенности — Голову Янаулову, пожалуй, не отрежут, но легче ему от этого не станет.

Акварель для Матадора

Шестьдесят шесть лет назад в семье офицера Генерального штаба Николая Анисимова родился страшный ребёнок.

На теле ребёнка не было ни одного волоска. Не было волос на голове, не было бровей и ресниц. При этом мальчик — его назвали Марленом, в честь Маркса и Ленина — обладал отменным аппетитом, богатырским здоровьем и зычным голосом.

— Уродец родился, быть беде, головы не сносить, — шушукалась с соседками Анна Петровна, няня старшей дочки, Маши. — Лысое, дьявольское отродье.

Через три месяца Маша утонула в Патриарших прудах, а гулявшая с ней Анна Петровна, не дожидаясь возмездия, бросилась под колёса первого попавшегося автомобиля. Как на грех, за рулём оказался родной брат Николая Анисимова Александр, который после этого происшествия повредился в уме и остаток жизни провёл в больнице имени Кащенко.

Когда Марлену исполнился год, за отцом приехал чёрный воронок. И ни звука больше, ни слуха, ни письма.

Мать, как жену изменника Родины, этапировали строить Беломорканал, где она сгинула очень быстро.

Маленького Марлена определили в детский дом в Калуге. Дом вскоре сгорел. В огне погибли все воспитанники, воспитатели и пожарники. Только Марлен Анисимов целым и невредимым выбрался из огня.

Так было и дальше. На людей, которые связывали с ним свою судьбу, сыпались несчастья. Гибли соратники, начальники, подчинённые, скопытились две жены. Без связей, с испорченной анкетой, без малейшего намёка на личное обаяние, Анисимов забирался все выше и выше.

Шесть лет назад, после августа 91-го, он возглавил Силовое Министерство. Все эти годы он находился под постоянным огнём сокрушительной критики. За коррумпированность, за дружбу с патриотами и коммунистами, за провалы операций в Чечне и Таджикистане.

В результате его стали называть главным претендентом на победу в следующих выборах. Президент намекал, что именно ему передаст бразды и административный ресурс. Пока не появился этот лубянский поганец Барышев…

Когда Марлен узнал, что на столе влиятельного комитетчика Барановского стоит череп, отлитый из лубянских пуль, он прошипел сквозь зубы:

— Там есть пуля, которой убили отца.

Самым заветным его желанием было поглотить Лубянку Силовым Министерством. Пройти, хозяйски позвякивая ключами, по легендарным подвалам и этажам.

Сегодня генерал Дубичев, курировавший тайное и самое опасное предприятие Марлена, Акварель, привёл маленького лопоухого человека. Этот лопоухий был одним из главных приводных ремней всей афёры с мухоморами и героином.

Не отвечая на приветствия, Марлен Николаевич с ходу бросил в лицо Дубичеву вопрос:

— Что произошло на Ленинском?

Дубичев провёл ладонью по лицу, словно вопрос имел вес и плоть. Ушиб его или обрызгал.

— Разгромили небольшой склад в гостинице. В шесть утра. Не спится нашим друзьям с площади Дзержинского. Номер снимал герр Ханс Шульц, гражданин Германии. Вернее, лицо под таким именем. С ним всё обошлось.

— Погибло? — спросил Анисимов.

— Лицо? Погибло.

— Чисто погибло?

— Чище не бывает. Повязали двух пацанов, которые знали только Шульца… Всё в порядке, шеф.

Анисимов внимательно посмотрел на Дубичева маленькими бесцветными глазами, которые едва заметны были на огромной блестящей голове. Как два таракана-альбиноса на кухонном кафеле. Дубичев выдержал взгляд.

— Хорошо. Давайте о главном.

Главное касалось таинственных файлов погибшего депутата Значкова. Вице-премьер Барышев — гэбэшник, снюхавшийся с либерал-педократами, выдрал из его рук злосчастный компьютер и передал его своим пакостникам.

Глаза-тараканы перебежали на лопоухого гостя. Какая-то простая у него фамилия… Как мычание…

— Всего в секретной папке Значкова обнаружено тридцать четыре документа… — гость принял взгляд генерала за приказ начинать. — Пятнадцать из них…

— Как к вам попали файлы? — резко перебил Анисимов.

Он с детства терпеть не мог цифр. Любое математическое действие вызывало у него головную боль. В Силовом Министерстве даже циферблаты на часах были только с рисками и кружочками.

На дверях его квартиры в доме Силового Министерства вместо цифры 11 были изображены барабанные палочки.

«И деньги не надо считать, — говорил генерал Анисимов, — Надо просто знать, где записана сумма. Всё остальное можно сказать словами…».

— В Государственной Думе, — объяснил гость, — все компьютеры соединены в сеть. Мы не смогли взломать файлы, но поставили там небольшую программку, которая… Которая, когда файлы были открыты, сразу скопировала их по сети на нашу машину.

— А они знают, что она это сделала? — спросил Анисимов.

— Они могут узнать, что какая-то операция копирования прошла, что файлы ушли, но всё равно не узнают, куда.

— Хорошо, — пробормотал генерал Анисимов.

— Есть у нас там свой маленький компьютерный гений… Чемпион Думы по компьютерным играм. Коммунист, кстати сказать… — гость, почувствовав, что генерал доволен, улыбнулся и заговорил несколько игривым тоном.

— Не расслабляться, — вдруг негромко, но чётко произнёс генерал Дубичев. Он лучше знал характер своего шефа.

— Про меня что-нибудь есть? — осведомился Анисимов.

— Нет.

— Про Министерство?

— Есть записи, о том, что ходят какие-то слухи… Ничего конкретного. Никаких фамилий, от кого информация. Никаких цифр. Вот распечатка…

— Лажа, — сказал Дубичев, уловив вопросительный взгляд Анисимова. — Детский сад. В сортир.

— Оставь, я потом посмотрю, — отказался читать Анисимов. — Ну хоть что-нибудь интересное там есть?

Генерал Дубичев не удержался и хмыкнул. Лицо его стало необычайно торжественным.

— Подробный проект Закона о легализации лёгких наркотиков в России. То, что Значков собирался докладывать в комитете. И экономическое обоснование соответствующего бизнеса. На десятки миллиардов долларов в год…

Генерал Анисимов даже привстал в своём кресле.

— И что же, он сам собирался открывать такой бизнес?

— Он говорил об этом с Барышевым. Имеются подробные записи об их контактах. О чём шла речь, какого числа…

Генерал Анисимов некоторое время молчал. Потом кивнул Дубичеву, которому очень хотелось высказаться:

— Твои соображения. На горизонте у тебя теперь орден и чемодан.

— Сегодня надавим на прокуратуру, чтобы она потребовала от ФСБ предоставить содержание файлов. Если не дают, поднимаем бучу. Сливаем в прессу. Гасим Барышева. За наркотики ему Президент открутит тыкву, не глядя. Всё, нету Барышева, Марлен Николаевич. Нету!

— Твоими бы устами, — вздохнул Анисимов.

— Железно, — покачал головой Дубичев. — Защитник анаши в России — говносос. Без вариантов.

— Надо припомнить репрессии, ГУЛАГ… Для интеллигенции статью надо — вчераЛубянка убила этого… Муделыптама, сего дня выступает за наркотики. Пусть Огарёв… А, ну да. Пусть другой. Завтра утром план атаки на Барышева — ко мне на стол. Здесь много будет зависеть от твоего шефа…

Последние слова министр адресовал ушастому гостю.

— Вам нужно с ним подробно поговорить, — отозвался гость. — Нужна ваша поддержка в Выборге…

— Никаких проблем, я уже сказал. Работай с Дубичевым, он всё сделает… Я сам на денёк заскочу.

— Спасибо. И ещё — судьба разработок Значкова по марихуане…

— Топим Барышева, тебе же сказали, — не понял генерал Дубичев.

— Погоди, не лезь, — оборвал его Анисимов. — Ты имеешь в виду…

— Да. Попозже. По той же схеме: легальный бизнес с десятками миллиардов оборота. Уже не под барышевским патронажем, а под чьим-то другим. Об этом мой шеф и хочет с вами поговорить.

Анисимов держал паузу секунд двадцать.

— Понял, — сказал Анисимов, — Буду думать. Всё?

— Последний вопрос. Вам, наверное, знакомо такое имя — Матадор?

Матадор не верил в успех «охоты на маску». Именно поэтому Сафин решил допасти эту историю. Очень уж хотелось утереть Матадору хотя бы одну ноздрю.

Крутых специалистов по маскам в Москве было человек пять. Теряя драгоценное время, Сафин выслушивал длиннющие лекции о масках комедии дель-арте и о масках венецианского карнавала.

Обнаруживая нового человека, который вынужден слушать их бредни, специалисты кровожадно потирали ручки, заваривали в коллекционном чайничке какой-нибудь экзотический чай и пускались во все тяжкие. Слово за слово, членом по столу…

«Вроде умные люди, — рассуждал Сафин, давясь на очередной лекции зелёным чаем, — а не понимают, что перед ними всего лишь башкир-комитетчик, который не знает половины произносимых слов и срать хотел кабачковой икрой на все их археологические восторги…».

Какой-то толк от этих встреч всё-таки вышел. Трое специалистов уверяли, что корни квадратной маски следует искать в Африке.

— Вам страшно повезло, — заявил Сафину последний специалист, здоровенный детина двухметрового роста с тоненьким голоском. Сафин сразу заподозрил в нём еврепида. — Сейчас в Москве гостит сэр Майкл Додж, крупнейший авторитет именно в области африканских масок… Интереснейшей судьбы человек — сразу после второй мировой войны он вместе с матерью, герцогиней…

Авторитет жил в гостинице «Спринт». Принял он Сафина радушно и гостеприимно. Сразу сообщил, что привёз с собой в Москву совершенно изумительный чай, который продают в Лондоне в одном маленьком магазинчике, который…

Только через два часа Серёга выудил нужные подробности: где именно в Южной Африке и при каких ритуалах используются маски, похожие на ту, что факсанули Матадору.

«Матадор где-то там околачивался, — думал Сафин, спускаясь по лестнице, — невелик улов, но всё лее какая-то информация…».

— Точно тебе говорю: скоро все пересядут на Акварель. Прикинь, дешевизна — раз, вена целая — два… — голос за углом заставил Сафина спрятаться в нишу рядом с лифтом.

Мимо прошли два прыщавых тинейджера.

— Красного цвета — три…

— Мне хоть цвета крокодильих мудей, лишь бы пёрло…

Парни скрылись в номере 850. Сафин огляделся: у номера сходилось два коридора, в одном из них шёл ремонт. Сафин побродил в наступившей темноте по заваленным мусором комнатам и вышел на балкон — наискосок от нехорошего номера.

От балкона до балкона — метра три по воздуху. Можно прыгнуть. Конечно, не в такой темноте.

На кровати в 850-м лежал седовласый человек средних лет, читал книгу. Прыщавые уже ушли. Потом один из них вернулся. Седовласый вынул из чемодана пузырёк, вручил парню, а чемодан аккуратно закрыл двумя ключиками.

Тот же набор действий вскоре повторился ещё раз. Через полтора часа — ещё. Иногда седовласый откладывал книгу, спускал штаны, вяло дрочил, отирал сперму носовым платком и вновь брался за чтение.

Уже за полночь Сафин решил, что ничего нового не произойдёт, пора связываться с Матадором. Отсюда он позвонить не мог. Сел в трубе аккумулятор.

Дверь, через которую он попал в ремонтирующийся номер, оказалась запертой. Выбивать её в кромешной тьме значило устроить безумный грохот.

«Сучья плесень», — сказал самому себе Сафин, имея в виду не то дверь, не то саму жизнь. Он нащупал в глубине комнаты что-то мягкое, лёг и заснул.

Очнулся он, когда в номере 850 шарахнул взрывпакет.

Не успев толком проснуться, Сафин обнаружил себя летящим над бездной.

По Ленинскому проспекту ехала красная поливальная машина.

Руки почувствовали крепкие железные прутья. Не прерывая полёта, Сафин развернулся спиной вперёд и со стеклянным грохотом влетел в окно номера 850.

Седовласый человек, проходящий по гостиничным документам как Ханс Шульц, лежал у батареи центрального отопления. Из маленькой ранки в виске текла тёмная струйка.

— Смотри, кровь коричневая, — указал Рундуков, — Фашистское отродье. Дедушка, небось, печи топил в Майданеке… Чего ж ты, мудак, свидетеля ухлопал? Где мы теперь нового возьмём?

Последний вопрос адресовался оперативнику Саше. Тот развёл руками. Претензий к нему быть не могло.

Он сработал грамотно. Мягкая подсечка, и пробкой вылетевший из загазованного номера беглец растянулся на полу. Кто же мог знать, что он угодит башкой аккуратненько в батарею?

Матадор едва устоял на ногах от неожиданного головокружения, отошёл к окну, упёрся лбом в прохладное стекло.

С неба, сверху, откуда-то издалека нёсся на него с огромной скоростью непонятный тёмный предмет.

Матадор не успел даже разглядеть очертаний предмета, который вырос за время стремительного полёта в сотни раз, затмил весь горизонт… и это уже не таинственный предмет нёсся на Матадора, а Матадор падал, проваливался в него…

Какой знакомый запах… Тонкая смесь ароматов крови, слизи и жимолости… Так пахнет Арина!

Стены мягкой, влажной пещеры, в которую попал Матадор, ярко озарились. Словно включили скрытую подсветку.

Волшебная картина. Матадор впервые видел влагалище изнутри.

Розовые стены в рубчик, какие-то оспины и выщерблины, красные и коричневые пятна, белесые маленькие присоски, пульсирующие синие и алые кровеносные сосуды… Стены постоянно выделяли чавкающую скользкую смазку. Бурые складки плоти, уходящие дальше и дальше, вглубь, совсем вглубь… И всё это искрится, сверкает, играет тенями, переливается, бурлит, живёт!

— Что делать будем, командир? — спросил за спиной Сафин.

Матадор оторвался от окна, отступил вглубь коридора, нажал кнопку на телефоне.

— Мне срочно нужен ордер на обыск директора гостиницы «Спринт»… Я первый, приём.

— Мыльный, — глухо сказал генерал Барановский через несколько секунд. — Без этикетки.

«Фальшивый. И я тебе его не давал», — значило это в переводе с оперативного языка на…

На менее оперативный.

Ах, катьмя-катились сгубленные Головы отрубленные…

Опять эта песня. Второй день.

Игорь с удивлением обнаружил, что спал одетым. Такое с ним случалось крайне редко, и обычно по пьянке.

Но вчера он не пил. Вчера он пустился в какое-то долгое путешествие…

Да, был в Храме, хотел увидеть Бога, но увидел только молнии. Молнии, посланные ему на погибель?

Что это за бумаги валяются на полу? Формулы, схемы…

Да, да. Ночью, вернувшись домой, он рисовал формулы. Такое с ним бывало много лет назад. Вскакивал ночью, чтобы записать приснившуюся формулу.

Ему снились формулы. Это было очень давно.

Что же случилось ночью? Что это нарисовано на бумаге? Зачем это на ней нарисовано?

Игорь бросил листок. Всё те же отрубленные головы. Он рисовал ночью отрубленные головы.

Игорь бросил листок. Потом снова поднял. Головы катятся словно бы с крыльца, со ступенек… Как в песне… И тут же поставлен значок вращательного движения. Головы одновременно кружатся вокруг своей оси.

Игорь вскочил с дивана. Он всё вспомнил.

Давным-давно, ещё в аспирантуре, Игорь разрабатывал новый способ ускорения электрохимических процессов. Нужно было заставить электроны перескакивать в атоме с уровня на уровень не последовательно, а как бы через две ступеньки сразу. Это увеличило бы энергетический потенциал не в два, а в десять раз.

Такого эффекта можно было добиться, одновременно увеличивая скорость вращения электрона вокруг его паршивой оси. Причём эта увеличенная скорость должна быть не постоянной, но всё время меняться.

«Как если бы отрубленная голова катилась по ступенькам и что-то говорила. И в зависимости от того, что она говорит, менялась бы скорость вращения…» — он же сам тогда придумал такую загадочную метафору! Как он мог забыть!

Одно время Игорю казалось, что он сможет заставить электроны вращаться. Иногда ему казалось, что он находится в двух шагах от разгадки. Всего лишь одна короткая, но мощная формула…

Потом он повзрослел и понял, что пытаться решить такую задачу — всё равно, что изобретать вечный двигатель.

А ночью ему показалось, что он нащупал решение.

Конечно, нужно ещё проверить, сможет ли оно работать на конкретном материале…

У Игоря не сохранилось никаких старых разработок, — столько лет пролетело… Да, но они сохранились в архиве его института!

Уже через полчаса толстая архивистка Ира вручала ему запылённую папку. Его собственный годовой отчёт пятнадцатилетней давности.

— Постой, — сказала Ира, — я вытру пыль. Это невозможно листать… Сейчас я возьму тряпку.

Тряпку Ира хранила не под архивной стойкой, а на стеллаже за спиной, на нижней полке. Это позволяло ей поворачиваться и нагибаться, открывая взору собеседника громадные ляжки.

Этим приёмом Ира пользовалась на памяти Игоря уже лет десять. Зимой и летом короткой юбкой и глубоким декольте стокилограммовая Ира приманивала любовников. Среди сотрудников института находились желающие провести с ней ночь или трахнуть её после работы прямо в архиве, за стеллажами.

Когда кто-нибудь жарил Иру в архиве, она гудела на пол-института, как начищенная иерихонская труба.

Десять лет Игорь избегал ириных прелестей. Но сейчас он вдруг почувствовал, что содержимое его трусов становится плотнее и твёрже.

«Вместе с научным пылом возвращаются юношеские желания, ничего тут странного нет», — подумал Игорь.

Когда Ира передавала ему папку, вывалив по своему обычаю на стойку сдобные титьки-караваи, Игорь нащупал через ткань платья её сосок. Ира довольно мурлыкнула. Формулы радостно бросились к Игорю с пожелтевших страниц. Будто они расстались только вчера. Он сразу вспомнил и логику своих рассуждений, и уязвимые места, и удачные фрагменты, на которые он возлагал особые надежды.

Но самым удивительным казалось то, что ночные догадки работали. Нужно было проверять и перепроверять, делать специальную программу для компьютера, проводить эксперименты, но главное Игорь уже понял. Он придумал что-то совершенно новое.

Ему захотелось посмотреть ещё один свой годовой отчёт: проверить кое-какие соображения. Но отчёта на месте не оказалось.

— Где же он? — удивился Игорь. — Кому понадобилась эта макулатура?

— Вон, посмотри туда, — Ира буквально навалилась грудью на Игоря и тяжело дышала ему в лицо, — видишь, мужик с бородой… С самого утра читает бумаги по началу восьмидесятых. Его директор привёл, велел дать всё, что ни попросит. Твои бумаги читает, Мирзоева, группы Погорельского…

Игорю вдруг стало жарко. Мирзоев и группа Погорельского занимались смежными проблемами: воздействием различных веществ на психику вероятного противника…

Игорю стало жарко. Крупный породистый еврей, деловито просматривающий у дальних стеллажей стопку документов, очень ему не понравился. Очень…

— Здравствуйте. Для абонента № 19486. Согласен срочно уехать. Звоните 333-49-78. Подпись: Игорь. Два раза через двадцать минут. Нет, четыре раза через пятнадцать минут.

На этот раз Максим отозвался сразу.

— Игорь Брониславович! Через полтора часа я заеду за вами домой. Соберите, пожалуйста, к тому времени вещи.

— Куда? Какие вещи?

— Какие хотите. Вы улетаете сегодня.

— Сегодня?!

— Завтра может быть поздно. Скоро начнётся большой шум… В общем, считай те, что я знаю, что делаю. Соберите вещи.

..Когда Ира поняла, что Игорь не вернётся в архив, она вытащила из сумочки шипованные вагинальные шары и, кусая обиженную губу, пошла за дальние стеллажи…

— Может быть, вы пригласите нас к себе в кабинет? — устало спросил Матадор.

— Да, конечно, конечно… — забормотал директор. — Извините, что я сразу… Голова, знаете, идёт кругом… Смерть в отеле… Чаю, кофе? Но по поводу герра Шульца я сказал вам всё, что знаю. Поселился у нас на общем основании, заплатил за два месяца вперёд, получил за это некоторую скидку…

Матадор сделал шаг в сторону, пропуская директора и слегка приобнимая его за талию. Рука Матадора на секунду задержалась над большим карманом директорского пиджака.

— А то, что к нему по пять раз за ночь заходили прыщавые подростки, это никого не смущало?

— У нас отель международного класса, — пожал плечами директор. — Каждый имеет право заходить в любое время дня и ночи. Вы бывали когда либо за рубежом в дорогих отелях?

— Случалось, — неопределённо ответил Матадор.

— Конечно, мне очень досадно, что в моём отеле хранился наркотик, — суетился директор. — Но мы же не можем отвечать за то, что хранят постояльцы! Уверяю вас, в «Национале» и «Метрополе» постояльцы хранят в номерах гранатомёты и першинги… Директор рассмеялся своей шутке. В дверь постучали. Вошёл устрашающего вида кавказец, доставивший Матадору бумагу от Барановского. Это был чечен Тагир, которого в управлениии звали Кинг-Конгом.

— Прокурор подписал ордер на ваш обыск, — сказал Матадор. — Обыск в кабинете и личный тоже…

Директор попытался улыбнуться, но улыбка вышла вымученной и кривой. В ответ ему улыбнулся Тагир. Задорным здоровым оскалом в шестьдесят четыре, как показалось директору, зуба.

— Это… это неслыхано, — пролепетал директор. — Я… я сделаю заявление для прессы… Обыск только в присутствии моего адвоката…

— Хоть целой коллегии, — сказал Матадор, — Зовите.

Директор схватился за телефонную трубку.

— Но есть опасность, — продолжил Матадор, — что пока адвокаты будут сюда добираться, вы сдуру совершите попытку к бегству. И Кинг-Конг, — Матадор указал на кавказца, — вам что-нибудь сломает… Он, кстати, дикий чечен. Дудаевский недобиток. Чудовище-Директор бросил трубку и ошалело посмотрел на Тагира. Тагир улыбался.

— Будете читать? — Матадор протянул директору ордер и распорядился привести понятых.

Понятыми оказались Матвей и Данила, музыканты из группы «Бобок».

— Начинайте, ребята, — кивнул Матадор. — Кинг-Конг, займись телом.

Директор, увидав, как к нему приближается человек-гора, замахал руками:

— Я сам всё выложу, что же вы себе позволяете… Даром это вам не пройдёт… Я заставлю вас извиниться…

Директор выложил на стол ключи от машины, бумажник, одну игральную кость («двойкой» вверх), перетянутый резинкой полиэтиленовый пакетик размером со спичечный коробок.

