Афоризмы и мысли древних римлян.

Да сгинут те, кто раньше нас высказал наши мысли!

Латинское Изречение.

НЕСКОЛЬКО ДАТ.

753 до н.э. Основание Рима.

510 до н.э. Изгнание из Рима царя Тарквиния Гордого и установление республики.

388 до н.э. Галлы захватили Рим и продиктовали свои условия мира. «Народ, которому предстояло править всем миром, был оценен в тысячу фунтов золота» (Тацит). Вдобавок принесенные галлами гири оказались фальшивыми, а когда римляне отказались мерить ими, заносчивый галл положил еще на весы меч и воскликнул: «Горе побежденным!».

279 до н.э. Вторгшийся в Италию эпирский царь Пирр побеждает римлян при Аускуле, но слишком дорогой ценой. «Еще одна такая победа, и я останусь без войска».

241 до н.э. Победа римлян над Карфагеном в Первой пунической войне.

218 до н.э. Начало Второй пунической войны. Перейдя через Альпы, Ганнибал опустошает Италию.

216 до н.э. Римляне наголову разгромлены при Каннах, но Ганнибал не решился идти на оставшийся беззащитным Рим. «Не все дают боги одному человеку: побеждать ты умеешь, но не умеешь пользоваться победой» (Магарбал, начальник конницы Ганнибала).

201 до н.э. Победа над Карфагеном во Второй пунической войне и подчинение Риму Западного Средиземноморья.

168 до н.э. Разгром римлянами Македонского царства. Отныне Рим – мировая держава, «повелитель народов».

88 – 82 до н.э. Гражданская война между сторонниками Гая Мария и Луция Суллы, беспримерная по своей жестокости. «Луций Сулла уврачевал отечество средствами более тяжкими, чем были самые опасности» (Сенека).

63 до н.э. Катилина со своими сторонниками готовит государственный переворот: «Пожар, грозящий мне, я потушу под развалинами». Заговор подавлен благодаря Цицерону и Катону Младшему.

51 до н.э. Галлия завоевана Цезарем.

49 – 45 до н.э. Гражданская война между Цезарем и Помпеем. «Я знаю, от кого бежать, но не знаю, к кому бежать» (Цицерон).

44 до н.э. Цезарь, провозглашенный пожизненным диктатором, гибнет от рук заговорщиков-республиканцев во главе с Кассием и Брутом. Результат – тринадцать лет междуусобных войн.

31 до н.э. Октавиан, наследник Цезаря, побеждает Марка Антония в морской битве у Акция. «Что погубило Марка Антония, человека великого и с благородными задатками, как не пьянство и страсть к Клеопатре, не уступавшая страсти к вину?» (Сенека).

30 до н.э. Самоубийство Антония и Клеопатры. Октавиан Август становится единовластным правителем Рима. Эпоха Августа – «золотой век» римской литературы, время Вергилия, Горация и Овидия.

14 н.э. Смерть Августа после долгого и благополучного правления. «Мы боялись крушения мира, но даже не почувствовали, как он колеблется» (Веллей Патеркул). Августа без всяких потрясений сменил его сын Тиберий.

37 – 41. Правление Гая Калигулы. «Он погиб, совершив большие злодеяния и замышляя еще большие» (Светоний).

41 – 54. Правление императора Клавдия.

54 – 68. Правление Нерона. «Стыдно даже подумать, что подобный человек существовал, не то что был вершителем судеб народов» (Аврелий Виктор).

69 – 81. Правление Веспасиана и его сына Тита.

98 – 117. Правление Траяна. «Годы редкого счастья, когда каждый может думать, что хочет, и говорить, что думает» (Тацит). Римская империя на вершине своего могущества.

161 – 180. Правление Марка Аврелия, философа.

306 – 337. Правление Константина Великого, отменившего преследование христиан и основавшего «второй Рим» – Константинополь.

361 – 363. Император Юлиан пытается восстановить старую греко-римскую религию, но гибнет в походе на персов.

395. Окончательный раздел империи на Восточную и Западную.

455. Взятие Рима вандалами.

ОКТАВИАН АВГУСТ.

Люблю измену, но не изменников.

* * *

Не слишком возмущайся, если кто-то говорит обо мне дурно: довольно и того, что никто не может нам сделать дурного. (В письме к своему сыну Тиберию.).

* * *

Не следует начинать сражение или войну, если нет уверенности, что при победе выиграешь больше, чем потеряешь при поражении. Те, кто домогается малых выгод ценой большой опасности, подобны рыболову, который удит рыбу на золотой крючок: оторвись крючок – никакая добыча не возместит потери.

* * *

Торопись медленно. (Любимая поговорка Августа.).

* * *

Последние слова:

Как вам кажется, хорошо ли я сыграл комедию своей жизни?

МАРК ТЕРЕНЦИЙ ВАРРОН.

Наследник плачет, как невеста; плач обоих – скрытый смех.

* * *

В жене пороки или исправь, или терпи: исправишь – жена твоя будет лучше, а стерпишь – лучше будешь сам.

* * *

Число гостей должно быть не меньше числа Граций и не больше числа Муз [т.е. не меньше трех и не больше девяти].

* * *

Иным легче учить, чем научиться тому, чего они не знают.

* * *

О скупце:

Ежели целый мир ему достанется в долю, он у себя самого воровать и откладывать будет.

* * *

Смеху – много, а смешного – не очень.

* * *

Такого и больному ведь не взбредится, чего б уже не молвили философы.

* * *

Человек мал, но дом его – мир.

ВЕГЕЦИЙ.

В военных делах быстрота приносит больше пользы, чем доблесть.

* * *

В сражениях наказание следует тотчас же за ошибкой.

* * *

Главную силу войска надо пополнять набором из деревенских местностей; меньше боится смерти тот, кто меньше знает радостей в жизни.

* * *

Знание военного дела питает смелость в бою.

* * *

Кто хочет мира, пусть готовится к войне.

* * *

Легче вызвать чувство храбрости у новобранцев, чем вернуть его у тех, которые уже перепуганы.

* * *

Само себе создает предателя то войско, чей разведчик попадает в руки врагов.

* * *

Что нужно сделать, обсуждай со многими; но что ты собираешься сделать – с очень немногими и самыми верными, а лучше всего – с самим собой.

ВЕЛЛЕЙ ПАТЕРКУЛ.

Безделью сопутствует зависть.

* * *

Рвение ослабевает вместе с надеждой. Если мы не можем догнать, перестаем гнаться.

* * *

Ненависть, порождаемая соперничеством, переживает страх и не прекращается по отношению к побежденным даже после исчезновения самого предмета ненависти.

* * *

Едва ли не глупо было бы перечислять гениев, которых мы еще помним, ведь насколько велико восхищение, настолько затруднительна оценка.

* * *

К настоящему мы относимся с завистью, перед прошлым же преклоняемся, считая, что одно нас затмевает, а другое учит.

* * *

Редко завидуют славе тех, чьего могущества не боятся.

ГОРАЦИЙ.

Всех ожидает одна и та же ночь.

* * *

Добродетель после денег.

* * *

Если хочешь, чтобы я плакал, ты должен прежде всего сам испытывать боль.

* * *

Желание избежать ошибки вовлекает в другую.

* * *

Кто многого добивается, тому многого недостает.

* * *

Кто спасает человека против его воли, поступает не лучше убийцы.

* * *

Можно убежать из отечества, но нельзя убежать от самого себя.

* * *

Ненавидим добродетель здравствующую, с завистью ищем исчезнувшую с глаз.

* * *

Общего одобрения достигнет тот, кто соединил приятное с полезным.

* * *

Сила, лишенная разума, рушится от своей громадности сама собой.

* * *

Скрытая доблесть мало чем отличается от могильной бездеятельности.

* * *

Скупой всегда нуждается.

* * *

Считай всякий день последним: будет милым тот час, на который ты не надеялся.

* * *

Твой в опасности дом, коль стена горит у соседа.

КАТОН СТАРШИЙ.

Что не нужно, всегда слишком дорого.

* * *

Душа влюбленного живет в чужом теле.

* * *

Кто серьезен в смешных делах, тот будет смешон в серьезных.

* * *

Гнев от безумия отличается лишь продолжительностью.

* * *

Одно дело успевать, другое – спешить: кто вовремя делает одно дело, тот успевает, кто хватается за многое и ничего не кончает, тот спешит.

* * *

Тот, кто бьет жену или ребенка, – поднимает руку на самую высокую святыню.

* * *

Как только женщины начнут стыдиться того, что вовсе не стыдно, они перестанут стыдиться того, чего должно стыдиться.

* * *

Та, что сможет, будет на свои деньги покупать украшения; та, что не сможет, станет требовать деньги у мужа. Горе и тому, кто уступит просьбам, и тому, кто останется непреклонным, ибо непреклонный вскоре увидит, как жена его берет у другого то, в чем отказал ей он.

* * *

Удивительно, как могут удерживаться от смеха прорицатели, глядя друг на друга.

* * *

Хорошие дела нужно перекрывать новыми хорошими делами, чтобы не выдохлась добрая слава.

* * *

Нету такого закона, который был бы хорош для всех.

* * *

Частные воры влачат жизнь в колодках и узах, общественные – в золоте и пурпуре.

* * *

О гурмане:

Человек, у которого нёбо чуткостью превосходит сердце.

* * *

О сирийском царе Антиохе:

Антиох ведет войну письмами, сражается пером и чернилами.

* * *

Я никогда не бываю менее одиноким, чем тогда, когда я один.

* * *

Катон исключил из всаднического сословия слишком тучного гражданина, сказав: «Какая польза может быть государству от тела, в котором все от ног до головы – сплошной живот?».

* * *

Катон был недоволен, что граждане каждый год переизбирают одних и тех же лиц на государственные должности: «По-вашему, стало быть, – говорил он, – или власть немногого достойна, или власти немногие достойны».

По Плутарху.

* * *

Однажды, когда римский народ несвоевременно домогался раздачи хлеба, Катон, желая отвратить сограждан от их намерения, начал свою речь так: «Тяжелая задача, римляне, говорить с желудком, у которого нет ушей».

По Плутарху.

* * *

Глядя на множество воздвигнутых статуй, Катон Старший сказал: «А обо мне пусть люди спрашивают, почему Катону нет памятника, чем почему ему стоит памятник».

По Плутарху.

* * *

Катон Старший прожил 85 лет и судился множество раз, в последний раз – незадолго до смерти. Тогда он сказал: «Тяжело, если жизнь прожита с одними, а оправдываться приходится перед другими».

По Плутарху.

КВИНТИЛИАН.

Ум – это способность расширить тесное, увеличить малое, разнообразить похожее и возбудить интерес к обыкновенному.

* * *

Кто идет следом, всегда будет отставать.

* * *

О подражании:

Легче сделать больше, чем то же самое.

* * *

Пиша быстро, нельзя научиться писать хорошо. Пиша хорошо, можно научиться писать быстро.

* * *

Работа пера не менее серьезна, когда оно вычеркивает написанное.

* * *

Хорошо говорить и хорошо писать – одно и то же.

* * *

Осудим готовность скорее потерять друга, чем острое слово.

* * *

Не старайся выражаться лучше, чем можешь.

* * *

Никогда не стану я восторгаться ораторской импровизацией, раз вижу, что этого не занимать стать даже у сварливых баб.

* * *

Кто, найдя лучшее, ищет иного, тот хочет худшего.

* * *

Как кормчий меняет курс, смотря по направлению ветра, так адвокат меняет свой план в процессе, смотря по переменам в ходе этого процесса.

* * *

Судят люди невежественные, и часто их нужно обманывать, чтобы они не заблуждались.

* * *

Совесть – тысяча свидетелей.

ТИТ ЛИВИЙ.

Войны существуют для молодых.

* * *

Долго пребывать в покое ни одно большое государство не может, и если нет внешнего врага, оно найдет внутреннего: так очень сильным людям бояться, кажется, некого, но собственная сила их тяготит.

* * *

Дошло до того, что мы ни пороков наших, ни лекарства от них переносить не в силах.

* * *

Как больной человек ничтожное заболевание переносит труднее, чем здоровый тяжелую болезнь, так и больное потрясенное государство не перенесет никакой беды, и не потому, что эта так тяжела, а потому, что нету сил поднять еще какое-то бремя.

* * *

Как это обыкновенно бывает, большая часть восторжествовала над лучшей.

* * *

Люди к благу менее чувствительны, чем к беде.

* * *

Мир надежен там, где его условия приняты добровольно, а там, где хотите иметь рабов, нечего рассчитывать на верность.

* * *

Несчастье наставляет нас в благочестии.

* * *

Ни один отдельный гражданин не должен стоять так высоко, чтобы его нельзя было, согласно законам, призвать к ответу. Ничто так не отвечает равенству и свободе, как возможность привлекать к суду любого, и даже самое могущественное лицо. Что же (не говоря уж о высшей должности в государстве) можно было б без страха кому бы то ни было поручить, если бы не нужно было отчитываться в своих действиях?

