Большая энциклопедия рыбалки. Том второй.

Род Тихоокеанские лососи.

Сима.

Сима (Oncorhynchus masu) встречается только на азиатском побережье Тихого океана. Жилая форма симы обитает в горных реках Японии и Тайваня и занимает экологическую нишу форели, проходная – заходит в реки Японии, Кореи, Сахалина, Приморья и Южной Камчатки.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 49. Сима: 1 – самка; 2 – самец.

В водах Приморья сима встречается повсеместно. Это один из самых красивых представителей тихоокеанских лососей, особенно в брачном наряде. Внешне сима похожа на горбушу, но отличается от других лососей наличием по бокам тела темных поперечных полос, меньшим количеством жаберных лучей и богатством цветовой гамм брачного наряда.

В реки Камчатки заходит относительно мелкая сима, не больше 1–2 килограммов. В Приморье достигает более крупных размеров, чем в других регионах – длины 71 см и массы 9 кг. Самые же крупные рыбы идут на нерест в реки Сахалина. Дело в том, что сима рыба теплолюбивая и далеко от нерестовых рек в океан не уходит – чем теплее море, где она нагуливается, тем больше вырастают лососи.

В отличие от остальных тихоокеанских лососей, проходная сима (как и атлантическая кумжа) продолжает питаться в пресной воде. В реки Приморья сима заходит с конца мая по начало сентября, направляясь к нерестилищам, расположенным в верховьях рек и ключевых протоках. Отнерестившись, проходная сима погибает, а молодь живет в реке, скатываясь в море на втором, а иногда на третьем году жизни.

Молодь симы в реке всегда держится на быстром течении, наиболее типичны для ловли этого лосося участки с глубиной 120–150 сантиметров и течением около полуметра в секунду; симу можно найти в понижениях дна, вблизи затонувших деревьев и подмытых берегов.

На реках Приморья симу ловят мало. На Амуре и его притоках рыболовные правила запрещают ловить ее плавными и ставными сетями (разрешенными для других видов тихоокеанских лососей), а спиннингисты облошавшую в реке симу не жалуют – мясо становится невкусным, икра стекленеет. К тому же ход симы никогда не бывает столь массовым, как у ее родственников.

Напротив, сима, нагуливающаяся в море – т. н. «белянка» – желанный трофей спиннингистов. Блеснят с выдающихся в море скалистых мысах, вдоль которых и пролегают тропы нагульной симы. Не меньше добывается симы и троллингистами, с катеров.

Снасти применяются достаточно простые: дешевые китайские спиннинги, а иногда и сохранившиеся советские дюралевые, с «Невскими» инерционными катушками. Леска монофильная диаметром 0,3–0,5 мм, блесны – самодельные колеблющиеся, длиной 10–14 см и весом 20–35 г, желтого и желто-белого цвета. Забросы с берега делаются на расстояние не менее 50–60 м и блесна проводится на глубине от 1 до 5 м, в зависимости от того, на какой глубине держится жирующая сима.

На реках Сахалина ситуация обратная – сима пользуется популярностью как объект любительской рыбалки. Ловят ее по лицензиям, спиннингом на легкие вращающиеся и колеблющиеся блесны, нахлыстом, а чаще всего – обычной поплавочной удочкой, которой облавливают омуты и глубокие плесы, где сима любит останавливаться во время нерестового хода. Поймать симу можно и на червя, желательного навозного, но наилучшей насадкой считаются приманки из икры, так называемые «тампоны» – 2–3 икринки горбуши или самой симы, упакованные в прозрачную капроновую ткань от женских колготок. Если насадки мало, тут же, на месте ловли, вскрывают свежепойманную симу-самку и изготавливают «тампоны» на месте.

Кижуч.

Кижуч (Oncorhynchus kisutch) – крупный представитель тихоокеанских лососей, достигает, по данным ихтиологов, длины 98 см, массы 14 кг.

От других лососей кижуч отличается ярко-серебристым цветом чешуи, брусковатым телом и могучим хвостом, задняя кромка которого в расправленном виде представляет собой прямую черту, перпендикулярную телу рыбы.

