Христианские притчи.

Ветхозаветные притчи.

Христианские притчи

О жертвоприношении Авраама.

Бог искушал Авраама и сказал ему:

– Авраам!

Он сказал:

– Вот я.

Бог сказал:

– Возьми сына твоего, единственного твоего, которого ты любишь, Исаака; и пойди в землю Мориа и там принеси его во всесожжение на одной из гор, о которой Я скажу тебе.

Авраам встал рано утром, оседлал осла своего, взял с собою двоих из отроков своих и Исаака, сына своего; наколол дров для всесожжения и, встав, пошел на место, о котором сказал ему Бог.

На третий день Авраам возвел очи свои и увидел то место издалека.

И сказал Авраам отрокам своим:

– Останьтесь вы здесь с ослом, а я и сын пойдем туда и поклонимся, и возвратимся к вам.

И взял Авраам дрова для всесожжения, и возложил на Исаака, сына своего; взял в руки огонь и нож, и пошли оба вместе. И начал Исаак говорить Аврааму, отцу своему, и сказал:

– Отец мой!

Он отвечал:

– Вот я, сын мой.

Он сказал:

– Вот огонь и дрова, где же агнец для всесожжения?

Авраам сказал:

– Бог усмотрит Себе агнца для всесожжения, сын мой.

И шли далее оба вместе.

И пришли на место, о котором сказал ему Бог; и устроил там Авраам жертвенник, разложил дрова и, связав сына своего Исаака, положил его на жертвенник поверх дров.

И простер Авраам руку свою и взял нож, чтобы заколоть сына своего. Но Ангел Господень воззвал к нему с неба и сказал:

– Авраам! Авраам!

Он сказал:

– Вот я.

Ангел сказал:

– Не поднимай руки твоей на отрока и не делай над ним ничего, ибо теперь Я знаю, что боишься ты Бога и не пожалел сына твоего, единственного твоего, для Меня.

И возвел Авраам очи свои и увидел: и вот, позади овен, запутавшийся в чаще рогами своими. Авраам пошел, взял овна и принес его во всесожжение вместо Исаака, сына своего. И нарек Авраам имя месту тому: Иегова-ире (Господь усмотрит). Посему и ныне говорится: на горе Иеговы усмотрится.

И вторично воззвал к Аврааму Ангел Господень с неба и сказал:

– Мною клянусь, говорит Господь, что, так как ты сделал сие дело и не пожалел сына твоего, единственного твоего, для Меня, то Я благословляя благословлю тебя и умножая умножу семя твое, как звезды небесные и как песок на берегу моря; и овладеет семя твое городами врагов своих; и благословятся в семени твоем все народы земли за то, что ты послушался гласа Моего.

(Быт. 22:1—18).

О переходе через Красное море.

Сказал Господь Моисею, говоря:

– Скажи сынам Израилевым, чтобы они обратились и расположились станом пред Пи-Гахирофом, между Мигдолом и между морем, пред Ваал-Цефоном; напротив его поставьте стан у моря. И скажет фараон народу своему о сынах Израилевых: они заблудились в земле сей, заперла их пустыня. А Я ожесточу сердце фараона, и он погонится за ними, и покажу славу Мою на фараоне и на всем войске его; и познают все Египтяне, что Я – Господь.

И сделали так.

И возвещено было царю Египетскому, что народ бежал; и обратилось сердце фараона и рабов его против народа сего, и они сказали:

– Что это мы сделали? Зачем отпустили Израильтян, чтобы они не работали нам?

Фараон запряг колесницу свою и народ свой взял с собою; и взял шестьсот колесниц отборных и все колесницы Египетские, и начальников над всеми ими. И ожесточил Господь сердце фараона, царя Египетского и рабов его, и он погнался за сынами Израилевыми; сыны же Израилевы шли под рукою высокою. И погнались за ними Египтяне, и все кони с колесницами фараона, и всадники, и все войско его, и настигли их расположившихся у моря, при Пи-Гахирофе пред Ваал-Цефоном.

Фараон приблизился, и сыны Израилевы оглянулись, и вот, Египтяне идут за ними: и весьма устрашились и возопили сыны Израилевы к Господу, и сказали Моисею:

– Разве нет гробов в Египте, что ты привел нас умирать в пустыне? Что это ты сделал с нами, выведя нас из Египта? Не это ли самое говорили мы тебе в Египте, сказав: «Оставь нас, пусть мы работаем Египтянам»? Ибо лучше быть нам в рабстве у Египтян, нежели умереть в пустыне.

Но Моисей сказал народу:

– Не бойтесь, стойте – и увидите спасение Господне, которое Он соделает вам ныне, ибо Египтян, которых видите вы ныне, более не увидите вовеки; Господь будет поборать за вас, а вы будьте спокойны.

И сказал Господь Моисею:

– Что ты вопиешь ко Мне? Скажи сынам Израилевым, чтоб они шли, а ты подними жезл твой и простри руку твою на море, и раздели его, и пройдут сыны Израилевы среди моря по суше; Я же ожесточу сердце фараона и всех Египтян, и они пойдут вслед за ними; и покажу славу Мою на фараоне и на всем войске его, на колесницах его и на всадниках его; и узнают все Египтяне, что Я – Господь, когда покажу славу Мою на фараоне, на колесницах его и на всадниках его.

И двинулся Ангел Божий, шедший пред станом сынов Израилевых, и пошел позади их; двинулся и столп облачный от лица их и стал позади их; и вошел в средину между станом Египетским и между станом сынов Израилевых, и был облаком и мраком для одних и освещал ночь для других, и не сблизились одни с другими во всю ночь. И простер Моисей руку свою на море, и гнал Господь море сильным восточным ветром всю ночь, и сделал море сушею, и расступились воды. И пошли сыны Израилевы среди моря по суше: воды же были им стеною по правую и по левую сторону.

Погнались Египтяне, и вошли за ними в средину моря все кони фараона, колесницы его и всадники его. И в утреннюю стражу воззрел Господь на стан Египтян из столпа огненного и облачного и привел в замешательство стан Египтян; и отнял колеса у колесниц их, так что они влекли их с трудом. И сказали Египтяне:

– Побежим от Израильтян, потому что Господь поборает за них против Египтян.

И сказал Господь Моисею:

– Простри руку твою на море, и да обратятся воды на Египтян, на колесницы их и на всадников их.

И простер Моисей руку свою на море, и к утру вода возвратилась в свое место; а Египтяне бежали навстречу воде. Так потопил Господь Египтян среди моря. И вода возвратилась и покрыла колесницы и всадников всего войска фараонова, вошедших за ними в море; не осталось ни одного из них.

А сыны Израилевы прошли по суше среди моря: воды были им стеною по правую и стеною по левую сторону. И избавил Господь в день тот Израильтян из рук Египтян, и увидели сыны Израилевы Египтян мертвыми на берегу моря. И увидели Израильтяне руку великую, которую явил Господь над Египтянами, и убоялся народ Господа и поверил Господу и Моисею, рабу Его.

(Исх. 14:1—31).

Гибель Самсона.

Полюбил Самсон одну женщину, жившую на долине Сорек; имя ей Далида. К ней пришли владельцы Филистимские и говорят ей:

– Уговори его, и выведай, в чем великая сила его и как нам одолеть его, чтобы связать его и усмирить его; а мы дадим тебе за то каждый тысячу сто сиклей серебра.

И сказала Далида Самсону:

– Скажи мне, в чем великая сила твоя и чем связать тебя, чтобы усмирить тебя?

Самсон сказал ей:

– Если свяжут меня семью сырыми тетивами, которые не засушены, то я сделаюсь бессилен и буду как и прочие люди.

И принесли ей владельцы Филистимские семь сырых тетив, которые не засохли, и она связала его ими. (Между тем один скрытно сидел у нее в спальне.) И сказала ему:

– Самсон! Филистимляне идут на тебя.

Он разорвал тетивы, как разрывают нитку из пакли, когда пережжет ее огонь. И не узнана сила его.

И сказала Далида Самсону:

– Вот, ты обманул меня и говорил мне ложь; скажи же теперь мне, чем связать тебя?