— Что это? — захлопал глазами директор.

— Да, что это? — спросил Матадор. — Разверните.

Паникующий директор развернул пакетик. Там оказался сероватый порошок.

— Гэроин, — сказал Кинг-Конг. — Крупный размэр… Кынг сайз, нах.

— А в пакетике-то до четырёх лет только за хранение, — задумчиво сказал Матадор, — надо же, как получилось.

— Это не мой пакетик! — директор закричал так, что задрожали стёкла. Директор подпрыгнул. Стоявший на столе графин полетел на пол. Матадор подхватил его на лету, переадресовал струю воды в стакан и протянул стакан директору.

— Был у нас на Полтавщине случай, — сказал понятой Матвей. — Тётя Аня Лукашенко с ярмарки вернулась, а Панас, ейный мужик, поставил у плетня раком пионервожатую и прочищает ей, пардон, анус. Тётя Аня за ним с вилами, а он по двору скочет, штаны на ходу застегает и приговаривает: «То был не мой член, то был не мой член…».

Все, кроме директора, расхохотались.

— А если с целью сбыта — так до семи с конфискацией, — сообщил Матадор. — Вот ведь какая петрушка.

— Двэсти двадцать васмая, втарая чаздъ, — подтвердил Кинг-Конг.

— Вы это мне подкинули, — заявил директор, — Я докажу, что вы это мне подкинули.

— Сначала вы поедете в СИЗО, — сказал Матадор. — Там в восьмиместной камере сидит двадцать уголовников и бомжей. Если вы окажетесь двадцать первым, вам сразу дадут кликуху Очко. Потом будете доказывать, что героин вам подбросили. Как, кстати, вы собираетесь это доказывать?

— Но вы-то знаете, вы-то знаете, — горячился директор, — вы-то знаете, что вы его сами подбросили!

— Знание моё к делу не подошьют. Нет такой нитки. Подошьют только мой рапорт и протокол.

— Так вы не отрицаете, что героин подброшен? — обалдел директор.

— Я просто не обсуждаю этот вопрос. Есть юридическая реальность: вам мандец. Есть способ обойти юридическую реальность. Расскажите о комнате 850, и протокола не будет.

— Меня убьют! — завизжал директор.

— Это ваше личное дело, — безразлично сказал Матадор. — В предвариловке или на зоне вас тоже убьют. Если хотите, я могу даже об этом специально позаботиться…

— Вы угрожаете мне смертью! — выдохнул директор.

— Да, — сказал Матадор.

— Это беспредел, — выдохнул директор.

— Номер 850, — сказал Матадор.

— Этот номер принадлежит Леониду Крашенинникову, — сказал директор. — У него доля в моём предприятии и не сколько своих номеров… Я не имею права интересоваться, что там происходит.

Гаев встретил Зайцева с таинственным и хитрым видом. Когда он собирался объявить какую-нибудь важную и приятную для себя новость, он становился большим ребёнком. Лицо его сияло, как масляный блин. Он ходил по квартире в сером махровом халате, держа в руке с манерно отставленным мизинцем стакан кровавой Мэри. Поглядывал в зеркала.

Новость-то Зайцев знал уже несколько дней. Гаев баллотируется в Госдуму вместо выбывшего из игры депутата Значкова. Выборг и окрестности. Славные места, тихие и чистые.

— Давно пора, — сказал Зайцев. Не стал добавлять, — «Заиметь депутатскую неприкосновенность».

— Давно, давно, — согласился Гаев. — Мне, знаешь, и слово само нравится — «депутат». Если сумею живым-здоровым лет ещё десять прожить с этим словом… То и дальше всё будет о'кей.

— Когда выборы-то? — спросил Зайцев.

— Через два месяца. Времени — кот нассал. На тебе, Зайка, культура-мультура. Смотри, я вот тут набросал…

Гаев вытащил откуда-то маленькую мятую бумажонку, на которой виднелись каракули разных форм и размеров. У Гаева были большие проблемы с почерком, он сам редко понимал смысл своих записей.

— Вот — нужна выставка в местном музее. Какая-нибудь крепкая хорошая выставка, солидная. Старые мастера, мебеля какие-нибудь. Чтобы совместно с Эрмитажем или что-нибудь эдакое… И чтобы губернатор был на открытии. Зайцев присвистнул.

— Не свисти. Баксы у меня из дому высвистишь, — строго сказал Гаев. — Губернатор, конечно, не по твоим каналам. За тобой выставка.

— Понял. Шоу ваши, Самсон Наумыч, нужно предложить вниманию выборгских любителей прекрасного: типа, знаете, выездных выпусков…

— Отлично, Зай. Галка с Вовкой пусть поблюют на радость крестьянам. Потом — концерты эстрадные. Рокеры, Зыкина. Голубой Мальчик вроде пошёл неплохо… Аринка должна концерты вести. Найди её…

— Пропала она, — ляпнул Зайцев, испугался, что сболтнул лишнего, и тут же разозлился на себя за свой страх. Какого чёрта? Может, сам Гаев её и того, и она валяется в Яузе без головы, а его, Зайцева, Гаев таким образом проверяет…

— Это что ещё значит, пропала? — нахмурился Гаев.

— Парень её меня нашёл для задушевного разговора… Вчера, что ли, или позавчера. Говорит, украли. Поймали во дворе дома, засунули в машину и увезли.

— Ебать-колотить…. И чего же ты мне ничего не сказал?

— Самсон Наумыч, — шмыгнул носом Зайцев. — Вы мне не велели следить за Ариной…

— Не, ты не сепети. Что за парень-то?

— Мент, — Зайцеву было даже приятно огорошить Гаева, — Или комитетчик, я их путаю всех. Погоняло у него Матадор…

— Что?! — последний глоток кровавой Мэри прыгнул изо рта обратно в бокал. — Ты его знаешь?

— Теперь знаю. Он меня нашёл, говорит, так и так, Арину увели, готов всем заинтересованным лицам нанести серьёзные физические увечья. Если что услышишь, говорит, звони по телефону…

— И телефон дал?

— И телефон дал. Я его выбросил сразу. Самсон Наумыч, вы лее знаете, я ни в какие разборки…

— Так что же, погоди, погоди… Так она, значит, ебётся с этим Шмутадором, так получается?

— Я, Самсон Наумыч, в подробности не вникал. Может, он с ней, может, она с ним.

— И ты мне об этом не сказал?!

— О чём?

Зайцев, конечно, понимал, о чём. О том, что бывшая любовница Гаева спуталась с агентом, который ведёт дело об Акварели, которую молва связывает с именем Гаева.

Но что он мог сказать? «Самсон Наумыч, вы типа наркотой торгуете, так за вами охотится парень, который теперь трахается с Ариной…».

Президент фирмы «Лабеан-хесв» Леонид Крашенинников с большим удивлением прослушал сообщение о том, что рейс из московского Шереметьево-2 в парижский Орли задерживается на два часа.

Размышляя, что теперь есть основание подавать на «Аэрофлот» в суд со стопроцентной гарантией победы, Крашенинников побрёл по свободной зоне.

Как легко он стал думать в последнее время о таких вещах, как суд, иск, процесс!..

Знаменитые адвокаты, шелест свежих газет, ритуал судебного заседания. Красиво, почти как в опере. В последние годы Леонид Крашенинников очень полюбил возвышенное искусство оперы.

Ещё в начале девяностых слово «суд» вызывало в памяти мерзкие картины: грязная скамья, пальцы решёткой, небо в клеточку. Крашенинников сам дважды выслушивал обвинительные приговоры.

Крашенинников удачно попал в ласковое течение легализации теневых капиталов под негласным надзором правительства. Его бизнес, криминальный на девяносто процентов в девяностом году, сейчас оставался в тени процентов на пятьдесят. Но это совсем другие проценты, совсем другая тень: речь идёт чаще о скрытых налогах, чем о закопанных в лесу трупах.

Ему нравилось проводить время в кругу богемы, видных политиков и очаровательной французской невесты Жюли, а не за бесконечным пиршественным столом с ворами и паханами. Он полюбил белый цвет.

Г-н Крашенинников достал белый телефон, позвонил в Париж Жюли:

— Бонжур, ма петит. Л'авьон отложили на два с половиной часа…

— Это ужасно, шер. Мы не успеем авектуа в Ореrа.

— Приедем хотя бы к л'акт труазьем… Я всё же хочу услышать мамзель Лулу в партии Травиаты…

Крашенинников покидал Россию на три месяца. Дела шли хорошо, деньги работали, контора писала. Он уезжал в свадебное путешествие. Они с Жюли намеревались посетить семь экзотических стран: две африканских, две латиноамериканских, две южноазиатских и сумчатую Австралию.

Крашенинников зашёл в бильярдную, поставил на пол белый саквояж, аккуратно сложил на него белый плащ.

Матерчатые квадратные абажуры нависали над зелёными столами. От дальнего стола исходил глухой стук шаров. Лица игроков были скрыты в полумраке. Вот человек наклонился, примеривая кий, нырнул в колодец света, ударил, и, выпрямившись, опять растворился в тени.

Крашенинников подошёл к столу, взял в руки кий.

— Стукнемся, Леонид Петрович?

Крашенинников повернулся. Второй кий доставал из пирамиды смуглый стройный мужчина с коротким шрамом через правую щёку. Это лицо Крашенинников узнал бы даже среди ангельских ликов на том свете.

— Глеб Егорович… Вот так встреча! Так это ты задержал самолёт?

— Я, Лёня, не умею задерживать самолёты. Задержал его сам генерал Барановский.

Матадор взял кусок мела, аккуратно натёр набойку кия, плавными круговыми движениями намелил его и вытянул перед собой, примерил на глазок…

— Из-за меня, догадываюсь?

— Правильно догадываешься.

— И что же случилось?

— Разбивай. Нужно мне получить от тебя информацию по одному важному для меня делу…

— Глеб, если могу… Какие разговоры…

— У тебя в Москве целая коллекция всяких помещений — подвалов, номеров в гостиницах… Так? Разбивай.

Крашенинников не ударил шаром в пирамиду, а толкнул его в борт. Шар плавно оттолкнулся и еле-еле растолкал укладку.

— Сложный вопрос. Допустим, что так.

— В некоторых из них сейчас устроены склады для так называемой Акварели… Слыхал о такой?

— Слыхал. Героин с грибами. Я думал, враньё. Значит, есть такая?

— Значит, ты ничего о ней не знаешь?

— Конечно, нет, Глеб Егорыч. Я лесом торгую. У меня три завода, если хочешь знать. Я произвожу мебель, а также детские коляски. Зачем мне героин?

Матадор присел, глазом прикинул линию к средней лузе и бархатным толчком направил туда шестёрку.

— Отлично. Я так и думал, что ты тут ни при чём. Тогда ответь мне, кто пользуется твоими номерами в гостинице «Спринт» и какими ещё твоими помещениями пользуется этот человек?

— Нет.

— Почему? — нахмурил брови Матадор.

— По многим причинам. Во-первых, у меня нет юридического контроля над указанным тобою помещением. А всё остальное — болтовня. Во-вторых, я не считаю, что торговать героином плохо. Штука это, конечно, подлая, но кто виноват, что её какие-то козлы покупают? Это бизнес, Глеб. В-третьих, я просто не хочу подставлять товарища…

— Лёня, ты не понял. Мне очень нужно. Ты же понимаешь, что это не шутки — задержать самолёт.

— Глеб, это ты не понял. Вот уехал ты, скажем, в Иран стрелять Саддама Хусейна… Задание сложное, полгода принюхиваться надо. Квартирка твоя в Москве пустует. Зарплата у тебя маленькая — ты квартирку и сдал. Недорого, старому знакомому. И он там, скажем, анашу курит…

— Лёня, Акварель это не анаша.

— Подожди, послушай… Курит он анашу, к нему гости приходят, он их угощает… Нарушает он закон?

— Ну, не очень….

— Не лукавь, Глеб Егорыч, нарушает. Предложение покурить трактуется как что? Как склонение к употреблению. До восьми лет. Но ты лее не побежишь на этом основании своего гостя в ментовку сдавать?

— Лёня, у меня мало времени, честное слово. Скажи, кто у тебя там хозяйничает.

— Глеб, не скажу.

— Лёня, ситуация сложная. Очень не хотелось бы, но если не скажешь…

Семёрка сильно ткнулась в борт, ударилась о другой шар и юркнула в лузу.

— Ну-ка, ну-ка?

— Придётся применять меры оперативного воздействия.

— Не смеши меня, Глеб. Какие меры? Ордера у тебя нет? И быть не может. Пушку вытащишь? Только тебя потом мои партнёры в асфальт закатают, и ты это знаешь… Глеб, давай по-человечески, цивилизованно. Сказал, не могу. Мог бы — так всей душой.

— Ты отсюда невесте своей звонил?

— Да, невесте… Вы слушаете мой телефон?

— Бывает, Лёня… Её, значит, Жюли зовут?

— Что-то ты, Глеб Егорыч, не туда гребёшь.

— У меня, Лёня, бабу украли.

— Сочувствую. Только я не думаю, что мой гость…

— Говори фамилию, Лёня, не дури.

— Нет, Глеб.

Крашенинников почти лёг на стол, стараясь достать дальний шар.

— Ты к трупу приедешь, Лёня. Не будет у тебя Жюли…

Рука сорвалась, кий скользнул по шару. Крашенинников посмотрел на Матадора не столько со страхом, сколько с изумлением.

* * *

У стойки паспортного контроля Игорь Кузнецов , которого отныне звали Майклом Майлсом, прощался с чёрным человеком Максимом.

— Нормально, — говорил Максим. — Отдыхай. Раз в месяц давай знать о себе по женевскому номеру… Будет нужно, я тебя найду.

— Ты так разговариваешь со мной, — смущённо сказал Игорь, — будто я подписал с тобой навечный контракт…

— Бздишь, значит?

— Ну… Можно и так сказать.

— А ты не бзди, — улыбнулся Максим. — Если что и будет, так деловые предложения.

Игорь вздохнул.

— С отцом я поговорю, всё объясню. Ваш сын, скажу, выполняет ответственное задание Родины. Ты ему звякни как-нибудь. А голову-то резать Янаулову?

— Не знаю… — растерялся Игорь. — Голову? Нет-нет, голову резать не надо.

— Смотри… Так что, совсем его не трогать или всё же пришить? Сука-то он, конечно, редкая.

— Сука редкая, — согласился Игорь.

— Я бы пришил, — сказал Максим. — Такого говнюка не пришить, всю жизнь потом жалеть будешь. Но у меня нет повода. Вот если ты меня попросишь — я с удовольствием…

— Ну, если с удовольствием… — промямлил Игорь.

— Лады, — Максим протянул руку, — Всё, я бегу. Не грусти, Майкл. Оттягивайся, а там жизнь сама подскажет, как быть.

Игорь хотел ответить, но не успел: чёрный человек Максим словно провалился сквозь землю.

Максим заметил, что с балкона второго этажа на него смотрит мужчина с коротким шрамом на правой щеке.

— Буква «И», — объявил генерал Барановский, — Изобретатель. Капитан, пожалуйста…

— Я производил поиски только среди сотрудников научно-исследовательских учреждений. И пока только по одному признаку: соответствие темы научной работы формуле аппарата, известного нам как Акварель. Следует также заметить, что в полном объёме эта формула нам до сих пор неизвестна. Сочетание элементов и технология… — начал основательный Шлейфман.

— Короче, Склифософский, — остановил его Барановский.

— Короче, у меня есть список из шести человек. Шесть научных сотрудников мужского пола, которые могли — подчёркиваю, только могли! — заинтересоваться той задачей, какая была поставлена перед изобретателем Акварели. Трое из них уже находятся под оперативным наблюдением, отслеживаются связи…

— Народу всё равно не хватает, — признался генерал Барановский, — Хотя нам и так уже прикомандировали пятнадцать человек.

— Разрешите продолжать, господин генерал? Ещё одного я сегодня видел в архиве его НИИ. Некий Игорь Кузнецов. Довольно нескладный молодой человек с маленькой русой бородкой. Увидев меня, переполошился.

— В круглых толстых очках парень? — подал голос Матадор.

— Да, — удивился Шлейфман, — А ты откуда знаешь?

— Привычка грызть пальцы?

— Да, — ещё больше удивился Шлейфман. — Так ты с ним знаком, что ли?

— Такого человека я видел сегодня в Шереметьево, — сказал Матадор, — Он стоял в очереди на паспортный контроль…

Матадор пребывал в мерзейшем расположении духа. «По пункту „А"», как выражался Барановский, то есть по по поводу Арины вестей никаких не было. Выбив из Крашенинникова в Шереметьево нужную фамилию, Матадор вдруг увидел у стойки контроля человека, о котором неотрывно думал уже несколько дней. Он был безвещей и, похоже, провожал именно изобретателя Кузнецова. Как странно всё сходится.

Матадор увидел у стойки человека, бросился к лестнице.

Но тут дали о себе дать две бессонные ночи с перерывом на тяжёлый героиновый сеанс. Матадор рухнул на бетонный шереметьевский пол…

— Рундуков, представьте списки всех пассажиров, которые проходили в это время паспортный контроль… — генерал прикурил «Приму» от «Примы». — Похоже, с изобретателем у нас возникают проблемы… Ладно, поехали дальше. Может, попозже майор Малинин вспомнит, что ещё он видел…

Матадор едва поверил ушам. Генерал почти открыто намекал, что Матадор чего-то не договаривает. Интересно, а догадывается ли генерал, чего именно не договаривает Матадор?

Но что было по-настоящему странным: последние сутки Матадора не покидало ощущение, что и генерал что-то скрывает.

Что? И зачем?

— Буква «М». Маска.

Да, любопытно. Во всей этой горячке Матадор так и не расспросил у Сафина, что же он выяснил про маску.

— Информации, честно сказать, немного, — несколько виновато произнёс Сафин, — Маска с таким или очень похожим рисунком используется в ритуальных целях отдельными южноафриканскими племенами. А именно для ритуала казни с помилованием. Подписали человека к вышке, всё решили, могилку выкопали или как у них там… А перед самой казнью какой-нибудь демон говорит, что человека нужно пощадить. Тогда они проводят весь спектакль, как если бы собирались убить человека, но в конце концов этого не делают. Матадор громко икнул.

— Ты что? — спросил Барановский.

— Ничего.

— У тебя есть версии, кто это обещает тебя как бы казнить, но помиловать?

— Кажется, у меня появляется версия, — сказал Матадор. — Но мне надо крепко подумать. Я ещё не готов её изложить…

Группа покосилась на Глеба с некоторым недоумением. Барановский в течение нескольких секунд смотрел на Матадора так, что у него возникло чёткое ощущение двух протянутых рук, смыкающихся на груди…

— Буква «П». Парк культуры, — сказал Барановский. — Как ни странно, удача. Рундуков, расскажи…

— Журналист Огарёв вспомнил, что человека, который передал ему материалы по Акварели, он видел когда-то в парке культуры и отдыха. Он сообщал это нам по телефону, его слушали и застрелили в тот самый момент, когда дошло до названия парка. Мы стали прочёсывать его статьи на предмет упоминания парков, а в этот момент сгорела административная будка в парке на Таганке. Естественно, мы предположили, что будку сожгли специально…

Рундуков сделал паузу, налил стакан воды.

— Нашли дедушку-дворника, метёт там дорожки с незапамятных времён. Помнит, как Хрущёв приезжал открывать памятник девушке с веслом… Помнит лопоухого мужичка, который всё время теребил уши. По фамилии Козлов. И тогда, в парке, и по сей день он — личный секретарь Самсона Гаева…

Глава девятая.

Библия предвещает огненную гибель — Матадор спешит на свидание — Главный Шаман мог бы жить? — Ёжикову не нравится вкамере с уголовниками — Д'Артаньян: семь раз миледи + один раз горничную — Пасьянс Мария-Антуанетта не сойдётся никогда — Арине является призрак Матадора — Вице-премьертащится от румяной гимназистки — Друзья встречаются вновь.

Акварель для Матадора

Прибор ночного видения выхватывал из темноты и окрашивал в мерцающе-красный цвет скамейку, урну, бетонные ступеньки…

Тронутая мерцающе-красным площадка перед подъездом была похожа на сцену игрушечного театра.

Казалось, когда на сцене появится жертва, даже не придётся нажимать на гашетку. Достаточно будет лёгким щелчком сбить её с игрушечной сцены в вечную темноту.

Окна чёрного джипа, припаркованного у подъезда с вечера, были затянуты изнутри плотной чёрной материей.

Первый киллер полулежал перед инфракрасным экраном и пил минеральную воду Еviаn. Второй киллер держал перед глазами миниатюрную Библию в густозелёном сафьяновом переплёте.

— Сколько раз я тебе говорил, покупай воду «Святой источник», — сказал второй киллер.

— Почему? — спросил первый киллер.

— Она освящена патриархом Алексием. Наш шеф вбухал в её производство уйму баксов. И вообще — надо поддерживать отечественного товаропроизводителя…

Первый киллер ничего не ответил, набрал побольше воды, прополоскал рот и аккуратно выпустил воду в плевательницу.

— Давай, — сказал первый киллер, — Иеремия… Пятьдесят один… девять…

Второй киллер некоторое время шелестел тонкими страницами в поисках заказанного фрагмента.

— Врачевали мы Вавилон, но не исцелился… оставьте его, и пойдём каждый в свою землю…

— Вот видишь, — сказал первый киллер.

— Что я вижу? — не понял второй.

— Книга врать не станет. Пиздец России. Врачевали, но не исцелилась. Покупай отечественные товары или не покупай, один хер. Надо уходить в свою землю.

— А какая у тебя своя земля? — спросил второй киллер. — Ты русский. И я русский. Мы с тобой русские. Наша земля здесь.

— В неё, значит, скоро и ляжем, — сказал первый киллер. — Давай Книгу, твоя очередь.

Второй киллер передал первому Библию, закрыл на несколько мгновений глаза, подумал…

— Левит, десять… Десять-десять… Нет, давай десять-два.

— Ишь, на Левита пробило, — удивился первый киллер. — Где он тут… Ага, секи фишку: и вышел огонь от Господа, и сжёг их, и умерли они пред лицом Господним…

— Иисусе! — второй киллер быстро перекрестился на гашетку пулемёта. — А десять-десять что было?

Ответить первый киллер не успел. Во двор медленно въехал серебряный «Мерседес». Водитель захлопнул дверцу, пикнул брелоком сигнализации, пошёл к подъезду. Через мгновение он оказался на освещённой мерцающе-красной площадке. Как на ладони.

Дверцы джипа торжественно распахнулись, как торжественно распахивается дверца катафалка.

Автомат Калашникова и ручной израильский пулемёт заговорили дуэтом. Дверь подъезда и ступеньки подъезда превратились в щепки и щебень.