* * *

Оказанное доверие обычно вызывает ответную верность.

* * *

Прошлое легче порицать, чем исправить.

* * *

Редко даруются людям сразу и счастье, и здравый смысл.

* * *

Суеверие в мелочах видит волю богов.

* * *

Счастью следует доверять всего меньше, когда оно всего больше.

* * *

Чем меньше страх, тем обычно меньше опасность.

* * *

Об эпирском царе Александре:

Убегая от судьбы он, как это обычно бывает, мчится ей навстречу.

* * *

Об Александре Македонском:

Каким бы громадным ни казалось нам величие этого человека, оно остается величием всего лишь одного человека, которому чуть больше десяти лет сопутствовала удача.

* * *

Сципион [Старший] уже десятый год обращал на себя всеобщее внимание, а это обстоятельство самим пресыщением делает великих людей менее интересными.

* * *

Завершив рассказ о Пунической войне, я испытываю такое же облегчение, как если бы сам разделил ее труды и опасности.

ГАЙ МАРИЙ.

Трусость еще никого не сделала бессмертным.

* * *

Все люди – одинакового происхождения, но все храбрейшие – они и самые благородные.

* * *

Чем славнее жизнь предков, тем позорнее нерадивость потомков; она не оставляет во тьме ни их достоинств, ни их пороков.

* * *

Изящество подобает женщинам, мужчинам – труд.

* * *

Во время Союзнической войны Помпедий Силон, пользовавшийся среди италийцев наибольшей властью и влиянием, сказал Марию: «Если ты великий полководец, выйди и сразись со мной»; на это Марий ответил: «Если ты сам великий полководец, то заставь меня сразиться с тобой против моей воли».

По Плутарху.

* * *

В войне с кимврами отличились тысяча воинов из Камерина, и Марий всем им дал права гражданства, не имея на то никаких законных прав; а на упреки заявил, что за лязгом оружия голос законов был ему не слышен.

По Плутарху.

МАРК АВРЕЛИЙ.

Без соображения с божественным не сделаешь хорошо ничего человеческого, и наоборот.

* * *

Безразлично, будешь ли ты наблюдать человеческую жизнь в течение сорока лет или же десяти тысяч лет. Ибо что увидишь ты нового?

* * *

Боги или безвластны, или же властны. Если они безвластны, то зачем ты молишься им. Если же они властны, то не лучше ли молиться о том, чтобы не бояться ничего, не желать ничего, не огорчаться ничем, нежели о наличности или отсутствии чего-либо?

* * *

Вполне возможно стать богоподобным человеком, оставаясь никому не известным.

* * *

Все настоящее – мгновение вечности.

* * *

Если ты сделал добро, а другой испытал добро, то чего же ты, уподобляясь глупцам, стремишься еще к чему-то третьему, вроде славы доброго человека или награды?

* * *

Если что-либо тебе не по силам, то не решай еще, что оно вообще невозможно для человека. Но если что-нибудь возможно для человека и свойственно ему, то считай, что оно доступно и тебе.

* * *

Живи так, будто ты сейчас должен проститься с жизнью, как будто время, оставленное тебе, есть неожиданный подарок.

* * *

Жизнь – борьба и странствие по чужбине; посмертная слава – забвение.

* * *

Искусство жизни более напоминает искусство борьбы, нежели танцев. Оно требует готовности и стойкости и в отношении к внезапному и непредвиденному.

* * *

Каждое дело исполняй как последнее в своей жизни.

* * *

Когда тебя возмутит чье-то бесстыдство, тотчас же спроси себя: «Возможно ли, чтобы в мире не было людей без стыда?» Нет, невозможно. Не требуй же невозможного.

* * *

Кто видел настоящее, тот уже видел все, бывшее в течение вечности, и все, что еще будет в течение беспредельного времени.

* * *

Лицо, искаженное гневом, есть нечто совершенно противоестественное. Если такое выражение повторяется часто, оно как бы умерщвляет человеческий облик, совершенно погашает его, так что никоим образом нельзя его восстановить. Из этого уже можно понять, что оно противоречит разуму.

* * *

Люби только то, что случается с тобой и предопределено тебе. Ибо что могло бы более соответствовать тебе?

* * *

Люди будут делать одно и то же, как ты ни бейся.

* * *

Нет ничего устойчивого, а рядом с нами безмерная бездна прошедшего и грядущего, в которой все исчезает.

* * *

Ни с кем не случается ничего такого, чего он не в силах был бы вынести.

* * *

О страдании: если оно невыносимо, то смерть не преминет скоро положить ему конец, если же оно длительно, то его можно стерпеть.

* * *

Постоянно размышляй о том, что все происходящее ничем не отличается от происходившего ранее и имеющего произойти в будущем. Ибо повсюду одно и то же, только действующие лица другие.

* * *

Самая продолжительная жизнь ничем не отличается от самой краткой. Ведь настоящее для всех равно, а следовательно, равны и потери – и сводятся они всего-навсего к мгновенью. Никто не может лишиться ни минувшего, ни грядущего. Ибо кто мог бы отнять у меня то, чего я не имею?

* * *

Самый презренный вид малодушия – это жалость к самому себе.

* * *

Скоро ты забудешь обо всем, и все, в свою очередь, забудет о тебе.

* * *

Совершенство характера выражается в том, чтобы каждый день проводить, как последний в жизни.

* * *

Старайся расположить к себе современников. Те, кто предпочитает гнаться за славой у потомства, забывают, что грядущие поколения ничем не будут отличаться от настоящего, которым они тяготятся. И эти поколения тоже смертны.

* * *

Тот, кто во всем следует разуму, не суетлив и в то же время деятелен, весел и вместе с тем уравновешен.

* * *

Чем больше человек любит самого себя, тем больше он зависит от чужого мнения.

* * *

Что же такое вечная слава? Сущая суета. Все мимолетно: и тот, кто помнит, и то, о чем помнят.

* * *

Я несчастен потому, что со мной случилось то-то и то-то. – Отнюдь нет. Наоборот, я счастлив потому, что, хотя это и случилось со мной, я все же не предаюсь печали, не сломлен настоящим, не трепещу перед грядущим. Случиться ведь это могло со всяким, но не всякий бы остался чуждым печали.

* * *

Я часто дивился тому, что каждый, любя себя больше других, в то же время своему убеждению о себе придает меньшее значение, нежели убеждению других. Мы более стесняемся своих ближних – что-то они подумают о нас, – нежели самих себя.

МАРЦИАЛ.

Чтоб быть любимым, люби.

* * *

Искренно горюет тот, кто горюет без свидетелей.

* * *

Многие хвалят одни книги, но читают все же другие.

* * *

Не бойся последнего дня, но и не призывай его.

* * *

Нехорошо пахнет тот, кто всегда хорошо пахнет.

* * *

Деньги даются теперь только одним богачам.

* * *

Тому, кто все покупает, возможно, придется все продать.

* * *

Тот, кто всюду живет, нигде не живет.

* * *

Уметь наслаждаться прожитой жизнью – значит жить дважды.

* * *

Честный человек всю жизнь новичок.

* * *

Жизнью завтрашней жить – поздно. Сегодня живи!

* * *

Тот не по мне, кто легко добывает кровью известность; тот, кто без смерти достиг славы, – вот этот по мне.

* * *

Всех до одной, Фабиан, схоронила подруг Ликорида: вот бы с моею женой ей подружиться теперь!

* * *

Пусть шаловливы стихи – жизнь безупречна моя.

ОВИДИЙ.

Каждая женщина считает себя достойной любви.

* * *

Та, которая не согрешает потому, что это не дозволено, та согрешает.

* * *

Терпеть не могу женщин, которые отдаются только потому, что им нельзя не отдаться, а сами в это время думают, высохла ли у них шерсть для пряжи!

* * *

Будь уверен в победе над любой женщиной! Из тысячи их едва ли одна откажет тебе. И тем, которые соглашаются, и тем, которые отказывают, нравится, однако, сама просьба.

* * *

Не скупись на обещания – этим добром может быть богат каждый.

* * *

Очень часто прикидывавшийся влюбленным влюблялся не на шутку, начиная с притворства, заканчивал всерьез.

* * *

Ни без тебя, ни с тобой жить не могу.

* * *

Благое вижу, хвалю, но к дурному влекусь.

* * *

Защищая свое дело, каждый красноречив.

* * *

Искусство – в умении скрыть искусство. (Перефразированный Овидий.).

* * *

Учиться дозволено и у врага.

* * *

Все меняется, ничто не исчезает.

ПЕТРОНИЙ.

Весь мир играет комедию.

* * *

За смертью далеко ходить не надо.

* * *

Каков хозяин, таков и слуга.

* * *

Никто ничем никогда не довольствуется.

* * *

Об умершем:

Он присоединился к большинству.

ПЛАВТ.

Всякий слышит лишь то, что понимает.

* * *

Неожиданное случается чаще того, что ожидаешь.

* * *

Больше значит один свидетель видевший, чем десять слышавших.

* * *

Человек человеку волк, если он его не знает.

* * *

Истинно честен тот, кто всегда спрашивает себя, достаточно ли он честен.

* * *

Кто бежит от своих, тому долго придется бежать.

ПЛИНИЙ СТАРШИЙ.

Нет ни одной такой плохой книги, из которой нельзя было бы чему-нибудь научиться.

* * *

Нет ни одного животного, которое проливало бы слезы, и притом с первого дня своего появления на свет. А ведь смех, самый первый смех, появляется у человека только на сороковой день его жизни!

* * *

О каждом дне можно судить только по следующему за ним дню, а о всех прожитых днях может произвести приговор только последний из них. Благо никогда не равно злу, даже если счастливые обстоятельства по количеству равняются несчастным; ведь нет той радости, как бы она ни была велика, которая могла бы уравновесить малейшее огорчение. Не считать надо дни, а взвешивать.

* * *

Никого нельзя назвать счастливым. Вернее будет сказать, что тот, к кому судьба была благосклонна и добра, не был несчастлив; ибо, если не говорить о всем прочем, у человека всегда остается страх перед изменчивостью судьбы, а раз такой страх сидит в сознании, не может быть прочного счастья.

* * *

Никто из смертных не может быть умен всегда.

ПЛИНИЙ МЛАДШИЙ.

В плохой покупке всегда каешься, потому особенно, что это укор хозяину в его глупости.

* * *

Время кажется тем короче, чем оно счастливее.

* * *

Как в человеке, так и в государстве, тяжелее всего болезнь, начинающаяся с головы.

* * *

Как о художнике, скульпторе, резчике может судить только мастер, так и мудреца может постичь только мудрец.

* * *

Как со всем хорошим, так и с хорошей речью: она тем лучше, чем длиннее.

* * *

Как-то Регул, с которым мы защищали одно и то же дело, сказал мне: «По-твоему, надо исследовать все, относящееся к делу, а я сразу вижу, где горло, и за него и хватаю». Он, конечно, хватал то, на что нацелился, но в выборе цели ошибался часто. Ему случалось принять за горло колено или пятку.

* * *

Лучше сказать лишнее, чем не сказать необходимого. А потом судить о том, что лишнее, ты можешь, только прослушав все.

* * *

Люди больше ценят славу не великую, а широко разошедшуюся.

* * *

Люди, которые многим нам обязаны, если раз в чем-нибудь им отказать, помнят только о том, в чем было им отказано.

* * *

Мало разницы в том, потерпел ты несчастье или ждешь его; только для печали есть граница, а для страха – никакой.

* * *

Мнения ведь подсчитывают, не взвешивают; в самом равенстве столько неравенства! Разум не у всех одинаков, а права одинаковы.

* * *

Мы завидуем нравственному благородству, но гораздо больше тому, что его прославляют, и не судим вкривь и вкось только о добрых делах, покрытых мраком.

* * *

Неблагодарное дело услуга, если за нее требуют благодарности.

* * *

Недостойно оказывать больше почестей правителям, радующимся больше рабству граждан, нежели их свободе.

* * *

Нельзя ценить его труды ниже потому, что он наш современник. Если бы он славен был среди людей, которых мы никогда не видели, мы разыскивали бы не только его книги, но и его изображения, но он живет в наше время, он нам уже надоел и слава его тускнеет. Неправильно и зло не восхищаться человеком, достойным восхищения, потому что тебе довелось его видеть, с ним разговаривать, его слышать.

* * *

Никто не выслушивает порицаний терпеливее людей, больше всего заслуживающих похвал.

* * *

О судебных речах:

Предательством было бы бегло и кратко коснуться того, что следует втолковывать, вбивать, повторять. Для большинства в длинном рассуждении есть нечто внушительное, весомое; меч входит в тело не от удара, а более от нажима: так и слово в душу.