Ареал кижуча расположен севернее ареала симы – он обитает от реки Анадырь вдоль камчатского побережья до рек северо-западной части Охотского моря, и лишь изредка заходит в воды Сахалина.

Нерестится кижуч на третьем или четвертом годах жизни, после чего погибает. Ход в реки продолжается с конца июня по декабрь. На Камчатке различают летнего, осеннего и зимнего кижуча. Летний нерестится в сентябре-октябре; осенний – в ноябре-декабре; зимний – в декабре-феврале. Во время нереста и самцы и самки становятся тёмно-малиновыми. Основная масса молоди скатывается в море на втором году жизни и очень редко на 3-м и 4-м. В некоторых озёрах кижуч образует жилую форму, не выходящую в море.

Большая энциклопедия рыбалки. Том второй

Рис. 50. Тихоокеанские лососи: 1 – кижуч (самец); 2 – кижуч (самка); 3 – кета (самец); 4 – кета (самка); 5 – чавыча (самка); 6 – нерка (самка); 7 – нерка (самец); 8 – горбуша (самец); 9 – горбуша (самка).

Довелось мне как-то видеть в «Диалогах о рыбалке» сюжет о ловле кижуча на одной из камчатских рек. Два рыболова механически, со скучающими лицами забрасывали блесны в реку с абсолютно безлюдными берегами, но буквально кипевшую от идущих на нерест рыб. Через два заброса на третий блесны возвращались с рыбой – иногда схватившей блесну пастью, иногда забагренной под жабры или за брюхо… Скучная рыбалка. Не азартная.

Но в местах не столь малолюдных, как Камчатка, – в Магаданской области – поймать кижуча уже не так просто.

Массовый ход кижуча в магаданские реки приходится на конце августа – начале сентября, ловят его по лицензиям в реке Оле и некоторых других.

Снасть – спиннинг длиной около 3 м, с катушкой «Невская» и достаточно жесткий – пасть у кижуча костистая и чтобы пробить ее тройником, нужна сильная подсечка. Леска диаметром 0,4–0,5 мм и выше, до 1 мм. Блесны колеблющиеся самодельные, типа «Уральская» и «Норич». Иногда используют вращающиеся блесны, в таком случае в оснастку вводится грузило весом около 100 г. Поводок с грузилом привязывается к одному концу коромысла из сталистой проволоки, поводок с блесной – к другому.

Ловля пассивная – блесну «кладут» в быструю струю, не дающую приманке опуститься на дно, ставят катушку на тормоз и терпеливо ждут, когда кижуч соизволит клюнуть. Сопротивляется подсеченная рыба, как и все лососи, достаточно упорно, но те, кто ловит на толстые лески, тащат ее из реки напролом, как репу из грядки.

Иногда используют самоловные снасти, нечто в вроде европейских «дурилок» и «тычек» для ловли семги – забрасывают в речку толстый шнур с тяжелым грузом-камнем и несколькими поводками с блеснами; кижуч, наколовшись на тройник, делает после хватки резкий рывок и подсекает себя сам.

Кета.

Кета (Oncorhynchus keta) – второй по численности после горбуши вид тихоокеанских лососей, а по популярности среди рыболовов-любителей, пожалуй, первый. Дело в том, что на нерест кета идет в достаточно людные (по дальневосточным меркам) места – поднимается по Амуру и его притокам, порой проделывая путь в тысячи километров до нерестилищ…

Длина тела кеты до 1 м, вес по данным ихтиологов достигает 14 кг, рыболовы называют иные цифры – рыбины крупнее 9-10 кг им не попадаются, обычный вес в уловах – 4–5 кг. От горбуши, чавычи кета отличается полным отсутствием пятнышек на спине и хвостовом плавнике, от кижуча – узким хвостом, почти вдвое меньшей ширины.

За время нерестового хода кета постепенно лошает, подобно семге: меняется окраска, увеличивается высота тела, челюсти удлиняются и изгибаются, на них появляются мощные зубы.