Но за миг до того, как пули разорвали в клочья красную сцену, жертва высоко подпрыгнула, уцепилась за козырёк, который нависал над подъездом, и исчезла в окне второго этажа.

Киллер увидел в инфракрасном освещении ужасное: из солнечного сплетения жертвы протянулось вверх несколько светящихся ярких волокон. Они зацепились за козырёк и притянули к себе жертву, как будто гигантские резинки.

Из окна второго этажа вылетело маленькое раскалённое солнце и нырнуло в приоткрытую дверь джипа.

На заднем сиденье джипа вращалась, искрилась и шипела граната размером с теннисный шар.

Киллеры посмотрели на гранату, друг другу в глаза, снова на гранату. В глазах первого киллера мелькнуло что-то вроде удовлетворения. Глаза второго полыхнули животным страхом.

Глаза и вытекли при взрыве первыми, и только потом стало разлетаться по стенкам бронированной машины всё человеческое остальное.

Матадор высунулся в окно, быстро вращая головой на манер вздрюченной совы. Вдруг раздались аплодисменты. Юноша и девушка, вытянувшись почти по пояс из окошка коммерческого лотка, приветствовали победителя.

— Первый, Первый, я Четырнадцатый, приём… Тёмно-зелёный БМВ с номером, замазанным грязью, на скорости 160 километров преодолел пост ГАИ на 24-м километре от Москвы… На требование остановиться не отреагировал… Как поняли, приём?

Запах становился всё глуше и глуше. Всё плотнее нужно было вжиматься носом в ткань трусов и всё глубже дышать, чтобы уловить остатки Арининого аромата.

Он рыл носом землю и скрёб ногтями камни, но он не мог найти Арину.

Переполошив три поста ГАИ, между третьим и четвёртым тёмно-зелёный БМВ ушёл в лес.

Конечно, это была подсказка. Это была подсказка для него, для Матадора. Это было приглашение на…

Надо же, казнь с помилованием… Вот что значила эта маска… И Главный Шаман, и четверо его друзей — они могли жить.

И генерал Барановский посмотрел на него так, словно всё понял.

Так, надо сосредоточиться. Слишком много мыслей. В голове не укладываются.

Матадор расстелил на столе большую карту Московской области. Вот здесь сгинул тёмно-зелёный БМВ.

Отсюда начинался и тянулся до самой Москвы огромный лесной массив.

Ну-ка, ну-ка! Но ведь зелёный БМВ уже однажды исчезал в этом лесу! Именно сюда он ушёл от Гольяновского кладбища.

Матадор всматривался в карту так, будто мог рассмотреть на ней следы таинственного врага…

Чёрт, но ведь недалеко от Гольяновского массива затерялся и след вишнёвой «девятки», которую преследовал от Измайлово Сафин!

Матадор схватил карандаш, отметил на карте три точки. Точка, в которой гаишники потеряли БМВ сегодня. Окраина Гольяновского кладбища. И точка, где исчезла вишнёвая девятка.

Матадор соединил три точки. Провёл от каждой вершины треугольника перпендикуляр к противоположной стороне. Учёные остроумно называют такую линию биссектрисой.

Рядом с точкой, где пересеклись биссектрисы, стоял на карте значок: лохматое дерево на гнутой ножке.

Матадор перевернул карту, нашёл «условные обозначения», нашёл там лохматое дерево и прочёл: «Интересные объекты природы, живописные места…».

Что же, надо срочно посетить это живописное место.

— Там, в штанах посмотри, может, там рука? Нет там руки? Где же рука, ёб её мать… Ага, вот она…

Матадор осторожно выглянул в окно. Вокруг искорёженного джипа галдели, как цыгане, менты. Молоденький лейтенант вырывал у немецкой овчарки руку одного из киллеров, которую она утащила за лавку и хотела там втихушку сожрать.

Матадор посмотрел в отрывной календарь — до рассвета ещё два с половиной часа. Обязательно надо поспать.

— Где тянул, парень?

Краснорожее чудовище в рваной тельняшке, с лупоглазыми русалками и злобными львами на груди, разглядывало татуировку на хрупком плече Жени Ёжикова.

— Ивдель. Северный Урал, — кратко сообщил Женя.

— Сколько оттрубил? — спросил краснорожий.

— Год, — сказал Женька, добавив для солидности три месяца.

— Год — херня, — решительно сказал краснорожий. — Считай, не трубил. Правильно я говорю, Мотыль?

Тот, кого назвали Мотылём, поднял тяжёлую седую голову, похожую на кусок скалы. Такой она была неправильной формы: вся во вмятинах и глубоких шрамах.

— За наркоту сидел? — спросил Мотыль неожиданно высоким голосом.

— Да, — коротко ответил Женька. Исчерченные иглой вены были лучшей визитной карточкой.

— Одеяло ему оставь, — резюмировал Мотыль.

Краснорожий резко выдернул из рук Ёжикова полученный на пороге камеры свёрток: тонкое одеяло цвета высранного гороха и серую подушку. Подушку положил на топчан Мотыля, одеяло швырнул назад Ёжикову.

— Вон твой угол, червяк, — скомандовал краснорожий. — Сиди пока там. С тобой потом покалякают.

— Западло подушку крабить, — возразил Женька, — Оставь правилку до зоны. В предвариловке ходоки не должны крыситься. Западло, тебе это любой бугор подпишет…

Интуиция подсказала Женьке, что надо полезть на рожон. Стальные глаза человека-скалы медленно переползли на Женьку.

Интуиция Женьку жестоко подвела. Через несколько секунд его уже крепко держали за шею и плечи, чтобы он не мог поднять голову из параши.

Ёжиков в своё время отдал дань уринотерапии. Считалось, что моча обладает психоактивными свойствами. Усиливает действие кислоты или грибков. Одно время это просто было модным приколом — пить мочу. Женьке нравилось играть в ценителя: у этого, дескать, моча излишне горчит, а у этого чиста, как поцелуй младенца… Однажды ему дал отпить своей мочи сам Лагутенко.

Теперь его окунули головой в бадью, куда испражнялись двенадцать грязных мужиков, собранных ментами в одной душной клетке. В ноздри, в рот, в уши сочилось прелое жидкое дерьмо. Где-то далеко, за тыщу километров раздавались глухие незнакомые голоса:

— Утоп, червяк? Вытащи, проверь… Вони теперь от него…

Женька очнулся, когда маленький конопатый парнишка, поддерживая на весу женькину голову над жестяным ведром, провёл по его лицу ладонью с хлорной водой.

Парнишку звали Ванькой, он торчал в камере уже четвёртые сутки.

— Хотел толкнуть пару коробков анаши, — быстро говорил Ванька, сглатывая окончания слов. — Повязали, черти, на такой ерунде, жилы тянут, где взял, где взял… По почкам бьют, суки. Я ему деньги предложил: чего, говорю, лейтенант тебе с меня за слава, поймал случайного продавца, давай я тебе отработаю, пятьсот гринов отстегну, в Париж на уик-энд мотанёшь или в «Максим» с блядями закатишься…

Ванька, наверное, долго не мог найти благодарного слушателя: слова неслись из него, как какашки из кролика.

— Да я просто юзер… — отвечал Ёжиков на Ванькин вопрос. — Покупал в клубе таблетки…

— Так не ссы, должны отпустить, — перебивал, не дослушав, Ванька, — Нужны им больно покупатели, плохо, правда, у тебя рецедив, но ты жми на то, что на вокзале брал… Они что, они захотят имена-явки выбить. Если тебе сдавать некого, так помудохают, посмотрят, что ты пустой… тебе есть кого сдавать?

— Я в «Арматуре» у девчонок брал — паспортов не спрашивал.

— И ладно, — не слушал Ванька. — Ты им капустянского предлагай. Пусть в Париж: едут, чем нам кишки выворачивать… Ты не был в Париже?

— Нет. Я в Амстердаме был. — Ёжиков не стал уточнять, что когда он прилетел из Амстердама с гербарием, его скрутили в аэропорту Пулково и дали срок.

— Да ты чо? Кайф! Там траву в барах продают. У меня был пакетик оттуда, приятель привёз, с таким листочком, я потом туда простую траву сыпал и всем давал, будто из Амстердама, все, идиоты, верили, никто не понял, что наёбка. Слушай, а ты не знаешь Димку Соколова? А «Серёжку Соколова? Где-то я тебя видел, точно: а ты не был…

У Ёжикова была хорошая память на лица и на голоса. Нигде он раньше конопатого Ваньку не встречал. Но вот историю с пакетиками от амстердамской дури он откуда-то знал.

Уставший Ёжиков быстро заснул, забыв о подушке. Ему приснился Ванька, забивающий большой вкусный косяк из пакетика с добрым зелёным листочком. Сам Ёжиков сидел во сне рядом, но Ванька, не прерывая своей обычной болтовни, выкурил косяк один.

Грохнула дверь, это Ванька вернулся с ночного допроса. Лёг рядом с Ёжиковым, побормотал сам с собой, засопел.

Ёжиков вдруг проснулся. Осторожно повернул голову, понюхал воздух. Отдалённый запах, заглушённый зубной пастой или мятными таблетками… От Ваньки пахло марихуаной наяву!

Сомнений быть не могло: на допросе Ванька курил траву. Ёжиков отвернулся и стал вспоминать, не сказал ли он Ваньке чего лишнего.

— У вас было отключено…

— Я знаю.

— В два часа пятьдесят четыре минуты…

— Не надо цифр.

— Извините. Он жив.

— Я знаю. Он жив, а они мертвы.

— Так точно. Мертвы в клочья.

— Он должен быть с нами.

— Я боюсь, он не захочет быть с нами.

— Возможно. Пока он не сказал, что не хочет быть с нами, пусть будет жив.

— Понял. Пусть он будет жив.

— Да. Пусть он будет жив. А они пусть будут мертвы. Слабаки.

Д'Артаньян бросил семь палок миледи, а потом его ещё завлекла к себе горничная.

Завлекла в каморку, задрала юбки, навалилась грудью на подоконник. И пока Д'Артаньян охаживал её своим длинным, почти маршальским жезлом, смотрела, как тараканятся в грязном переулке две пёстрые кошки. Потом застонала, сбила локтем настурцию. Горшок бомбой упал в переулок, кошки разлетелись по подворотням.

Портос уговорил в трактире «Святой мост» дородную селянку. И в случайной комнате, где на стенах располагался целый музей клопов, сломалась дубовая кровать.

Даже Арамис в этой главе уединялся с белошвейкой. Где пропадал Атос, никто не знал. Но Арина догадалась, чем он занимался в неизвестном месте.

Дама червей оказалась между шестёркой и десяткой треф: Арина накрыла шестёрку дамой. Но потом пасьянс завис: две карты одной масти никак не хотели окружать третью. Пасьянс назывался «Мария-Антуанетта».

Пленённая восставшим французским народом королева коротала дни перед гильотиной за этим пасьянсом. Она сама придумала его. Она загадала: если все карты соберутся в одну стопку, голова останется у неё на плечах.

Только потом история доказала, что пасьянс «Мария-Антуанетта» не может сойтись никогда. В лучшем случае получается колода + одна лишняя карта. Но сама Мария-Ануанетта этого не знала и продолжала тасовать карты даже в тот момент, когда за ней пришли и кликнули на эшафот.

Одна лишняя карта — это и была голова.

Арина откинула одеяло, не стала натягивать джинсы и подошла к зеркалу в трусах и футболке.

В зеркале она видела, что глазок на входной двери приоткрыт. В его тесной лунке купался чей-то зрачок.

Арина сняла футболку. Соски, возбуждаясь на самих себя, увиденных в зеркале, набухли и вытянулись навстречу своим двойникам. Арина подалась вперёд и коснулась сосками прохладной поверхности зеркала.

Тот, кто смотрел в глазок, должен был в этот момент опустить руку в штаны. Арина представила, как он ощупывает свою горячо каменеющую плоть.

Арина наклонилась и медленно стянула с ног невесомое кружево.

Тот, кто смотрел в глазок, должен был увидеть, как мелькнул внизу мячиков ягодиц чёрный растрёпанный кустик.

Арина стала поглаживать себя ладонью вдоль лобка, с каждым движением всё глубже погружая пальцы в тёплые складки.

Это, наверное, дивное зрелище: охранник со спущенными штанами. Глаз елозит по дверному зрачку, пальцы бегают, как по флейте, по напряжённому красному члену.

За левым плечом соткался из воздуха, проступил, как переводная картинка, знакомый призрак. Член Матадора ворвался в Арину, как негритянский спринтер врывается в финишный коридор. Мгновение — финишная ленточка лопнула, Арина вскрикнула.

Матадора не было. Арина села на кровать и заплакала. Пиковый король лёг между дамой червей и шестёркой червей. Арина накрыла королём даму.

— …Похищена сотрудница телевизионной компании «Самсон интернешнл» Арина Борисова. Источники в Силовом Министерстве полагают, что эта провокация может быть связана с выдвижением владельца компании Самсона Гаева кандидатом в депутаты Государственной Думы по сто сорок четвёртому избирательному округу…

Матадор резко затормозил, едва не вляпавшись носом в лобовое стекло.

Чёрт, какая идиотская история с этой маской…

А как понимать это заявление по радио?

И где это живописное место?

«Мерседес» Матадора медленно ехал по заросшей лесной дороге.

«Надо же, какое мудачьё. Как я должен понимать, какое место показалось им живописным?».

Но уже через две секунды он понял составителей карты. Слева по борту открылась маленькая поляна, посреди которой стоял чудовищных размеров пень. Метров пять в диаметре. Как могло выглядеть дерево, которое здесь росло, и куда оно делось?

На всех планах, в том числе и на рабочих картах ФСБ, здесь спокойно шумел сплошной лесной массив. Лишь на особо секретной карте Матадор увидел среди леса значки «новое строительство». Хитрожопый Шлейфман, к утру надыбавший где-то эту особую карту, объяснил, что в восемьдесят девятом году здесь начали возводить спецобъект ЦК КПСС.

Матадор вспомнил: в самом конце восьмидесятых, когда сахар и спички давали по карточкам, упорно ходили слухи, что Политбюро строит себе бункер на случай непредвиденного развития событий. События развернулись ещё более непредвиденно, но бункер не понадобился.

Шлейфман попросил:

— Глеб, давай я с тобой.

— Хрен тебе… Вот когда у тебя украдут бабу, тогда пожалуйста. Хоть со мной, хоть впереди меня… — Матадор сплюнул, включил зажигание, — Всё, я двинул. Как условились: через три часа ты сообщаешь генералу, куда я поехал. Будет совсем хреново, включу телефон, пусть пеленгуют… Через три часа, Шлейфман, не раньше…

Из отведённых себе Матадором на обнаружение объекта трёх часов прошло два.

«Мерседес» подъехал к оврагу. Матадор присвистнул. Ноль-один. Им удалось его удивить.

Как и учила карта, моста через овраг не было.

Мост — огромная бетонная платформа, опирающаяся на четыре механизма типа домкратов, — располагался на дне оврага. Всё сооружение было завалено толстым слоем еловых веток. Случайный человек не понял бы, что это подъёмный мост. Мало ли бетонных плит и железяк с винтами разбросано по подмосковным лесам…

Случайный человек, наверняка, не подошёл бы так близко к оврагу.

Матадор крепко зажмурил глаза. Сделал глубокий вдох через нос, задержал на минуту дыхание и медленно выдохнул, одновременно поднимая веки.

Конечно, он не подошёл бы к краю оврага, если бы они ему не позволили.

Матадор сделал упражнение второй раз. Дыхание стало ритмичнее и свободнее.

Открыв глаза, он понял, что давно не чувствовал запахов. Вокруг ноздрей закипели ароматы прелой листвы, грибов, кожи его собственных сапог и чужого оружейного масла.

Обшарив краешками зрения верхушки окрестных деревьев, Матадор обнаружил на одном из них кукушку. Снайпера.

Матадор стоял на краю оврага. Как мишень для первокурсников спецназовского училища.

Была у них такая лабораторная работа: кто сколько успеет всадить пуль в падающее с обрыва тело… Каждый метил свои пули какой-нибудь краской. Матадор — красной…

Матадор жив только потому, что так хочет тот, кто привёл его сюда.

Сомнений не было больше — и факс, и отравление в пидорском садике, и покушение на него, и похищение Арины — всё это звенья одной цепи.

Матадор легко спрыгнул в овраг. Тремя рывками поднялся по противоположной, почти отвесной стене. У тех, кто смотрит сейчас в прорезь прицела, должно было захватить дух: Матадор взлетел по откосу, ни за что не держась руками.

Пусть хотя бы увидят, что такое настоящий мастер…

Матадор бодро двинулся вперёд и через минуту вышел к огромному кирпичному сооружению. Кирпичная коробка размером с заводской цех была аккуратно поставлена прямо в лесу. В полуметре от стен росли могучие деревья. Лучшая маскировка: с двадцати шагов сооружения уже не было видно.

Коробка была пуста. Кирпичные стены окружали лишь бетонный фундамент. Дальняя стена коробки была выстроена наполовину. На ней стоял, широко расставив ноги, человек в чёрном джинсовом костюме и тёмных очках.

Матадор взмахнул рукой и, прежде чем кто-то из снайперов успел что-нибудь сообразить, девять граммов смерти прочертили по воздуху рваный пунктир. Чёрный человек молча свалился со стены, как картонный солдатик. Шесть пуль одновременно вошло в череп Матадора. Шесть пуль сошлось в одной точке, в самом центре мозга…

Матадор взмахнул рукой — как ни в чём не бывало. Будто бы они расстались вчера.

Малыш в ответ тоже поднял в приветствии руку и мягко исчез за стеной. Матадор пошёл через кирпичную коробку.

Во рту было нестерпимо сладко.

На шоколадной фабрике вице-премьер Барышев попробовал пять видов продукции. С собой ему всучили ещё целый пакет сладостей в ярких обёртках — «для дочки».

— Беру взятку, — громко сказал Барышев, демонстрируя пакет телекамерам. — Что вы смеётесь, взятка. С детства мечтал: прийти на шоколадную фабрику и накушаться до отвала конфет. Да кто же меня, думал, пустит…

За последние дни он получил уже три обвинения во взятках: одно круче другого. Две газеты напечатали запись его телефонного разговора, где он выглядел не как борец с коррупцией, а как коррупционер номер один.

Барышев вздохнул и незаметно для себя самого вытянул из пакета конфету «Гимназистка румяная». На фантике была изображена краснощёкая девушка, спрятавшая руки в меховой муфточке.

Вчера вечером он получил доклад, что подозрения о причастности Силового Министерства к появлению нового наркотика Акварель, похоже, подтверждаются. Тьфу-тьфу, через левое плечо.

Сегодня утром у Президента была тренировка, и Барышев организовал через тренера лёгкую утечку информации. Реакция Президента, по описанию, была турбореактивной. Услышав о наркотике, он тут же выполнил кручёную подачу, над которой безуспешно бился три месяца. Потом сделал характерный жест руками, будто что-то отвинчивал. Очевидно, голову.

Слово «наркотик» действовало на президента однозначно.

Барышев понял, что с прекраснодушными планами о легализации и государственном контроле над рынком марихуаны следует повременить. Хорошо, что он ещё не успел ничего по этому поводу вякнуть.

С шоколадной фабрики Барышев отправился в Белый дом проводить пресс-конференцию, и вот тут-то его ожидал настоящий удар.

Со взятками всё обошлось. Барышев был к этим темам готов, шутил, легко вытряхивал из рукава интересные цифры и факты, картинно пожимал плечами и строил гримасы…

Но в конце пресс-конференции из задних рядов поднялся корреспондент «Нашей газеты» и спросил:

— Правда ли, что ФСБ имела отношение к разработанному покойным депутатом Значковым законопроекту о легализации наркотиков в России? Если да, то каким коммерческим структурам предполагалось передать право на производство и продажу наркотиков? Какова, по-вашему, связь между убийством Значкова и вашими совместными планами?

К последнему вопросу огород Барышева был полон отборных булыжников…

Матадору стыдно было спрашивать у Малыша, как он мог украсть Арину.

После всего, что было пережито вдвоём.

После того, как во время румынской демократической революции они вместе провоцировали уличные беспорядки и скрывались потом от разъярённой толпы, и Малышу выбило камнем коленную чашечку, а Матадору пришлось его выносить из-под града камней на руках.

После выпитой по окончанию училища кружки кипящей крови: половина на половину, Матадора и Малыша.

После этого Малыш крадёт его женщину, заманивает его в лес и встречает в окружении развешенных по деревьям кукушек…

После всего этого — могли ли что-то изменить или прояснить слова, жалкие сочетания звуков и букв? Инструмент, пожалованный человеку Богом для вранья и измены.

Тому, кого предали, стыдно говорить с предателем. Предатель только усмехнётся в ответ на упрёки: он победил. Он успел предать раньше.

Малыш стоял перед ним спокойный, расслабленный, мягкий. На устах его даже блуждал призрак улыбки.

Матадор нагнул голову, словно бык, и посмотрел на свои сжатые кулаки. Они налились страшным свекольным цветом.

Малыш нахмурился и отступил назад:

— Что с тобой?

Матадор сглотнул ответ, кадык его дёрнулся.

По лицу Малыша пробежала тень, он отступил ещё дальше. Теперь они были в другой, меньших размеров, но столь же глухой и пустой кирпичной коробке.

— Ты что-то не понял… — начал говорить Малыш, — Я хотел тебя предупредить, что тебе не надо заниматься этим делом. Я послал тебе факс, думал, что ты всё поймёшь, вспомнишь о своём обещании…

Ах, вот оно что!

Африканское обещание, данное под маской казни, которая была только спектаклем…

Кровь отлила от кулаков Матадора. Он держал их перед собой и заторможенно наблюдал, как из свекольных кулаки превращаются в тёмно-кирпичные, в мокровные, как возвращается обычный телесный цвет…

Кровь отлила от кулаков и прилила к лицу. Матадор чувствовал, как по щекам разливается тропический жар.

Вся усталость этих дней. Весь мрачный гнёт героинового отходняка. Вся ярость самца, у которого отобрали самку. Всё унижение обманутой дружбы. Весь кошмар с африканской маской… Всё отразилось в жуткой гримасе.

— Брось пистолет, — сказал Малыш со всем другим тоном.

Матадор с удивлением заметил, что уже сжимает ТТ в согнутой правой руке. Что уже сшиб большим пальцем защёлку предохранителя. Матадор бросил пистолет в кирпичную стену.

Пистолет полетел к кирпичной стене. Из кирпичной стены торчал какой-то костыль. ТТ повис, раскачиваясь, на костыле.

Малыш вытащил из кармана свою пушку и, не глядя, швырнул её через плечо.

— Брось нож, — сказал Малыш.