* * *

Одна и та же речь может, правда, показаться хорошей, когда ее произносят, и плохой, когда ее читают, но невозможно, чтобы речь, хорошо написанная, оказалась плоха при слушании.

* * *

Открытая рана боится прикосновения врачующей руки, потом терпит ее и, наконец, требует; так и свежая душевная боль отталкивает слова утешения и бежит от них, но затем их хочет и успокаивается от добрых ласковых слов.

* * *

Очень одобряю, что ты предпринял прилежный пересмотр своих трудов. Тут есть, однако, некоторая мера: излишнее старание больше уничтожает, чем исправляет.

* * *

Работа твоя готова и закончена, от полировки она не заблестит, а начнет стираться.

* * *

Плохо, если власть испытывает свою силу на оскорблениях; плохо, если почтение приобретается ужасом: любовью гораздо скорее, чем страхом, добьешься ты того, чего хочешь. Ведь когда ты уйдешь, страх исчезнет, а любовь останется, и как он превращается в ненависть, так она превращается в почтение.

* * *

Признак доброты – радость за других.

* * *

Рабы всех страстей сердятся на чужие пороки так, словно им завидуют, и тяжелее всего наказывают тех, кому больше всего им хотелось бы подражать.

* * *

Смерть тех, кто творит бессмертные дела, всегда преждевременна.

* * *

Спроси любого: «Что ты делал сегодня?», он ответит: «Присутствовал на празднике совершеннолетия, был на сговоре или на свадьбе. Один просил меня подписать завещание, другой защищать его в суде, третий прийти на совет». Все это было нужно в тот день, когда ты этим был занят, но это же самое, если подумаешь, что занимался этим изо дня в день, покажется бессмыслицей, особенно если ты уедешь из города. И тогда вспомнишь: «Сколько дней потратил я на пустяки!».

* * *

Страх – ненадежный учитель правды.

* * *

Трудно не перезабыть сведений, которым нет применения.

* * *

Умный и тонкий читатель не должен сравнивать между собой произведения разных литературных видов, но, взвесив их в отдельности, не почитать худшим то, что в своем роде совершенство.

* * *

Я не хочу, как человек праздный, писать длинные письма, а читать их хочу, как человек изленившийся. Ведь нет ничего бездеятельнее изленившихся людей и любопытнее праздных.

* * *

Я сказал, думается, удачно об одном ораторе нашего века, безыскусственном и здравомыслящем, но не очень величественном и изящном: «У него нет никаких недостатков, кроме того, что у него нет никаких недостатков». Оратор ведь должен иногда возноситься, подниматься, иногда бурлить, устремляться ввысь и часто подходить к стремнинам; к высотам и крутизнам примыкают обычно обрывы. Путь по равнине безопаснее, но незаметнее и бесславнее.

* * *

Я считаю самым лучшим и самым безупречным человека, который прощает другим так, словно сам ежедневно ошибается, и воздерживается от ошибок так, словно никому не прощает.

* * *

Я считаю счастливыми людей, которым боги дали или свершить подвиги, достойные записи, или написать книги, достойные чтения; к самым же счастливым тех, кому даровано и то и другое.

ПУБЛИЛИЙ СИР.

Больше всего следует бояться того, кто не боится умереть.

* * *

Большое утешение – погибнуть вместе со всей вселенной.

* * *

Боязливый называет себя осторожным, скупой – экономным.

* * *

В любви всегда ищут причину для осуждения.

* * *

В счастье родится дружба, в несчастье испытывается.

* * *

В чрезмерном споре теряется истина.

* * *

Вещь стоит столько, сколько за нее можно взять с покупателя.

* * *

Виноватый боится закона, невиновный – судьбы.

* * *

Все люди находятся на одинаковом расстоянии от смерти.

* * *

Глаза и уши толпы – плохие свидетели.

* * *

Даже повеситься приятно на красивом дереве.

* * *

Даже совершающий несправедливость ее ненавидит.

* * *

Деньги, если умеешь ими пользоваться, рабы, если не умеешь – хозяева.

* * *

Дешево утоляется голод, дорого – пресыщение.

* * *

Долго готовься к войне, чтоб быстрей победить.

* * *

Дружба или связывает равных, или делает равными.

* * *

Если ничего не хочешь бояться, опасайся всего.

* * *

Если ты повинуешься неохотно, ты раб; если охотно – служитель.

* * *

Желающая казаться красавицей ни в чем не отказывает.

* * *

Живущий только для себя мертв для других.

* * *

Жизнь сама по себе коротка, но несчастья делают ее длиннее.

* * *

Заботиться о женщинах – значит отчаяться иметь досуг.

* * *

Злословящий о других обычно осуждает себя самого.

* * *

Знать, когда истечет твое время, – значит постоянно умирать.

* * *

Играющая старуха – развлечение для смерти.

* * *

Изгнанник, нигде не имеющий дома, – мертвец без погребения.

* * *

Ищет одиночества тот, кто хочет знаться только с людьми непорочными.

* * *

Когда любишь, не знаешь, а когда знаешь, не любишь.

* * *

Когда море спокойно, всякий может быть кормчим.

* * *

Когда Фортуна ласкает, она хочет соблазнить.

* * *

Кому дозволено больше, чем то справедливо, желает больше дозволенного.

* * *

Конец любви кладет время, а не разум.

* * *

Корабль следует укреплять двумя якорями.

* * *

Красивое лицо – немая рекомендация.

* * *

Кто глуп и понял это, тот уже не глуп.

* * *

Кто сам неумен, тому бесполезны советы умного.

* * *

Кто терпит пороки друга, делает их своими.

* * *

Легче всего обходит ловушки тот, кто умеет их расставлять.

* * *

Лучше внушать зависть, чем жалость.

* * *

Любви и смерти никто избежать не в силах.

* * *

Люби отца, если он справедлив, если он иной – сноси.

* * *

Люди, ничего не делая, привыкают делать плохо.

* * *

Маленькие пороки великих неизбежно становятся великими.

* * *

Мертвого льва кусают даже щенки.

* * *

Многим угрожает тот, кто наносит оскорбление одному.

* * *

Многих должен бояться тот, кого боятся многие.

* * *

Молчание мудрого – краткий отказ.

* * *

Мужество воинов зиждется на предусмотрительности вождя.

* * *

На кого не хочешь часто сердиться, рассердись один раз.

* * *

Нарушение любовных клятв ненаказуемо.

* * *

Наши страхи сбываются чаще, чем наши надежды.

* * *

Не попробовав, никто не знает, на что он способен.

* * *

Не потеряно то, о потере чего не знаешь.

* * *

Не считается обманутым знающий, что он обманут.

* * *

Не умеет молчать тот, кто не умеет говорить.

* * *

Небольшой долг создает должника, долг побольше – врага.

* * *

Нелегко сберечь одному то, что нравится многим.

* * *

Нельзя победить опасность без опасности.

* * *

Немногие не хотят грешить, умеют же все.

* * *

Несправедливость легче переносят уши, чем глаза.

* * *

Никто не живет таким бедным, каким родился.

* * *

Никто не может быть судьей в своем деле.

* * *

Ничего нельзя сделать одновременно осторожно и быстро.

* * *

Нравы говорящего убеждают больше, чем его речь.

* * *

О своей репутации заботятся многие, о своей совести – лишь некоторые.

* * *

О том, что постыдно делать, не считай приличным говорить.

* * *

Одинаковая жестокость – не прощать никому и прощать всем.

* * *

Оказывающий благодеяние порядочному человеку сам его отчасти получает.

* * *

Отвращай гнев любящего слезами.

* * *

Переносить зависть способен лишь сильный или счастливый.

* * *

Плохо то решение, которое нельзя изменить.

* * *

Повторенная ошибка становится виной.

* * *

Подозрения любовника – как сон наяву.

* * *

Полезно быть побежденным, если победа вредна.

* * *

Получать, когда не можешь вернуть, – значит грабить.

* * *

Порицай друзей втайне, хвали открыто.

* * *

Порою счастье приправлено щепоткой глупости.

* * *

Потерявший честь больше уже ничего потерять не может.

* * *

Приятно пятно от крови врага.

* * *

Разгневанный всегда считает, что может больше, чем может.

* * *

Разгневанный, придя в себя, гневается на себя самого.

* * *

Раненому лекарство от боли – боль врага.

* * *

Рану любви лечит тот, кто ее нанес.

* * *

Роскоши не хватает многого, жадности – всего.

* * *

С двойной благодарностью принимается даваемое сверх необходимого.

* * *

Скупому не хватает и того, что у него есть, и того, чего у него нет.

* * *

Следующий день всегда хуже предыдущего.

* * *

Снося обиду – вызываешь новую.

* * *

Со всяким может случиться то, что случается с одним.

* * *

Сохраняй меру и в речи, и в молчании.

* * *

Сперва отказать, затем сделать – значит обмануть.

* * *

Спешить в судопроизводстве – значит отыскивать вину.

* * *

Счастье само по себе дело неспокойное.

* * *

Труднее разбирать тяжбу между друзьями, чем между врагами.

* * *

У победителей раны не болят.

* * *

Умереть по желанию другого – значит умереть дважды.

* * *

Фортуна делает дураком того, кому улыбается.

* * *

Фортуна многое дает в пользование, ничего – в собственность.

* * *

Фортуна не отнимает ничего, кроме того, что дала.

* * *

Фортуна порою дает слишком много, но достаточно – никогда.

* * *

Хорошее дело – искоренять зло, а не злодеев.

* * *

Хорошо задуманное часто плохо удается.

* * *

Часто в сомнительных обстоятельствах смелость заменяет разумное решение.

* * *

Человек умирает столько раз, сколько раз теряет близких.

* * *

Чем искуснее игрок, тем больший он мошенник.

* * *

Что значит оказать благодеяние? Подражать богу.

САЛЛЮСТИЙ.

Алчность всегда безгранична, ненасытна и не уменьшается ни при изобилии, ни при скудости.

* * *

Большинство отказывается от свободы из страха.

* * *

Во всякой борьбе более могущественный, даже если он терпит обиду, все же кажется обидчиком, так как он сильнее.

* * *

Все дурные дела порождались благими намерениями.

* * *

Все лучшие люди предпочитали действовать, а не говорить, – чтобы другие прославляли их подвиги, а не сами они рассказывали о чужих.

* * *

Всякая жестокая власть скорее сурова, чем долговечна, и того, кто внушает страх другим, в конце концов самого охватит ужас.

* * *

Всякую войну развязать легко, но очень трудно прекратить, ее начало и завершение – не во власти одного и того же человека; начать ее способен любой, даже трус, но кончится она – когда на это будет воля победителей.

* * *

Для человека, охваченного каким-либо желанием, все делается недостаточно быстро.

* * *

Если ты упомянешь о великой доблести и славе честных людей, то каждый равнодушно примет то, что он, по его мнению, и сам может легко совершить; но то, что превыше этого, признает вымышленным и ложным.

* * *

Каждый измеряет опасность степенью своей боязни.

* * *

Когда дурным людям достаются награды, безвозмездно быть честным нелегко.

* * *

Мудрые ведут войну ради мира.

* * *

Народилось поколение, неспособное ни само обладать имуществом, ни допускать, чтобы им обладали другие.

* * *

Не называйте рабства покоем, изменяя смысл понятий в меру своей трусости.

* * *

Прежде, чем начинать, надо подумать, а подумав – действовать быстро.

* * *

С наиболее высокой судьбой сопряжена наименьшая свобода: людям, занимающим высшее положение, нельзя ни высказывать свое расположение, ни ненавидеть, а более всего – предаваться гневу.

* * *

Сознание неизбежности даже трусов делает храбрыми.

СЕНЕКА.

Актеры, произнося стихи, волнуют народ не гневом своим, а хорошим подражанием гневу. То же самое относится к выступающим на сходках. И часто сыгранное чувство производит куда более сильное действие, чем подлинное.

* * *

Беда глупости еще и в том, что она все время начинает жизнь сначала.

* * *

В чтении, как и во всем, мы страдаем неумеренностью; и учимся для школы, а не для жизни.

* * *

Всякая жестокость происходит от немощи.

* * *

Глупо гневаться на животных, но не умнее и на детей, а также на всех прочих, мало чем отличающихся от детей в рассуждении благоразумия.

* * *

Даже самый робкий предпочел бы один раз упасть, нежели все время висеть.

* * *

Дела за нами не гонятся – люди сами держатся за них и считают занятость признаком счастья.

* * *

Дело дошло уже до того, что ни одна женщина не имеет мужа для чего-либо иного, как только для возбуждения любовника.

* * *

Для человека, который не знает, куда он плывет, ни один ветер не будет попутным.

* * *

Если благоразумный человек сказал что-то неприятное нам – поверим ему; если дурак – простим.

* * *

Если бояться всего, что может случиться, то незачем нам и жить.

* * *

Если рост прекратился, близок конец.