Существуют летние и осенние формы кеты. Осенняя кета в Амуре крупнее, плодовитее и проделывает в пресной воде дальний путь к отдаленным нерестилищам, нерест происходит с сентября по декабрь. У летней кеты нерестилища расположены ближе, а нерест происходит в июле-августе.

Процесс икромета не отличается от размножения других лососей: на быстрых местах с галечниковым грунтом самки строят «гнездо» – ударами хвоста выбивают ямки, вымётывают икру, засыпают её галечником и несколько дней охраняют. После нереста кета погибает.

В реках кета перестает питаться, но инстинктивно хватает мелких рыбок, ракообразных – всех, кто может повредить икре и малькам. На этом основана ее ловля спиннингом и нахлыстом (на крупных, ярко окрашенных мух). Но этими снастями в основном ловят в небольших притоках Амура, на самой же великой реке главная любительская ловля производится плавными сетями, по лицензиям.

Сети на Амуре разрешены достаточно длинные, в основном свыше 100 м (река протекает через несколько регионов, и рыболовные правила в них разнятся). Для ловли используют сети-трехстенки с ячеей 60–65 мм, огружая их так, чтобы сеть плыла по течению в придонном слое, слегка задевая грузилами дно. Тони на Амуре протяженные, многокилометровые, и наиболее удобно ловить с моторок, – однако ловят и с гребных лодок, и даже с надувных, ловля кеты во время осеннего хода весьма выгодное занятие, позволяющее и окупить лицензию стоимостью 600 рублей, и заработать на продаже излишков рыбы. Хоть правила и называют этот вид ловли любительским, правильнее звать его полупромысловым, – и надо заметить, что такой промысел помог многим семьям дальневосточников продержаться в трудные 90-е годы.

В верховьях, непосредственно у нерестилищ, кету добывают ловушками – сетными и сваренными из толстой металлической проволоки, но эта ловля уже браконьерская, лицензии на нее не выдаются.

Чавыча.

Если семга считается королевой атлантических лососей, то чавыча (Oncorhynchus tshawytscha) по праву заслужила такой же титул среди лососей тихоокеанских. Размерами чавыча не уступает семге – вырастает до полутора метров, а рекордный по весу экземпляр потянул 61,2 кг. Правда, пойман он был в американских водах (западная популяция чавычи отличается большей величиной рыб), но и в наших реках попадались экземпляры свыше 40 кг.

И по трудности ловли чавычу не сравнить с горбушей и кижучем, для поимки которых не требуется особых умений, и вкусом своего темно-красного мяса чавыча превосходит родственников-лососей. В общем, недаром американцы называют ее king salmon – королевский лосось.

От других лососей чавыча отличается менее ярким брачным нарядом – лишь самец во время нереста меняет окраску и становится черноватым, с красными пятнами. Некрупную чавычу можно спутать с кижучем, но для чавычи характерны черные десны на нижней челюсти, а мелкие темные пятнышки покрывают не только ее спину и хвостовой стебель, но и обе лопасти хвостового плавника.

Нерестится чавыча один раз в жизни, как и другие тихоокеанские лососи, но некоторые экземпляры перед тем нагуливаются в океане до 7 лет, чем и объясняются их внушительные размеры. Нерест происходит обычным для лососей порядком (со строительством гнезд-нерестилищ и т. д.), но молодь скатывается в море на удивление быстро, после месяца или полутора месяцев пресноводной жизни.

Российская популяция чавычи заходит на нерест в р. Анадырь, в небольшом количестве в Амур, в реки Командорских островов, но самый массовый ход – на реках Камчатки.

Камчатский полуостров буквально изрезан реками, их там более 400, не считая ручьев, и на многих нет ни одного поселения и люди появляются один раз в несколько лет. В таких заповедных местах и продолжает свой род чавыча, но и там ее преследуют неугомонные рыболовы, больно уж завидная добыча – организуются платные туры для богатых спортсменов, ловят чавычу и немногочисленные местные жители.