Широкий клинок с затейливой вязью отразил солнечный луч, с трудом выпутавшийся из чёрных облаков. Анти Пууккер, старый мастер из Лахти, сделал ему этот нож: с массивной белой рукояткой из моржовой кости. Матадор повернул лезвие так, чтобы солнечный зайчик прыгнул в лицо Малышу.

— Брось нож, — повторил Малыш.

ТТ сорвался со стены, грохнулся на бетонный пол.

Раздался выстрел, пуля мышью прошуршала к противоположной стене, вздыбилась оранжевая кирпичная пыль.

— Не стрелять! — закричал Малыш так, что затмил солнечный свет.

Матадор прыгнул на Малыша по высокой траектории. Нож: снёс бы Малышу голову, если бы на пути стали не встала сталь.

Путь стали преградила другая сталь: два клинка сошлись в зубовном скрежете. Нож Малыша сорвался, отскочил в сторону.

Малыш сделал шаг назад, упал на спину.

— Не стрелять! — крикнул Малыш. Или он крикнул это мгновением раньше?

Матадор поднял голову. Кирпичную стену облепили, как вороны, чёрные люди в чёрных масках. В руках они держали короткие автоматы. Стволы автоматов смотрели в небо.

Матадор медленно наклонился, положил на пол нож, медленно разогнулся и молнией бросился на Малыша. Он упал на Малыша плашмя всеми своими пятью с половиной пудами хорошо тренированных мышц.

Малыш глухо ойкнул. Матадор рывком перевернул Малыша на себя, чтобы закрыться от автоматчиков, с ходу вбил два мизинца ему в ноздри, запустил большие пальцы под кадык…

Малыш и не думал сопротивляться. Состроил недовольную физиономию. Матадор вытащил из ноздрей окровавленные мизинцы, отпустил кадык.

— Дурак, — сказал Малыш и добавил, — Успокоился?

— Где она? — прохрипел Матадор.

— Кто?

— Арина.

— Не знаю. С ней что-то случилось?

Матадор снова рванулся ладонями к лицу Малыша, но Малыш уже контролировал ситуацию. Малыш крутанул ему кисть руки, Матадор взвыл от боли. Малыш резко вскочил на ноги.

Матадор, бросив оценивающий взгляд на людей-воронов, остался лежать.

— Ты её увёз, — процедил сквозь зубы Матадор. Ему не хотелось, чтобы его слышали автоматчики. — Что ты пиздишь. Ты увёз её на зелёном БМВ.

Малыш медленно, словно с перерывами на приём информации, покачал головой.

— Я тут ни при чём.

— Я тебе не верю, — сказал Матадор, — Где она?

— Не знаю, — сказал Малыш, — Клянусь.

Малыш говорит правду. Малыш должен говорить правду. Малыш всегда говорил ему правду.

— Сегодня ночью в меня стреляли, — сказал Матадор.

— Я знаю, — кивнул Малыш. — Это люди, с которыми я работаю. Они заблуждались. Они больше не будут так делать. Я помогу тебе найти Арину.

Матадор одним движением оказался на ногах. Автоматчики на стенах дружно опустились на одно колено и направили вниз воронёные стволы.

— Что это за фокусы? — спросил успокоившийся Матадор, — Прямо балет телевидения ГДР…

Малыш улыбнулся.

— А маска, — вспомнил Матадор, — Ты знаешь, что это за маска? Ты знаешь, что меня не казнили бы там, в Портсване…

Малыш удивлённо тряхнул головой. Не знает.

Или врёт?

Автоматчики в это время спустились со стен и оцепили Малыша с Матадором почтительным, но грозным кружком.

За стенами кирпичной коробки вдруг словно включился звук: голоса, команды, собачий лай, какая-то перепалка.

Матадор ошеломлённо вращал головой. В проём втаскивали телевизионную камеру. Девица в короткой юбке и с широченными бёдрами, совершенно неуместная на поле брани, прошла, не обращая внимания на вооружённых людей, с сигаретой в зубах и какими-то бумагами в руках.

Малыш призывно чмокнул губами, имитируя звук пробки, вытащенной из бутылки. Девица смерила его безразличным взглядом. Появились люди в синих комбинезонах с целым выводком разноцветных пластмассовых стульчиков.

— Нет, нет, стулья не сюда… Вот под эту стеночку. Камеру левее… Валёк, засними пока Максима, у него рожа в крови. Скорее, ребятки, скорее, сейчас приедет министр…

Импозантный мужчина в дорогом костюме уверенно раздавал указания. Матадор узнал в нём Самсона Гаева.

Глава десятая.

Киллер погиб, не узнав, кто его отец — Государственный переворот в прямом эфире — Конец подпольной лаборатории — Пусязаговорил, и не только — Дубичев готовит Матадору смерть в газовой камере — К трупу говноне липнет. Трупу на говно насрать — Клятва Матадора — Девушка с бутылкой — Конецзелёного БМВ.

Акварель для Матадора

Антон Погорельский дождался тринадцатого гудка. Телефон у Игоря не отвечал.

Вчера Игорь ускакал с работы, как горный козёл. Налетел в коридоре на мусорную корзину. Забыл на столе свой пропуск в институт. Архивистка Ира шепнула Антону, что Кузнецов вёл себя «как чеканутый».

Погорельскому срочно нужно было поговорить с Кузнецовым. О бородатом незнакомце, который читал в архиве их старые материалы.

Что за тип такой? Недавно Погорельский послал — через дядю, давно живущего в Штатах — свою научную автобиографию в один из пентагоновских институтов. А вдруг пентагоновцы передали сведения о нём, Погорельском, на родную Лубянку?

Ещё у метро Антон почувствовал мандраж. Выпил бутылку «Старого Мельника», но мандраж: перешёл в нытьё под ложечкой. К дому Кузнецова Антон шёл, беспокойно оглядываясь по сторонам. Траурный портрет принцессы Дианы в витрине книжного магазина — недобрый знак…

Дверь в квартиру Игоря оказалась приоткрытой. Антон испугался. Он хотел сразу дёрнуть назад, вниз по ступенькам. Но дверь уже скрипнула, и в проёме показалась голова в ментовской фуражке.

— Заходите! — приветливо сказала голова. — Мы вас ждём.

Антон шагнул вперёд, одновременно выхватывая из кармана, словно оружие, институтский пропуск Игоря Кузнецова. Если что, вот, зашёл случайно, отдать сослуживцу пропуск, знать ничего не знаю.

Антон вдруг испугался, что если он откроет рот, менты почувствуют запах пива.

В прихожей Антона встретил ещё один улыбающийся мент. Сразу принял из рук Антона пропуск. Большое зеркало отразило, что происходит в комнате: люди в сером снимали с полок книги и так энергично трясли ими, будто хотели вытрясти буквы. Бросали на пол вещи из шкафов.

— Кузнецов Игорь Брониславович… — раскрыл милиционер синие корочки и улыбнулся такой радостной открытой улыбкой, словно встретил друга детства, вместе с которым ловил головастиков в прудах у Калужской заставы.

«Я не Игорь. Я с ним работаю. Это не мой пропуск. Игорь забыл его вчера в институте. А сам я не Игорь. Я даже на него не похож. Лицо — посмотрите, совсем другое лицо», — хотел только сказать Антон Погорельский, но слова снова забуксовали в сухом нёбе.

Улыбающийся мент достал откуда-то нож странной формы. Заточенный кусок стали, вместо рукоятки — плотно намотанная синяя изолента. Короткое широкое лезвие, сантиметров семь-восемь, не больше.

«В руке милиционера появился нож странной формы», — подумал Антон.

Милиционер, не переставая улыбаться, резко воткнул нож Антону в горло.

Лезвие вышло у него во рту, за зубами, подрезав основание языка.

Генерал Дубичев осторожно взял в руки останки Библии.

От переплёта осталось несколько выгоревших лужаек. Первая и последняя сотни страниц истлели практически полностью. Остальные были сильно обожжены по полям.

Библию нашли в десяти метрах от взорванного джипа.

Рядом с ней обнаружили кисть правой руки Дениски. Словно и после смерти Дениска хотел сжимать в руке священную книгу…

Библию Дениске подарил генерал Дубичев.

Родители Дениски, полковник Мурзин и его жена Анна, умерли, когда Дениска ещё был курсантом Силового Училища. Генерал Дубичев, друг семьи, взял на себя заботы о судьбе парня. Хотел пристроить его на хорошее чистое место, но Дениска желал подвигов. Дубичеву с трудом удавалось удерживать его в должности киллера: работа чистая, спокойная. Дежурство, как у пожарников, через двое суток на третьи. Остальное время соси лапу, лапай девок.

Вот тебе и спокойная должность: цинковый гроб с кашей внутри.

Генерал Дубичев выложил на поверхность стола обугленную денискину руку. Пожал — крепко, насколько можно было, чтобы не развалились прогоревшие ткани.

Капитан, майор, подполковник Мурзин, которому его непосредственный начальник Дубичев щедро выписывал в своё время хорошие командировки, так и не узнал, какие страсти начинались в его квартире, когда от самолёта убирали трап. После смерти Анны остался только один человек, знающий, что генерал Дубичев — настоящий отец Дениса Мурзина. Только один человек — сам генерал Дубичев.

Генерал Дубичев собирался когда-нибудь рассказать об этом Дениске… Не успел… Скупая силовая слеза скатилась на денискину руку…

Отношения у них, впрочем, и так были как у отца с сыном. Однажды Дениска даже раскрыл Дубичеву страшную тайну: несколько лет назад он предлагал свои услуги конкурирующей фирме — Лубянке.

Дениску проверяли два знаменитых лубянских агента — Матадор и Малыш. Били его в четыре руки и четыре ноги. Заставляли нырять с Крымского моста в Москва-реку. Устроили ему бой до первой крови с кавказской овчаркой.

Было у эфэсбэшников такое развлечение: делать ставки, сколько минут продержится человек против оперативной собаки. При первой крови жучку оттаскивают. Дениска продержался три минуты и даже едва не задушил собаку. Но его всё равно на Лубянку не взяли.

Обгорелая Библия и обгорелая чёрная рука лежали на сером сукне генеральского стола.

Этой рукой Дениска стрелял и обнимал девушек, подцеплял на вилку скользкий маслёнок и поднимал рюмку, расписывался в ведомости и дрочил.

Нет больше Дениски!

Дубичев очень разозлился тогда на Дениса. Как можно было предать родное ведомство! Он бросил тогда в лицо Дениске много горьких слов о чести и об отце. И не сказал главного: его смертельно оскорбило, что лубянские пижоны не сочли Дениску достойным своей говенной формы. Тогда он и запомнил эти собачьи клички: Малыш и Матадор.

Акварельная история дала ему шанс отомстить. Сначала Малыш оказался в одной упряжке с генералом Анисимовым. Предполагалось, что Малыш будет руководить производством Акварели. Но вокруг препарата поднялся шухер, появился шанс свалить Акварель на выскочку Барышева, подмять под себя ФСБ, и Анисимов со своим главным партнёром Гаевым сменили тактику. Акварель пока решили попридержать, распространять её совсем по другим каналам и больше даже поначалу в Европе, чем в России. Малыша было решено убрать.

Лубянка двинула на акварельное дело того самого Матадора, и у Дубичева появился шанс оптом расправиться с двумя дружками. И он послал Дениску отомстить Матадору…

Он убеждал Анисимова:

— Дело сворачивается. Изобретатель уничтожен, формулы и ускоритель из лаборатории вывезены… Теперь Малыш может быть нам только опасен…

Но Силовому Министру вдруг втемяшилось сохранить жизнь Малышу и перевербовать Матадора. Ценные, дескать, кадры.

Только в гробу он хотел видать эти ценные кадры.

Дубичев постыдно шмыгнул носом.

Встал, налил, тяпнул.

В конце концов, никто не отменял приказ готовить ликвидацию Малыша и Матадора. Анисимов ещё не принял окончательного решения.

По плану Дубичева, ликвидация должна была произойти в спецкамере секретного объекта Силового Министерства, куда определили Матадора.

Пуся укусил санитара. Санитар взвыл и бросил Пусю на пол.

Пуся метнулся под кровать, но второй санитар поймал его через штаны за яйца. Выволок визжащего Пусю на середину комнаты и несколько раз пнул его в каменный живот. Пуся захрипел, изо рта его вылез большой ядовитого вида пузырь.

— Мужики, — не выдержал Зайцев, — а иначе нельзя как-нибудь?

— Как? — спросил первый санитар, морщась от тампона, обильно политого йодом. — Сам видишь, мы его уже полчаса выгружаем…

Пуся, воспользовавшись паузой, непостижимым образом забрался на шкаф. Лежал там на животе, тяжело дышал, высунув толстый чёрный язык.

— Слезай, подонок, — сказал первый санитар. — Всё равно тебе хана.

Зайцеву стало жалко Пусю.

— Мужики, — сказал Зайцев, — Я имел продолжительную беседу с вашим милейшим шефом, который гарантировал хорошее обращение. Зачем пинать больного человека в живот? У него запор несколько месяцев, его надо клизмочкой…

— Ты чего, хозяин? — удивился первый санитар. — Ты глянь, он мне руку до кости прокусил. Давай, сам доставь его до палаты, а там его никто не тронет. Будет ему клизмочка. Нужен он кому…

Кто-то открыл ключом входную дверь. Зайцев выглянул в коридор и увидел Ёжи-кова. Мгновенно оценив ситуацию, Женька занял позицию между шкафом и санитарами и запричитал:

— Зайцев, не сдавай Пусю. Жора, они его изведут, ты посмотри на этих садюг. Жорка, кость на жопу, завтра слиняем. Я не виноват, я в Бутырке торчал, прикинь. Завтра уходим. Край — послезавтра, Жора.

— Женя, твоя резкость несколько неуместна. Пусе надо в клинику. Он очень серьёзно болен и если…

— Я найду клинику, Жора. Сними колпачок: они же его убьют. Смотри, какие рожи. Это крематорий, Жора. Два дня, а? Дистилировано. Оставь Пусю, Зайцев.

Пуся что-то промычал со шкафа.

Санитары смотрели то на Зайцева, то на Женьку, то на свои увесистые кулаки.

— Сестра моя овца, — Зайцев махнул рукой. Он, конечно, не доверял Ёжикову, но и поведение санитаров ему не нравилось. И впрямь ведь ухайдакают парня.

Зайцев махнул рукой. Ему было некогда спорить. Через два часа он улетал в Выборг. Надо было звонить — узнавать, доехал ли до аэродрома пятитонный телевизионный экран. Нужно ещё позвонить в Москонцерт… Кошмар. Зайцев махнул рукой, вручил санитарам по пятидесятидолларовой бумажке, быстро выпроводил их и злобно пошёл ставить чайник.

— Тебя как выпустили-то? — спросил Зайцев Ёжикова. — И что тебе вообще, так сказать, инкриминировали?

— Спасибо, Заяц. Я найду клинику, всё будет тип-топ. Два-три дня, предел — неделя… — с чувством сказал Ёжиков и, заметив, что Зайцев уже раскрывает рот для возражений, поспешно добавил, — Кислоту взял в «Арматуре», а там, клён, облава. Не успел проглотить. А выпустили — молочка пообещал. Там народ нищий. Заяц, дашь мне штуку баксов? На месяц, Жор…

Зайцев чертыхнулся, отвернулся и включил телик, давая понять, что ему неприятно продолжать разговор.

— Оба-на! — воскликнул Ёжиков. — Приключение!

По экрану расхаживал с микрофоном Самсон Гаев. Расхаживал не по студии, а среди каких-то кирпичных развалин. Тут же тусовались мрачные люди в масках. В углу экрана мигала блямбочка «Прямой эфир». Зайцев сунул себе под нос часы. Через два с половиной часа Гаев с Зайцевым улетают в Выборг.

— …давайте вместе пройдём в лабораторию, где преступники производили так называемую Акварель…

Гаев, нагнувшись, нырнул в какой-то проём, камера последовала за ним. И впрямь лаборатория. Змеевики, колбы, печи. У раскрытого железного шкафа возятся дядьки в штатском. В шкафу расставлены большие банки с ярко-красной жидкостью.

— Нам бы такую баночку сюда, — вздохнул Женька. — Год бы забот не знали.

— …посмотрите, это и есть Акварель, страшный наркотик, которым преступники потчуют наших детей… Смотрите и запоминайте. Надеюсь, вы видите эту смертельную отраву в первый и последний раз. А вот…. — камера пошла вправо, — вот пузырьки, в которые преступники переливали наркотик для продажи… Одного такого маленького пузырька…

— Сейчас сбрешет, — заметил Ёжиков.

— …достаточно для того, чтобы на всю жизнь попасть в чудовищную зависимость от препарата… Акварель — синтетический наркотик на героиновой основе, а героин, как известно, вызывает привыкание практически после первого-второго употребления. Но Акварель отличается от героина существенно более высокой скоростью и эффективностью воздействия. И вот этой цвета крови жидкостью смерти бандиты хотели залить Россию…

Зайцев достал из кармана фляжку с виски и одним махом влил в себя почти половину.

— Цвета крови жидкость смерти, — цокнул языком Ёжиков, — Да твой шефец — поэт…

На экране продолжалось отлично срежисированное шоу. Зайцев не мог не отдать Гаеву должное.

В кирпичных развалинах появился сам Силовой Министр Анисимов и, не мудрствуя лукаво, сделал сенсационное заявление о причастности ФСБ к производству и распространению Акварели.

— Бултых, — прокомментировал Ёжиков. — Бац, хрясь, бэмц!

Потом мрачный тип во всём чёрном, охранявший, как заявил Гаев, лабораторию, сообщил, что к Акварели причастны погибший депутат Значков, крупный лубянский чин Барановский и…

Тип в чёрном замолчал. Гаев картинно махнул рукой, устанавливая вокруг тишину. Казалось, его послушал далее ветер, переставший гудеть в верхушках сосен.

— И? — нагнетал Гаев.

— Сам председатель ФСБ, вице-премьер Барышев.

Зайцев ахнул.

— Переворотец, — подытожил Ёжиков, — Стоит на пару дней слинять в изолятор…

Зайцев шикнул. На экране мелькнуло знакомое лицо человека со шрамом на правой щеке. Гаев сообщил, что это сотрудник Федеральной Службы Безопасности, оказавший при задержании особо активное сопротивление. Тут же переключили камеру на какое-то непонятное помещение, где сидел чудик, узнавший якобы человека со шрамом. Чудик утверждал, что человек со шрамом обещал ему поставлять Акварель. Лицо чудика было замазано компьютерными кляксами.

— Тили-бом, тили-бом, — сказал Ёжиков. — Этот парень был со мной в одной камере.

— Откуда ты знаешь? — спросил Зайцев.

— Голос, откуда… Очень характерный…

— Подожди, — снова оборвал его Зайцев.

На экране появилась Арина. Показали, как её выводят из какого-то подъезда и усаживают в машину. Выглядела Арина невесело. Слов в камеру она не говорила. Но тут же всплыл Гаев и жизнерадостно поведал, что сотрудница его телекомпании Арина Борисова, похищенная неизвестными, обнаружена сотрудниками Силового Министерства в помещении, которое, по данным Силового Министерства, принадлежит Федеральной Службе Безопасности.

Спектакль закончился, завертелась заставка «Самсон интернешнл».

— Здесь что-то не так, — задумчиво произнёс Зайцев.

— Да всё ясно, — пожал плечами Ёжиков. — Твой Самсон с этим ублюдком министром топят других ублюдков. Этот, со шрамом, скорее, попал как кур в ощип, ни хера не соображает.

— Это парень Аринки, — сообщил Зайцев. — Его зовут Матадор.

— Конфетки-бараночки, — удивился Ёжиков. — Значит, свой человечек. Остальные ублюдки.

— А что за голос, который с тобой сидел? — спросил Зайцев.

— Подсадка, — сплюнул Ёжиков, — Ночами ходил к хозяйке титьку сосать. Рассказывал, как носил местную траву в пакетике из Амстика… Убей-жопа, где-то я про этого мудака слышал. Жор, тыщу отстегнёшь? На пару месяцев, да? Я тут одну фишку подвинчу и отдам. Мне для следователя надо.

От двери донеслось утробное урчание. Зайцев и Ёжиков быстро обернулись. Это Пуся бесшумно подобрался к кухонному порогу.

Пуся, от которого почти год никто не слышал ни слова, выдавил из себя ржавым, нездешним голосом:

— Он называется Стёпка Симонов. Стёпка Симонов.

— Неожиданное и отрадное развитие ситуации, — сказал Зайцев, — Немой заговорил.

Пуся крякнул и рванул в глубины Теремка. Хлопнула дверь туалета. Раздался грохот, по обыкновению сопровождающий камнепад в горах.

— И не только заговорил, — добавил Ёжиков.

* * *

— Он тут ни при чём, — отрубила Арина. — Не говори глупостей.

Кровавую Мэри здесь делали по-пижонски, по-гопнически. Лили водку в сок по серебряному ножу, чтобы слои не смешивались.

— А он хоть ни при чём, но по морде кирпичом… Ладно, не он прятал в темницу свою возлюбленную. Что, хер-то у него длинный?

— Да уж подлиннее твоей пипетки, — огрызнулась Арина.

Пипетка! Он зашпаклевал этой пипеткой добрую сотню щелей. Вплоть до народных артисток и одной членши Конституционного суда… Рекламаций до сих пор не поступало.

— Так много вместе прожили вдвоём… Ты можешь меня ненавидеть, но так-то зачем?

Гаев повернулся и пошёл к выходу, низко опустив плечи. Стал старым и несчастным. Арину пробило на жалость:

— Ну перестань, кто тебя ненавидит. Нормально я к тебе отношусь…

Арина тут же поняла, что Гаев её обманул. Воспользовавшись переменой в её настроении, он стремительно взял инициативу в свои руки. И уже через полминуты излагал идеи, которые очень легко умел подавать как руководство к действию.

— Давай разборки отложим на потом, ладно? Я вернусь из Выборга, узнаю, где держат твоего парня, что ему грозит. Может, что придумаю. Знаешь, Арина, жизнь такая штука… Я тоже, оглядываясь, вижу лишь руины и пепелища, но приходится терпеть, сжав зубы…

Маленький самолёт на аэродроме Силового Министерства давно прогревал моторы. Арину вдруг охватило глубочайшее безразличие.

— Слушай, тебе нужны деньги, надо ведь как-то жить. А мне нужна ты… Начнутся концерты, привезём туда всяких звёзд. Голубой Мальчик будет, тебе же нравился Голубой Мальчик… Я хочу, чтобы ты вела эти концерты. А потом, после Выборга, о твоей передаче подумаем, помнишь, ты хотела… Пока ты можешь вернуться на канал, публика тебя ждёт. Арина, ты меня слышишь?

— Чай не глухая.