Он сказал ей:

– Если свяжут меня новыми веревками, которые не были в деле, то я сделаюсь бессилен и буду, как прочие люди.

Далида взяла новые веревки и связала его и сказала ему:

– Самсон! Филистимляне идут на тебя. (Между тем один скрытно сидел в спальне.) И сорвал он их с рук своих, как нитки.

И сказала Далида Самсону:

– Все ты обманываешь меня и говоришь мне ложь; скажи мне, чем бы связать тебя?

Он сказал ей:

– Если ты воткешь семь кос головы моей в ткань и прибьешь ее гвоздем к ткальной колоде, то я буду бессилен, как и прочие люди.

И усыпила его Далида на коленях своих. И когда он уснул, взяла Далида семь кос головы его, и прикрепила их к колоде, и сказала ему:

– Филистимляне идут на тебя, Самсон!

Он пробудился от сна своего и выдернул ткальную колоду вместе с тканью; и не узнана сила его.

И сказала ему Далида:

– Как же ты говоришь: «люблю тебя», а сердце твое не со мною? Вот, ты трижды обманул меня, и не сказал мне, в чем великая сила твоя.

И как она словами своими тяготила его всякий день и мучила его, то душе его тяжело стало до смерти. И он открыл ей все сердце свое, и сказал ей:

– Бритва не касалась, головы моей, ибо я назорей Божий от чрева матери моей; если же остричь меня, то отступит от меня сила моя; я сделаюсь слаб и буду, как прочие люди.

Далида, видя, что он открыл ей все сердце свое, послала и звала владельцев Филистимских, сказав им:

– Идите теперь; он открыл мне все сердце свое.

И пришли к ней владельцы Филистимские и принесли серебро в руках своих.

И усыпила его Далида на коленях своих, и призвала человека, и велела ему остричь семь кос головы его. И начал он ослабевать, и отступила от него сила его. Она сказала:

– Филистимляне идут на тебя, Самсон!

Он пробудился от сна своего, и сказал:

– Пойду, как и прежде, и освобожусь, – а не знал, что Господь отступил от него.

Филистимляне взяли его и выкололи ему глаза, привели его в Газу и оковали его двумя медными цепями, и он молол в доме узников. Между тем волосы на голове его начали расти, где они были острижены. Владельцы Филистимские собрались, чтобы принести великую жертву Дагону, богу своему, и повеселиться, и сказали:

– Бог наш предал Самсона, врага нашего, в руки наши.

Также и народ, видя его, прославлял бога своего, говоря:

– Бог наш предал в руки наши врага нашего и опустошителя земли нашей, который побил многих из нас.

И когда развеселилось сердце их, сказали:

– Позовите Самсона из дома темничного, пусть он позабавит нас.

И призвали Самсона из дома узников, и он забавлял их, и поставили его между столбами.

И сказал Самсон отроку, который водил его за руку:

– Подведи меня, чтобы ощупать мне столбы, на которых утвержден дом, и прислониться к ним.

Отрок так и сделал. Дом же был полон мужчин и женщин; там были все владельцы Филистимские, и на кровле было до трех тысяч мужчин и женщин, смотревших на забавляющего их Самсона.

И воззвал Самсон к Господу и сказал:

– Господи Боже! Вспомни меня и укрепи меня только теперь, о Боже! чтобы мне в один раз отмстить Филистимлянам за два глаза мои.

И сдвинул Самсон с места два средних столба, на которых утвержден был дом, упершись в них, в один правою рукою своею, а в другой левою. И сказал Самсон:

– Умри, душа моя, с Филистимлянами! И уперся всею силою, и обрушился дом на владельцев и на весь народ, бывший в нем. И было умерших, которых умертвил Самсон при смерти своей, более, нежели сколько умертвил он в жизни своей. И пришли братья его и весь дом отца его, и взяли его, и пошли и похоронили его между Цорою и Естаолом, во гробе Маноя, отца его.

(Суд. 16:4–31).

О Давиде и Сауле.

Давид жил в безопасных местах Ен-Гадди. Когда Саул возвратился от Филистимлян, его известили, говоря: «Вот, Давид в пустыне Ен-Гадди». И взял Саул три тысячи отборных мужей из всего Израиля и пошел искать Давида и людей его по горам, где живут серны.

И пришел к загону овечьему, при дороге; там была пещера, и зашел туда Саул для нужды; Давид же и люди его сидели в глубине пещеры.

И говорили Давиду люди его:

– Вот день, о котором говорил тебе Господь: «Вот, Я предам врага твоего в руки твои, и сделаешь с ним, что тебе угодно».

Давид встал и тихонько отрезал край от верхней одежды Саула. Но после сего больно стало сердцу Давида, что он отрезал край от одежды Саула. И сказал он людям своим:

– Да не попустит мне Господь сделать это господину моему, помазаннику Господню, чтобы наложить руку мою на него, ибо он помазанник Господень.

И удержал Давид людей своих сими словами и не дал им восстать на Саула. А Саул встал и вышел из пещеры на дорогу.

Потом встал и Давид, и вышел из пещеры, и закричал вслед Саулу, говоря:

– Господин мой, царь!

Саул оглянулся назад, и Давид пал лицом на землю и поклонился ему. И сказал Давид Саулу:

– Зачем ты слушаешь речи людей, которые говорят: «Вот, Давид умышляет зло на тебя»? Вот, сегодня видят глаза твои, что Господь предавал тебя ныне в руки мои в пещере; и мне говорили, чтоб убить тебя; но я пощадил тебя и сказал: «Не подниму руки моей на господина моего, ибо он помазанник Господа». Отец мой! посмотри на край одежды твоей в руке моей; я отрезал край одежды твоей, а тебя не убил: узнай и убедись, что нет в руке моей зла, ни коварства и я не согрешил против тебя; а ты ищешь души моей, чтоб отнять ее. Да рассудит Господь между мною и тобою, и да отмстит тебе Господь за меня; но рука моя не будет на тебе, как говорит древняя притча: «От беззаконных исходит беззаконие». А рука моя не будет на тебе. Против кого вышел царь Израильский? За кем ты гоняешься? За мертвым псом, за одною блохою. Господь да будет судьею и рассудит между мною и тобою. Он рассмотрит, разберет дело мое и спасет меня от руки твоей.

Когда кончил Давид говорить слова сии к Саулу, Саул сказал:

– Твой ли это голос, сын мой Давид?

И возвысил Саул голос свой, и плакал, и сказал Давиду:

– Ты правее меня, ибо ты воздал мне добром, а я воздавал тебе злом; ты показал это сегодня, поступив со мною милостиво, когда Господь предавал меня в руки твои, ты не убил меня. Кто, найдя врага своего, отпустил бы его в добрый путь? Господь воздаст тебе добром за то, что сделал ты мне сегодня. И теперь я знаю, что ты непременно будешь царствовать, и царство Израилево будет твердо в руке твоей. Итак, поклянись мне Господом, что ты не искоренишь потомства моего после меня и не уничтожишь имени моего в доме отца моего.

И поклялся Давид Саулу. И пошел Саул в дом свой, Давид же и люди его взошли в место укрепленное.

(1 Цар. 24:1—23).

Соломоново решение.

Пришли две женщины блудницы к царю и стали пред ним. И сказала одна женщина:

– О господин мой! Я и эта женщина живем в одном доме. И я родила при ней в этом доме. На третий день после того, как я родила, родила и эта женщина. И были мы вместе, и в доме никого постороннего с нами не было; только мы две были в доме. И умер сын этой женщины ночью, ибо она заспала его. И встала она ночью, и взяла сына моего от меня, когда я, раба твоя, спала, и положила его к своей груди, а своего мертвого сына положила к моей груди. Утром я встала, чтобы покормить сына моего, и вот, он был мертвый. А когда я всмотрелась в него утром, то это был не мой сын, которого я родила.

И сказала другая женщина:

– Нет, мой сын живой, а твой сын мертвый.

А та говорила ей:

– Нет, твой сын мертвый, а мой живой.

И говорили они так пред царем.

И сказал царь:

– Эта говорит: «Мой сын живой, а твой сын мертвый»; а та говорит: «Нет, твой сын мертвый, а мой сын живой». – И сказал царь: – Подайте мне меч.