К. Кузищин опубликовал в «Рыболов Elite» статью «Ловля чавычи», на редкость подробную и полную (что неудивительно, автор по роду работы семь сезонов провел в самых заповедных местах Камчатки). Ниже очень кратко пересказываются основные положения этой статьи.

Главная снасть для ловли камчатской чавычи – спиннинг, нахлыст в результате многих опытов был признан малопригодным (хотя на реках Аляски именно нахлыстом ловится большая часть чавычи, добываемой спортсменами).

Местные камчатские рыболовы ловят достаточно примитивными снастями, спиннингами с «Невскими» катушками и самодельными колеблющимися блеснами, не признавая воблеров и джиг-приманок. Лески применяют самые толстые и все равно крупная чавыча нередко выходит победительницей из схваток со спиннингистами.

Сам автор статьи ловил достаточно современными снастями и приманками, о чем и составил подробный отчет.

Чавыча заходит на нерест в реки и становится доступной для спиннингистов в мае, а сам нерест происходит в начале августа, после чего все рыбы гибнут. Самое лучшее время ловли – в разгар хода чавычи, со второй недели июня по первую неделю июля. Сразу после захода из океана чавыча игнорирует все приманки и лишь привыкнув к пресной воде и начав путь к верховьям, достаточно активно атакует блесны.

Инстинкт самосохранения у чавычи развит очень хорошо и ведет она себя скрытно, особенно в небольших реках, где выбирает для хода и стоянок очень трудные для ловли места.

Хорошие результаты в поединках с осторожной леской показали плетеные шнуры «BERKLEY FireLine», – на шнур этой фирмы диаметром 0,2 мм с тестом 13 кг автор успешно вытаскивал чавычу даже весом 16–18 кг.

Из блесен наилучшими оказались MEPPS Aglia Long № 3 и № 4 с серебристым лепестком, без всякой окраски. Они – самые универсальные для камчатской рыбалки и годятся для ловли всех видов лососей.

Яркие блесны Aglia Tiger (2) Aglia Flu Orange № 3 (4) или № 4 хороши в конце сезона, для ловли чавычи в среднем течении реки.

Из воблеров наиболее результативными оказались австралийские HALCO либо серебристой окраски, либо с ярко-розовой спиной и белым брюшком. Эти воблеры обычно имеют сменные лопасти – одна для работы на глубине 3–5 м, другая – на 6–8 м.

Кроме «австралийцев», успешно работали и воблеры от RAPALA, и совсем неожиданно сработали воблеры DUEL Flat Crank.

Чавыча почти никогда не заглатывала блесну или воблер, чаще всего крючки зацепляются за вершину верхней или нижней челюсти, реже – в угол рта.

Как и семга, чавыча совершает выходы за приманками – если блесна оказывалась в зоне интересов активной рыбины, то поднимается иногда до приповерхностного слоя.

Еще одна интересная особенность – не случается поклевок при забросе блесны вверх по течению. Этот прием хорошо работает при ловле многих лососей, как тихоокеанских, так и европейских – семги и кумжи, но на чавычу он не действует.

Чавыча клюет своеобразно, ее трудно спутать с какой-нибудь другой рыбой. Поклевка ощущается как уверенная остановка блесны или воблера, удилище упруго сгибается почти до рукоятки. Через короткую паузу в 1–2 секунды следуют два коротких, но очень мощных потяга. Тут главное – крепко держать удилище в руках.

Обычно после подсечки крупная чавыча делает длинный быстрый рывок вниз по течению и лишь в редких случаях совершает резкий короткий бросок в сторону стрежня реки. При рывке вниз по течению рыба забирает 60–70 м шнура буквально за нескольких секунд.

Нерка.

Нерка, или красная нерка[(Oncorhynchus nerka) – тихоокеанский лосось, достигающий 80 см, вес обычно 1,5–3,5 кг, максимальный зарегистрированный – 7,7 кг.

Нерка размерами и формой тела напоминает кету, но отличается окраской: во время нерестового хода нерка принимает весьма экстравагантную расцветку – ярко-красное тело и зеленая голова.