— У нас пока будет два включения в день из Выборга. Утром и ближе к вечеру. Работай отсюда, из студии. Работы с гулькин кал, аванс тебе привезут сегодня.

Арина всё ждала, будет ли Гаев давить её тринадцатью тысячами. Нет, не стал.

— Самсон Наумыч, — заглянул в дверь Козлов, — министр приехал.

К трапу подруливал чёрный лимузин Силового Министра, который летел в Выборг агитировать за Гаева.

— Арина, я испаряюсь. Тебя отвезут домой… К Матадору не суйся, там опечатано. Козлов, скажи, чтобы ей дали телефон. Я позвоню из самолёта…

Убегая, Гаев схватил со стойки салфетку и запустил руку с салфеткой в широкую мотню.

— Скажи хоть что-нибудь, Глеб, — попросил Малыш. — Или спроси о чём-нибудь.

Матадор лежал, отвернувшись лицом к стене. Классическая одиночка: откидная кровать, стол и стул. Освещение бледное, как варёная картошка. Под самым потолком пыльные крестики-нолики решётки.

— Скажи хоть что-нибудь, Глеб. Возьми косяк, пыхни пару раз. Легче станет.

— Подследственному не положен косяк, — сказал Матадор.

— Да ладно тебе выёбываться.

— А ты не боишься быть здесь со мной? — повернулся на спину Матадор, не глядя на Малыша.

— Я… — растерялся Малыш, — А почему я должен бояться?

— А если я тебя начну убивать? Что — сразу влетят здешние халдеи и откроют стрельбу на поражение?

— Глеб, зачем ты так… Глеб, хорошо, я согласен признать себя подлецом, мудаком и засранцем.

— Много чести — столько-то сразу.

— Хорошо, без засранца. Подлецом и мудаком. Не наезжай, давай спокойно поговорим.

— Валяй, разговаривай, — разрешил Матадор. — Мне сказать нечего.

— Глеб, смотри. Когда ты прыгал на меня с ножом в лесу, ты думал, что я украл Арину, участвовал в покушении на тебя и ещё знал что-то лишнее про маску… Я так и не понял, что там с маской?

— Насрать. Тебя это не сношает.

— Ладно… Ну вот: и первое, и второе, и третье оказалось неправдой. Я не увозил Арину, не хотел тебя убивать, ясный пень, и не понимаю, что стряслось с маской. У тебя сейчас ко мне какие-то очень большие претензии. Может, ты снова ошибаешься? Давай обсудим, какие у тебя претензии…

— Брось. Тогда я мог только догадываться и не был уверен. А сегодня я всё сам слышал. Ты — плесень.

— Ты имеешь в виду, что я наехал на Барышева и Барановского?

— И ещё на покойника-депутата. Которого ты и убил там, у Думы.

— Понятно.

Малыш встал с табурета, попытался пройтись взад-вперёд по тесной клети, понял, что ничего путного из этого не выйдет, забрался на стол, поставил ноги на табурет.

— Понятно, — сказал Малыш, — Значит, ты полагаешь, что мерзкий коррупционер Анисимов, у которого в крови и руки, и сердце, и поршень, топит честного благородного Барышева, который хочет освободить страну от бандитов? Так?

Матадор промолчал.

— А ты знаешь, — продолжал Малыш, — что у честного благородного Барышева поларбуза зелёными в швейцарских банках? Знаешь, что он собирался съёбывать? Если бы его не уговорили в Кремль, он жил бы уже на берегу Женевского озера. А нелюбимый тобою генерал… он вкладывает свои кровавые деньги не в швейцарскую экономику, а в нашу. Сечёшь?

— В Акварель он их вкладывает…

— В минеральную воду он их вкладывает и в колбасу, между прочим.

— Я про это ничего не знаю, — сказал Матадор. — Мне плевать на всех этих кремлёвских козлов.

Малыш оживился.

— Так какого же хрена? Если там все козлы, так почему я не могу работать на того, кто больше платит?

— Потому что с этими новыми, с Барышевыми, жизнь становится цивильнее. И порядок будет — как у нас на Лубянке. А с твоими партийными мудоломами как был сплошной понос, так и продолжается… А Акварель? Что бы у нас началось, если бы Акварель…

— Ты рассуждаешь, как домохозяйка. Страшный и ужасный наркотик Акварель… Ни хера бы не началось. Не больше, чем с водки… А мои партийные мудоломы, между прочим, за то, чтобы Россия сильнее была. Мы ещё вместе с тобой Севастополь брать будем…

— Грузишь, как чеченский боевик, — нахмурился Матадор. — Есть война — есть работа.

— А ты? — удивился Малыш. — Ты-то где собираешься работать при Барышеве? В кремлёвском полку ангелов? Не будет такого полка.

— А депутат? Он ни в чём не виноват. А ты льёшь на него говно…

— А к трупу говно не липнет, Глеб. Трупу на говно насрать. Ты говоришь, ни в чём не виноват… Но он сам предлагал Барышеву бизнес на десятки миллиардов баксов… Глеб, когда человек лезет в такую игру, его поздно жалеть. Это профсоюз…

— Что?

— Профсоюз. Каждый должен знать опасности своей профессии. Лезешь в пекло — будь готов к пуле.

Малыш опять вскочил на ноги и расхаживал по камере, натыкаясь на стены.

— Репу разъебёшь, будешь так прыгать… Значков, Малыш, хотел легализации марихуаны. Того, о чём мечтают миллионы, которым надоело трястись над каждым косяком, потому что непонятно, где купить следующий. Которых любой мент ни за член собачий может сунуть в скворешник… А ты…

— Глеб, успокойся. Значков приблизил день легализации… Он теперь станет символом…

Матадор наконец поднялся. В глазах его вспыхнули недобрые огоньки.

— О символах заговорил? Учителя кинул и заговорил о символах?

Заскрежетал дверной засов, в двери замаячила встревоженная усатая голова.

— Брысь! — крикнул Малыш.

Голова исчезла. Матадор осёкся, снова лёг и отвернулся к стене.

— Буква «у», — торжественно-насмешливо протянул Малыш. — Учитель… Учитель мне говорил и тебе говорил, что мораль включается, пока ты выбираешь себе работу. А когда ты уже выбрал, то не задаёшь лишних вопросов.

Малыш помолчал, ожидая реакции Матадора. Реакции не последовало.

— Когда контора меня сдавала после этой кавказской истории, учитель согласился, чтобы меня сдали.

— Он не мог ничего поделать, — сказал Матадор. — Он переживал…

— Так и я не мог ничего поделать, — рассудительно сказал Малыш, — Вы меня сдали. Силовики меня подобрали. Я что, должен был гнить в лагере? Сохранять верность учителю, который очень переживал, но поделать ничего не мог? Он, между прочим, и тебя кинул. Это он украл девку.

— Подлец, — повернулся и поднялся на локтях Матадор, — Отмазаться хочешь, валишь всё на Коменданта…

— Дурак, — спокойно продолжал Малыш. — Ему нужно было тебя раскрутить. Чтобы ты рассвирепел и положил всех врагов одной левой. Барановский мужик опытный, понял, что тебя надо щучить за гениталии…

— Гонишь, — возразил Матадор.

— Позвони, спроси, — предложил Малыш.

— Кому? — не понял Матадор.

— Барановскому. Я скажу, чтобы принесли твой телефон, ты с ним свяжешься, задашь один вопрос: да или нет? Он скажет правду.

— Это чтобы у твоих паханов было ещё одно свидетельство?

— Да какое же это свидетельство, слово из подслушанного разговора… Ни один суд не примет. Потом, я тоже рискую — они тебя запеленгуют, поймут, где тебя держат… Ну? Глеб, это честная игра.

Матадор подумал, пожевал губами. Кивнул.

— Глеб, где ты? — генерал Барановский был очень взволнован.

— Я могу задать только один вопрос, господин генерал. А вы должны ответить, да или нет.

— Но… — Барановский помедлил. — Давай, Глеб, свой вопрос.

— Вы всё время знали, где была Арина? Приём, я жду ответа.

В наступившей тишине Малыш услышал, как стучит сердце Матадора.

— Да, — сказал генерал.

Матадор швырнул телефон в бетонную стену и молча лёг.

— Глеб, я приду утром, — осторожно сказал Малыш. — Ты подумай. Идеи такие. Ты идёшь работать ко мне в пару. Платят хорошо. Если соглашаешься, ложимся на пару месяцев на дно, отдыхаем. С Ариной ляжешь, Глеб.

— Ты можешь потребовать, — с горькой усмешкой отозвался Матадор. — Я поклялся тогда, в Портсване, что обязан тебе…

— Нет, — перебил Малыш. — Что я, с дубу хрястнулся? Это нужно тебе, а я должен тратить своё желание? Хорош ты, Глеб: и сёмгу съесть, и на хер сесть…

— Прежде чем лечь на дно, — глухо спросил Матадор, — надо будет давать показания?

— Ну… Надо будет что-то сказать…

— Я не буду ничего говорить, — отрубил Матадор.

— Хорошо, Глеб. Завтра прилетит генерал, я скажу ему, что ты отказываешься говорить, но готов отдыхать и стрелять… Он согласится. Говорунов у него хватает.

— Ишь ты, даже не скрывается, — удивился Сафин. — Знает, что тачанка в розыске, но всё равно катается. Герой членов.

— Генерал у нас — голова, — добавил Рундуков. — Не устаю поражаться.

Барановский понял, что во время звонка рядом с Матадором находился Малыш. Почувствовал. Почуял.

Два лучших ученика, два самых близких когда-то сотрудника. А теперь получается, что два главных врага. Как он мог не почуять!

Уже через пятнадцать минут опергруппа была у ворот специзолятора Силового Министерства на бульваре Карбышева. Изолятор был замаскирован под один из корпусов НИИ проктологии. Это было постоянным предметом шуток в московских силовых кругах. Проктология — наука о жопе и её болезнях. Такое соседство подходило Силовому Министерству.

Тёмно-зелёный БМВ оперативники обнаружили на стоянке у центрального входа в институт.

Ворота спецобъекта Силового Министерства находились метрах в двадцати от центрального входа, в тихом переулке. Пока всё шло в кассу: не успела группа прибыть на место, из ворот появился Малыш, коротко огляделся по сторонам и отправился к машине.

Тёмно-зелёный БМВ медленно двинулся в сторону улицы Народного Ополчения. Оперативная машина свернула из кустов в переулок, чтобы встретить БМВ на следующем перекрёстке. Чтобы Малыш не сразу понял, что эта охота — по его душу.

Но Малыш почувствовал, что жёлтый «Форд» промелькнул в зеркале заднего вида неспроста.

«Это ж-ж-ж неспроста», — как говаривал доктор Шлейфман.

Малыш свернул с магистрали в хитросплетения улиц имени разнообразных маршалов и генералов — Рокоссовского, Василевского, Носика, Вершинина, Берзарина…

Здесь эфэсбэшный «Форд» не сможет делать вид, что случайно закладывает повороты за зелёным БМВ. Будто погулять высунулся. Воздухом подышать.

«Форд» отстал.

Минут пятнадцать Малыш ехал в полной тишине. Глубокая сентябрьская ночь с чуть уловимым дыханием будущих морозов. Похорошевшие к Дню Пушкина улицы: иллюминация, плакаты, электрические гирлянды с цитатами из «Рыбака и рыбки». Несмотря на позднюю ночь, дорожные рабочие колдовали с асфальтом. Живёт Москва, ширится, шебуршит!

Малыш вырулил на Волоколамское шоссе, доехал до Сокола, свернул в сторону Ленинградского рынка. И увидел, что выплывающий из темноты переулка «Форд» уже ощетинился в одном из своих окон двумя блестящими стволами.

Малыш наддал газу, резко бросил машину под кирпич, во двор, пролетел в кромешной тьме меж куч кирпича и щебня. Фары выхватили мухомор над песочницей и косую надпись «ЦСКА — КОНИ».

Малыш пересёк освещённый перекрёсток, где ему заговорщицки мигнул с вывески пиццерии мафиозного вида итальянец в переднике. Снова свернул во дворы, сбросил скорость, аккуратно проехал мимо спящих подъездов и ушёл по направлению к Масловкам.

Малыш плавно рассекал по трамвайным путям, не сводя глаз с зеркала заднего вида. Пустота и тишина.

Тишина и покой. Синяя реклама на крыше офиса «Билайн» зигзагами отражалась в рябящей от дождя мостовой. Голубенький ремонтный трамвай прогремел навстречу, и на платформе его, среди ящиков и колёсных пар, не скрывался коварный враг.

У тротуара застыла в глубоком засосе длинноволосая пара. Из открытой двери ночного супермаркета доносилась песня про большой воздушный шар. Спиной к двери стояла и покачивалась в такт музыке девушка, обнявшая большую бутыль виски.

«Виски „Баллантайн"», — подумал Малыш.

Девушка была смертельно пьяна. Только бутылка, за которую она держалась, и музыка, ритмам которой она пыталась следовать, удерживали её на ногах. Глаза её блестели, как влажный асфальт.

Секунду спустя девушка сделала шаг с тротуара и молнией кинулась через дорогу.

Девушка поскользнулась прямо под колёса — Малыш едва успел крутануть руль направо.

Искажённое лицо девушки сквозь мокрое стекло, тёмные тени деревьев, пронзительный скрип, резкий запах виски. Малыш увидел в зеркальце два собственных испуганных глаза.

Тяжёлая машина юзом пересекла блестящую мостовую и поцеловала бетонный столб.

Верхняя половина столба неожиданно качнулась, на секунду задержалась на трамвайных проводах и рухнула, вся в электрической радуге, на крышу автомобиля.

Глава одиннадцатая.

Президент обещает большой шухер — Галя закормила Володю до полусмерти — У генералаесть возможность попробовать финку — Матадор стоит дорого: не проще ли его уничтожить? — Подземные приключения команды Малыша — Самая душная смерть.

Акварель для Матадора

Генерал Анисимов поднял руку и ропот, пошедший было по толпе, смолк.

«Вот что такое харизма, — подумал Гаев. — Двух слов связать не может, логики никакой, бекает-мекает, а народ прётся…».

— Следствие покажет, что произошло с депутатом Значковым… Может, он не так и виноват. Я лично, — на слове «лично» Анисимов сделал свинцовый акцент, оттенил его эффектной паузой, — прослежу за объективностью следствия. Сам я так думаю: запутался парень, не понял, откуда против ветра дует, пошёл на поводу…

— Есть сведения, — Анисимов доверительно нагнулся вперёд, едва не свесился с трибуны. Многотысячная толпа на центральной площади Выборга навострила уши. — Насчёт одного ретивого политика из молодых да ранних… Самсон Наумыч, ваш кандидат, не даст соврать…

Площадь загудела. Кто такой молодой да ранний, было ясно как божий день. Все телеканалы трендели об этом, а последние «Будни» целиком были посвящены этой волнующей теме.

— Следствие покажет, — строго сказал Анисимов. — Мы против скоропалительных решений, за полную законность. Но если окажется, что кое-кто хотел погубить Россию наркотиками и заработать на этом миллионы долларов… Не простим! Миллионы людей сгноили в лагерях, а теперь — наркотики! Не простим!

Площадь возмущённо взвыла. Анисимов поморщился: это одетый как пугало человек, которого Гаев звал Зайчиком, просматривая текст выступления, настоял, чтобы прозвучали «миллионы».

Специальные люди, снаряжённые всё тем же Зайчиком, стали скандировать:

— Не простим! Не простим!

И вскоре уже вся площадь воздымала кулаки в едином порыве:

— Не простим! Не простим! Не простим!

Гаеву на трибуну передали какую-то бумагу. Гаев быстро просмотрел её, легонько тронул за локоть Анисимова, занял место у микрофона.

— Новости из Екатеринбурга, — объявил Гаев, — где, как вы знаете, сейчас находится Президент. Президент поддержал нашу позицию! Хоть мы разделены такой межой, тысячами километров, уральским хребтом, но благодаря нашей телекомпании мы имеем возможность прямо сейчас просмотреть фрагмент его выступления!

Платиновое небо низко нависало над Выборгом, отражалось в хмуром заливе, где застыли на приколе сувенирные парусники. На фоне мрачных крепостных стен белел большой экран, монтаж: которого рабочие закончили не больше часа назад.

Сначала экран вспыхнул сотнями разноцветных пятен, особо эффектных среди серого и коричневого. Потом пятнышки стали мельтешить, собираться в кучки и наконец превратились в родное до боли лицо Президента России.

— Шта? — спросил Президент, тяжело отвалив нижнюю челюсть.

Площадь затихла. В углу экрана замигала эмблема «Самсон Интернешнл».

— Шта, они думают, шта если так, так теперь дозволено всё? Договорились, понимаешь, до того, чтобы продавать наркотики!

Президент выразительно постучал себе по лбу указательным пальцем. На площади тявкнула было собака, но тут же перешла на испуганный визг.

— Не бывать такому в России! — решительно заключил Президент. — Завтра я вернусь в Москву. Так говорю сейчас прямо: ждите организационных выводов.

Президент закончил эпизод фирменным жестом. Поставил один сжатый кулак поверх другого и резко стал вращать ими в разные стороны, словно отвинчивая что-то от чего-то, спрятанного внутри кулаков.

«А. Акварель».

Сегодня Барановский прикуривал «Приму» от «Салема» и наоборот. Череп был полон окурков.

Лаборатория разгромлена Силовым Министерством. Запасы концентрата будут уничтожаться специальной комиссией… Все запасы? Сейчас их нет в Москве — Анисимова и Гаева. Можно было бы инсценировать ограбление… Нет, они наверняка ничего себе не оставили. Зачем? У них есть формула. Их уже не поймаешь с Акварелью. Поздно…

«А. Арина».

Позор. Взвод Силовиков явился за Ариной на секретную лубянскую базу. Было решено не принимать бой, чтобы не поднимать скандала. Говорят, Арина согласилась работать с Гаевым. Местонахождение её неизвестно: Рундуков отчитывается о поисках каждые два часа.

Дзержинский со стены посмотрел почти презрительно. А, может, тебе и впрямь, старина, пора покидать этот кабинет?

Или даже этот мир?

«М. Матадор».

Хуже не придумаешь. Матадор знает, что он, Барановский, схитил Арину. Матадора обвинили в торговле Акварелью. Матадор арестован силовиками. Под институтом проктологии есть страшные камеры…

Ещё одна сигарета.

«П. Президент».

Самое главное — Президент. Завтра он возвращается с Урала и должен встречаться с Анисимовым. Силовой Министр привезёт ему на подпись Указы о снятии Барышева и о реорганизации Лубянки. Это конец.

Нужно остановить Анисимова и Гаева.

Но как их остановить?

Вечером в Выборге, в закрытом клубе «Окно в Европу» давали «Тошнотворное шоу». Галя Мухина кормила Володю Потапова с небывалой энергией.

Забросив в Володину пасть несколько фрагментов рыбки, Галя делала непредусмотренные сценарием книксены и па. Затем вновь кидалась к Володе, ещё не успевшему зажевать рыбку, и пихала ломтики консервированного ананаса. Володя только вращал встревоженными очами: до конца сеанса оставалось ещё пятнадцать минут, а он уже был полнёхонек.

— Какая страсть! — с неподдельным восторгом наклонился Гаев к генералу Анисимову. — Это они в вашу честь так стараются. Это лучшее их представление!

Генерал Анисимов осторожно кивнул. Шоу ему нравилось. Зрелище захватывало. Сблюёт раньше времени или не сблюёт?

— Заработались вы, Марлен Николаевич, лица на вас нет. Оставались бы на ночь, водчонки бы попили, попарились как следует, а завтра с утра вместе бы махнули в Москву. А то у вас в каждом глазу по четыре звезды стоят, — убалтывал Гаев Анисимова и, шельмец, уболтал.

— Никогда не пробовали финку? — спрашивал Гаев и деликатно склонялся к багровому уху генерала. — Баба — зверь. Может, хе-хе, взять в рот сразу два члена.

— А что лее она… одна сразу с несколькими? — удивлялся генерал.

— Это специальная финка… Может пользовать одновременно трёх-четырех… Да её меньшим числом и удовлетворить затруднительно. Но мы с вами, я полагаю, справимся и вдвоём.

— А не может быть каких накладок, утечек? — беспокоился генерал. — Клеветнических видеосъёмок?

— Апостол тот, молюся я кому, в Рай непозволит занести чуму, — широко улыбнулся Гаев.

63 минуты.

Володя Потапов смотрел на Галю с ужасом и мольбой. Живот его разбух, в горле стояла колом непереваренная пища.

А Галя непременно хотела затолкать в Володю заварное пирожное.

«Сбрендила баба, — Зайцев каждые пять секунд поглядывал на часы, — он же лопнет сейчас…».

66 минут. Галя сорвала с себя платье, развернулась фронтом к залу и, чуть-чуть присев, ещё и развела ноги, чтобы лучше были видны её бесстыдства.

Пища двинулась из Володи большими непереваренными кусками. Тело Володи сотрясалось, словно от ударов тока. Запели струи водомётов.

Не дожидаясь объятий, Зайцев дал отмашку. Стекло закрыли лёгкие серебристые жалюзи. Володя Потапов захлебнулся всерьёз. Два человека держали его вниз головой. Дюжий санитар, присев под Потапова, по локоть просунул ему в рот руку в большой резиновой перчатке. В задницу Потапову запихали шланг для подачи новокаина.

Зайцев возвращался в номер злой как чёрт. Потапов залёг в пограничный госпиталь. Присутствовавший на «Тошнотворном шоу» начальник госпиталя предоставил артисту отдельную палату, но с начальником пришлось пить водку «Охта». У Зайцева теперь трещала башка.

Эти идиоты Гаев с Анисимовым не улетели в Москву, а пошли в баню теребить финку. Будут завтра до полудня путаться под ногами, раздавать невпопад похмельные команды, а вечером концерт Голубого Мальчика, и надо много чего успеть.

Дочь Суоми уже привезли, Зайцев видел издалека. Бабища знатная — метра два ростом, трёхпудовые буфера.

В дверях номера торчала записка от Гали Мухиной с просьбой непременно зайти по срочному делу. Сплюнув, Зайцев пошёл к Мухиной. Лучше решить всё до сна, чем вскакивать ночью от телефонных звонков.

Запурханный Зайцев не сразу сообразил, зачем его позвала злодейка Мухина, укор-мившая мужа до госпитальной палаты. Лишь заметив, что Галя расхаживает по номеру голая, он почуял подвох.

— Жорочка, — произнесла Галя томным мхатовским басом, — ты открыл меня заново. Когда я сбрила волосы на лобке, я словно заново родилась. Вот дай руку. Жорочка, дай руку!

Галя Мухина приложила ладонь Зайцева к вызывающему столько восторгов бритому лобку.