И принесли меч к царю. И сказал царь:

– Рассеките живое дитя надвое и отдайте половину одной и половину другой.

И отвечала та женщина, которой сын был живой, царю, ибо взволновалась вся внутренность ее от жалости к сыну своему:

– О господин мой! Отдайте ей этого ребенка живого и не умерщвляйте его.

А другая говорила:

– Пусть же не будет ни мне, ни тебе, рубите.

И отвечал царь и сказал:

– Отдайте этой живое дитя и не умерщвляйте его. Она – его мать.

И услышал весь Израиль о суде, как рассудил царь; и стали бояться царя, ибо увидели, что мудрость Божия в нем, чтобы производить суд.

(3 Цар. 3:16–28).

Неразумный юноша.

Однажды смотрел я в окна дома моего, сквозь решетку мою, и увидел среди неопытных, заметил между молодыми людьми неразумного юношу, переходящего площадь близ угла ее и шедшего по дороге к дому ее, в сумерки в вечер дня, в ночной темноте и во мраке. И вот – навстречу к нему женщина, в наряде блудницы, с коварным сердцем, шумливая и необузданная. Ноги ее не живут в доме ее: то на улице, то на площадях, и у каждого угла строит она свои козни.

Она схватила его, целовала его и с бесстыдным лицом говорила ему:

– Мирная жертва у меня: сегодня я совершила обеты мои. Поэтому и вышла навстречу тебе, чтобы отыскать тебя, и – нашла тебя. Коврами я убрала постель мою, разноцветными тканями Египетскими. Спальню мою надушила смирною, алоем и корицею. Зайди, будем упиваться нежностями до утра, насладимся любовью, потому что мужа нет дома: он отправился в дальнюю дорогу; кошелек серебра взял с собою; придет домой ко дню полнолуния.

Множеством ласковых слов она увлекла его, мягкостью уст своих овладела им. Тотчас он шел за нею, как вол идет на убой, и как пес – на цепь, и олень – на выстрел, доколе стрела не пронзит печени его. Как птичка кидается в силки и не знает, что они – на погибель ее.

Итак, дети, слушайте меня и внимайте словам уст моих. Да не уклонится сердце твое на пути ее, не блуждай по стезям ее, потому что многих повергла она ранеными и много сильных убиты ею: дом ее – пути в преисподнюю, нисходящие во внутренние жилища смерти.

(Притч. 7:6—24).

Что всего сильнее?

Сделал царь Дарий большой пир своим подданным и домашним своим и всем вельможам Мидии и Персии, и всем сатрапам и военачальникам, и начальникам подвластных ему стран от Индии и до Эфиопии в ста двадцати семи сатрапиях. И ели и пили и, насытившись, разошлись; царь же Дарий отправился в спальню свою и спал, и потом пробудился.

Между тем трое юношей телохранителей, охранявших тело царя, сказали друг другу:

– Пусть каждый из нас скажет одно слово о том, что всего сильнее? И чье слово окажется разумнее другого, даст тому царь Дарий великие дары и великую награду. И будет тот одеваться багряницею и пить из золотых сосудов, и спать на золоте, и ездить на колеснице с конями в золотых уздах, носить на голове повязку из виссона и ожерелье на шее, и сядет он вторым по Дарии за мудрость свою, и будет называться родственником Дария.

И тотчас, написав каждый свое слово, запечатали и положили под изголовье царя Дария и сказали:

– Когда царь встанет, подадут ему это писание, и за кем признает царь и трое вельмож персидских, что слово его мудрее, тому дастся преимущество, как написано.

Один написал: «Сильнее всего вино». Другой написал: «Сильнее царь». Третий написал: «Сильнее женщины, а над всем одерживает победу истина».

И вот, когда царь встал, подали ему это писание, и он прочитал. И, послав, призвал всех вельмож Персии и Мидии, и сатрапов и военачальников, и начальников областей и советников, и сел в совещательной палате, и прочитано было пред ними писание. И сказал:

– Призовите этих юношей, пусть они объяснят слова свои.

И были призваны и вошли. И сказал им:

– Объясните нам написанное.

И начал первый, сказавший о силе вина, и говорил так:

– О, мужи! Как сильно вино! Оно приводит в омрачение ум всех людей, пьющих его; оно делает ум царя и сироты, раба и свободного, бедного и богатого одним умом; и всякий ум превращает в веселие и радость, так что человек не помнит никакой печали и никакого долга, и все сердца делает оно богатыми, так что никто не думает ни о царе, ни о сатрапе, и всякого заставляет оно говорить о своих талантах. И когда опьянеют, не помнят о приязни к друзьям и братьям и скоро обнажают мечи, а когда истрезвятся от вина, не помнят, что делали. О, мужи! Не сильнее ли всего вино, когда заставляет так поступать?

И, сказав это, замолчал.

И начал говорить второй, сказавший о силе царя.

– О, мужи! Не сильны ли люди, владеющие землею и морем и всем содержащимся в них? Но царь превозмогает и господствует над ними и повелевает ими, и во всем, что бы ни сказал им, они повинуются. Если скажет, чтоб они ополчались друг против друга, они исполняют; если пошлет их против неприятелей, они идут и разрушают горы и стены и башни, и убивают и бывают убиваемы, но не преступают слова царского; если же победят, все приносят царю, что получат в добычу, и все прочее. И те, которые не ходят на войну и не сражаются, но возделывают землю, после посева, собрав жатву, также приносят царю и, понуждая один другого, приносят царю дани. И он один, если скажет убить – убивают; если скажет отпустить – отпускают; сказал бить – бьют; сказал опустошить – опустошают; сказал строить – строят; сказал срубить – срубают; сказал насадить – насаждают; и весь народ его и войско его повинуются ему. Кроме того, он возлежит, ест и пьет и спит, а они стерегут вокруг него и не могут никто отойти и делать дела свои, и не могут ослушаться его. О, мужи! Не сильнее ли всех царь, когда так повинуются ему? – и замолчал.

Третий же, сказавший о женщинах и об истине, – это был Зоровавель, – начал говорить:

– О, мужи! Не велик ли царь, и многие из людей, и не сильно ли вино? Но кто господствует над ними и владеет ими? Не женщины ли? Жены родили царя и весь народ, который владеет морем и землею; и от них родились и ими вскормлены насаждающие виноград, из которого делается вино; они делают одежды для людей и доставляют украшение людям, и люди не могут быть без жен. Если соберут золото и серебро и всякие драгоценности, а потом увидят одну женщину, хорошую лицом и красивую, оставив все, устремляются к ней и, раскрыв рот, смотрят на нее, и все прилепляются к ней более, чем к золоту и серебру и ко всякой дорогой вещи. Человек оставляет воспитавшего его отца и страну свою и прилепляется к жене своей, и с женою оставляет душу, и не помнит ни отца, ни матери, ни страны своей. И из этого должно вам познать, что женщины господствуют над вами. Не подъемлете ли вы трудов и не напрягаете ли усилий, и не отдаете ли и не приносите ли всего женам? Берет человек меч свой и отправляется, чтобы выходить на дороги и грабить и красть, и готов плавать по морю и рекам, льва встречает, и во тьме скитается; но лишь только украдет, похитит и ограбит, относит то к возлюбленной. И более любит человек жену свою, нежели отца и мать. Многие сошли с ума из-за женщин и сделались рабами через них. Многие погибли и сбились с пути и согрешили через женщин. Неужели теперь не поверите мне? Не велик ли царь властью своею? Не боятся ли все страны прикоснуться к нему? Я видел его и Апамину, дочь славного Вартака, царскую наложницу, сидящую по правую сторону царя; она снимала венец с головы царя и возлагала на себя, а левою рукою ударяла царя по щеке. И при всем том царь смотрел на нее, раскрыв рот: если она улыбнется ему, улыбается и он; если же она рассердится на него, он ласкает ее, чтобы помирилась с ним. О, мужи! Как же не сильны женщины, когда так поступают они?

Тогда царь и вельможи взглянули друг на друга, а он начал говорить об истине.