* * *

Живи с людьми так, будто на тебя смотрит бог, говори с богом так, будто тебя слушают люди.

* * *

Жизнь – вещь грубая. Ты вышел в долгий путь – значит, где-нибудь и поскользнешься, и получишь пинок, и упадешь, и устанешь, и воскликнешь «умереть бы!» – и, стало быть, солжешь.

* * *

Жизнь любого занята завтрашним днем. Люди не живут, а собираются жить.

* * *

Жизнь не всегда тем лучше, чем дольше, но смерть всегда чем дольше, тем хуже.

* * *

Когда я вспоминаю все свои речи, я завидую немым.

* * *

Кто принимает решение, не выслушав одной из сторон, тот несправедлив, если даже его решение справедливо.

* * *

Люди стонут более внятно, когда их слышат.

* * *

Люди толпы живут, точно в гладиаторской школе: с кем сегодня пили, с тем завтра дерутся.

* * *

Малая ссуда делает человека твоим должником, большая – врагом.

* * *

Мы живем так, что внезапно увидеть нас – значит поймать с поличным.

* * *

Мы смотрим на смерть, как на будущее событие, но это ошибка. Большая часть смерти уже наступила: то время, что за нами, – ее владения.

* * *

На чьей земле ты поселенец? Если все будет с тобою благополучно – у собственного наследника.

* * *

Нам нужно быть терпимее друг к другу: нам приходится жить дурными среди дурных.

* * *

Не смей пересчитывать всех, кто тебе страшен. К твоей смерти доступ открыт только одному, сколько бы врагов тебе ни угрожало.

* * *

Не та красива, у которой хвалят руку или ногу, а та, у кого весь облик не позволит восхищаться отдельными чертами.

* * *

Не чувствовать своего горя – не свойственно человеку, а не перенести его – недостойно мужа.

* * *

Нельзя уподобляться злым оттого, что их много, нельзя ненавидеть многих оттого, что им не уподобляешься.

* * *

Необходимое не приедается.

* * *

Нет стариков столь дряхлых, чтобы им зазорно было надеяться на лишний день.

* * *

Одинаково постыдно бежать и от смерти, и от жизни.

* * *

Одной молитвой опровергаем другую. Желания у нас в разладе с желаниями.

* * *

Отдельных солдат полководец может наказывать по всей строгости, но если провинилось все войско, ему придется оказать снисхождение. Что удерживает мудреца от гнева? Обилие грешников.

* * *

Перестань требовать от философов безденежья, так как никто не обрекал мудрости на бедность.

* * *

Плоды для нас вкуснее всего, когда они на исходе; дети красивей всего, когда кончается детство.

* * *

Поздно оказал благодеяние тот, кто оказал его просящему.

* * *

Покуда ты будешь на все зариться, все будут зариться на тебя.

* * *

Почему он кажется великим? Ты меришь его вместе с подставкой.

* * *

Пусть мы проедем из конца в конец любые земли – нигде в мире мы не найдем чужой нам страны; отовсюду одинаково можно поднять глаза к небу.

* * *

Пусть оратор говорит не быстрей и не больше, чем могут выдержать уши.

* * *

Разгладим лицо, сделаем голос тише, а походку – медленнее; постепенно в подражание внешнему преобразуется и внутреннее.

* * *

Само по себе одиночество не есть наставник невинности, и деревня не учит порядочности.

* * *

Самый мужественный муж, берясь за оружие, бледнеет; у самого неустрашимого и яростного солдата при сигнале к бою немного дрожат коленки; и у самого красноречивого оратора, когда он готовится произнести речь, холодеют руки и ноги.

* * *

Самый простой пример убедительнее самой красноречивой проповеди.

* * *

Совершенство духа нельзя ни взять взаймы, ни купить, а если бы оно и продавалось, все равно, я думаю, не нашлось бы покупателя. Зато низость покупается ежедневно.

* * *

Спокойная жизнь – не для тех, кто слишком много думает о ее продлении.

* * *

Ссориться с равным рискованно, с высшим – безумно, с низшим – унизительно.

* * *

Так называемые наслаждения, едва перейдут меру, становятся муками.

* * *

Таковы все слабые существа: если до них только чуть дотронуться, им кажется, что их уже ударили.

* * *

Уча, учимся.

* * *

Только люди бывают так неразумны и даже безумны, что некоторых заставляет умереть страх смерти.

* * *

Только низким путем можно снискать любовь низких.

* * *

Ты схоронил, кого любил; ищи, кого полюбить! Предки установили для женщин один год скорби – не затем, чтобы они скорбели так долго, но чтобы не скорбели дольше.

* * *

У подозрительности никогда не будет недостатка в доводах.

* * *

Умрешь ты не потому, что хвораешь, а потому, что живешь.

* * *

Чем несправедливее наша ненависть, тем она упорнее.

* * *

Что совершено без умысла – не обида.

ТАЦИТ.

Боязнь и устрашение – слабые скрепы любви: устранить их – и те, кто перестанет бояться, начнут ненавидеть.

* * *

В век порчи нравов чрезмерно льстить и совсем не льстить одинаково опасно.

* * *

Великое и яркое красноречие – дитя своеволия, которое неразумные называют свободой. Слышали ли мы хоть об одном ораторе у лакедемонян, хоть об одном у критян? А об отличавших эти государства строжайшем порядке и строжайших законах толкуют и посейчас. Не знаем мы и красноречия македонян и персов и любого другого народа, который удерживался в повиновении твердой рукою.

* * *

Власть, захваченную преступлением, нельзя удержать, внезапно вернувшись к умеренности и древней суровости нравов.

* * *

Во время гражданских войн солдатам позволено больше, чем полководцам.

* * *

Во время смут и беспорядков чем хуже человек, тем легче ему взять верх; править же в мирное время способны лишь люди честные и порядочные.

* * *

О гражданской войне:

Война всех против всех.

* * *

Все неведомое кажется великим.

* * *

Выставляют напоказ свою скорбь больше всего те, кто меньше скорбит.

* * *

Девиз историка:

Без гнева и пристрастия.

* * *

Деньги – становая жила войны.

* * *

Деяния Тиберия и Гая [Калигулы], а также Клавдия и Нерона, покуда они были всесильны, из страха перед ними были излагаемы лживо, а когда их не стало – под воздействием оставленной ими по себе еще свежей ненависти.

* * *

Если лесть, которой историк пользуется, чтобы преуспеть, противна каждому, то к наветам и клевете все охотно прислушиваются; это и понятно: лесть несет на себе отвратительный отпечаток рабства, тогда как коварство выступает под личиной любви к правде.

* * *

Легче увлечь за собой целую толпу, чем избежать коварства одного человека.

* * *

Лекарства действуют медленнее, чем болезни.

* * *

Лучший день после смерти дурного государя – первый день.

* * *

Люди устроены природою таким образом, что, находясь в безопасности, они любят следить за опасностями, угрожающими другому.

* * *

Люди уходят, примеры остаются.

* * *

Мало не быть больным; я хочу, чтобы человек был смел, полнокровен, бодр; и в ком хвалят только его здоровье, тому рукой подать до болезни.

* * *

Нескончаемые преследования отняли у нас возможность общаться, высказывать свои мысли и слушать других. И вместе с голосом мы бы утратили также самую память, если бы забывать было бы столько же в нашей власти, как безмолвствовать.

* * *

О Мессалине, жене императора Клавдия:

Мысль о браке [с любовником] привлекала ее непомерной наглостью, в которой находят для себя последнее наслаждение те люди, которые растратили все остальное.

* * *

Об ораторах времен империи:

Обреченные льстить, они никогда не кажутся властителям в достаточной мере рабами, а нам – достаточно независимыми.

* * *

Ожидание несметных богатств стало одной из причин обнищания государства.

* * *

Об одном из полководцев императора Вителлия:

Сама война интересовала его больше, нежели ее исход.

* * *

Перед лицом природы смерть равняет всех, но она дарует либо забвение, либо славу в глазах потомков. Если же один конец ждет и правого, и виноватого, то для настоящего человека достойнее погибнуть недаром.

* * *

Превознося старину, мы недостаточно любопытны к недавнему прошлому.

* * *

Пусть каждый пользуется благами своего века, не порицая чужого.

* * *

Страх ослабляет даже искушенное красноречие.

* * *

Так уж устроены люди: с неодобрением смотрят они на каждого, кто внезапно возвысился, и ни от кого не требуют такой скромности, как от человека, еще недавно бывшего им равным.

* * *

Хорошие законы порождены дурными нравами.

* * *

Человеческой душе свойственно питать ненависть к тем, кому мы нанесли оскорбление.

* * *

Чернь в веселии так же необузданна, как и в ярости.

ТЕРЕНЦИЙ.

Старость – сама по себе болезнь.

* * *

Если двое делают одно и то же, это уже не одно и то же.

* * *

Истина рождает ненависть.

* * *

Книги имеют свою судьбу, смотря по тому, как их принимает читатель.

* * *

Нет ничего сказанного, что не было бы сказано раньше.

* * *

Ссоры влюбленных – возобновление любви.

* * *

Я человек, и ничто человеческое мне не чуждо.

* * *

Мы все, когда здоровы, легко даем хорошие советы больным.

* * *

Без Цереры и Вакха Венера мерзнет.

ТРАЯН.

Я хочу быть таким императором, какого бы я сам себе желал, если бы был подданным.

* * *

Императорская казна – лиана, от процветания которой хиреют остальные растения.

* * *

Никто еще не убил своего преемника.

* * *

Вручая, по обычаю, префекту претория знак его власти – кинжал, Траян напоминал ему: «Даю тебе это оружие для охраны меня, если я буду действовать правильно, если же нет, то против меня».

По Аврелию Виктору.

ЮЛИЙ ЦЕЗАРЬ.

Есть две вещи, которые утверждают, защищают и умножают власть – войска и деньги, и друг без друга они немыслимы.

* * *

Чем больше за полководцем побед, тем меньше следует полагаться на случай, так как никакая победа не принесет ему столько, сколько может отнять одно поражение.

* * *

Почетное нужно предоставлять сильнейшим, а необходимое – слабейшим.

* * *

Воспоминание о жестокости – плохая подпора в старости.

* * *

Жена Цезаря должна быть выше подозрений.

* * *

Первого человека в государстве не так легко столкнуть с первого места на второе, чем потом со второго на последнее.

* * *

Остановившись на ночлег в небольшом городке:

Я предпочел бы быть первым здесь, чем вторым в Риме.

* * *

Пришел, увидел, победил.

Донесение Цезаря в сенат после победы над царем Фарнаком при Зеле 2 августа 47 г. до н.э.

* * *

Цезарь решительно пригрозил Метеллу, что убьет его, если тот не перестанет ему досаждать. «Знай, юнец, – прибавил он, – что мне гораздо труднее сказать это, чем сделать».

По Плутарху.

* * *

Речь зашла о том, какой род смерти самый лучший. Цезарь раньше всех вскричал: «Неожиданный!».

По Плутарху.

ЦЕЦИЛИЙ СТАЦИЙ.

Живи как можешь, раз нельзя как хочется.

* * *

А старость людям оттого и тягостна, что чувствуешь, как сам ты всем противен стал.

* * *

Человек человеку бог, если знает свой долг.

ЦИЦЕРОН.

Аргументы следует не считать, а взвешивать.

* * *

Большая часть людей поступает неправильно (чтобы не сказать – бессовестно): они хотят иметь таких друзей, какими сами они быть не могут, и требуют от друзей того, чего сами им не дают.

* * *

В боязни больше зла, нежели в том самом, чего страшишься.

* * *

В старости душа, словно отбыв свой срок на службе у похоти, честолюбия, соперничества, вражды, всяческих страстей, может побыть наедине с собой и жить ради себя.

* * *

Величайшее из достоинств оратора – не только сказать то, что нужно, но и не сказать того, что не нужно.

* * *

Венец старости – авторитет. Какие плотские наслаждения можно сравнить с наградами в виде авторитета? Те, кто блистательно удостоился этих наград, до конца доиграли драму жизни и в последнем действии не осрамились, как бывает с неискушенными актерами.

* * *

Войны надо начинать с целью жить в мире.

* * *

Воспоминание о былых страданиях, когда находишься в безопасности, доставляет удовольствие.

* * *

Все желают достигнуть старости, а достигнув, ее же винят.

* * *

Все прекрасное редко.

* * *

Всякий раз как люди, раздавая, начинают нуждаться в средствах, они оказываются вынужденными забирать себе чужое имущество.

* * *

Государство больше, чем на чем бы то ни было, держится на кредите.

* * *

Да не будет стыдно говорить то, что не стыдно думать. (Перефразированный Цицерон.).

* * *

Давать каждому можно лишь в меру сил – и собственных, и того, кому стремишься помочь. Если ты и в силах оказать другому любую услугу, взвесь прежде, по плечу ли она ему.