— Правда, колются? — радостно спросила Галя. — Там новые волосики растут, жёсткие. Правда, колются?

Волосики кололись.

— И мне колются, — расхохоталась Галя. — Они когда новые растут, так в обе стороны колючие, и внутрь, и внаружу…

Галя вдруг чмокнула мандой.

Половые губы её вдруг широко разомкнулись и сомкнулись над Жориной ладонью.

Малыш тонул в широком кожаном кресле. Рядом, на столике, лежали шприцы, тампоны и прочие медицинские снаряды. Маленькая синяя лампа едва освещала кабинет Барановского. У стены безмолвно стоял доктор Шлейфман и внимательно смотрел на Малыша.

— Привет, док, — сказал Малыш, — Я рад встрече.

Доктор еле заметно наклонил голову.

— Комедия, — Малыш развалился в кресле поудобнее, вытащил сигареты. — А-а, знаменитая пепельница… Всё как встарь… Смешно: я только что битый час вербовал Глеба. Чтобы он работал на Силовое… А вы будете теперь перевербовывать меня?

— И что Глеб? — негромко спросил Барановский.

— А что Глеб… Зажигалочку не… Спасибо. Глеб убедился, что учитель его предал… Теперь ему, в общем, всё равно, на кого работать…

Барановский подошёл к креслу Малыша, нагнулся и внимательно посмотрел ему в глаза. Вернулся к своему столу, закурил «Приму».

— Чаю хочешь?

— Хочу, — рассмеялся Малыш, — с ли моном и с конфеткой. Будет у нас тёплая семейная встреча.

— Ты понимаешь, что завтра будет подписан приказ об отставке Барышева? И, может быть, об упразднении Лубянки?

— То есть о моей победе над вами, — кивнул головой Малыш. — Да, это я понимаю.

— Это ты надоумил Матадора позвонить мне? — спросил Барановский.

— Да, — усмехнулся Малыш, — я был уверен, что вы ему не соврёте.

— Хорошо. В таком случае, у меня для тебя тоже есть информация. Ты как думаешь — тебе я совру?

— Дьявол вас знает, господин генерал. Но я с интересом выслушаю вашу информацию.

Генерал подошёл к висящей на стене большой инженерной схеме. Включил подсветку: лабиринт, внутренности какого-то здания.

— Это объект Силового Министерства в институте говнологии, — пояснил генерал. — Ты можешь показать, в какой камере содержится Матадор?

Вместо ответа Малыш с очевидным удовольствием и неторопливо показал генералу фигу.

— Ну, ты не выделывайся, — подал голос Шлейфман, — совесть-то имей, Малышок.

— Не ты ли, док, тому армяшке диагноз ставил, из-за которого меня ментоиды в барак закатали, как минтая в банку? — резко бросил Малыш. — С высочайшего и любезнейшего согласия господина енерала…

Шлейфман нахмурился, сжал кулаки, тряхнул бородой.

— Смотри: я думаю, это одна из трёх камер… — Барановский проигнорировал выпад Малыша. — Вот эта… Эта… Или вот эта, чуть подальше, за поворотом… Правильно?

Малыш подошёл к карте, некоторое время изучал коричневую разлиновку.

— Трудно точно понять, — сказал наконец Малыш. — Что вы думаете, я прополз эти коридоры со схемой в зубах? Может, и здесь.

— Пеленг показал, что в этом отсеке, — сообщил генерал. — Эти три камеры, в одной из которых, как я предполагаю, находится Матадор, — газовые камеры.

— Это как? — оторопел Малыш.

— Под ними располагаются бункеры с газовыми резервуарами… Я видел эти бункеры — только снизу, из канализации. В стенах и в полу камеры узкие щели, через которые газ проникает внутрь. Очень удобно, если нужно тихо избавиться от человека… Ты, кстати, знаешь, что они хотели убить твоего изобретателя? Не зная, что ты его уже вывез, они тюкнули другого человека. Показать фото?

— Нет, фото не надо, — сказал Малыш после некоторого раздумья. — Вы думаете, что Анисимов хочет уничтожить Матадора?.. Допустим… Они его уже один раз убивали, хотя по плану этого не предполагалось. Но он может просто сидеть в этой камере — не обязательно ведь включать газ.

Барановский внимательно слушал. Шлейфман возмущённо хмыкнул:

— Убивали один раз, убьют и второй.

— Конечно, им не нужно верить, — сказал Малыш. — Но я им не очень-то и верю, генерал. Да, если они решили ликвиднуть изобретателя, то могут покончить и со мной… Только они меня пока не кинули, а вы кинули. А это существенная разница, генерал…

— Очень сложная операция предстоит, — сказал генерал, будто и не слышал рассуждений Малыша. — Только Матадор мог бы её выполнить. Или ты. Помоги, я тебе хорошо заплачу.

Малыш глухо засмеялся и опять показал фигу. Так ему нравилась фига, что сначала он повертел её перед собственным носом, разглядывая со всех сторон, а потом уж показал генералу.

— А в приметы ты веришь? — спросил Барановский.

— В приметы?

— В приметы, в знаки, в знамения…

— А что же такого знаменательного приключилось?

— Девушка, которая бросилась тебе под колёса… Это была Арина Борисова. Девушка Матадора.

Когда по низкому северному небу уже разливалась сметана рассвета, Галя села на Жору, обхватила здой его горло и стала душить.

— Докажи, колючее, да? — восклицала Галя. — Докажи, колется?

Жора змеем выкрутился из-под Гали и рванул к себе. Не включая свет, сунул в тёмной ванной голову под холодную воду. Фыркнул, хотел нырнуть под одеяло. И замер: на краешке кровати тихо сидел незнакомый паренёк с виноватым выражением лица. Гость едва слышно что-то пролепетал.

— Не понял! — грозно воскликнул Зайцев.

— Старший лейтенант Лейкин, Санкт-Петербургское управление Федеральной Службы Безопасности, — сказал паренёк чуть более отчётливо, но также смущённо. — Я привёз вам сюрприз…

Гость протянул ладонь, на которой лежало две большие таблетки.

Покатилось, покатилось колёсико по ржавому рельсу.

В воротах показался молодой человек, усыпанный веснушками, как Москва плакатами в честь юбилея Пушкина.

Пробежал весёлый ребёнок с разноцветным мячом. Прошли добродушные хулиганы с пивом. Ласково грело солнышко.

Молодой человек представлял, что может испытывать узник адского СИЗО, когда перед ним расступаются ворота. Когда он попадает в объятья свободы.

Веснушчатый узник был лишён этого волшебного ощущения. Он часто выходил из ворот различных исправительных учреждений. И часто возвращался. Он получал за это зарплату.

Девасики в коротких, как жизнь мотылька, платьях, садились не на скамейку, а на спинку скамейки, чтобы были видны белые трусики. Строители сложных национальностеи драили к празднику столицу. И даже бомж на углу кушал мороженое.

Прямо через дорогу от тяжёлых ворот стояли газетные стенды. Молодой человек купил в киоске голубую банку джин-тоника, подошёл к стендам и углубился в чтение.

…Всё больше трагических случаев, связанных с распространением новейшего наркотика, Акварели. В Москве рекламный агент Большой Улыбаб под воздействием препарата счёл себя своим собственным половым органом и попытался целиком пролезть во влагалище своей подруги, нанеся ей существенные тканевые повреждения… В Нижнем Тагиле два подростка, принявшие на двоих пузырёк Акварели, по обоюдному согласию отрезали друг другу перочинными ножами по одному мизинцу…

…Телеграфные агентства мира разнесли сенсацию: во Вьетнаме изготовлено на основе натуральных трав лекарство, освобождающее от опийной зависимости… Первые опыты дали потрясающие результаты…

— Гм, — сказал молодой человек.

Последняя капля джина закатилась в глотку. Банка полетела в урну.

Молодому веснушчатому человеку нужно было работать. Нужно было наладить связь с объектом, который вышел из тех же ворот на сутки раньше.

Молодой человек знал паспортные данные объекта, но толку от этого было немного. Ещё молодой человек знал пару-тройку названий клубов и баров, которые упоминал объект. Запомнил несколько имён. Выяснил в разговоре, что в доме, где живёт объект, есть лифт, что из окна у него видно «Русское бистро»…

Задача нелёгкая, но разрешимая. Сегодня же он получит из конторы ориентировки на все случайно произнесённые объектом фамилии. Сегодня лее он пойдёт в один из клубов…

Веснушчатый человек доехал на метро до своей станции, прогулялся по бульвару, дошёл до своего дома и уже сворачивая во двор, чуть не проглотил от неожиданности язык.

Навстречу беззаботно шёл тот, кого он собирался с такими трудностями искать.

«На ловца», — подумал молодой человек.

Малыш никогда бы не подумал, что самые обильные фекальные массы в Москве скапливаются именно под институтом говнологии.

Как объяснил Барановский, здесь работает самый старый и самый большой в Москве коллектор по дерьму. Сюда впадают потоки из унитазов сразу двух административных округов.

Но срочно сформированную спецгруппу ФСБ меньше всего интересовала канализация. Прямо из коллектора можно было выплыть к коммуникациям секретного анисимовского объекта.

Сзади раздался всплеск, протянулась цепочка непонятных, но грозных ругательств на языке кавказской национальности.

— Что такое? — спросил Малыш, не оборачиваясь. Последние десять минут он шёл уже почти по горло в застоявшемся продукте. Каждая фраза или вдох давались с большим трудом.

— Дохлый кошка проплыл, — глухо ответил Тагир.

— Что у вас там булькает? — всплыл в наушниках голос Рундукова. Старлей контролировал наверху вход, через который группа прошла в коллектор.

— Всё тип-топ, — ответил Малыш, — вижу сигналы.

В душной темноте дважды мигнул зелёный огонёк.

Сигналы подавала вторая пара бойцов — Сафин и Коноплянников.

Они первыми обнаружили большой круглый резервуар, основание которого уходило вниз, в залежи вечных экскрементов, а верхушка упиралась в основание фундамента.

В свете мощного фонаря, высоко над головой, замаячила на боку резервуара огромная надпись «ЦОЙ ЖИВ».

В букве «О», как учил генерал Барановский, был люк, который нужно вспороть лазерным автогеном.

Человек-гора Тагир широко расставил ноги и упёрся руками в стенку резервуара. Сафин, не дожидаясь команды Малыша, запрыгнул на плечи сумрачного чечена.

И глупо взмахнув руками, будто крыльями, шлёпнулся в коричневое море, окатив всю группу щедрым веером благоуханных брызг.

— Блад, — сказал Тагир. — Дыбыл тупой.

Ещё на земле Малыш почувствовал в поведении Сафина неладное. Слишком долго он натягивал на себя резиновый костюм, бессмысленно теребил пять минут пряжку на ремне. Но Серёга дал зуб, что он в форме. Что готов задушить любого, кто попробует помешать ему спасти Матадора.

Сафин с трудом встал на ноги. В лицо его смотрел строгий маленький пистолет.

— Что ты принял? — спросил Малыш. — Быстро, у нас нет времени…

— Только одну марочку, — виновато сказал Сафин. — Чисто чтобы не скучать. Я всё сделаю…

Малыш выстрелил прямо перед собой: в цветущую коричневую поверхность. Высокая задорная струйка взлетела в воздух и аккуратно окатила Сафина.

— Домой, — сказал Малыш.

— Малыш… — начал Сафин.

— Кругом, — сказал Малыш, — Раз-два…

Сафин повернулся спиной.

— Будешь тонуть, — сказал Малыш, — не вздумай шуметь…

— Обижаешь, командир, — ответил Сафин и шагнул в темноту.

Коноплянников забрался на Тагира, как бременский музыкант на бременского музыканта. Малыш забрался на Коноплянни-кова, нащупал на поясе кобуру с лазерным автогеном. Струя кислотно-зелёного огня вошла в старый металл.

Люк провалился внутрь. Навстречу из резервуара хлынул запах смерти.

Малыш кувыркнулся в люк, бросил вниз канат.

Большое круглое пространство было завалено трупаками на разных стадиях разложения. Сверху трупное месиво было припорошено хлоркой.

Барановский подробно объяснил устройство страшного цилиндра. Трупы, лежащие в нижних слоях, а, значит, наиболее сгнившие, просто вымываются из резервуара через щели.

Метров на десять выше виднелся в стене ещё один люк. С длинным наклонным жёлобом — очевидно, по нему скатывали трупы. К люку можно было залезть по вбитым в стену кривым скобам.

Когда вся группа уже добралась до люка и Малыш навострил автоген, послышались невнятные голоса. Кто-то открывал люк с другой стороны.

«Матадор», — ёкнуло сердце Малыша.

— Матадор, — в ужасе прошептал Коноплянников.

Неужели они убили Матадора?!

Люк распахнулся с противным зубовным скрежетом. В жёлоб спускали тело красивой некогда молодой женщины.

Тело поддерживала волосатая рука с татуировкой «Морфлот». Малыш кивнул Та-гиру. Тагир схватил руку прямо поперёк надписи «Морфлот» и сильно дёрнул.

Усатый мужик в тельняшке под фирменным комбезом Силового Министерства полетел вниз. Коноплянников бросился следом по скобяной лестнице. Успел заткнуть крик о помощи коротким ударом ножа.

Кислотно-зелёный луч мелькнул для двух силовиков, доставивших вместе с морячком труп к люку, невнятным приветом из туманного будущего.

Луч прошёл точно по грудным клеткам онемевших силовиков. Два свежих бюста покатились в жёлоб…

…Глеб спал лицом к стене, согнув ноги в коленях. Одеяло валялось на полу.

Малыш тихонько погремел заслонкой глазка.

Ночной комендант Тит Флорыч услышал за поворотом шорох.

Титу Флорычу год оставался до пенсии. Куратор спецобъекта генерал Дубичев твёрдо обещал Титу с нового месяца новую зарплату. Чтобы он получил пенсию по льготной министерской категории.

Тит Флорыч всю жизнь работал в казнилках Силового Министерства. Одно время сам пускал газ в камеры. Потом перевёлся в дежурные по режиму, постепенно дорос до ночного коменданта. Он больше ничего не умел. И ему нужна была нормальная пенсия. Не торговать же ему сигаретами у метро?

Вечером, оставляя Флорычу объект, генерал Дубичев был взволнован. Беспокоил его узник из шестнадцатого номера. Битых два часа с узником сидел мрачный мужик, в камеру носили телефон — словом, происходило что-то очень серьёзное.

— Сердце не на месте, Флорыч, — признался Дубичев. — Больно уж ушлый гусь. Как бы чего не вышло… Ты уж, Флорыч, если какой вдруг шухер начнётся… Не стесняйся, а то он такого накуролесит… Знаешь, где у нас таблетка номер три.

На здешнем языке таблетка номер три означала «газ в камеру».

После такого разговора Тит Флорыч, понятно, разнервничался. Несколько раз подходил к шестнадцатому номеру. Смотрел в глазок на человека, которого лучше удушить, чем позволить ему накуролесить.

Совершая последний предутренний обход спецобъекта, Тит Флорыч услышал за поворотом шорох.

Осторожно выглянул из-за утла и ахнул. В похоронной валялись два пол-тела: от груди до пят. Сочилась свежая ещё кровь. В луже крови плавали четыре руки, отсечённые до локтей.

— Четыре руки, — забормотал Тит Флорыч, — Господи Иисусе, если ты на небеси, четыре руки…

Тит Флорыч сам не заметил, как оказался у шестнадцатого номера.

Дверь камеры открывалась навстречу Титу Флорычу.

Тит Флорыч понял, что страшный клиент, ушлый гусь сейчас отрежет ему голову и руки. Как сделал с теми, что лежат в похоронной.

Тит Флорыч с разбегу всем телом навалился на открывающуюся дверь. С той стороны не ожидали напора. Дверь защёлкнулась.

Тит Флорыч ринулся к пульту подачи газа.

Генерал Дубичев так и не смог заснуть.

Генерал Анисимов сделал страшную ошибку, отпустив от себя Максима в эти решающие часы.

Генерал Анисимов даже не вернулся в эту ночь в Москву. Остался в Выборге. Подложил ему, видать, пархатый мудак Гаев какую-нибудь еврейку с разноцветной мандой.

У них такое случается: часть манды, допустим, синяя, а другая, например, жёлтая.

Разве можно так беззаботно вести себя в решающие часы! Будто бы указ Президента уже подписан!

Будто бы все враги мертвы!

Генерал Дубичев решительно встал, вызвал машину.

Он решил провести остаток ночи на спецобъекте, рядом с Матадором… Мало ли что может случиться. Мало ли как ляжет масть завтра. Пока враг в руках… Пока враг в руках, от врага молено избавиться.

Дверь в камеру номер шестнадцать оказалась приоткрытой.

Дубичев выхватил пистолет и ворвался в камеру номер шестнадцать. Генерал Дубичев был готов один на один встретиться с убийцей сына.

Камера была пуста.

Генерал Дубичев бросился в коридор.

Тяжёлая дверь камеры захлопнулась перед его носом. Генерал услышал быстро удаляющиеся шаги.

Генерал не сразу почувствовал приторный сладковатый запах.

Глава двенадцатая.

Зайцева вербуют по спутниковой связи — Арина делает предателюгорячий укол — Матадор ищет нравственный ориентир — Прометей подсажен на Акварель — Ястреб спешит на помощь — Матадор бросает самолёт в мёртвую петлю — Смех Президента.

Акварель для Матадора

Лейтенант Лейкин привёз из Питера спутниковую связь, чтобы связать Зайцева с генералом Барановским. Генерал натурально, хотя и устно пока, выкручивал Зайцеву руки, требуя задержать в Выборге Анисимова и Гаева.

Для этого Лейкин и привёз таблетки.

— Сюрприз совершенно безопасен, — Барановский говорил медленно и строго. — Мои ребята хотели сегодня взять под опеку вашего больного мальчика, но я попросил их пока этого не делать…

Зайцев сидел в маленькой каюте парусника-ресторана, качавшегося на волнах в двух шагах от гостиницы. Чайки уже рассекали с утробным криком туманную рассветную синеву, словно приглашая рыбу подняться на завтрак. С залива дул плотный ветер.

— Сейчас от нас с вами зависит судьба России, — сказал напоследок Барановский.

«Как они узнали про Пусю? Арина рассказала? Санитары? Ёжиков, грязный наркушник… Рассказать Гаеву? Нужен я ему… Кердык подкрался незаметно…».

И ещё, стало быть, судьба России.

Зайцев горько усмехнулся. Конечно, жалко, если полетит голова Барышева. И победит генерал Анисимов.

Но что это значит — «судьба России»?

Он, Зайцев, тоже часть России. И артисты, которых он продюсирует с Гаевым, тоже часть России. Между прочим, не худшая её часть.

— Тоже являются частью России, — зачем-то пропел Зайцев.

И теперь Зайцеву предлагается трава-нуть хозяина и хозяина хозяина в обмен на судьбу России…

Барановский пообещал, что таблетки безопасны. Лейтенант утверждает, что клиенты очнутся через двенадцать часов…

«Дурак, — заключил Зайцев, — не на судьбу России в обмен, а на твою шкуру. Ты, дурак, теперь содержатель наркопритона».

Стоит Барановскому щёлкнуть пальцами, и уже сегодня его будут пендюрить на Лубянке. Пинать по яйцам… Тот же Матадор первым пнёт.

Нет, надо идти сдаваться Гаеву. Через шесть часов Президент подпишет Указ о Барышеве. Анисимов не кинет Гаева. А Гаев Зайцева…

Зайцев брёл, не разбирая дороги.

Сильный ветер с залива. Мнёт низкое небо, как бумажный лист. Срывает с пролетающих тучек куски дождя и швыряет их в город.

— А Михалыч вчера нажрался и давай возгудать: дескать, захочу, всех вас сейчас выгоню в жопу и водки больше не дам…

Два мужика в одинаковых серых фуфайках курили у входа в какую-то контору.

— А ещё Михалыч орал, будто он может отключить, если захочет, электричество во всём Выборге. Что у них профилактика, и все линии сейчас сидят на узле, который он сторожит… Захочу, говорит, поверну рубильник, и не только город отрубится, но и таможня, и аэродром… Предлагал за ящик водки, на спор…

Сильный ветер с залива. Лист неба смялся в комок. Капли дождя начали хлестать по щекам.

На тринадцатом гудке трубку сняли и тут же положили. Короткие сигналы.

— Быстрее, пожалуйста, — сказала Арину в спину шофёру, — там кто-то есть.

Улицы были запружены народом, на каждом углу приходилось стоять и сигналить минут по пять. Ряженый Пушкин заглянул в окно машины, крикнул «Аи да сукин сын!» Бог знает что. Праздник.

Девка с длинной косой и в кокошнике отбивала чечётку и выдавала частушку за частушкой.

Мама, хоккеиста я люблю! Я за Лёшку Яшина пойду! Лёшка в НХЛ играет, Баксы клюшкой зашибает, Мама, я за Яшина пойду…

Рядом с Ариной на заднем сиденье тяжело дышал человек-гора кавказской национальности. Тот самый, что вёз Арину в загадочный плен.

Теперь Арина знала, что его зовут Кинг-Конг. Знала, что час назад Кинг-Конг освободил Матадора.

— Быстрее, пожалуйста! — повторила Арина. Ей не удалось встретиться с Глебом. Его, как сказал Кинг-Конг, срочно увезли «навэрх».

Машина с трудом протиснулась к дому Зайцева на Китай-городе.

— Бэрэгыс нах, — тяжело сказал Кинг-Конг. Кинжал чесался на татуировке. Но ему было велено ждать Арину в машине.

Арина долго не отпускала кнопку звонка. Она была уверена, что в квартире кто-то есть.

В Теремке Арина надеялась обнаружить Пусю. Зайцев сообщил Барановскому по спутниковой связи, как Пуся нашёл по запаху Акварель.

После трёх дней сплошного чёрного невезения удача, наконец, улыбнулась генералу Барановскому: неожиданно обнаружился нос на Акварель.

В квартире стояла мёртвая тишина.

Арина вытащила сотовый.

— Для семнадцаит ноль пять. Это я, Арина, звоню тебе в дверь. Открой, мне очень нужно. Я одна.

Пейджер — волшебная машина. Дверь распахнулась. Ёжиков быстро впустил Арину в квартиру и судорожно заскрежетал замками. Выглядел он очень обеспокоенно.

— Что случилось? — встревожилась Арина.

— Не, всё чин-чин, — нарочито громко сказал Ёжиков, — думал, вдруг бультерьеры. А у нас уже клюв мёрзнет…

— Знакомься, — сказал Ёжиков, провожая Арину в комнату, — это Ванька. Мы с ним в изоляторе кантовались, прикинь! А это Арина…

Ванька рассеянно кивнул. Конопатый молодой человек с томно-декадентской внешностью. Рубашки на нём не было. Узкое цыплячье тело, изрытые уколами мышцы. Резиновый жгут на левой руке.