– О, мужи! Не сильны ли женщины? Велика земля, и высоко небо, и быстро в своем течении солнце, ибо оно в один день обходит круг неба и опять возвращается на свое место. Не велик ли тот, кто совершает это? И истина велика и сильнее всего. Вся земля взывает к истине, и небо благословляет ее, и все дела трясутся и трепещут пред нею. И нет в ней неправды. Неправедно вино, неправеден царь, неправедны женщины, несправедливы все сыны человеческие и все дела их таковы, и нет в них истины, и они погибнут в неправде своей; а истина пребывает и остается сильною в век, и живет и владычествует в век века. И нет у ней лицеприятия и различения, но делает она справедливое, удаляясь от всего несправедливого и злого, и все одобряют дела ее. И нет в суде ее ничего неправого; она есть сила и царство и власть и величие всех веков: благословен Бог истины!

И перестал он говорить.

И все возгласили тогда и сказали: велика истина и сильнее всего. Тогда царь сказал ему:

– Проси, чего хочешь, более написанного, и дадим тебе, так как ты оказался мудрейшим, и будешь сидеть подле меня, и будешь называться родственником моим.

(2 Езд. 3:1–4:42).

Новозаветные притчи.

Должник и царь.

Царство Небесное подобно царю, который захотел сосчитаться с рабами своими. Когда начал он считаться, приведен был к нему некто, который должен был ему десять тысяч талантов, а как он не имел, чем заплатить, то государь его приказал продать его, и жену его, и детей, и все, что он имел, и заплатить. Тогда раб тот пал, и, кланяясь ему, говорил:

– Государь! Потерпи на мне, и все тебе заплачу.

Государь, умилосердившись над рабом тем, отпустил его и долг простил ему. Раб же тот, выйдя, нашел одного из товарищей своих, который должен был ему сто динариев, и, схватив его, душил, говоря:

– Отдай мне, что должен.

Тогда товарищ его пал к ногам его, умолял его и говорил: – Потерпи на мне, и все отдам тебе.

Но тот не захотел, а пошел и посадил его в темницу, пока не отдаст долга. Товарищи его, видев происшедшее, очень огорчились и, придя, рассказали государю своему все бывшее. Тогда государь его призывает его и говорит:

– Злой раб! Весь долг тот я простил тебе, потому что ты упросил меня. Не надлежало ли и тебе помиловать товарища твоего, как и я помиловал тебя?

И, разгневавшись, государь его отдал его истязателям, пока не отдаст ему всего долга. Так и Отец Мой Небесный поступит с вами, если не простит каждый из вас от сердца своего брату своему согрешений его.

(Мф. 18:23–35).

Наёмники.

Царство Небесное подобно хозяину дома, который вышел рано поутру нанять работников в виноградник свой и, договорившись с работниками по динарию на день, послал их в виноградник свой. Выйдя около третьего часа, он увидел других, стоящих на торжище праздно, и им сказал:

– Идите и вы в виноградник мой, и что следовать будет, дам вам.

Они пошли.

Опять выйдя около шестого и девятого часа, сделал то же.

Наконец, выйдя около одиннадцатого часа, он нашел других, стоящих праздно, и говорит им:

– Что вы стоите здесь целый день праздно?

Они говорят ему:

– Никто нас не нанял.

Он говорит им:

– Идите и вы в виноградник мой, и что следовать будет, получите.

Когда же наступил вечер, говорит господин виноградника управителю своему:

– Позови работников и отдай им плату, начав с последних до первых.

И пришедшие около одиннадцатого часа получили по динарию. Пришедшие же первыми думали, что они получат больше, но получили и они по динарию и, получив, стали роптать на хозяина дома и говорили:

– Эти последние работали один час, и ты сравнял их с нами, перенесшими тягость дня и зной.

Он же в ответ сказал одному из них:

– Друг! Я не обижаю тебя; не за динарий ли ты договорился со мною? Возьми свое и пойди. Я же хочу дать этому последнему то же, что и тебе. Разве я не властен в своем делать, что хочу? Или глаз твой завистлив оттого, что я добр? Так будут последние первыми, и первые последними, ибо много званых, а мало избранных.

(Мф. 20:1-16).

Зарытый талант.

Человек, который, отправляясь в чужую страну, призвал рабов своих и поручил им имение свое. И одному дал он пять талантов, другому два, иному один, каждому по его силе; и тотчас отправился.

Получивший пять талантов пошел, употребил их в дело и приобрел другие пять талантов. Точно так же и получивший два таланта приобрел другие два.

Получивший же один талант пошел и закопал его в землю и скрыл серебро господина своего.

По долгом времени, приходит господин рабов тех и требует у них отчета. И, подойдя, получивший пять талантов принес другие пять талантов и говорит:

– Господин! Пять талантов ты дал мне; вот, другие пять талантов я приобрел на них.

Господин его сказал ему:

– Хорошо, добрый и верный раб! В малом ты был верен, над многим тебя поставлю; войди в радость господина твоего.

Подошел также и получивший два таланта и сказал:

– Господин! Два таланта ты дал мне; вот, другие два таланта я приобрел на них.

Господин его сказал ему:

– Хорошо, добрый и верный раб! В малом ты был верен, над многим тебя поставлю; войди в радость господина твоего.

Подошел и получивший один талант и сказал:

– Господин! Я знал тебя, что ты человек жестокий, жнешь, где не сеял, и собираешь, где не рассыпал, и, убоявшись, пошел и скрыл талант твой в земле; вот тебе твое.

Господин же его сказал ему в ответ:

– Лукавый раб и ленивый! Ты знал, что я жну, где не сеял, и собираю, где не рассыпал; посему надлежало тебе отдать серебро мое торгующим, и я, придя, получил бы мое с прибылью. Итак, возьмите у него талант и дайте имеющему десять талантов, ибо всякому имеющему дастся и приумножится, а у не имеющего отнимется и то, что имеет. А негодного раба выбросьте во тьму внешнюю: там будет плач и скрежет зубов.

(Мф. 25:14–30).

Бесплодная смоковница.

Когда вышли из Вифании, Иисус взалкал; и, увидев издалека смоковницу, покрытую листьями, пошел, не найдет ли чего на ней. Но, придя к ней, ничего не нашел, кроме листьев, ибо еще не время было собирания смокв.

И сказал ей Иисус:

– Отныне да не вкушает никто от тебя плода вовек!

И слышали то ученики Его.

Поутру, проходя мимо, увидели, что смоковница засохла до корня. И, вспомнив, Петр говорит Ему:

– Равви! Посмотри, смоковница, которую Ты проклял, засохла.

Иисус, отвечая, говорит им:

– Имейте веру Божию, ибо истинно говорю вам, если кто скажет горе сей: «Поднимись и ввергнись в море», – и не усомнится в сердце своем, но поверит, что сбудется по словам его, – будет ему, что ни скажет. Потому говорю вам: все, чего ни будете просить в молитве, верьте, что получите, – и будет вам. И когда стоите на молитве, прощайте, если что имеете на кого, дабы и Отец ваш Небесный простил вам согрешения ваши. Если же не прощаете, то и Отец ваш Небесный не простит вам согрешений ваших.

(Мк. 11:12–14,20-26).

Добрый самаритянин.

Один законник встал и, искушая Иисуса, сказал:

– Учитель! Что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную?

Он же сказал ему:

– В законе что написано? Как читаешь?

Он сказал в ответ:

– Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всею крепостью твоею, и всем разумением твоим, и ближнего твоего, как самого себя.

Иисус сказал ему:

– Правильно ты отвечал. Так поступай, и будешь жить.

Но он, желая оправдать себя, сказал Иисусу:

– А кто мой ближний?

На это сказал Иисус:

– Некоторый человек шел из Иерусалима в Иерихон и попался разбойникам, которые сняли с него одежду, изранили его и ушли, оставив его едва живым. По случаю один священник шел той дорогою и, увидев его, прошел мимо. Также и левит, быв на том месте, подошел, посмотрел и прошел мимо. Самарянин же некто, проезжая, нашел на него и, увидев его, сжалился и, подойдя, перевязал ему раны, возливая масло и вино. И, посадив его на своего осла, привез его в гостиницу и позаботился о нем. А на другой день, отъезжая, вынул два динария, дал содержателю гостиницы и сказал ему: «Позаботься о нем; и если издержишь что более, я, когда возвращусь, отдам тебе». Кто из этих троих, думаешь ты, был ближний попавшемуся разбойникам?