В отличие от других тихоокеанских лососей, нерестящихся в реках, нерки мечут икру в проточных, соединенных с океаном озёрах, обязательно в местах выхода ключей.

Заход нерки в реки как правило начинается в мае и продолжается до конца июля. Мясо у нерок не розовое, как у других лососевых, а ярко-красного цвета, что объясняется особенностями питания – эти лососи предпочитают мелкой рыбе рачков-калянид, окрашивающих мясо нерки пигментом, содержащимся в их панцире.

Как и чавыча, нерка наиболее многочисленна у берегов Камчатки, реже встречается на севере Охотского моря и у берегов восточного Сахалина.

Любительская ловля нерки мало отличается от ловли других тихоокеанских лососей. Основные снасти: ставные и плавные сети, спиннинг, нахлыст и поплавочная удочка (насадки – креветки, черви, икра).

Горбуша.

Горбуша (Oncorhynchus gorbuscha), самый мелкий представитель рода тихоокеанских лососей (средняя длина тела около 0,5 м, вес около 1,5 кг) и в то же время самый многочисленный. Почти вся икра, продающаяся в наших магазинах под торговым названием «Икра лососевых рыб», на деле принадлежит одной лососевой рыбе, горбуше. Нередко горбуша занимается невольным самозванцем – выступает в роли малосольной семги у недобросовестных производителей и продавцов.

Водится горбуша в северной части Тихого океана до Владивостока на юге, а также в Северном Ледовитом океане до реки Лены на западе, акклиматизирована и в европейских водах, в Баренцевом море.

Идет на нерест горбуша в дальневосточные реки с конца июня до начала августа; сам нерест проходит мелководных местах речек на галечном грунте с середины июля до начала октября, после чего отнерестившиеся лососи погибают. Самцы горбуши отращивают в пресной воде огромный горб, давший название рыбе, и становятся плоскими, как лещ.

Ловят горбушу так же, как и остальных тихоокеанских лососей: сетями, спиннингом на самодельные колеблющиеся блесны весом 20–40 г с тройниками № 8-10. Нахлыстовики горбушу не жалуют – относительно мелка, в пресной воде быстро лошает и слабеет, сопротивляется далеко не так, как другие лососи, особенно слабы самцы.

В Магаданской области ловля сетями разрешена любителям лишь в море, а на реках в ход идут крючковые снасти. На реках Сахалина длина плавных сетей ограничена 20 м, но реки там узкие и этой длины вполне хватает.

Ничего интересного и заманчивого ловля горбуши не представляет – идет в реки эта рыба в таких количествах, что без добычи не останется ни сеть, выставленная абсолютно неправильно, ни блесна, заброшенная с закрытыми глазами – горбуша на нее не клюнет, так забагрится. Многие рыболовы-спиннингисты и не добиваются поклевки, увеличивают размер тройника на блесне и делают после заброса вслепую резкие рывки удилищем, в густой стае горбуши что-нибудь да зацепится…

Вот небольшая зарисовка очевидца, иллюстрирующая ход горбуши на реках Сахалина:

«Лов горбуши в устьях нерестовых рек ведется настолько примитивно, что невольно возникает вопрос, откуда берется такая цена на эту рыбу, даже в магазинах острова. Реку перегораживают сеткой, сплетенной чуть ли не из бельевых веревок, чтобы задержать рыбу, идущую вверх по течению. Горбуша быстро скапливается подле искусственной преграды в огромном количестве. На берегу стоит автокран, к стреле которого через трос прикреплена квадратная рама, сваренная из толстых труб, с сеткой. Рама опускается в воду. Горбуша моментально занимает водное пространство над ней. Кран поднимает раму, в сетке которой оказывается не менее тонны рыбы, и вываливает рыбу в кузова стоящих в очереди грузовиков».

Думаете, наблюдение это сделано давно, во времена царя Гороха или хотя бы «сталинского изобилия»? Нет, отрывок взят из статьи, написанной в двадцать первом веке (И. Шпрыгин, «Самый дальний…») опубликованной в журнале «Охотничий и рыболовный сафари», № 6(11)/2001.

Такая вот рыбалка…