Неспокойный зрачок, скачущий, как шар в лототроне.

«А где же Пуся?» — огляделась Арина.

Пуся зарылся в подушки на диване и жадно смотрел на иглу.

Игла примеривалась к руке, как комар, ищущий, где укусить. Игла мелко прыгала по коже, семенила, как балерина на сцене.

— Не могу, — сказал наконец Ванька и вдруг обратился к Арине. — Не поможешь?

«Начинается… — поморщилась Арина, — Ладно, этот отвалится, и я поговорю с Пусей…».

Ванька благодарно улыбнулся, протянул шприц. Зрачок успокоился.

— Давай я вколочу, чего ты будешь, — решительно сказал Ёжиков и попытался перехватить шприц.

— Нет, пусть она, — возразил Ванька, — я хочу, чтобы она.

Ёжиков закашлялся и отвернулся.

Арина успокоила тёплыми пальцами нервную гусиную кожу. Рука Ваньки расслабилась. Игла скользнула в вену.

Ванька откинулся на топчан. Лицо его порозовело. И хотя он лежал практически без движения, Арине показалось, что жесты его стали мягче.

— Дай сигарету, — попросил Женька Пусю изменившимся сухим голосом.

Сигареты лежали на столике у дивана. Пуся перегнулся за пачкой, выпрямился. Пухлая ручка вдруг побелела и сжалась, раздавила пачку «Парламента».

Арина проследила за Пусиным взглядом.

Задорно-детские розовые пятна на щеках Ваньки уже превратились в ярко-красные, а теперь переходили в огненно-оранжевые. Губы потемнели и неторопливо, словно в замедленной съёмке, выворачивались наизнанку.

Тишину прервал истошный крик. Пуся взвыл, скатился с дивана, роняя подушки, и скрылся в глубинах квартиры.

Ванькины глаза выскочили из глазниц вперёд, словно выдвинулись линзы бинокля. Радужная оболочка пульсировала нефтяными цветами, как готовый лопнуть мыльный пузырь.

— Что с ним? — Арина сначала услышала незнакомый глухой голос, а потом поняла, что это она задаёт вопрос.

Ёжиков, не отрываясь, смотрел на страшное лицо. Взгляд Ёжикова был твёрд и спокоен.

— Горячий укол, — сказал Ёжиков.

Арина почувствовала, как все её внутренности свело и стянуло вниз, словно к воронке водопровода.

Это она сделала Ваньке укол. Она, Арина, убила человека.

— Горячий укол, — сказал Ёжиков. — Это он говорил в ящике, что Матадор торгует героином. Его зовут Степан, его Пуся опознал. Его вписали в мою камеру наседкой.

Вздувшаяся на лбу Ваньки-Степана исчерня-синяя жилка вдруг лопнула. По лицу потекла струйка тяжёлой багровой крови. На губах жертвы надувались и лопались маленькие белесые пузырьки.

Арина слышала о горячих уколах, об адских смесях препарата, воды и углекислого газа, которые вводят жертве под видом наркотика.

— Глеб, я убила человека, — тихо прошептала Арина, обращаясь к далёкому Матадору. — Я теперь как ты, Глеб.

Ванька со скрипом повернул голову. Ванька посмотрел на Арину в упор: будто прицелился для ответного выстрела.

У Ваньки с промежутком в две секунды лопнули оба глаза. Первый скатился ленивой яичницей по бледному телу. Второй выстрелил, как шампанская пробка.

В комнату влетел визжащий Пуся:

— Дайте мне! Быстрее! Укол!

Арина отёрла лицо большим носовым платком с портретом Натальи Гончаровой.

— Нет, Пуся, — строго сказала Арина, — тебе придётся потерпеть. Надо найти в большой квартире склянку с Акварелью. Ты должен быть голоден…

Генерал Барановский сделал глубокий вдох через нос, задержал и медленно выпустил воздух.

Матадор сделал глубокий вдох через нос и выпустил воздух. В этом упражнении важно, чтобы выдох был вдвое длиннее вдоха.

— Ты так легко произносишь это слово — предательство, — сказал Барановский. — Для тебя это безусловный, безоговорочный грех. Но ты подумай: не оттого ли людям даны разные тела, чтобы каждый заботился о своём? Должен ли учитель сохранять верность ученику, даже если это опасно для его дела и тела? Или для их совместного с учеником дела?

— Слова ваши, может, и правильные, господин генерал, — отвечал Матадор. — Но вы меня кинули. Кинули. Вы посадили мою девчонку в клетку, чтобы я прыгал, как буратина… Право вы, может, имеете, но учителем после такого быть перестаёте.

Барановский вновь сунул в рот вонючую «Приму»:

— Хорошо, я тебе расскажу, как погиб мой учитель…

Матадор только краем уха слышал о легендарном учителе генерала Барановского. О человеке, который научил Барановского обращаться с мыслью и телом. Всему тому, чему Барановский научил Матадора и Малыша, лучших своих учеников. Они умели по две недели обходиться без еды и воды… перепрыгивать десятиметровые пропасти… выстреливать взглядом траекторию, по которой потом слепо и послушно следует пуля…

— Это случилось в Африке… Мы воевали тогда в одной стране…

— В Африке? — удивился Матадор. — Разве вы были в Африке?

— Да, я воевал в Африке, — кивнул Барановский. — Сорок лет назад Советский Союз вёл одну локальную войну в Африке. Группа Комитета Госбезопасности встала на консервацию в одной маленькой деревеньке… Это была деревенька вроде той, в которую ты попал в Портсване, в ней тоже жили колдуны…

Матадор закурил.

— В ней тоже жили колдуны. План центра предполагал истребление всех жителей деревни за исключением нескольких человек, которых мы предполагали сделать… прислугой…

— Рабами, — подсказал Матадор.

— Да, рабами, — кивнул Барановский. — Группа консервировалась на неопределённое время. В деревеньке были подходящие условия: хижины, рыба сама приходила к берегу… Но жителей было много, а хижин мало…

— И вы их уничтожили? — спросил Матадор.

— Нет… Колдун без имени, так его звали, учил наших ребят… Он учил нас способам изменения своего тела и сознания, открывал нам тайны предков. В обмен на это жителям деревеньки сохранили жизнь.

Матадор прикрыл глаза. В темноте всплыла картинка: чёрным ярким контуром квадратная маска из его африканского прошлого…

— Колдун без имени не просто учил нас преодолевать водопады и пропасти. Он назвал нас своими учениками… Группа получила из Центра задание: пробраться через длинную цепь болот на территорию сосед него государства…

— Болота? — очнулся Матадор. — Мне никогда не доводилось форсировать болота.

— Огромные вонючие болота с горячи ми испарениями… Засасывают человека в минуту. Севшую птицу болото съедает мгновенно. Будто кто-то сидит в тине и дёргает птицу за лапку. Иногда она успевает вскрикнуть…

Барановский прервал рассказ, нащупал в ящике новую пачку «Примы». Выглянул из-за тяжёлой шторы на Лубянскую площадь. По площади бродили нарядные толпы москвичей и гостей столицы. Готовились сжигать гигантское чучело Дантеса.

— Вы говорили о Колдуне без имени, — напомнил Матадор.

— Да… Колдун без имени пошёл вместе с группой. Перед болотами духи сказали ему, что он не перейдёт на другую сторону. Что он непременно погибнет. И спутники его скорее всего погибнут. Но у них есть шанс, а у него нет…

— И что сделал колдун?

— Колдун открыл, что ему поведали духи. Он сказал им, что должен остаться. Мои друзья возразили ему: учитель не должен бросать учеников…

— И что же? — напрягся Матадор.

— Всех засосало болото. Колдун без имени знал, что идёт на верную смерть, но ему объяснили, что нельзя кидать учеников… И он пошёл. А поступок учителя был бы — бросить их. Бывает, что нужно оставить тех, кто тебе дорог и близок… Я бросил тогда, год назад, Малыша. Я обманул тебя с Ариной, да. Я не придумал других способов подтолкнуть дело. Это может значить, что я плохой профессионал, но не значит, что мне надо бросать нравственные упрёки. Может быть, тебе когда-нибудь придётся оставить меня. И я к этому готов, Глеб…

— Генерал, — взволнованно сказал Глеб, — вы так спокойно говорите о таких вещах…

— Увы, Глеб, есть вещи, которые больше нас, больше наших отношений. Люди предают даже очень близких людей. Так бывает, Глеб. Так всегда будет.

Генерал замолчал. Молчал и Матадор. Спустя минуту, гудящую тишину прервал телефонный звонок.

— А Колдун без имени не успел передать многих своих умений. Мне… и тебе, — генерал взял трубку. — Извини, Глеб.

Матадор вдруг поймал себя на том, что стоит посреди кабинета, спиной к генералу, и держит в вытянутой руке череп из расстрельных пуль.

Матадор всматривался в пустые глазницы. Ему казалось, что в тёмных глубинах черепа, далеко-далеко, горит огонёк…

— Глеб, — тронул его за плечо Барановский, — надо произвести обыск у Гаева. Мы добыли ордер.

— У Гаева? — поднял брови Матадор. — А что искать у Гаева?

— Акварель, — сказал Барановский.

— Акварель? Но разве не вся Акварель уничтожена? У них есть формула, зачем Гаеву рисковать, оставлять препарат?

— Малыш говорит, что одна колба пропала во время захвата лаборатории… Он подозревает, что Гаев унёс что-то под полой плаща.

— Но вряд ли он хранит Акварель дома.

— Арина вспомнила…

— Арина? — резко обернулся Матадор. — Вы говорили, что она в безопасности.

— Она не только в безопасности, — улыбнулся генерал, — она сильно нам помогает. Она вспомнила, когда угодила под машину…

— Арина попала под машину?! — подпрыгнул на месте Матадор.

— Ничего страшного, — успокоил его Барановский, — пара ушибов… Так вот, она вспомнила, что видела несколько раз, как Гаев капал своему коту в еду алую жидкость… Он часто баловал кота разной экзотикой, Арина не обратила тогда внимания…

— Вот это финт, — пробормотал Матадор.

— Если Гаев подсадил кота на Акварель, — продолжал Барановский, — понятно, зачем ему понадобилась колба. Во всяком случае, это наш единственный шанс. Арина везёт сюда парня с обострённым чутьём на Акварель, пашет как прибор. Сейчас ты встретишься с ней, возьмёшь этого «носа» и двинешь к Самсону… У Арины, насколько я знаю, через два часа выход в эфир в одной новой программе…

— Двадцать секунд осталось, — лейтенант Лейкин не сводил глаз с часов.

Зайцев достал новую подушечку «Дирола», сунул в рот.

Свет в номере погас, экран телевизора потух. На огромном экране на площади, где крутили нон-стоп предвыборную гаевскую бодягу, застыл на мгновение Президент с отвисшей челюстью.

Зайцев вышел на балкон, направил бинокль на городской аэродром. Самолёт Силового Министра одиноко стоял посреди лётного поля. Вокруг суетились люди, махали руками и какими-то шлангами. Взлётные огни на полосе потухли. Свет в стеклянной башне диспетчера погас.

— Бумс, — сказал Зайцев и выплюнул жвачку.

Вытащил из кармана две таблетки, сунул их себе в рот.

Он поверил генералу Барановскому, что сувенир — безопасный. Он хотел отдохнуть часов двадцать.

За десять минут до того, как Выборгу пустили электрическую кровь, с небольшого частного аэродрома в двадцати километрах от города взлетел в небо маленький аккуратный самолёт, на борту которого был нарисован всклокоченный волк.

В салоне его находились два пассажира.

Они сидели друг напротив друга в мягких креслах. На столике, что располагался меж ними, стоял небольшой графинчик водки, блестели на тарелках кружочки солёных огурцов, ломтики селёдки.

— За успех. Не будьте, ей-Богу, как туча. Всё пока идёт хорошо.

— Если бы мои парни не поймали этот спутниковый разговор… Из наших косточек уже заказали бы холодец. Старик не простил бы ни меня, ни тебя.

— Так на то и ваши парни, чтобы ловить спутниковые разговоры. Я окончательно понял, что вы гений. За вас.

— Не суетись, не суетись… Не наливай больше. Не забывай, к кому я лечу… Что делать собираешься со своим заячим мудаком, который нас кинул? Мои ребята привезли из Ирака новые смешные приборчики, хуерубки называются. Отрезают по пять миллиметров…

— Ну… надо подумать. Я не поклонник пыток. Язык, к очкам подвешанный, нос, в салат замешанный… Надо его просто хорошо измудохать. Сейчас-то некогда — выборы…

— Ты что, опизденел? Он лее хотел нас закопать!

— А где я возьму другого? У меня на нём четверть хозяйства держится. После выборов измудохаю, до гробовой доски будет скулить и ручку ещё лизать, что мы ему жить позволили.

— Я тебя не понимаю. Эдак каждая… Что он, впрямь такой ценный кадр?

— Вы, Марлен Николаевич, ещё Сталина вспомните, что незаменимых нет. А сами, извините, не захотели отдать мне и Дубичеву скальп этого Матадора… Вы заметьте, как Зайчик сработал: ему предлагали нас потравить, а он смог вырубить электричество во всём городе. Золотой парень.

Самолёт тряхнуло. Спутники выглянули в окно. Самолёт летел низко. Тень, похожая на крест, неслась по лесам и лугам, ручейкам и перелескам.

Ровно по центру тени парил, широко распластав крылья, гордый ястреб.

Чёрный ботинок на красной ковровой дорожке.

Сейчас он увидит Арину и снова с ней расстанется. День ещё не закончен.

«Может быть, самый тяжёлый день в этом году», — сказал генерал.

«Но откуда он знает, что случилось с Колдуном без имени и с нашими парнями там, у болот?», — подумал Матадор.

«Откуда он это знает, если все погибли?».

Матадор застыл как вкопанный. Чёрные ботинки на красной ковровой дорожке.

— Глеб, вернись, — генерал Барановский приоткрыл дверь в кабинет. Чтобы раскрыть тайну болот?

— Глеб, обыск отставить, — сказал генерал, — разберутся без тебя. Ты ещё не разучился водить самолёт?

— Я опять не увижу Арину? — спросил Матадор.

— Глеб, день закончится. Обязательно закончится. Но надо, чтобы он закончился в нашу пользу.

— Что случилось? — спросил Матадор.

— Нас умыли, — сказал генерал, — Анисимов с Гаевым всё-таки летят из Выборга на частном спортивном самолёте. В Москве нам их не скушать. Ты должен встретить их в районе Твери.

Малыш посмотрел на часы. Секундная стрелка вильнула хвостом, как шлюха юбкой.

Время, отведённое на обыск, стремительно таяло. Самое позднее через час кассета должна быть в Останкино.

В секретере Гаева нашли целую аптечку эротических снадобий, вскрыли сейф, полный долларов, золота и брильянтов. Доллары поделили по-братски, золото — как пришлось. Но Акварели-то не было.

«Нос» Пуся ходил вялый. Когда Арина и Женька не дали ему уколоться, он обиделся, зарылся в подушки, громко пукнул и заявил:

— Я вам не собачка, чтобы играть со мной в «А ну-ка отними».

— Образная речь восстанавливается, — заметил Ёжиков.

Пуся в итоге согласился ехать к Гаеву, но бродил по роскошным комнатам как сомнамбула, в полнейшем забытьи и с обречённостью во взоре.

— «Нос» какой-то вялый, — озабоченно сказал Шлейфман, — это ещё чучело под ноги лезет…

Прометей в ответ зашипел и грозно мявкнул. Он не одобрил появление эфэсбэшной делегации.

— А мы уверены, что тогда, из леса, Гаев поехал прямо домой? — вдруг спросил Малыш.

Старлей Рундуков вздохнул и повторил то, что говорил ночью у Барановского:

— По информации агента номер… По твоей, то есть, Малыш, информации, Гаев, пряча что-то под плащом, сел в лесу в свой лимузин… Кроме него, в машине был шофёр Панов, секретарь Козлов и доктор Зенкин. Все они поехали к Гаеву домой. Потом Козлова отвезли домой, в руках у него ничего не было.

— Этого я уже не видел, — сказал Малыш.

— Я видел, — сказал Рундуков, — а доктор Зенкин вышел с докторским чемоданчиком, на него тут же напали хулиганы, но в чемоданчике были только инструменты… А машину на первом углу осмотрели гаишники. Вернее, Витька Коноплянников с пацанами. Значит…

— Значит, надо искать здесь, — вздохнул Малыш, — но мы ищем с морковкиного заговенья, а толку хер.

Прометей неожиданно взвыл, как Патриарх, у которого отобрали храмовые льготы. Метнулся к двери.

Малыш толкнул Шлейфмана в один конец коридора, Пусю в другой и растянулся с оголённым стволом за большим красного дерева комодом.

Малыш снял пистолет с предохранителя. Дверь отворялась медленно. Планка прицела плясала на уровне дверного глазка.

В дверном проёме показался секретарь Гаева Козлов. Прометей перешёл с благого мата на гулкий мурлык. Прометей тёрся о брюки секретаря Козлова, как сыр о тёрку.

Малыш убрал шмайсер в карман и шагнул в коридор.

Козлов вскинул руки, словно бы увидел привидение.

— Привет, дядя, — дружелюбно сказал Малыш, — я с Лубянки. У меня тут учения. А ты что делаешь в чужой квартире? Ребята, выходите встречать гостя.

Козлов, трясясь от страха, вытащил из кармана пальто банку «Вискас».

— Здоровый кот без всяких хлопот, — пробормотал Козлов, указывая на Прометея.

Никто не заметил, как Пуся подкрался к Козлову сзади, схватил его короткими ручками поперёк живота и нежно прижался к плечу.

— Чего это с «носом»? — спросил Малыш. — Чего надо, найти не может, так с горя опидорел?

— Ну-ка, ну-ка, — вдруг шагнул вперёддоктор Шлейфман, — расстегните-ка, голубчик, пальто. Вот так. А теперь расстегните рубашку, покажите доктору животик…

Анисимов заявил, что ему нужно хотя бы полчаса подремать.

— Воздух крошит металл, а герой устал, — улыбнулся Гаев. — Господин генерал, осталось совсем недолго…

Гаев сам накрыл Анисимова шотландским пледом в крупную клетку. Такую крупную, что на плед влезло всего четыре штуки.

Гаев присел у иллюминатора, замахнул ещё рюмку, лязгнул челюстями по огурцу. Внизу тянулись клетчатые, как плед, поля. Зелёные, чёрные, жёлтые. Гаев плохо различал виды сельскохозяйственных культур. По меже полз игрушечный трактор.

В кабине пилота раздалось многоэтажное восклицание. Поминались репа, оральный секс и дальние страны. Гаев поспешил в кабину.

Пилот, молодой лётчик из питерского авиаклуба, указал Гаеву на стремительно приближающуюся красную точку.

— Что это? — не понял Гаев.

— Это самолёт, — пояснил пилот, — какой-то угрёбыш несётся прямо на нас. Похоже, он в жопу пьян.

Красная точка росла в размерах. Гаев уже мог рассмотреть очертания летательного аппарата. Маленький спортивный самолётик.

— Может, лучшей и нету на свете калитки в Ничто, — пробормотал Гаев.

— Куда калитки? — не понял пилот.

— Да нет, это я так… Ни хрена он, паря, не пьяный…

Маленький красный снаряд ломил на таран.

— Ну так сворачивай, блядь, сворачивай, — вдруг заорал Гаев. Он понял, что до столкновения остаются считанные секунды…

Пилот вдруг заплакал. Нижняя губа его сильно дрожала, и он безуспешно пытался прикусить её верхними зубами.

Гаев уже мог различать через стекло лицо вражеского лётчика. Гаев присвистнул. Матадор…

Гаев сунул руку в штаны, почесать взопревшие яйца, и обнаружил, что в штанах нет члена. Вернее, он был, но совсем маленький, скукожившийся, как сухофрукт, жалкий отросток.

Ссохся от страха.

Хнычущий пилот вдруг кубарем покатился по полу. В кресло перед панелью управления грузно рухнула туша генерала Анисимова.

— Параша! Молокосос! Педрила! Мудозвон! Хуелуп! Сраная харя! — трудно было понять, кому адресовались грозные ругательства генерала.

Матадор понял, что самолёт с волком на борту не собирается избегать тарана. Красный самолётик резко ушёл вправо. В ту же секунду самолёт с волком нырнул в противоположную сторону.

Матадор заложил над полем длинный вираж, чтобы осмотреться и снова выйти на ударную позицию.

Он увидел, что самолёт противника уже набрал высоту и завис в десяти метрах левее и выше.

Самолёт с волчонком завис за левым плечом Матадора. Учитель говорил, что именно за левым плечом дышит обычно смерть.

Гаев, повинуясь приказу Анисимова, вытащил у него из кармана пистолет Макарова, открыл форточку и стал палить в красный силуэт.

Тень от самолёта с волчонком почти сожрала солнце. Матадор понял, что его загнали в ловушку. Или он должен нырять вверх и таранить вражеское брюхо. Или ему придётся клюнуть носом землю.

Поле оборвалось, мимо неслись наперегонки редкие берёзки. Самолёт с волчонком вжимал Матадора в смерть. До земли оставалось не больше пятнадцати метров.

Матадор, сметая верхушки берёзок, бросил руль влево. Самолёт вверху дёрнулся, но повторил манёвр. Самолёт сверху вновь стал теснить Матадора к земле. Матадор видел его грязное брюхо.

Теперь противники летели прямо в солнце. Жёлтый пожар заливал обзор. Медовые блики топили зрение. Матадор зажмурился.

— Залупа! Говнеро! Глистоед! Шноговняк! — орал на всю кабину раскрасневшийся генерал Анисимов. Руки его уверенно сжимали штурвал. Противник уже почти царапал брюхом землю.

Солнце било в глаза. Медовые блики топили зрение. Из марева вдруг выскочил, как чёртик из табакерки, ястреб с широко расправленными крылами.

Ястреб с кривым клювом вонзился в стекло. По стеклу пополз пернатый винегрет. Генерал Анисимов сбросил скорость. Сзади скулил в луже мочи юный пилот. Гаев целовал вытащенный из зарослей чёрных волос на груди массивный золотой крест.

Самолёт с волчонком сбросил скорость. Матадор резко дёрнул на себя ручку управления, и красный самолётик ушёл в небо по высокой дуге.

Мёртвый ястреб застилал полгоризонта. Проклятый враг уже выходил из мёртвой петли и пристраивался в хвост самолёту с волчонком.. Матадор хладнокровно откинул фонарь, выбросил вперёд руку с коротким «Узи».

По обшивке самолёта с волчонком застучал крупный град. Генерал Анисимов счёл за благо плюхнуть машину в тихое озерцо.