Он сказал:

– Оказавший ему милость.

Тогда Иисус сказал ему:

– Иди, и ты поступай так же.

(Лк.10:25–37).

Притча о блудном сыне.

У одного человека было два сына; однажды сказал младший из них отцу: «Отче! дай мне следующую мне часть имения». И отец разделил им имение.

По прошествии немногих дней младший сын, собрав все, пошел в дальнюю сторону и там расточил имение свое, живя распутно. Когда же он прожил все, настал великий голод в той стране, и он начал нуждаться; и пошел, пристал к одному из жителей страны той, а тот послал его на поля свои пасти свиней; и он рад был наполнить чрево свое рожками, которые ели свиньи, но никто не давал ему. Придя же в себя, сказал: «Сколько наемников у отца моего избыточествуют хлебом, а я умираю от голода. Встану, пойду к отцу моему и скажу ему: отче! я согрешил против неба и пред тобою и уже недостоин называться сыном твоим; прими меня в число наемников твоих».

Встал и пошел к отцу своему. И когда он был еще далеко, увидел его отец его и сжалился; и, побежав, пал ему на шею и целовал его. Сын же сказал ему: «Отче! я согрешил против неба и пред тобою и уже недостоин называться сыном твоим». А отец сказал рабам своим: «Принесите лучшую одежду и оденьте его, и дайте перстень на руку его и обувь на ноги; и приведите откормленного теленка, и заколите; станем есть и веселиться! ибо этот сын мой был мертв и ожил, пропадал и нашелся».

И начали веселиться. Старший же сын его был на поле; и, возвращаясь, когда приблизился к дому, услышал пение и ликование; и, призвав одного из слуг, спросил: «Что это такое?» Он сказал ему: «Брат твой пришел, и отец твой заколол откормленного теленка, потому что принял его здоровым». Он осердился и не хотел войти. Отец же его, выйдя, звал его. Но он сказал в ответ отцу: «Вот, я столько лет служу тебе и никогда не преступал приказания твоего, но ты никогда не дал мне и козленка, чтобы мне повеселиться с друзьями моими; а когда этот сын твой, расточивший имение свое с блудницами, пришел, ты заколол для него откормленного теленка». Отец же сказал ему: «Сын мой! ты всегда со мною, и все мое твое, а о том надобно было радоваться и веселиться, что брат твой сей был мертв и ожил, пропадал и нашелся».

(Лк. 15:11–32).

Судья неправедный.

В одном городе был судья, который Бога не боялся и людей не стыдился. В том же городе была одна вдова, и она, приходя к нему, говорила:

– Защити меня от соперника моего.

Но он долгое время не хотел. А после сказал сам в себе: «Хотя я и Бога не боюсь и людей не стыжусь, но, как эта вдова не дает мне покоя, защищу ее, чтобы она не приходила больше докучать мне».

И сказал Господь:

– Слышите, что говорит судья неправедный? Бог ли не защитит избранных Своих, вопиющих к Нему день и ночь, хотя и медлит защищать их? Сказываю вам, что подаст им защиту вскоре. Но Сын Человеческий, придя, найдет ли веру на земле?

(Лк. 18:2–8).

Фарисей и мытарь.

Два человека вошли в храм помолиться: один фарисей, а другой мытарь.

Фарисей, став, молился сам в себе так:

«Боже! Благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как этот мытарь: пощусь два раза в неделю, даю десятую часть из всего, что приобретаю».

Мытарь же, стоя вдали, не смел даже поднять глаз на небо. Но, ударяя себя в грудь, говорил: «Боже! Будь милостив ко мне грешнику!».

Сказываю вам, что сей пошел оправданным в дом свой более, нежели тот: ибо всякий, возвышающий сам себя, унижен будет, а унижающий себя возвысится.

(Лк.18:10–14).

Нищий Лазарь.

Некоторый человек был богат, одевался в порфиру и виссон и каждый день пиршествовал блистательно. Был также некоторый нищий, именем Лазарь, который лежал у ворот его в струпьях и желал напитаться крошками, падающими со стола богача, и псы, приходя, лизали струпья его.

Умер нищий и отнесен был Ангелами на лоно Авраамово. Умер и богач, и похоронили его. И в аде, будучи в муках, он поднял глаза свои, увидел вдали Авраама и Лазаря на лоне его и, возопив, сказал:

– Отче Аврааме! Умилосердись надо мною и пошли Лазаря, чтобы омочил конец перста своего в воде и прохладил язык мой, ибо я мучаюсь в пламени сем.

Но Авраам сказал:

– Чадо! Вспомни, что ты получил уже доброе твое в жизни твоей, а Лазарь – злое. Ныне же он здесь утешается, а ты страдаешь. И сверх всего того между нами и вами утверждена великая пропасть, так что хотящие перейти отсюда к вам не могут, также и оттуда к нам не переходят.

Тогда сказал он:

– Так прошу тебя, отче, пошли его в дом отца моего, ибо у меня пять братьев; пусть он засвидетельствует им, чтобы и они не пришли в это место мучения.

Авраам сказал ему:

– У них есть Моисей и пророки; пусть слушают их.

Он же сказал: – Нет, отче Аврааме, но если кто из мертвых придет к ним, покаются.

Тогда Авраам сказал ему:

– Если Моисея и пророков не слушают, то если бы кто и из мертвых воскрес, не поверят.

(Лк.16:19–31).

Средневековые притчи.

Глиняные горшки.

Однажды монах пришел к своему наставнику.

– Отче, – сказал он взволнованно, – я давно хожу к тебе и каюсь в грехах, а ты давно наставляешь меня советами. Но я все равно не могу исправиться. Какая же мне польза приходить к тебе, если после наших бесед я все равно раз за разом грешу?

– Сын мой, – ответил учитель, – вот тебе еще один мой совет: возьми два глиняных горшка – один с медом, а другой пустой.

Ученик сделал так, как велел учитель.

– Теперь, – продолжил наставник, – перелей несколько раз мед из одного горшка в другой.

Монах сделал и это. После этого учитель сказал:

– Теперь посмотри на пустой горшок и понюхай его.

– Отче, – отвечал ученик, выполнив волю учителя, – горшок пахнет медом, и там, на донышке, осталось немного густого меда.

– Вот так же и мои наставления оседают в твоей душе. Если ты ради Господа нашего всеблагого усвоишь хоть толику добродетели, то Бог, по милости своей, восполнит их недостаток и спасет твою душу. Подумай, даже обычная хозяйка не насыплет перец в горшок, который пахнет медом. Так и Господь не отринет твою душу, если ты сохранишь хотя бы самые начала праведности.

Следы на песке.

Приснился одному человеку сон, будто идет он по песчаному берегу, а рядом с ним – Господь. А на небе в этот момент одна за другой мелькали картины из его жизни, и после каждой из них человек видел на песке две цепочки следов: одну – от его ног, другую – от ног Господа.

Когда промелькнула последняя картина из его жизни, человек оглянулся на следы на песке и увидел, что цепочка следов Господа несколько раз прерывалась, причем было это тогда, когда человек переживал самые тяжелые и несчастные времена в своей жизни.

Человек сильно расстроился и стал спрашивать Господа:

– Если последую путем Твоим, Ты не оставишь меня: не Ты ли говорил мне это? – спросил он у Господа. – Но я вижу, что в самые трудные времена моей жизни лишь одна цепочка следов тянется по песку. Почему же Ты покидал меня, когда Твоя поддержка была нужна мне больше всего?

– Дитя мое, – отвечал Господь, – я люблю тебя и никогда тебя не покину. Тебе не раз приходилось проходить через горе и испытания. И действительно, в эти моменты только одна цепочка следов тянется по песку. Ведь в это время я нес тебя на руках.

Притча о прощении.

Однажды святого старца пригласили обсудить грехи одного монаха и наказание, которое следовало присудить за эти грехи. Старец поначалу отказался, но потом пришел. На плече его висела дырявая корзина, из которой сыпался песок.

– Что это? – спросили старца. – Скажи нам, отче, зачем тебе эта корзина?