* * *

Дело судьи – при разборе дел всегда следовать правде; дело защитника – иногда защищать правдоподобное, даже если это не вся правда.

* * *

Для нас знание будущих событий даже и не является полезным. Или, ты считаешь, Гней Помпей, трижды избираемый консулом, трижды получив триумф, покрытый славой своих великих подвигов, мог бы всему этому радоваться, если б знал, что он, потеряв свое войско, будет однажды зарезан на пустынном берегу Египта?

* * *

Для человека ученого и образованного жить – значит мыслить.

* * *

Дом, в котором нет книг, подобен телу без души.

* * *

Достойный человек в смерти не обретет ни малейшего зла. Он даже предпочтет умереть, пока все дела его идут на лад, ибо не так отрадно накопление благ, как горько их лишение. Именно это, думается мне, имелось в виду в словах одного спартанца: когда знаменитый олимпийский победитель Диагор Родосский в один день увидел олимпийскими победителями двух своих сыновей, тот спартанец подошел к старику и поздравил его так: «Умри, Диагор, живым на небо тебе все равно не взойти!».

* * *

Дружба возможна только между достойными людьми.

* * *

Дружбе неведомо пресыщение, столь свойственное другим чувствам.

* * *

Душа лишена возможности сама себя видеть, но она, как глаз, не видя себя, видит другое.

* * *

Единственное зло в нашей жизни – это вина, а вины не бывает там, где случившееся не зависит от человека.

* * *

Если нам не суждено стать бессмертными, то для человека все-таки лучше угаснуть в свой срок; ведь природа устанавливает меру для жизни, как и для всего остального, старость же – последняя сцена в драме жизни.

* * *

Если нашей жизни угрожает насилие, всякий способ самозащиты оправдан. Ибо молчат законы среди лязга оружия.

* * *

Если я заблуждаюсь, веря в бессмертие души человеческой, то заблуждаюсь охотно и не хочу, чтобы у меня отнимали мое заблуждение, услаждающее меня, пока я живу; если же я по смерти ничего не буду чувствовать, как думают некие ничтожные философы, то мне нечего бояться насмешек умерших философов.

* * *

Есть люди, у которых язык более тонко чувствует, чем сердце. (Перефразировка изречения Катона Старшего.).

* * *

Есть такие, дружить с которыми тягостно из-за постоянства их опасения, будто их презирают; но случается это лишь с теми, кто в глубине души уверен, что их и следует презирать.

* * *

Из поэтов, которых я знал, каждый считал себя лучше всех.

* * *

Истинная цель государства заключается в том, чтобы люди свободно владели своей собственностью и чтобы они не подвергались опасности.

* * *

История – жизнь памяти, учительница жизни.

* * *

Итак, долой этот бабий вздор, будто умереть раньше времени – несчастье! Раньше какого времени? Данного нам природою? Но она дала нам жизнь, как деньги, только в пользование, не оговорив, до которого дня. Что же ты жалуешься, если она требует свое обратно по первому желанию? Таково было ее условие с самого начала.

* * *

Их молчание – громкий крик.

* * *

Каждому человеку свойственно заблуждаться, но упорствовать в заблуждениях свойственно только глупцу.

* * *

Как актер больше удовольствия приносит зрителям, сидящим в первых рядах, но получают удовольствие и сидящие в последнем, так молодость, глядя на наслаждения вблизи, пожалуй, больше радуется им; но ими услаждается в достаточной мере и старость, глядящая на них издали.

* * *

Как много делаем мы для друзей, чего никогда бы не сделали для самих себя!

* * *

Как не всякое вино, так и не всякий нрав портится с возрастом.

* * *

Как часто идем мы ради друга на то, на что ради самих себя никогда не пошли бы!

* * *

Мы должны быть рабами законов, чтобы стать свободными.

* * *

Наградой долга да будет сам долг.

* * *

Надеяться разумнее, чем бояться.

* * *

Надо судить человека, прежде чем полюбил его, ибо, полюбив, уже не судят.

* * *

...Не говорю о знаменитости и славе – это суд толпы, состоящей из глупцов и подлецов.

* * *

Не долог путь жизни, назначенный нам природой, но беспределен путь славы.

* * *

Не знать истории – значит всегда быть ребенком.

* * *

Не следует завладевать разговором, как вотчиной, из которой имеешь право выжить другого; напротив, следует стараться, чтобы каждый имел свой черед в разговоре, как и во всем остальном.

* * *

Не стремление к пользе порождает дружбу, а дружба приносит пользу с собой.

* * *

Не так легко приходят в голову доводы в защиту истинного, как в опровержение ложного.

* * *

Непозволительно назвать несчастным того, кто может поддержать себя сознанием правоты своих наилучших намерений.

* * *

Неужели найдется человек, который согласится жить в богатстве и проводить дни во всяческом довольстве, но притом и самому никого не любить, и ответной любви не знать? Так ведь живут одни тираны – не ведая ни доверия, ни любви, где нет места дружбе. Можно ли полюбить того, кого сам боишься или подозреваешь, что он боится тебя?

* * *

Никто не может быть хорошим поэтом без некоего вдохновенного безумия.

* * *

Никто не станет плясать в трезвом виде, разве только если человек не в своем уме.

* * *

Ничто не может доставить читателю большего удовольствия, чем разнообразие обстоятельств и превратности судьбы.

* * *

О гаданиях:

Найдется ли кто-либо, кто, бросая целый день дротик, не попадет однажды в цель?

* * *

О поразительное правосудие богов! Разве потерпело бы любое государство такого законодателя, который бы внес такой закон, чтобы за преступление, совершенное отцом или дедом, был осужден сын или внук?

* * *

Об Эпикуре:

Я не знаю никого другого, кто бы больше боялся того, чего, как он утверждает, вовсе не следует бояться: я имею в виду смерти и богов. Он провозглашает, что страх перед ними владеет умами всех людей, между тем как среднего человека это вовсе так сильно не волнует. Сколько тысяч людей разбойничают, хотя за это полагается смертная казнь. Другие грабят все храмы, какие только могут; не очень-то страшит одних страх перед смертью, а других – перед богами.

* * *

Опытный и осмотрительный хозяин, когда хочет что-либо купить, всегда отрицает свое намерение, опасаясь конкурентов.

* * *

Остряку легче затушить огонь во рту, чем удержать острое слово.

* * *

Очевидность умаляется доказательствами.

* * *

Перо – лучший учитель, написанная речь лучше только продуманной.

* * *

Письмо не краснеет.

* * *

Подлинная дружба встречается реже всего среди вечно занятых государственными делами и борьбой за почести, и где тот человек, который откажется от высокой должности в пользу друга?

* * *

Позорное не полезно никогда.

* * *

Поистине, во всем, что дается людям от природы, а не от науки, с нами не идут в сравнение ни греки и никакой другой народ: была ли в ком такая величавость, такая твердость, высокость духа, благородство, честь, такая доблесть во всем, какая была у наших предков?

* * *

Пока я буду существовать, я не буду тревожиться ни из-за чего, если буду свободен от всякой вины; а если не буду существовать, то буду совершенно лишен чувства.

* * *

Почему создатели мира внезапно проснулись, после того как проспали бесчисленные века? Ведь, если не было никакого мира, века-то были? Потому что и в сознании не вмещается, что было какое-то время, когда никакого времени не было.

* * *

Поэтами рождаются, ораторами становятся. (Перефразированный Цицерон.).

* * *

Правительство есть говорящий закон, а закон – немое правительство.

* * *

Право же, какую можно высказать еще нелепость, которая бы уже не была высказана кем-нибудь из философов!

* * *

Предел старости не положен, не существует, и жизнь стариков оправдана, покуда они могут нести бремя долга и презирать смерть. Поэтому старость даже мужественнее и сильнее молодости. Потому-то, когда тиран Писистрат спросил Солона, что дает ему силы столь храбро сопротивляться, – Солон ответил: «Старость».* * *

Привычкой создается как бы вторая природа.

* * *

Приятно получить похвалу от человека, достойного похвалы.* * *

Простой речи с первого взгляда легче всего подражать, но уже первые опыты покажут, что нет ничего труднее.

* * *

Самое постыдное требование: во сколько каждый сам себя ценит, во столько же пусть ценят его и друзья. Разве редко бывает, что человек и духом слаб, и надежд на успех в жизни у него немного, но не следует ведь отсюда, что друг должен относиться к нему так же, как он относится к себе сам; скорее напротив – дело друга напрячь все силы и добиться, чтобы он воспрял душой, пробудить в нем надежду, заставить его думать о себе лучше.

* * *

Самое трудное в дружбе – быть вровень с теми, кто ниже тебя.

* * *

Смерть не имеет отношения ни к мертвым, ни к живым – одних уж нет, а других она не касается.

* * *

Собаки не могут отличить воров от честных людей, но все же дают знать, если кто-нибудь входит в Капитолий ночью. И так как это вызывает подозрение, то они – хотя это только животные, – залаяв по ошибке, своей бдительностью приносят пользу. Но если собаки станут лаять и днем, когда люди придут поклоняться богам, им, мне думается, перебьют лапы за то, что они проявляют бдительность и тогда, когда для подозрений оснований нет. Вполне сходно с этим и положение обвинителей.

* * *

Справедливость заключается в том, чтобы воздать каждому свое.

* * *

Старую любовь, как клин клином, можно выбить новой любовью.

* * *

Стенать мужчине иногда позволительно, хоть и редко; вопить непозволительно даже женщине. Если и случится вскрикнуть мужу сильному и мудрому, то разве лишь затем, чтобы усилить свое напряжение, – так бегуны, состязаясь, кричат что есть сил, так, упражняясь, подают голос атлеты, так кулачные бойцы, ударяя противника, вскрикивают, – это не потому, что им больно или что они струсили, а потому, что при крике все тело напрягается и удар получается сильнее.

* * *

Счастье следует просить у бога, мудрость – приобретать самому.

* * *

Тем, кто хочет учиться, часто мешает авторитет учителя.

* * *

То, что не может произойти, никогда не происходит; то, что может – не чудо. Следовательно, чуда вовсе не бывает.

* * *

Только ученые люди да еще греки привыкли рассуждать без подготовки на заданную тему.

* * *

Тому, кто однажды перешел границы скромности, надлежит быть вполне бесстыдным до конца.

* * *

Требовать в дружбе равенства услуг и чувств – значит подчинить дружбу самому черствому и жалкому расчету: расход должен равняться приходу. Подлинная дружба богаче и щедрее, она не подсчитывает постоянно, не отдано ли больше, чем получено.

* * *

Труд как бы создает некую мозолистую преграду против боли.

* * *

Удивительно, как это жрецы-прорицатели, взглянув друг на друга, могут еще удерживаться от смеха.

* * *

Утешение на основании несчастий других – самое слабое утешение.

* * *

Фортуна не только сама слепа, но и ослепляет каждого, кого заключает в объятья.

* * *

Хороший вкус – это разборчивость.

* * *

Часто возникают несправедливости из некоего крючкотворства и чрезмерно хитростного, но злокозненного истолкования права. Отсюда и возникла известная всем поговорка: «Высшая законность – высшее беззаконие».

* * *

Чего сами не знают, тому учат других.

* * *

Чего хотят бессмертные боги, во-первых, посылая нам предзнаменования, которые мы без толкователей и понять не можем, и предвещая то, чего мы все равно не можем избежать? Так даже порядочные люди не поступают, не пророчат своим друзьям надвигающееся на них несчастье, которого те никоим образом не смогут избежать. Всякое предсказывание зла только тогда – доброе дело, когда оно сопровождается советом, как это зло отвести. Если считать, что знамения посылаются богами, то почему они были такими темными? Если боги действительно хотели открыть нам будущее, надо было возвестить его вполне ясным образом; если хотели скрыть, то не надо было об этом сообщать даже в туманной форме.

* * *

Человек должен научиться подчиняться самому себе и повиноваться своим решениям.

* * *

Чем честнее человек, тем менее он подозревает других в бесчестности. Низкая душа предполагает всегда и самые низкие побуждения у самых благородных поступков.

* * *

Я доблестью своей освещал путь своим предкам, так что они, если и не были известны ранее, памятью о себе обязаны мне.

* * *

Я не более завидую силе молодых, чем прежде завидовал силе быка или слона. Что у тебя есть, тем и подобает пользоваться, и что бы ты ни делал, делай в меру своих сил.

* * *

Я ни разу не слыхал, чтобы какой-нибудь старик позабыл, в каком месте он закопал клад.

* * *

Я никогда не бываю так занят, как в часы своего досуга.

* * *

Я никогда не соглашался со старинной пословицей, советующей становиться стариком рано, если хочешь пробыть стариком долго.

* * *

Я охотнее готов заблуждаться вместе с Платоном, чем разделять истину с нынешними знатоками.