— …сенсационное сообщение. По-прежнему чрезвычайно богат внутренний мир русского человека. Эта запись сделана в рентгеновском кабинете. Посмотрите, что обнаружено внутри этого господина…

Арина сделала паузу. Сейчас гаевский редактор поймёт, что происходит что-то не то, и вырубит её из эфира…

— В желудочной полости — небольшая ёмкость, что-то вроде пластикового пакета. В ней — загадочная жидкость красного цвета…

Арина напряжённо смотрела на монитор. Всё в порядке. В аппаратной воображают, что речь идёт о каком-то казусе под рубрикой «Всякая всячина». Ещё три фразы. Их надо выпалить автоматом.

— Разгадка оказалась неожиданной. Эта жидкость — концентрат легендарного наркотика Акварель. Он обнаружен в желудке господина Козлова, личного секретаря Самсона Гаева, президента нашего телеканала. Кассета…

Редактор в ужасе закрыл Арину первой попавшейся заставкой. Как на заказ, это оказалась антинаркотическая реклама. Могильные крестики, выложенные из шприцов и иголок.

…Перед глазами кресты и крути… Напряжение последних дней… Какие-то люди вбегают в студию… Мобильный телефон надрывается…

Арина нажала кнопку приёма. Арина выставила телефонную трубку навстречу разъярённым секьюрити.

— Стоять, падлы, — раздался из чёрной мембраны хриплый и твёрдый голос. — Меня зовут Матадор. Кто тронет девчонку, будет иметь дело со мной.

С утра Мэр вписывал Президента ехать молиться куда-то в Сокольники. В честь двухсотлетия Пушкина там забабахали церкву из хрусталя.

Президент обещал поехать в Сокольники, но передумал. Сказал, что уже дважды на этой неделе молился. Президент решил ещё раз обдумать историю с наркотиками и новыми Указами.

Президент уже больше часа листал докладные и закладные записки. Президент медлил с окончательным решением.

Может, всё-таки вызвать Барышева? Отложить встречу с Анисимовым? Отставить пока Указ? Президент сомневался. Неужели Барышев вынашивал планы наркотического бизнеса?

Сам Президент, что называется, никогда не брал в рот. Как-то это гаденько, подленько — колоть или курить наркотик… Есть в этом что-то увёртливое, пакостливое. Если ты мужик — так наверни стакан без закуси, и вся недолга.

Президент подошёл к огромной карте России, которую подарили ему уральские камнерезы. Родонитовая Сибирь, малахитовый Урал, агатовый Восток, бирюзовая Волга, яшмовая Москва… И этот щенок хочет ввергнуть великую страну в наркотический угар? Не выйдет!

Пальцем в микроб сотру… Но откуда у парня такой кураж?

Или прав Анисимов, когда говорит, что молодёжь окончательно распоясалась? Что Президента вообще не держат за человека и в разговорах между собой называют Крокодилом?

В груди стало нарастать знакомое раздражение: поймать, разорвать, растоптать…

Яшмовая Москва… Позолоченный Кремль… Так, ровно пятнадцать-нуль-нуль.

На пороге кабинета появился секретарь Сергей Сергеевич. Выглядел он несколько смущённо.

— Шта? — нахмурился Президент.

— Господин Президент… Генерала Анисимова нет.

— Как нет? — нахмурился Президент. — Ещё вчера был, я с ним разговаривал. Что же он, звездой накрылся?

Секретарь откашлялся.

— Он летел на спортивном самолёте из Выборга. Вместе с Самсоном Гаевым, вы знаете, этот жирный телевизионщик..

— Ну?

— Не справились с управлением, упали в озеро… — Сергей Сергеевич сделал скорбное лицо. — Всё обошлось, но они сейчас там, в Тверской области…

Президент вдруг захохотал. Затряслись на окнах занавески, ярче стал блеск уральских камней на карте. Секретарь вжался в стеночку. Все знали этот смех Президента.

Величественный, выходящий будто из самих глубин матушки-природы, глубокий, здоровый смех. Министры от этого смеха прятались по чуланам. Депутаты теряли неприкосновенность. Банкиры заползали в свои кошельки.

Это был смех человека, внутреннему взору которого стало ясно всё. Неожиданно, вдруг — он прозревал все следствия и причины и начинал видеть во все стороны света.

— Так, — сказал, наконец, Президент. — А в предбаннике, наверное, торчит Барышев? Просит приёма?

Сергей Сергеевич только развёл руками.

Эпилог.

Акварель для Матадора

Шлейфман с Рундуковым откупорили бутылку «Гжелки» и дёрнули по рюмке, чокнувшись со свинцовым черепом. Коноплянников забивал на диване косяк. В честь победы генерал Барановский разрешил коллективу как следует оттопыриться. Уже помянули Славу Караулова, и Серёжа Сафин пустил Арине на грудь горячую башкирскую слезу, которая скатилась под блузку и приятно обожгла сосок.

— Президент подписал Указ о реорганизации силового блока правительства: Силовое Министерство поглощается Лубянкой. Анисимов оказывается замом Барышева. Генеральный прокурор направил в Выборгскую избирательную комиссию бумагу о вычёркивании Гаева из кандидитов в депутаты. На него заведено Дело о производстве и распространении Акварели. Мы победили, ребята. Ура! — Барановский поднял бокал с морковным соком.

— Ура! — понеслось из разных углов кабинета.

— Слушай, Малыш, — приставал к Малышу Витька Коноплянников, — а катализатор, который придумал твой Игорь, он может ускорять только героин? А кислоту ускорять он не может? Жалко, если такое замечательное открытие никак нельзя по-человечески использовать…

Жора Зайцев, скушав таблетки-сюрприз, угодил в военный госпиталь. В ту самую палату, где уже лежал Володя Потапов. Их ежедневно навещала Галя Мухина, приносила горячие обеды. Лейтенанту Лейкину было приказано охранять Зайцева и, когда он очухается, доставить под конвоем в Москву. У входа в палату дежурило двое солдат — на тот случай, если Гаев с Анисимовым захотят мстить.

— И вот я, значит, делаю рядом с их рубцом свой рубец, подкладываю тампон, другой, а кровь сочится, и запах вдруг странный, — рассказывал Шлейфман об операции над Козловым.

Пакет с Акварелью лопнул в брюшной полости Козлова. Акварель поразила мозг, секретарь впал в глубокую кому. Скорее всего, он не сможет выступить на суде свидетелем гаевских махинаций и никогда уже не сможет выступить ни на каком суде. Но Шлейфман уверял, что теперь Козлов — перспективный научный объект.

Пусю и Ёжикова определили в санаторий при администрации Президента, где в щадящем режиме лечили от опийной зависимости детей высокопоставленных чиновников.

— Наши герои, — Барановский обернулся к Матадору, Арине и Малышу, — исчезают из Москвы на пару месяцев, пока всё не уляжется… Загорают, кушают мороженое, ходят за ягодами…

— Господин генерал, — хором приготовились возражать Малыш с Матадором, но Арина почувствовала, что возражают они скорее из ритуальных соображений. Приказы здесь не обсуждаются. Да Матадор с Малышом и сами, конечно, не прочь поваляться на пляже.

Матадор и Малыш шли по красной ковровой дорожке. Арина чуть отстала и могла наблюдать, как сотрудники Лубянки расходятся в стороны, освобождая Матадору и Малышу путь. По обеим сторонам коридора открывались двери, оттуда высовывались любопытные лица. Все хотели посмотреть на героев.

— Ты мне должен одно желание, — сказал Малыш. — Есть важное дело, я сам не успеваю… Заскочи на Пушку. Там идёт праздничный концерт… Вот фотография…

— Велено везти всех в Шереметьево, — чуть не плакал молоденький лубянский шофёр. — Я должен связаться с генералом и предупредить его об изменении обстановки.

— А это видал? — Малыш показал водителю здоровый кулак. — Хочешь, покажу ещё, что у меня в кобуре и в штанах?

— Слушай, друг, — Матадор тронул водителя за плечо, — не будем ссориться, нам ещё работать вместе. Выпусти Малыша, где он говорит, а нас отвези на Пушку…

Когда Малыш вышел, шофёр осторожно спросил, не поворачивая головы:

— А правда, что генерала Барановского представили к ордену?

— Да что ты?! — воскликнули Матадор и Арина, отрываясь друг от друга. — Мы не знаем. А к какому?

— Я тоже не знаю… Думал, вы знаете…

Шофёр помолчал с полминуты и добавил:

— Говорят, не только генерала представили, а ещё кого-то из вашей группы…

Из кабинета редактора газеты «Известия» в огромном здании на Пушкинской площади хорошо обозревалась праздничная трибуна с почётными гостями.

— Познакомься, это Арина, моя невеста, — сказал Матадор редактору Стасу, своему старому приятелю. — У меня к тебе просьба, — он отвёл Стаса в сторону. — Понимаешь, нам ещё идти на лазерное шоу, домой заскочить некогда, а очень хочется потрахаться… Можно мы у тебя тут, минут десять…

Стас смутился, покраснел, забормотал «конечно, конечно, как же я сам не предложил», забрал со стола какие-то бумажки и удалился…

Малыш, уже добравшись до припаркованного на Петровке серенького «Фольксвагена», вдруг хлопнул себя ладонью по лбу. Малыш забыл отдать Матадору припасённый для него пузырёк. Он со вздохом повернул машину на Север — придётся поймать ребят в Шереметьево. А в Бутово, к отцу изобретателя Игоря Кузнецова, которому надо дать денег и уведомить, что сын выполняет важное государственное задание, придётся ехать позже.

Янаулов стоял вторым слева. Матадор внимательно осмотрел его через оптический прицел, сравнил с фотографией.

«Мерзкая рожа, но не хуже других», — подумал он.

Арина нежно трогала его сзади за яйца, мешала целиться.

Пуля попала точно в нос. Одним чиновным вором стало в Москве меньше.

— «Волга» 753, чёрного цвета. В машине два пассажира. Подъезжает к площади Белорусского вокзала. Осторожно следуйте сзади, ждите дальнейших указаний…

Малыш чертыхнулся. Звуки в старенькой рации шипели, как сало на сковородке. Интересно, догадался ли Матадор включить в своей машине пеленгатор? Знает ли он, что его засекли на Пушке?

Серый «Фольксваген» догнал чёрную «Волгу» в районе метро «Аэропорт». Опытный Малыш некоторое время держался сбоку, вычислил преследователей Матадора: такси с рекламой «Русского бистро» на крыше, любимый транспорт секьюрити московской мэрии, и огромный джип. Аккуратно сменил ряд, оказался на очередном светофоре рядом с лубянской «Волгой». Тихонько свистнул в приоткрытое окно. Водила молодец, услышал, но не дёрнулся. Только ухо навострил.

— Вашего человека убили агенты Лубянки, — настойчиво говорил Мэру высокий мужчина в тёмных очках. — Через десять минут мы возьмём их живыми. Без шума. Нужно объяснить Президенту, что это убийство — первое последствие опускания Анисимова…

Мэр вздохнул. Ему только что доложили, что Президент, собираясь на праздник, уже дважды поднял по полстакана за Пушкина и ещё полстакана за Арину Родионовну. На Красную площадь привезут двойника.

— Третий поворот налево, — быстро произнёс Малыш, — там под арку с вывеской «Глазки и замки». Тут же тормози, оставляй ключ и все бегите в мою машину. Я в вашу. Подробности письмом.

Зажёгся зелёный. Малыш отвалил в сторону, под мост, чтобы добраться до «Глазков и замков» другим путём.

Чёрная «Волга» вдруг рванула влево, под красный свет, прямо под носом у трамвая. Джип быстро среагировал на побег, но только ткнул в борт дружеское такси.

В подворотне было пусто, ни единого человека. Дверцы «Фольксвагена» были распахнуты, Малыш стоял рядом.

— Держите пузырь, — прыгая за руль «Волги», Малыш сунул что-то в ладонь Арине, — выпьете за моё здоровье.

На Ленинградском шоссе, у поворота на Химки, такси и джип догнали бежавшую «Волгу». Разъярённый водитель джипа попытался сбросить «Волгу» с трассы. Малыш ушёл от удара, но тут же врезался в такси с «Русским бистро». Три машины взорвались одновременно. Десятиметровый столб огня и дыма вознёсся к небу. Из пламени выскочило и долго катилось по шоссе пылающее колесо.

Спустя несколько секунд мимо места аварии проехал серый незаметный «Фольксваген».

— Он просил выпить за его здоровье. А получилось, что мы его поминаем…

Арина разжала ладонь. Матадор увидел пузырёк с ярко-красной жидкостью. Капля упала в стакан минералки и расцвела там причудливым багровым цветком.

Двигаясь по посадочной трубе в салон самолёта, Матадор подумал, что труба похожа на тюремный коридор. А человек в зелёном пограничном кителе у поворота — на надсмотрщика…

Руки Матадора превратились в мощные крылья боинга, два глаза слились в один фонарь на носу самолёта.

Матадор низко летел над взлётной полосой, так низко, что хорошо видел трещины в бетоне. Сквозь трещины пробивалась трава. В одном месте он заметил засохший одуванчик.

Матадор резко ушёл вверх, аэродром превратился в футбольное поле, в хоккейную площадку, в носовой платок.

Арина сдвинулась вниз по сиденью, рука Матадора легла поверх лобка. Сквозь колготки и трусы он начал гладить пальцами Аринины губы, нащупал клитор. Арина замурлыкала. Между ног у Арины стало влажно, отрадно и горячо.

Щёлкнула задвижка туалета. Арина рывком стянула трусы и колготки, оперлась руками о стенку. Горячие ягодицы прижались к брюкам Матадора. Он отстранился, схватил в каждую ладонь по румяной булочке и несколько раз сильно сжал. Несколько раз сильно сжал, пытаясь достать оттопыренными указательными пальцами до лакомой щели.

Матадор стал идеальным обтекаемым серебристым снарядом, мчащимся по бесконечной магистрали. Сзади, в возбуждённых соплах, трепетали языки реактивной пыли. Языки реактивной пыли слились в один, превратились в блистающий член, который оставлял в бетоне глубокую борозду.

Арина ползла через пропасть по толстому живому бревну. Внизу возникали: пенный ручей, зелёный луг, пыльная автострада. Живое бревно ходило ходуном, Арина еле удерживалась на его скользких боках. Впереди бревно утолщалось и меняло цвет. Арина рывком достигла спасительного утолщения и тут же утонула в белой пахучей жидкости.

Арина гладила рукой шершавое тело пальмы. Небо в стране, в которой они приземлились, было огромным и голубым. По небу летали три раскалённых солнца. Арина сама стала пальмой, ловя широкими листьями горячее дыхание ветра.

Вокруг бассейна стояли лимонные деревья, качели в форме мягкого диванчика, два деревянных шезлонга. На круглом крошечном столике — ваза с фруктами. Под одним деревом Арина заметила ведёрко со льдом, из которого выглядывало несколько бутылочных горлышек. В бассейне бил крохотный фонтан.

Ртутное тело Арины струилось в лучах водомёта. В зеркальном теле отражались небо, вода, солнце и Матадор. Арина легла на воду на спину, широко раздвинула ноги. Во влагалище одно за другим таяли зеркала, каждое со своим отражением.

Ветер и дождь вдруг обрушились с небес. Арина расплющила нос о стеклянную дверь, ведущую из дома во двор. Маленькие смерчи раскачивали качели, играли брошенными трусами: большими пёстрыми — Матадора и маленькими розовыми — Арины. Красный персик спрыгнул со столика. Ветер быстро загнал его в воду.

Матадор слился с зелёными узорами на боку пуфика. Он стоял над пуфиком и смотрел вниз, но видел вверх, как если бы смотрел изнутри узоров. На потолке играли ломаные тени. Это дождь, песок и ветер, разбиваясь о дверное стекло, продолжали свой танец на матовом экране потолка.

Арина лежала с плотно закрытыми глазами. На обратной стороне век сливались в клубках пёстрые ленты. Змеи сливались в клубках, выходили из кожи, входили упругими лентами в Арину. Влагалище выплёвывало их обратно: в виде пучка тонких светящихся волокон.

Матадор вдруг взлетел высоко-высоко. Низко-низко, за много километров лежала под ним Арина.

Огромное, сдобное, румяное тело лежало, раскинувшись, на странах, морях и горах. Голова прижала к земле смятое солнце. Вдоль бёдер валялись раздавленные города, похожие на детские конструкторы. Под мышкой дышал вулкан: он даже подпалил кучерявые волоски. У самых врат сладострастия щипали травку чёрно-белые коровы. Через ноги беспорядочно проросла, как лиана, железная дорога.

Матадор резко понёсся вниз, пробил облака, обжёгся о потоки горячего воздуха.

Матадор вошёл в Арину, как к Христу за пазуху. Арина резко подняла ягодицы над простыней. Жёлтая магма потекла по ляжкам. Во влагалище взорвалось маленькое плотное солнце.

Буря за стеклом утихла. Мокрый песок разметало по всему дворику. Три или четыре бледненьких солнца клубились на самом краю горизонта. В бассейне плавали Аринины трусы и два больших персика. Последний порыв ветра сорвал с пальмы охапку брызг и окатил Арину и Матадора с ног до головы.

Матадор внимательно посмотрел на небо, пытаясь понять, в какой стороне находится Россия. Но России, похоже, не было ни в какой стороне.

— Я люблю тебя, Арина, — сказал Матадор.

— Я люблю тебя, Глеб, — сказала Арина.

Оглавление.

Акварель для Матадора. Глава первая. Матадор атакует штаб наркодилеров — Малыша сдали в период борьбы за чистоту ментовских методов и рядов — Русский бандит похож на обезьяну больше, чем негритянский — Матадор проводит ночь как партизан полной луны — Чтобы нарисовать миллион могил, нужно два года — Порция коктейля за $1500 — Почему у мужчин пенисы не отваливаются? — Страшная маска. Глава вторая. Сенсационная статья о новом наркотике — В России надо воровать — Самсон Гаев не любитгомосексуалистов, но соглашается раскручивать Голубого Мальчика — Пепельница наркомаЕжова — Матадор пускается вохоту за Акварелью — Кто такие берсеркеры? — У евреев пухленькие пальцы — Матадору предлагают дешёвый минет — Конь входит в анус. 5. …СЕДОВ БРАЛ ВЗЯТКИ ОТ АУМ-СЕНРИКЁ… …ВСПАРЫВАЯ ЖИВОТ ЖЕРТВЕ, МАНЬЯК ЕЛ КОНФЕТЫ… …КОЛЛЕКТИВНЫЙ САМОУБИЙЦА… АКВАРЕЛЬ. НОВЫЙ СУПЕРНАРКОТИК. ФСБ ОПЯТЬ РАСПИСЫВАЕТСЯ В БЕССИЛИИ. НАРКОТИК, НЕ ИМЕЮЩИЙ АНАЛОГОВ. РОССИЮ ЖДЁТ ПОВАЛЬНОЕ УВЛЕЧЕНИЕ АКВАРЕЛЬЮ? 13. Глава третья. Наркоманы подведут имиджмейкера под монастырь — Акварель — это почти коммунизм — Жабы плющатся дюжинами — Ведущий программы «Вставайте, ребята» блестяще владеет пальцовкой — Взрыв в гольф-клубе — Пятизвёздочный отель для продажного журналиста — Версачеумер за ваши грехи — Мужчинаиз девичьего сна. Глава четвёртая. Шаг в пустоту — Как царю Петру в Амстердаме башню снесло — Пёс-наркоман берёт след — О чём поют журналисты-отморозки? — Поправка 2.15 в Аризоне и Калифорнии — Коммунистыи героин — Смерть депутата — Кто-то хочет напугать Матадора, но не хочет его убивать. 18. 19. 20. Глава пятая. Братья так обрадовались встрече, что отпилили татарину голову — Катализатор смерти — Бандит ошибся, поставив на «Аланию» против «Динамо» — Шрам Матадора — Ледяная принцесса — Лондонские чернушники бьют русского журналиста — От номера телефоназависит жизнь? 23. Глава шестая. Матадор давно не был на танцах — Одноногая чернокожаялесбиянка — Акварель растекается по стране — Силовикиатакуют технодром — Птицы выклёвывают глаза, а рыбы выедают сердца — Восковая фигура изобретателя телефона впервые увидела смерть — На кухне Матадора вырос мак — Что может быть вкуснее шоколадного члена? — Матадор не хочет называть пароль. Глава седьмая. Матадор готов вывернуть матку — Тошнотворное шоу «66 минут» — Матадора подцепили сразу за жабры и яйца — Матадор плюёт на честь воина и долг офицера — Пуся видит мёртвыхмладенцев — Пуся ворует Акварель — Бог спросит строго — Матадор медлит с ответным выстрелом — Сафин идёт по следумаски. ВПЕРВЫЕ В МОСКВЕ. ТОШНОТВОРНОЕ ШОУ. Галя Мухина и Володя Потапов. «66 минут». ТОЛЬКО ДЛЯ КРУТЫХ. ТОЛЬКО ДЛЯ КРУТЫХ, ПОНЯЛ!? Глава восьмая. Демонический Министр — «Таместь пуля, которой убили отца» — Чемпион Думы по компьютерным играм оказался коммунистом — Коричневая кровь немецкого гражданина — Матадорвпервые видит влагалище изнутри — Крыльцо для электронов — Дикий чечен по прозвищу Кинг-Конг — Гаев жаждет депутатской неприкосновенности — Голову Янаулову, пожалуй, не отрежут, но легче ему от этого не станет. 36. Глава девятая. Библия предвещает огненную гибель — Матадор спешит на свидание — Главный Шаман мог бы жить? — Ёжикову не нравится вкамере с уголовниками — Д'Артаньян: семь раз миледи + один раз горничную — Пасьянс Мария-Антуанетта не сойдётся никогда — Арине является призрак Матадора — Вице-премьертащится от румяной гимназистки — Друзья встречаются вновь. Глава десятая. Киллер погиб, не узнав, кто его отец — Государственный переворот в прямом эфире — Конец подпольной лаборатории — Пусязаговорил, и не только — Дубичев готовит Матадору смерть в газовой камере — К трупу говноне липнет. Трупу на говно насрать — Клятва Матадора — Девушка с бутылкой — Конецзелёного БМВ. 41. Глава одиннадцатая. Президент обещает большой шухер — Галя закормила Володю до полусмерти — У генералаесть возможность попробовать финку — Матадор стоит дорого: не проще ли его уничтожить? — Подземные приключения команды Малыша — Самая душная смерть. Глава двенадцатая. Зайцева вербуют по спутниковой связи — Арина делает предателюгорячий укол — Матадор ищет нравственный ориентир — Прометей подсажен на Акварель — Ястреб спешит на помощь — Матадор бросает самолёт в мёртвую петлю — Смех Президента. Эпилог.