– Это, братья, мои грехи, они сыплются позади меня, – ответил старец. – Но я не смотрю на них, а пришел, как и вы, судить чужие грехи.

Услышав эти слова, братия простила согрешившему.

Отпусти ветку.

Однажды некий человек, идя вдоль обрыва, сорвался вниз. Казалось, что он упадет на самое дно и разобьется, но в последний момент ему удалось схватиться за ветку дерева, росшего из расщелины в скале. Человек висел на ветке, раскачиваясь на холодном ветру, и с каждой секундой все больше понимал безнадежность своего положения: внизу были огромные валуны, наверх же шансов выбраться не было никаких. Силы покидали его, рукам все тяжелее было держаться за ветку.

«Это все, – подумал он, теперь осталась у меня только одна надежда – на Господа, только Он один может спасти меня сейчас. Я никогда не верил в Бога, но я, возможно, ошибался. В конце концов, терять мне нечего…».

И человек решился позвать Господа:

– Боже! Если Ты действительно существуешь, спаси меня, и я буду верить в Тебя!

Ответа не последовало. Через некоторое время человек снова позвал:

– Пожалуйста, Боже! Да, я никогда не верил в Тебя, но спаси меня, и Ты узнаешь, насколько сильной может быть моя вера!

И снова ответом была тишина. Человек было совсем отчаялся, когда вдруг с небес раздался Великий Глас:

– О нет, не обманывай ни себя, ни меня! Ты не будешь верить!

Это произошло так неожиданно, что человек чуть было не выпустил ветку.

– Пожалуйста, Боже, Ты ошибаешься! Я действительно буду верить, я искренен, как никогда! Смотри, ведь мне все равно нечего терять, если Ты не спасешь меня, я через минуту сорвусь вниз и разобьюсь!

– Все вы так говорите, когда вам тяжело, а потом отрекаетесь от своих слов! – отвечал Господь. – И ты не будешь верить!

Человек продолжал умолять. Наконец Бог сказал:

– Хорошо, я спасу тебя. Отпусти ветку.

– Ты хочешь, чтобы я отпустил ветку?! – воскликнул человек. – О нет, я не сделаю этого. Не думаешь ли Ты, что я совсем сошел с ума?..

Твой крест.

Одному человеку казалось, что жизнь его тяжела невероятно и что никто на земле не живет тяжелее его. Тогда пошел он к Богу, рассказал о своих несчастьях и бедах и попросил у Него: «Господи, позволь мне выбрать себе иной крест». Бог посмотрел на человека с улыбкой, завел его в хранилище, где были кресты, и сказал ему: «Вот, смотри и выбирай».

«Каких тут только нет крестов, – удивился человек, зайдя в хранилище. – Большие, маленькие, средние, легкие и тяжелые». Долго он ходил по хранилищу, рассматривал кресты и наконец выбрал себе самый маленький и самый легкий крест. «Можно я его возьму себе», – спросил он у Бога. «Можно, – отвечал Господь, – тем более что это и есть твой собственный крест».

Пропасть.

Шли по дороге люди, каждый из них нес на плече свой крест. Одному человеку все время казалось, что его крест очень тяжелый. Был этот человек очень хитер, и потому, приотстав от всех, он зашел в лес и отпилил часть креста. Довольный собой, он догнал своих попутчиков и пошел с ними дальше. Так они и шли, когда на их пути встретилась пропасть. Все положили свои кресты и перешли ущелье. Хитрый же человек остался один, ведь его крест оказался слишком коротким. Так он был наказан за свою хитрость.

Внешнее и внутреннее.

Один царь, разъезжая по своим владениям вместе со своими придворными, встретил двух нищих старцев в изорванных одеждах. Увидев их, он приказал остановить свой караван, вышел из колесницы, поклонился старцам до земли и расцеловал их.

Такой поступок очень оскорбил придворных царя, они считали, что их правитель унизил царское достоинство самым неподобающим образом. Правда, высказать ему в глаза свое неудовольствие они не решились и попросили сделать это родного брата владыки. Царь выслушал его и пообещал дать ответ на следующий день.

В городе, которым правил этот царь, существовал такой обычай. К человеку, приговоренному к смерти, накануне утром посылался глашатай с трубой и трубил под окнами его дома. Утром глашатай по приказу царя отправился к дому его брата. Опечаленный, тот отправился во дворец.

Царь, приняв брата во внутренних покоях, сказал ему: «Неразумный брат мой, ты испугался проповедника моей воли, хотя не сделал против меня ничего, достойного смертной казни. Но объясни мне, как можно учить меня, когда я отдал предпочтение нищим – проповедникам Господа, которые громогласнее всякой трубы проповедуют мне о смерти и о пришествии Его? Но ты, видимо, не понимаешь моего поступка и того, что хотел я тебе объяснить. Хорошо, подожди немного, и ты сам все поймешь».

Произнеся эти слова, царь приказал слугам принести четыре больших ящика. Два из них он приказал оббить драгоценной парчой, а внутрь положить смердящих костей, а два других – обмазать сажей и смолой, внутрь же положить драгоценные камни. После этого царь велел позвать придворных, тех, которые накануне выказывали ему свое неудовольствие. «Отвечайте, – сказал строго владыка, – какие из этих ящиков лучше?» Вельможи указали на ящики, оббитые парчой. Тогда царь приказал раскрыть все ящики. «Смотрите и знайте, – сказал царь, когда все увидели содержимое ящиков, – что нужно прежде обращать внимание на внутреннее и сокровенное, а не на внешнее. Вы обиделись на меня, когда я поклонился и расцеловал тех нищих. Я же видел, что они честны, а душа их полна благородных помыслов. У вас же, одетых в самые роскошные одежды, внутри нет ничего, что могло бы заинтересовать мудрого человека».

Три совета.

Поймал однажды человек соловья, посадил в клетку и хотел продать его поутру на базаре. Соловей начал просить пощады.

– Послушай, человек, за меня ты не выручишь много денег. Отпусти лучше меня, я же дам тебе за это три совета.

Человек, подумав, согласился. И тогда, перед тем как вылететь в окно, соловей сказал ему:

– Никогда не пытайся догнать то, чего поймать не можешь, никогда не печалься о том, что уже прошло и миновало, и не верь никогда неправде.

Соловей улетел, но на следующий день вернулся: он хотел испытать человека, узнать, как тот воспринял его три совета.

– Неразумный ты человек, – сказал он, подлетев к окну, – ты сделал величайшую глупость, какую только может сделать человек. Ведь внутри у меня находится алмаз величиной со страусиное яйцо. Тебе надо было не отпускать меня, а зарезать, продать камень и жить, не зная забот о хлебе насущном.

Услышав это, человек опечалился и попытался вновь приманить соловья.

– Лети ко мне, мудрая птица, я накормлю и напою тебя. А потом ты улетишь, когда захочешь.

– Эх, – промолвил соловей, – ты так и не последовал тем советам, которые я дал тебе. Ты не можешь поймать меня и все-таки пытаешься это сделать. Ты жалеешь, что выпустил меня, жалеешь о том, что уже прошло. И ты веришь, что у меня внутри страусиное яйцо, хотя оно намного больше меня, веришь тому, чего не может быть.

На необитаемом острове.

Плыл по морю корабль. Однажды разыгрался страшный шторм и корабль разбился у берегов необитаемого острова. Несколько человек спаслись. Им было трудно, но они смогли выжить и обустроить свою жизнь на острове. Правда, со временем они забыли все обычаи и привычки, которые были у них до того, как они попали на остров, в том числе и слова молитв, возносимых ежедневно Богу.

Прошло несколько лет, когда на остров приплыли христианские миссионеры. Они расспросили островитян об их жизни и снова научили правильно молиться. Судно у миссионеров было маленьким, и потому они не могли забрать людей с острова, но пообещали, что как только доберутся до ближайшего порта, пришлют за ними корабль. Миссионеры же отплыли от острова, как вдруг заметили цепочку людей с острова, идущих за ними по воде. Те, оказалось, снова забыли правильные слова молитв и хотели заново их узнать. Увидев такое чудо, глава миссии сказал: «Вам нужно молиться так, как вы молились до того, как увидели нас. Так вы, наверное, ближе к Богу».