* * *

Я предпочитал даже самый несправедливый мир самой оправданной войне.

* * *

Цицерон, увидя, что его зять Лентул, человек маленького роста, опоясан длинным мечом, сказал: «Кто привязал моего зятя к мечу?».

По Макробию.

* * *

Однажды, когда Цицерон ужинал у Дамасиппа, тот, угощая его посредственным вином, сказал: «Выпей этого фалернского, ему сорок лет». – «Право, – сказал Цицерон, – оно не по летам молодо».

По Макробию.

* * *

Победив Помпея, Цезарь приказал с честью восстановить его поверженные статуи. Цицерон сказал: «Восстанавливая статуи Помпея, Цезарь укрепляет свои собственные».

По Плутарху.

ЛУЦИЙ ЭМИЛИЙ ПАВЕЛ.

С берега кораблем не правят.

* * *

Лишь тот сможет зваться мужем, кого попутный ветер не увлечет, а встречный не сломит.

* * *

Устроить пир и выстроить боевую линию – задачи весьма сходные: первый должен быть как можно приятнее в глазах гостей, вторая – как можно страшнее в глазах врагов.

* * *

Нет человека, настолько презирающего молву, чтобы не дрогнуть перед ней душой.

ЭННИЙ.

Верный друг познается в неверном деле.

* * *

Благодеяния, оказанные недостойному, я считаю злодеяниями.

* * *

Лучше три войны осилить, чем единожды родить.

* * *

Как похожа на нас мерзейшая тварь – обезьяна!

ЮВЕНАЛ.

А кто устережет самих-то сторожей?

* * *

Следует молиться о том, чтобы в здоровом теле был и здоровый дух.

* * *

Потомки ничего не прибавят к нашей безнравственности.

* * *

Денег лишившись, рыдают и льют неподдельные слезы.

* * *

Мудрый соблюдает меру и в достойных делах.

* * *

Позорно предпочесть бесчестие смерти и ради жизни утратить смысл жизни.

МЫСЛИ И АФОРИЗМЫ РАЗНЫХ АВТОРОВ.

Пусть ненавидят, лишь бы боялись.

Акций.

Честь хороша от чтимых.

Акций.

Мера богатства – не столько земли и доходы, сколько сама душа человека: если он терпит нужду из-за жадности и ненасытен к наживе, то ему не хватит даже золотых гор, он постоянно будет что-нибудь выпрашивать, чтобы приумножить нажитое прежде. Но ведь это и есть настоящее признание в бедности, потому что всякая страсть к стяжательству исходит из предположения, что ты беден, и несущественно, насколько велико то, чего тебе не хватает.

Апулей.

Человек смертен, человечество вечно.

Апулей.

Лучше никем не повелевать, нежели у кого-либо быть в рабстве; ведь без первого можно с почетом жить; жить со вторым нет никакой возможности.

Марк Юний Брут.

Клочок земли, у которого больше хозяев, чем требуется работников.

Валерий Максим о бедном крестьянском хозяйстве.

Для побежденных спасенье одно – не мечтать о спасенье.

Вергилий.

Я рождаю свои стихи наподобие медведицы, которая производит детей бесформенных и безобразных, а затем, облизывая, уже рожденным придает вид и облик.

Вергилий.

Император должен умереть стоя.

Последние слова Веспасиана.

Правителей, которые мало расточают наказаний, следует называть не добрыми, а удачливыми.

Император Домициан.

Нужно жить или скромником, или цезарем.

Калигула.

Я привык смотреть не на слушателя, а на судью; я привык отвечать не себе самому, а противнику.

Кассий Север о судебном красноречии.

Не обеты и не бабьи молитвы обеспечивают нам помощь богов, бдительность, деятельность, разумные решения – вот что приносит успех во всем; пребывая в беспечности и праздности, умолять богов бесполезно: они разгневаны и враждебны.

Катилина.

Наглость сильнее там, где защита слабее.

Катон Младший.

С вооруженным врагом надобно быть безжалостным, но с побежденным важнее всего великодушие.

Квинкций Фламинин.

Врага надо побеждать топором [т.е. военными сооружениями].

Домиций Корбулон.

Торопливость задерживает.

Квинт Курций.

Могущественный и когда просит, принуждает.

Лаберий.

В гражданской войне всякая победа есть поражение.

Лукан.

Ежели пса разозлить, он лает понятней, чем люди.

Гай Луцилий.

Если бы людям было довольно того, что довольно, мне бы и этого было довольно. Но мы не такие.

Гай Луцилий.

Как водяные часы делает пустыми не последняя капля, а вся вытекшая раньше вода, так и последний час, в который мы перестаем существовать, не составляет смерти, а лишь завершает ее: в этот час мы пришли к ней – а шли мы долго. Смерть, уносящая нас, – лишь последняя смерть среди многих.

Луцилий Младший (в передаче Сенеки).

У восходящего солнца больше поклонников, чем у заходящего.

Помпей Великий.

Я был всем, и все это ни к чему.

Последние слова императора Александра Севера.

Уметь говорить для оратора менее важное достоинство, нежели уметь остановиться.

Сенека Старший.

Муж и вождь не упускает счастливого случая и подчиняет его своим замыслам.

Сципион Африканский Старший.

Сципион Старший свое свободное от военных и государственных дел время проводил в ученых занятиях, говоря, что на досуге у него особенно много дела.

По Плутарху.

Я старался не о том, чтоб всех знать, а о том, чтобы все знали меня.

Сципион Африканский Младший.

Тому, кто взял в руки оружие, не подобает искать помощи у безоружных ног.

Сулла.

Книги имеют свою судьбу смотря по тому, как их принимает читатель.

Теренциан Мавр.

Хороший пастух стрижет овец, но не сдирает с них шкуры.

Император Тиберий – наместникам, которые советовали ему увеличить налоги с провинций.

Правителям живется хуже всего: когда они обнаруживают заговоры, никто им не верит, покуда их не убьют.

Император Тит Флафий.

Наказать одного человека должно действием, а при наказании целой толпы можно ограничиться только словами.

Тит Флафий в передаче Иосифа Флафия.

Когда сменяется государь, для бедняка не меняется ничего, кроме имени господина.

Федр.

Тот, кто посылает очень большие подарки, причиняет своему другу не меньшую боль, чем своему партнеру тот, кто слишком сильно бросает мяч в игре, или своему собутыльнику тот, кто выпивает слишком большой кубок вина. Потому что в таком случае кажется, что он пьет не для удовольствия, а чтобы опьянеть. Для подарков больше подходит сочетание большой умеренности и самых малых расходов. Да и кому, в самом деле, мы можем сказать, что подаркам подобает быть роскошными? Беднякам? Но они не в состоянии их получать. Богатым? Но они не нуждаются в том, чтобы их получать.

Фронтон.

Они рисуют себе бога по своему подобию.

Цельс (о христианах).

Если бы боги послали беднякам золотой дождь, мы тотчас же послали бы своих слуг и расставили всюду сосуды, чтобы одним захватить дары богов, предназначенные для всех.

Император Юлиан.

Кто пренебрегает возможным, делая вид, что стремится к невозможному, на самом деле и не старается достигнуть одного и не выполняет другого.

Император Юлиан.

Мудрый побеждает так, что его победу никто не чувствует.

Юстин.

АНОНИМНЫЕ ИЗРЕЧЕНИЯ.

Благодеяние разбойника – не убить.

* * *

Вдвойне дает тот, кто дает быстро.

* * *

Гладиатор принимает решение на арене.

* * *

Дважды повторенное нравится.

* * *

Если бы он молчал, остался бы философом.

* * *

Закон есть то, что мы разъясняем.

Поговорка римских юристов.

* * *

Знающий сам о себе дурное думает, что все говорят о нем.

* * *

Истина – дитя времени.

* * *

Кого Фортуна хочет погубить, того она прежде лишает разума.

* * *

Кто никогда не любил, завтра полюбит, и кто любил, завтра полюбит.

* * *

Кто промолчал, когда мог и должен был говорить, тот рассматривается как согласившийся.

* * *

Лучше свобода, исполненная опасностей, чем спокойное рабство.

* * *

Лысина не порок, а свидетельство мудрости.

* * *

Любовь и кашель не скроешь.

* * *

Не вино виновато, а пьющий.

* * *

Не наше то, что нам дано фортуною.

* * *

Невозможное не может вменяться в обязанность.

* * *

Незнание вменяется в вину.

Формула римского права.

* * *

Некий римлянин, пообедав в одиночестве, сказал: «Сегодня я поел, но не пообедал».

* * *

Ни с кем не может быть в согласии тот, кто сам с собой не согласен.

* * *

О мертвых – или ничего, или хорошее.

* * *

Один свидетель – не свидетель.

* * *

Падение доброго – самое злое падение. [То есть: Самое худшее падение – падение честнейшего.].

* * *

Пока дышу, надеюсь.

* * *

Сколько рабов, столько врагов.

* * *

Смерть причину найдет.

* * *

Страх придает смелости.

* * *

Что непозволительно женщинам, то равно непозволительно и мужчинам.

Формула права, уравнивавшая мужчин и женщин в бракоразводном процессе.

* * *

Что сделано достаточно хорошо, сделано достаточно быстро.

* * *

Я сделал все, что мог; кто может, пусть сделает лучше.

С этими словами римские консулы передавали свои полномочия преемнику.

РИМЛЯНЕ ДРУГ О ДРУГЕ.

Ее сыновья были вскормлены не столько ее молоком, сколько ее речью.

Цицерон о Корнелии, матери Тиберия и Гая Гракхов.

Сулла, когда увидел, что философы не согласны во мнениях, не спросил, что такое добро, но скупил все добро.

Цицерон.

Наилучший на войне, наихудший в мирное время.

Веллей Патеркул о Гае Марии.

Быть честным, а не казаться им предпочитал он. Таким образом, чем меньше искал он славы, тем больше следовала она за ним.

Саллюстий о Катоне Младшем.

Сколько в нем силы духа, сколько уверенности среди общего трепета! Ведь ему понятно: он единственный, о чьей свободе речь не идет; вопрос не о том, быть ли Катону свободным, а о том, жить ли ему среди свободных.

Сенека о Катоне Младшем.

Помпей определенно выдающийся человек, и даже чересчур выдающийся для свободного государства.

Квинт Катул.

Скромный во всех отношениях, кроме власти.

Саллюстий о Помпее Великом.

Гнея Помпея влекла бесконечная жажда подняться еще выше – хотя только ему одному его величье казалось малым.

Сенека.

Если прежде ему не хватало земли для побед, то теперь не хватило земли для погребения.

Веллей Патеркул о бесславной смерти Помпея.

Человек, наделенный величайшим дарованием, которому мы обязаны тем, что не побеждены дарованиями тех, чье оружие победили [т.е. греков].

Веллей Патеркул о Цицероне.

Ничтожнейший человек, стоящий то на той, то на другой стороне, не сохраняющий верности никому, наемный защитник в суде, человек, у которого нет ни одной неоскверненной части тела: язык лживый, руки загребущие, глотка бездонная, ноги беглеца.

Из памфлета Саллюстия против Цицерона.

Мои жена и дочь как женщины обходились без мужчин легче, чем ты как мужчина – без мужчин.

Из памфлета Цицерона против Саллюстия.

Не ценой ли своего целомудрия совершенствовался ты у Марка Писона в своем безудержном красноречии? Поэтому ничего удивительного нет в том, что ты позорно торгуешь тем, что самым постыдным образом приобрел.

Из памфлета Саллюстия против Цицерона.

Глуховат был Марк Красс, но глуховат несчастливо: то, что против него говорилось дурного, он слышал.

Цицерон.

Марку Антонию Цицерон не враг, а угрызение совести.

Сенека Старший.

Цезарь один из всех берется за государственный переворот трезвым.

Катон Младший.

Когда я вижу, как тщательно уложены его волосы и как он изящно почесывает голову одним пальцем, мне всегда кажется, что этот человек не может замышлять такое преступление, как ниспровержение римского государственного строя.

Цицерон о Цезаре.

Он считал, что еще ничего не сделано, пока что-то осталось сделать.

Лукан о Юлии Цезаре.

Марк Антоний, пока был трезв, был лучше многих.

Веллей Патеркул.

Напившись вином, он жаждал крови. Мерзко было то, что он пьянел, когда творил все это, но еще мерзостнее то, что он творил все это пьяным.

Сенека о Марке Антонии.

Бедный римский народ, в какие он попадет медленные челюсти!

Император Август о Тиберии, своем наследнике.

Не было на свете лучшего раба и худшего государя.

Тацит о Калигуле.

Если только у мертвых сохраняется какое-то чувство, Гай Калигула ужасно злится, что он умер, а римский народ все еще живет.

Сенека.

Дурные люди будут всегда сожалеть о Нероне; нам с тобой надо позаботиться о том, чтобы о нем не стали жалеть и хорошие.