Волшебный посох.

Жил на свете человек, который с самого детства не мог двигаться, и потому единственное, что ему было под силу, – лежать на печи. Так прошло три десятка лет, и, скорее всего, так и закончил бы этот человек свою жизнь на печи, если бы через ту деревню не проходил однажды старец, шедший домой из святых мест.

Когда старец зашел в избу, в которой жил немощный, и попросил воды с дороги, тот заплакал и стал жаловаться на свою несчастную жизнь, на то, что за всю свою жизнь не сделал ни единого шага. «А давно ли ты пытался сделать этот шаг?» – спросил старец, выслушав жалобы. «Давно, отец, – отвечал человек, – я уж и не помню, когда». – «Раз так, вот тебе посох, он волшебный, встань, обопрись на него и сходи за водой». Немощный сначала не поверил словам старца, но затем встал, схватил посох двумя руками… и пошел! Сделав несколько шагов, он снова заплакал, но на сей раз от счастья. «Скажи мне, отче, – сквозь слезы промолвил он, – чем я могу отблагодарить тебя? Я сделаю все, что ты скажешь, отдам все, что у меня есть!» – «Посох этот, – отвечал старец, – обычный черенок от лопаты, я нашел его у тебя на крыльце. В нем нет ничего волшебного, как и не было на самом деле твоей немощи. Ты смог встать, поверив в то, что ты сможешь это сделать. Благодарить же меня не надо. Лучше отправляйся в путь и найди человека, который так же несчастен, как был недавно ты, и помоги ему!».

Человеческая мудрость.

Однажды одному крестьянину пришла в голову мысль, что если бы он сам мог делать погоду, управлять ею, то ему было бы гораздо лучше жить на этом свете. «Ведь если я смогу, когда мне надо, посылать на мои поля дождь, а когда нужно – солнце, зерно будет быстрее поспевать и в колосьях будет больше зерен».

Эти его мысли дошли до Бога, и сказал Господь:

– Если ты думаешь, что лучше знаешь, как управлять погодой, Я позволю тебе сделать это. Этим летом все в твоих руках.

Крестьянин, конечно, очень обрадовался и тут же возжелал побольше солнца. Земля подсохла, и человек решил, что пришла пора окропить ее живительной влагой. Как только он подумал об этом, пошел дождь. Крестьянин не мог не нарадоваться. «Все идет как нельзя лучше, – подумал он, – теперь-то у меня будет отличный урожай».

Так он менял солнце на дождь, дождь на солнце, пока наконец не настала осень. Крестьянин отправился собирать урожай. Но каково же было его разочарование, когда он увидел, что колосья, казавшиеся такими большими, все до одного оказались пустыми.

– Как же так, Господи? – стал жаловаться крестьянин, – урожай-то совсем негодный, все, что мне досталось, – это солома.

– Но ведь ты заказывал погоду по своему желанию и разумению, – отвечал Творец. – Почему же ты теперь жалуешься?

– Я посылал то дождь, то солнце. Я делал все как надо, но колосья оказались пустыми…

– А ветер, про ветер-то ты забыл! Вот поэтому у тебя ничего и не вышло. Ветер нужен для того, что переносить пыльцу с одного колоса на другой. Только тогда получается хороший налитой колос, а без этого урожая не будет…

Услышав слова Творца, крестьянин устыдился и подумал: «Нет, пусть уж лучше Господь сам управляет погодой, а наше дело ему повиноваться и делать свое дело».

Деревянная кормушка.

Жил на свете человек, жена у него умерла, но остались сын, жена сына и маленький внук. Жили они мирно, и человек этот был всем вполне доволен. Но вот пришла старость, глаза его почти ослепли, слух притупился, руки дрожали. Во время еды он с трудом мог держать ложку, часто проливал суп на скатерть, а иногда куски еды выпадали у него прямо изо рта. Сын и его жена все чаще смотрели на старика с отвращением. Его стали сажать в углу за печкой, еду подавали в старой посуде. Старик печально смотрел на своих родственников, глаза его были полны слез, но поделать он ничего не мог. Однажды руки его так тряслись, что он выронил на пол и разбил тарелку с едой. Молодая хозяйка выругала старика, но он ничего не ответил, только с грустью вздохнул.

После этого случая старику купили деревянную миску, мол, если и выронит он ее, так по крайней мере посуда будет цела. Однажды, во время обеда, когда старик сидел в своем углу за печкой, а сын и его жена – за столом, в комнату вошел их маленький сын. В руках у него было большая деревянная чурка.

– Что это у тебя, сынок? Что ты хочешь с этим делать? – спросил отец.

– Деревянную кормушку. Из нее вы с мамой будете есть, когда состаритесь.

Счастливый человек.

У одного богача было все, что мог пожелать человек, – золото и драгоценности, великолепный дворец, красавица-жена, несколько десятков слуг, полная конюшня великолепных лошадей и многое-многое другое. Но перестало это его радовать, наскучило, остался у него только интерес к еде. Так и жил богач в ожидании еды: просыпался – ждал завтрака, после завтрака ждал обеда, после обеда – ужина, и так каждый день. Но ел он так много, что вскоре вконец испортил себе желудок, и пропала у него всякая охота к еде. Пришлось богачу обращаться к врачам. Те посоветовали ему каждый день по два часа гулять на природе.

И вот ходил он однажды свои положенные два часа, как тут ему встретился нищий.

– Подай Христа ради бедному человеку, – обратился он к богачу.

Но тот все о своем думает, о том, когда же закончится его прогулка.

– Уважаемый, будь так добр, не оставь в беде, ведь целый день я ничего не ел.

Тут богач, услышав о еде, остановился.

– И что, тебе действительно хочется есть? – спросил он у нищего.

– Конечно, хочется, только о еде думаю.

– Эх, счастливый ты человек, завидую я тебе. А мне вот есть не хочется, отчего и страдаю, – сказал богач и, ничего не дав нищему, продолжил свою прогулку.

Отец Макарий и вор.

Однажды отец Макарий увидел возле своей кельи вора, грузившего вещи на стоявшего у кельи осла. Макарий не подал виду, что эти вещи его, и, не сказав ни слова, стал молча помогать укладывать поклажу. Они сложили все вещи, и затем вор преспокойно ушел. После этого преподобный сказал сам себе:

– Мы ничего не приносим в этот мир, и совершенно ясно, что ничего не сможем из него унести. Да будет благословенен Господь во всем, что он делает!

Именитый господин и нищий в одном лице.

Услышал однажды один из знатных людей города Газы слова, что чем более кто-то приближается к Богу, тем более грешным он себя видит, и спросил у мудреца:

– Как же так может быть?

– Скажи мне, именитый господин, – сказал мудрец, – кем ты считаешь себя в нашем городе?

– Одним из великих и знатных людей, – отвечал господин.

– А если ты пойдешь в Кесарию, кем ты там будешь считать себя? – снова спросил мудрец.

– В Кесарии я буду последним из тамошних вельмож.

– Тогда ответь, если ты попадешь в Антиохию, кем ты там будешь себя считать?

– Там мое место будет среди простолюдинов.

– Если же ты пойдешь в Константинополь и окажешься рядом с царем, то тогда кем ты станешь считать себя?

– Почти нищим.

– Вот так и те, кого мы называем святыми людьми. Чем ближе они подходят к Богу, тем больше считают себя грешными. Ибо и Авраам, увидев Господа, назвал себя землею и пеплом.

Моя задача.

Однажды правитель одной земли, будучи в отъезде, отправил к своей супруге сразу двух гонцов. Через какое-то время вернулся первый и просто передал ответ правительницы. Спустя день вернулся второй посланник и, передав вкратце ответ, стал рассказывать длинную историю о красоте и прочих достоинствах правительницы.

– Господин, скажу вам правду, – закончил он свою речь, – я видел красивейшую женщину на земле. Воистину счастлив тот, кто может наслаждаться ею!

– Негодяй! – воскликнул король, – ты посмел поднять глаза на мою драгоценную супругу! Ты, наверное, сам мечтал бы обладать ею! За это ты будешь наказан!

После этого правитель велел позвать первого гонца.

– Скажи мне, что ты думаешь о моей супруге?

– Она мудрая женщина, – отвечал посланник, – ибо она выслушала меня в молчании, а потом дала нужный совет.

– А ответь мне, считаешь ли ты ее красивой?

– Господин, смотреть на женщину должен ее супруг, то есть ты. Моя же задача – передать твои слова…

Так было угодно Господу.

Когда заболел святой старец, его ученик по ошибке влил в пищу вместо меда масло, очень вредное для здоровья. На это старец ничего не сказал, ел молча и в первый, и во второй раз, ни словом, ни жестом не укорял ученика, ничем его не опечалил. Когда же тот узнал о том, что же он сделал, он скорбел, говоря: «Я ведь мог убить тебя, отче, и ты возложил на меня грех тем, что промолчал». – «Не скорби, сын мой, – отвечал старец, если Господу было угодно, чтобы я ел мед, то ты влил бы мне меда».

Обещание.

Плыл однажды купец на корабле в дальние страны, вез он свой товар в надежде выгодно продать его и получить хорошую прибыль. Вдруг разыгрался шторм, огромные волны накатывали на корабль, грозя разбить его в щепки. Подумал купец, что пришел конец его жизни, упал на колени и взмолился:

– Господи, помоги мне, спаси меня, оставь в живых! Если ты мне поможешь, я обещаю построить во славу твою храм и ежедневно воздавать молитвы!

Как только он сказал это, шторм начал затихать, волны уже не были такими большими и вскоре море стало совершенно спокойным. Купец благополучно добрался до берега, продал свой товар, а после вернулся домой. Об обещании своем он, правда, забыл.

Прошло какое-то время, и купец снова отправился в путешествие. Прошел он полпути, как небо заволокло свинцовыми тучами, поднялся страшный ветер, огромные волны швыряли корабль так, словно это была маленькая щепка. Купец, как и в прошлый раз, не видя надежды на спасение, бросился на колени:

– Боже, помоги мне, избавь от смерти! За это я построю тебе два храма!

Как только он произнес это, с неба раздался Голос:

– Посмотри и послушай, что делают и говорят твои попутчики!

Сквозь шум ветра и волн купец услышал, как другие пассажиры корабля, стоя на коленях, молят о спасении и обещают построить кто два, а кто и три храма.

– Вот видишь, – сказал Бог, – не спасу Я тебя. Ибо слишком долго собирал Я вас в одном месте.

Милосердие Бога.

Возвращаясь домой после долгого похода, солдат встретил на своем пути святого старца.

– Скажи мне, отче, – спросил солдат, – действительно Бог дарует прощение грешникам?

– Возлюбленный сын мой, – отвечал старец, – если вдруг ты порвешь свой плащ, ты разве сразу выбрасываешь его?

– Нет, отче, я зашиваю его и он служит мне дальше.

– Раз так, если ты заботишься о своей одежде, неужели же Господь не будет милосердным к тем, кого Он создал по своему образу и подобию?

Три монаха.

Решили однажды три монаха искупить обетами свои грехи перед Господом. Первый избрал для себя примирение поссорившихся между собой людей, второй – помогать больным и страждущим, а третий удалился в скит, где жил в полном одиночестве. Прошло время, и первый из братьев понял, что труды его напрасны и он не сумел выполнить свой обет: люди, которых он примирял, снова ссорились и злились друг на друга. Он отправился ко второму брату и нашел того совершенно обессилевшим. Свирепствовала эпидемия, и все попытки монаха помочь людям были бесполезны. Тогда братья отправились в скит, к третьему монаху.

– Брат наш, – сказали они, – в печали мы пребываем, ибо, несмотря на все наши труды и старания, не смогли мы выполнить наши обещания, данные Богу. Скажи, может быть, ты в этом месте сделал что-то полезное и понял истину.

– Братья, – был ответ пустынника, – я только что принес воду из реки, пойдите, посмотрите на нее.

Вода в ведре была мутная, и в ней ничего не было видно.

– И что, брат, ты хотел сказать нам этим? – спросили монахи, вернувшись.

– Подождите немного и вы все поймете.

Прошло какое-то время, и пустынник сказал:

– Братья, идите и снова посмотрите на воду.

Когда братья посмотрели в ведро, то увидели, что вода устоялась и их лица были видны, словно в зеркале.

– Так бывает и с человеком, – сказал тот, кто избрал своим путем пустынничество. – Будучи среди людей, от смущения не видит он грехов своих, а когда он одинок и безмолвствует, тогда ему видны все его недостатки.

«Ты ничего не имеешь».

Однажды к мудрому старцу пришла женщина и сказала:

– Отец, я провожу шесть недель в посте и ежедневно изучаю Ветхий и Новый Завет.

– Сделалась ли тебе скудость – все равно что изобилие? – спросил старец.

– Нет.

– Бесчестие – как похвала?

– Нет.

– Враги – как друзья?

– Нет.

– Тогда, – сказал мудрец, – иди и трудись. Ты ничего не имеешь.

Что есть совершенное и высшее послушание.

Однажды Франциск Ассизский, беседовавший со своими товарищами, неожиданно вздохнул и сказал:

– Друзья мои, я думаю, что едва ли в этом мире можно найти монаха, который бы совершенно повиновался начальствующим над ним.

Товарищи святого были удивлены таким его речам:

– Объясни нам, отче, что же тогда есть совершенное и высшее послушание?

– Истинно повинующегося можно себе представить разве что в виде мертвого тела. Возьми его и положи, куда тебе угодно. Ты увидишь, что оно не будет роптать, если его будут передвигать с места на место, не станет возражать, куда бы его ни положили, не закричит, если его вовсе унесут. Так вот, истинный повинующийся – это тот, кто не рассуждает, почему его передвигают, не заботится о том, куда его помещают, и не настаивает на перемещении, позволяющем получить лучшее место. Возвышенный до какой-либо должности, он сохраняет привычное смирение. Чем более такого человека почитают, тем более недостойным он считает себя.

Господь знает, что есть добро.

Однажды ученик спросил своего учителя:

– Скажи мне, отче, какое бы мне сделать доброе дело и жить с ним?

– Только Господь знает, что есть добро. Я, как и сейчас ты, давным-давно спрашивал у своего учителя: «Какое бы доброе дело сделать мне?» И он ответил мне: «Не все ли дела равны? Ведь Писание говорит нам: «Авраам был страннолюбив – и Господь был с ним, Илья любил безмолвие – и Господь был с ним, Давид был кроток – и Господь был с ним». То, чего желает душа твоя по воле Бога, – то и делай и блюди сердце свое».

Ближайший путь к Богу.

– Отче, – обратился однажды один монах к своему учителю, – мне все тяжелее и тяжелее выносить все то наносное, что отвлекает меня. Скажи мне, как найти ближайший путь к Богу?

Учитель ответил:

– Где труднее, там ты и иди, там твой путь, – ответил учитель. – Бери то, что бросает мир, а то, что делает мир, ты не делай. Иди наперекор миру во всех вещах, и тогда ты придешь к Богу самым ближайшим путем.

Христианские притчи

Оглавление.

Христианские притчи. Ветхозаветные притчи. . О жертвоприношении Авраама. . О переходе через Красное море. . Гибель Самсона. . О Давиде и Сауле. . Соломоново решение. . Неразумный юноша. . Что всего сильнее? . Новозаветные притчи. . Должник и царь. . Наёмники. . Зарытый талант. . Бесплодная смоковница. . Добрый самаритянин. . Притча о блудном сыне. . Судья неправедный. . Фарисей и мытарь. . Нищий Лазарь. . Средневековые притчи. . Глиняные горшки. . Следы на песке. . Притча о прощении. . Отпусти ветку. . Твой крест. . Пропасть. . Внешнее и внутреннее. . Три совета. . На необитаемом острове. . Волшебный посох. . Человеческая мудрость. . Деревянная кормушка. . Счастливый человек. . Отец Макарий и вор. . Именитый господин и нищий в одном лице. . Моя задача. . Так было угодно Господу. . Обещание. . Милосердие Бога. . Три монаха. . «Ты ничего не имеешь». . Что есть совершенное и высшее послушание. . Господь знает, что есть добро. . Ближайший путь к Богу. .