Император Гальба – своему преемнику Пизону.

Частным человеком казался он выше частного и, по общему мнению, мог бы править, если бы не был правителем.

Тацит об императоре Гальбе.

Он искренне думал, что дружбу приобретают не верностью, а богатыми подарками, и поэтому окружали его не столько друзья, сколько наемники.

Тацит об императоре Вителлии.

Он, стремясь стать владыкой, вел себя как раб.

Тацит об императоре Отоне.

Ему были свойственны расточительность, непосильная даже для императора, и безденежье, нестерпимое даже для частного человека.

Тацит об Отоне.

Самых хищных чиновников Веспасиан нарочно продвигал на все более высокие места, чтобы дать им поживиться, а потом засудить, – говорили, что он пользуется ими, как губками, сухим дает возможность намокнуть, а мокрое выжимает.

По Светонию.

Траян не разрешал исполнять приказы, данные после долго затянувшихся пиров.

Аврелий Виктор.

Он родился не для того, чтобы жить, а для того, чтобы пить.

Император Аврелиан об одном из своих полководцев.

Он был старше доблестью, чем годами.

Аммиан Марцеллин об императоре Юлиане.

Он любил родителей – что в этом удивительного? Но он любил и братьев – это уже может считаться достойным изумления. Он любил своих близких – в наши времена это можно приравнять к чуду.

Неизвестный биограф императора Клавдия II Готского (правил в 268 – 270 гг.).

РИМЛЯНЕ О РИМЕ.

Те, которые читают о деяниях Рима, узнают историю не одного города, а всего человечества.

Луций Анней Флор.

Удача придает римлянам силу, а неудачи – мужество.

Неизвестный автор «Записок об Александрийской войне».

У римлян даже победа без приказа не приносит славы.

Император Тит Флафий.

Римляне нередко проигрывали битвы, но войны – никогда.

Гай Луцилий.

Наш народ овладел всеми землями, защищая своих союзников.

Цицерон.

Во всем мире мужья повелевают женами, всем миром повелеваем мы, а нами повелевают наши жены.

Катон Старший.

Римская свобода не внушает страха жестокостью казней, а ограждена милосердием законов.

Цицерон.

Страх римского народа перед диктатором был большим, чем страх, заставляющий прибегнуть к диктатуре.

Веллей Патеркул.

Таков общий порок великих и свободных государств: зависть сопутствует там славе, унижению подвергаются люди, которые кажутся слишком высоко стоящими, и бедняки с раздражением глядят на недоступное им богатство богачей.

Корнелий Непот.

Ни Риму пасть, пока стоит Сципион, ни Сципиону жить, когда Рим падет.

Сципион Африканский Младший.

Тебе предстоит править людьми, неспособными выносить ни настоящее рабство, ни настоящую свободу.

Император Гальба – своему преемнику Пизону.

Лучше жить ничтожнейшим гражданином Рима, чем, покинув родину, быть провозглашенным владыкой всего остального мира.

Серторий.

Для меня как Антонина град и отечество – Рим, как человека – мир. И только полезное этим двум градам есть благо для меня.

Марк Аврелий.

РИМЛЯНЕ О ДРУГИХ НАРОДАХ.

В учености и словесности всякого рода Греция всегда нас превосходила, – да и трудно ли здесь одолеть тех, кто не сопротивлялся?

Цицерон.

Греция, взятая в плен, победителей диких пленила.

Гораций.

Подвиги афинян были достаточно блистательны и великолепны, но гораздо менее значительны, чем о них говорит молва. Но так как в Афинах появились писатели чрезвычайного дарования, то деяния афинян и прославляются во всем мире как величайшие.

Саллюстий.

Доблесть, бдительность, трудолюбие грекам неизвестны.

Саллюстий.

Скифам больше пользы приносит незнание пороков, чем грекам знание добродетели.

Юстин.

Северные народы хотя и менее разумны, но зато особенно склонны к битвам.

Вегеций.

Арабы особенно опасны для иудеев, так как эти два народа питают друг к другу ненависть, обычную между соседями.

Тацит.

ДРУГИЕ О РИМЛЯНАХ.

Обман вы всегда прикрываете видимостью какой-то законности.

Самнитский вождь Понтий – римлянам (по Титу Ливию).

Римский народ потому и непобедим, что в счастии он остается трезвым и рассудительным. Люди, непривычные к удачам, ликуя, теряют голову; римскому народу победы привычны, почти что прискучили.

Газдрубал, карфагенский военачальник (по Титу Ливию).

Римляне расширили свою державу не столько победами, сколько милостивым отношением к побежденным.

Газдрубал.

После поражения во II Пунической войне Ганнибал бежал в Сирию к царю Антиоху. Антиох показал ему бесчисленные войска, которые он собрал для войны с римлянами, и заставил пройти перед ним эту армию, разукрашенную золотыми и серебряными значками. Он вывел слонов с их башнями и конницу с богатыми попонами, ожерельями и металлическими бляхами на лошадях. А потом спросил Ганнибала: «Не находишь ли ты, что всего этого хватит для римлян?» Ганнибал ответил: «Несомненно, хотя римляне и очень жадны».

По Макробию.

Они, некогда сброд без родины, без родителей, были созданы на погибель всему миру. Ведь им ни человеческие, ни божеские законы не запрещают ни предавать, ни истреблять союзников, друзей, людей, живущих вдали и вблизи, ни считать враждебным все, ими не порабощенное. Дерзая, обманывая и переходя от одной войны к другой, они и стали великими.

Понтийский царь Митридат Великий (по Саллюстию).

Хитрые и изобретательные в своем вероломстве.

Митридат Великий о римлянах.

У римлян есть одно, и притом давнее, основание для войн со всеми племенами, народами, царями – глубоко укоренившееся в них желание владычества и богатств.

Митридат Великий.

Попроще надо шить хламиду и не возлагать непомерно горделивых украшений на свой венок, видя римский сапог над головой. Подражай лучше актерам, которые влагают в представление свою страсть, свой характер, свое достоинство, но не забывают прислушиваться к подсказчику, чтобы не выйти из меры и границ свободы, данной им руководителем игр. Если ты собьешься, тебя ждет не свист, не смех, не пощелкиванье языком; многих уже постиг «топор-головосек, судья безжалостный».

Плутарх.

Продажный город, обреченный на скорую гибель, – если только найдет себе покупателя!

Нумидийский царь Югурта о Риме (по Саллюстию).

Точно рожденные и выросшие в оружии, они никогда не перестают упражняться им. Их упражнения можно по справедливости назвать бескровными сражениями, а их сражения кровавыми упражнениями.

Еврейский историк Иосиф Флафий о римлянах.

Создав пустыню, они говорят, что принесли мир.

Британцы о римлянах (по Тациту).

Римский календарь был необычайно запутан. Римские полководцы всегда побеждали, но никогда не знали, в какой день это произошло.

Вольтер.

Боги, которым поклонялись древние греки и римляне, честнейшие на земле люди, были самыми разнузданными канальями.

Дени Дидро.

Все религиозные культы, существовавшие в Древнем Риме, народ считал одинаково истинными, философы – одинаково ложными, а правители – одинаково полезными.

Эдуард Гиббон.

Бездушные римляне, суровый, трезвый, прозаический народ, помесь грубого хищничества и тонкого адвокатского ума, казуистическая солдатчина.

Генрих Гейне.

Римский ум соблюдал меру в самой мудрости.

Василий Модестов, русский филолог.

Тацит – самый жестокий мастер сатиры именно потому, что он глубже других чувствовал величие Рима и ничтожество людей.

Генрих Гейне.

На мой взгляд, Цезарь был слишком стар для такой забавы, как завоевание мира. Она к лицу Августу или Александру: эти были молоды, а молодых людей трудно обуздать; но Цезарь, казалось бы, должен был проявить большую зрелость ума.

Блез Паскаль.

Цезарей обычно убивают друзья. Потому что они враги.

Станислав Ежи Лец.

Римский император был одновременно священником, атеистом и богом.

Эдуард Гиббон.

У них, этих Неронов и Калигул, кружилась голова, когда они достигали вершины всемогущества; вообразив, что они выше всего человечества, они теряли человеческий облик; почитая себя за богов, они становились безбожниками.

Генрих Гейне.

Римская литература не представляет ни одной хорошей трагедии; но зато римская история есть беспрерывная трагедия – зрелище, достойное народов и человечества.

Виссарион Белинский.

Старик Гораций напоминает мне местами Гейне, который очень многому у него научился, а в политическом отношении был, по существу, таким же прохвостом.

Фридрих Энгельс в письме Карлу Марксу.

Рассказываю ему: «Сцевола сунул руку в огонь...» – «Подумаешь, я мог бы сунуть в огонь всего Сцеволу».

Станислав Ежи Лец.

Из гусей, которые спасли Рим, наверно, тоже получились отличные шкварки.

Станислав Ежи Лец.

Помпея требовала разрушить Карфаген.

Аркадий Давидович.

Если бы в римских тогах были карманы, античность обогатилась бы важным изобретением: изобретением солнечных карманных часов.

Витольд Зехентер.

У римлян ни за что не хватило бы времени на завоевание мира, если бы им пришлось сперва изучать латынь.

Генрих Гейне.

СЛУЧАИ ИЗ ИСТОРИИ РИМЛЯН.

Царь Тарквиний Гордый, изгнанный из Рима, сказал, что он научился отличать истинных друзей от ложных только теперь, когда уже не в силах воздать по заслугам ни одним, ни другим.

По Цицерону.

Полководец Маний Курий, когда варил на своем очаге репу, явившимся к нему с золотом самнитам ответил: «Я предпочитаю пользоваться глиняной посудой и властвовать над теми, кто имеет золотую».

По Луцию Ампелию.

Сципион Старший, встретившись с Ганнибалом в Сирии после его изгнания из Карфагена, спросил, кого он считает лучшим вождем. Ганнибал ответил: «Александра Македонского». – «А вторым после Александра?» – «Пирра, царя Эпира». Сципион еще раз спросил его, кому же он отдает третье место? Ганнибал ответил: «Себе». Сципион, засмеявшись, сказал: «На какое же место ты бы, Ганнибал, поставил себя, если бы не был мною побежден?» – «Тогда я поставил бы себя выше Александра».

По Аппиану Александрийскому.

Когда лузитане заявили Тиберию Гракху, что у них продовольствия на десять лет и потому они не боятся осады, Гракх сказал: «Значит, я вас покорю в одиннадцатом году». Устрашенные лузитане сдались.

По Юлию Фронтину.

Когда Публий Корнелий, считавшийся человеком жадным и вороватым, однако же храбрецом и хорошим полководцем, благодарил Г. Фабриция за то, что тот, его враг, выдвинул его в консулы, да еще во время большой и тяжелой войны, Фабриций сказал: «Нечего тебе меня благодарить, просто я предпочел быть ограбленным, чем проданным в рабство».

По Цицерону.

Один из молодых трибунов спросил полководца Цецилия Метелла, каковы его замыслы. Тот ответил: «Если бы их знала хотя бы моя рубаха, я бы тут же бросил ее в огонь».

По Плутарху.

Однажды в сенате обсуждалось какое-то важное дело. Мать мальчика Папирия, который был со своим отцом на заседании сената, стала расспрашивать сына, чем занимались сенаторы. Мальчик ответил, что дело держится в строгом секрете. Она стала приставать к нему все настойчивее. Тогда мальчик сказал: «В сенате обсуждалось, что больше пользы принесет государству: если один муж будет иметь двух жен или если одна женщина выйдет замуж за двоих мужей».

На другой день в сенат явилась толпа матерей семейств; плача и стеная, они молили, чтобы одна женщина выходила замуж за двух мужчин, а не один женился на двух. После этого случая сенаторы постановили, чтобы впредь сыновья не ходили с отцами в курию, кроме одного Папирия.

История, рассказанная в одной из речей Катона Старшего.

Некий римлянин, разводясь с женой и слыша порицания друзей, которые твердили ему: «Разве она не целомудренна? Или не хороша собой? Или бесплодна?» – выставил вперед ногу, обутую в башмак, и сказал: «Разве он нехорош? Или стоптан? Но кто из вас знает, где он жмет мне ногу?».

Плутарх.

Катон Старший изгнал из сената Манилия за то, что тот среди бела дня, в присутствии дочери, поцеловал жену. Сам же Катон, по его словам, лишь во время сильной грозы позволял жене обнимать его, и шутливо замечал, что бывает счастлив, когда гремят грозы.

По Плутарху.

Консул Луций Муммий был настолько невежествен, что, когда по взятии Коринфа грузил для отправки в Италию картины и статуи, выполненные руками величайших мастеров, он велел предупредить сопровождающих, что если они их потеряют, то должны будут вернуть новые.

По рассказу Веллея Патеркула.

Публий, видя Муция, весьма недоброжелательного человека, более грустным, чем обыкновенно, сказал: «Или с Муцием случилось что-нибудь неприятное, или, не знаю с кем, – что-либо хорошее».

По Макробию.

Какой-то неразумный человек, не узнав Марка Катона [Младшего], побил его в бане: сознательно никто не поднял бы руку обидеть такого мужа! Когда впоследствии этот человек пришел просить прощения, Катон ответил: «Я не помню, чтобы меня побили».

По рассказу Сенеки.

Однажды, когда Помпею нужно было срочно отплыть в Рим, поднялась буря, и кормчие не решались сняться с якоря. Тогда Помпей первым взошел на борт корабля и, приказав отдать якорь, воскликнул: «Плыть необходимо, жить нет необходимости!».

По Плутарху.

Во время гражданской войны, при высадке в Африке, Цезарь оступился, сходя с корабля. Но он и это обратил в хорошее предзнаменование, воскликнув: «Ты в моих руках, Африка!».

По Светонию.

Как-то раз Марк Антоний удил рыбу, клев был плохой, и Антоний огорчался, оттого что Клеопатра сидела рядом и была свидетельницей его неудачи. Тогда он велел рыбакам незаметно подплывать под водою и насаживать добычу ему на крючок и так вытащил две или три рыбы. Египтянка угадала его хитрость, но прикинулась изумленной, рассказывала об этом замечательном лове друзьям и приглашала их поглядеть, что будет на другой день. Назавтра лодки были полны народу. Антоний закинул лесу, и тут Клеопатра велела одному из своих людей нырнуть и, упредив рыбаков Антония, потихоньку насадить на крючок понтийскую вяленую рыбу. В уверенности, что снасть не пуста, Антоний вытянул лесу, и под общий хохот Клеопатра промолвила: «Удочки, император, оставь нам, государям фаросским и канопским. Твой улов – города, цари и материки».

По Плутарху.

Цицерон после развода с женой ответил решительным отказом на уговоры жениться еще раз, заявив, что он не в состоянии равно заботиться и о жене и о философии.

По Иерониму Стридонскому.

Однажды друзья попросили Овидия исключить из его книги три стиха, на которые они укажут. Он согласился, при условии сохранить три, на которые укажет он. Стихи, которые они предложили для исключения, а Овидий для сохранения, оказались одни и те же.

По рассказу Сенеки Старшего.

Когда однажды Лукулл обедал в одиночестве и ему приготовили один стол и скромную трапезу, он рассердился и позвал приставленного к этому делу раба; тот ответил, что, раз гостей не звали, он не думал, что нужно готовить дорогой обед, на что его господин сказал: «Как, ты не знал, что сегодня Лукулл угощает Лукулла?».

По Плутарху.

Один провинциал приехал в Рим и, будучи чрезвычайно похож на Августа, привлекал к себе все взгляды. Август приказал привести его к себе и, разглядывая его, спросил: «Скажи мне, юноша, твоя мать была когда-нибудь в Риме?» – «Нет, – ответил тот и добавил с досадой: – Но отец мой часто».

По Макробию.

Когда Август с триумфом вернулся после победы над Марком Антонием, то навстречу ему среди поздравляющих поспешил человек, держащий в руке ворона, наученного говорить: «Привет Цезарю, победителю, императору». Цезарь в восторге купил приветливую птицу за двадцать тысяч сестерциев.

Приятель этого ремесленника, который ничего не получил от щедрости Августа, заверил императора, что у того есть и другой ворон, и просил, чтобы заставили принести и его. Принесенный ворон ясно произнес заученные слова: «Привет Антонию, победителю, императору».

Август, нисколько не рассердившись, ограничился тем, что приказал виновному разделить полученные деньги с приятелем.

По Макробию.

Пакувий Тавр, настойчиво добиваясь подарка от императора Августа, сказал ему, что уже масса народа говорит о том, что он якобы получил от Августа немалую сумму денег. «А ты, – сказал Август, – им не верь».

По Макробию.

Геренния, юношу, предававшегося порокам, Август приказал выгнать из своего лагеря. Тот умолял о прощении и говорил: «Как я вернусь к себе домой, что я скажу отцу?» – «Скажи, что я тебе не понравился», – ответил Август.

По Макробию.

Сенат предложил назвать именем Тиберия месяц; тот ответил: «А что вы будете делать, если у вас будет тринадцать цезарей?».

По Светонию.

Когда Гай Калигула спросил сенатора Пассиена Криспа, сожительствует ли тот со своей родной сестрою, как он сам, то Пассиен ответил: «Еще нет» – весьма пристойно и осторожно, чтобы не оскорбить императора отрицанием и не опозорить себя лживым подтверждением.

По Светонию.

Клавдий уверял, будто нарочно притворялся глупцом при Калигуле, так как иначе не остался бы жив и не стал бы императором. Но этим он никого не убедил: немного спустя появилась книжка «Вознесение дураков», в которой говорилось, что притворных глупцов не бывает.

По Светонию.

После рождения Нерона астролог сказал, что младенец станет царем, но убьет свою мать. Агриппина воскликнула: «Пусть убьет меня, лишь бы царствовал!» Став императором, Нерон и в самом деле приказал убить свою мать. Ее последние слова были: «Разите чрево, которое выносило Нерона!».

По Диону Кассию.

Луций Вителлий, отец будущего императора Авла Вителлия, воскликнул, поздравляя Клавдия со столетними играми: «Желаю тебе еще не раз их праздновать!».

По Светонию.

Когда посланцы доложили императору Веспасиану, что решено поставить ему на общественный счет колоссальную статую немалой цены, он протянул ладонь и сказал: «Ставьте немедленно, вот постамент».

По Светонию.

Один из его любимых прислужников просил управительского места для человека, которого он выдавал за своего брата; Веспасиан велел ему подождать, вызвал к себе этого человека, сам взял с него деньги, выговоренные за ходатайство, и тотчас назначил на место; а когда опять вмешался служитель, сказал ему: «Ищи себе другого брата, а это теперь мой брат».

По Светонию.

Римских императоров после смерти обожествляли. Веспасиан, почувствовав приближение смерти, произнес: «Увы, кажется, я становлюсь богом».

По Светонию.

Загладить позор былой своей скупости Веспасиану не удалось. И даже на его похоронах Фавор, главный мим, выступая, по обычаю, в маске и изображая слова и дела покойника, во всеуслышанье спросил чиновников, во сколько обошлось погребальное шествие. И услышав, что в десять тысяч миллионов, воскликнул: «Дайте мне десять тысяч и бросайте меня хоть в Тибр!».

По Светонию.

Император Каракалла, убив брата, велел Папиниану оправдать это деяние в сенате и перед народом, но тот ответил, что не так легко оправдать братоубийство, как совершить его.

По рассказу неизвестного римского историка.

Одному человеку, голова которого уже седела, император Адриан в чем-то отказал; когда тот, покрасив волосы, вторично обратился к нему с просьбой, он ответил: «Я уже отказал в этом твоему отцу».

«Жизнеописание Адриана».

Когда одному из его друзей жена написала, что он, увлеченный удовольствиями и купаниями, не хочет к ней вернуться, – об этом через тайных агентов узнал Адриан. В ответ на его просьбу дать ему отпуск император упрекнул его за купания и удовольствия. «Неужели, – воскликнул тот, – и тебе жена написала то же, что и мне?».

«Жизнеописание Адриана».

ЭПИГРАФИЧЕСКИЕ СТИХОТВОРЕНИЯ.

Быстро из ничего вновь переходим в ничто.

* * *

Жизнь – это благо и зло, а смерть ни то ни другое.

* * *

Бани, вино и любовь разрушают вконец наше тело.

Но и жизнь создают бани, вино и любовь.

* * *

Человек ты – значит, смертен.

Помни это. Будь здоров.

СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ.

Если в дате не указано: «до н.э.», значит, она относится к нашей эре.

Август (Октавиан Август) (63 до н.э. – 14 н.э.), римский император с 30 г. до н.э.

Аврелиан (Луций Клавдий Домиций Аврелиан) (214 – 275), римский император с 270 г.

Аврелий Виктор (Секст Аврелий Виктор) (II пол. IV в.), римский историк.

Акций (Аккий) (170 – ок. 80 до н.э.), римский трагик.

Аммиан Марцеллин (ок. 330 – ок. 400), римский историк.

Ампелий (Луций Ампелий) (II – III вв.), римский историк.

Аппиан Александрийский (? – 70-е гг. II в.), римский историк, по происхождению грек.

Апулей (Луций Апулей) (ок. 124 – 170), римский писатель.

Брут (Марк Юний Брут) (85 – 43 до н.э.), римский политический деятель, республиканец, один из убийц Юлия Цезаря.

Валерий Максим (I в. н.э.), римский историк.

Варрон (Марк Теренций Варрон) (116 – 27 до н.э.), римский ученый и писатель.

Вегеций (Флавий Вегеций Ренат) (конец IV – нач. V в.), римский военный писатель.

Веллей Патеркул (20 до н.э. – ок. 31 н.э.), римский историк.

Вергилий (Публий Вергилий Марон) (70 – 19 до н.э.), римский поэт.

Гальба (Сервий Сульпиций Гальба) (3 до н.э. – 69 н.э.), римский император с 68 г.

Геллий (Авл Геллий) (ок. 125 – ок. 165), римский писатель.

Гораций (Квинт Гораций Флакк) (65 – 8 до н.э.), римский поэт.

Домициан (Тит Флавий Домициан) (51 – 96), римский император с 81 г.

Домиций Корбулон (I в. н.э.), римский полководец.

Иосиф Флафий (37 – после 100), древнееврейский историк.

Калигула (Гай Калигула) (12 – 41), римский император с 37 г.

Кассий Север (Тит Кассий Север), римский оратор и историк (? – 33 или 37 н.э.).

Катилина (Луций Сергий Катилина) (ок. 108 – 62 до н.э.), римский политический деятель, пытался захватить власть путем насильственного переворота.

Катон Младший (Марк Порций Катон Младший) (95 – 46 до н.э.), римский государственный деятель, противник Цезаря.

Катон Старший (Марк Порций Катон Старший) (234 – 149 до н.э.), римский государственный деятель, писатель.

Катул (Квинт Лутаций Катул) (ок. 150 – 87 до н.э.), римский государственный деятель, противник Цезаря.

Квинкций Фламинин (II в. до н.э.), римский полководец.

Квинтилиан (Марк Фабий Квинтилиан) (ок. 35 – ок. 96), римский учитель красноречия.

Корнелий Непот (100 – 32 до н.э.), римский историк.

Курций Руф (Квинт Курций Руф) (I в. н.э.), римский историк.

Лаберий (105 – 43 до н.э.), римский поэт и драматург.

Ливий (Тит Ливий) (59 до н.э. – 17 до н.э.), римский историк.

Лукан (Марк Анней Лукан) (39 – 65), римский поэт.

Лукулл (ок. 117 – ок. 56 до н.э.), римский полководец, сторонник Суллы; славился своим богатством, роскошью и пирами.

Луцилий (Гай Луцилий) (ок. 168 – 102 до н.э.), римский поэт-сатирик.

Луцилий Младший (I в. н.э.), прокуратор Сицилии, поэт, друг Сенеки и адресат его «Нравственных писем».

Макробий (Амвросий Феодосий Макробий) (IV – V вв. н.э.), римский писатель.

Марий, Гай (ок. 157 – 86 до н.э.), римский полководец, семикратный консул, вел гражданскую войну против Суллы.

Марк Аврелий (121 – 180), римский император с 161 г., философ-стоик.

Марциал (Марк Валерий Марциал) (ок. 40 – ок. 104), римский поэт.

Митридат VI Великий (132 – 63 до н.э.), понтийский царь, ярый противник Рима.

Овидий (Публий Овидий Назон) (43 до н.э. – 17 н.э.), римский поэт.

Петроний (Гай Петроний) (? – 66 н.э.), римский писатель.

Плавт (Тит Макций Плавт) (ок. 250 – ок. 184 до н.э.), римский комедиограф.

Плиний Младший (61 или 62 – ок. 114), римский писатель.

Плиний Старший (ок. 23 – 79), римский писатель, ученый.

Помпей Великий (Гней Помпей) (106 – 48 до н.э.), римский полководец.

Публилий Сир (I в. до н.э.), римский драматург и актер родом из Сирии; под его именем дошел до нас сборник моральных сентенций, составленный уже в I в. н.э.

Саллюстий (Гай Саллюстий Крисп) (86 – 35? до н.э.), римский историк.

Светоний (Гай Светоний Транквилл) (ок. 70 – ок. 140), римский историк.

Север (Александр Север) (208 – 235), римский император с 222 г.

Сенека (Луций Анней Сенека Младший) (ок. 4 до н.э. – ок. 65 н.э.), философ-стоик, воспитатель и советник Нерона.

Сенека Старший (Луций Анней Сенека Старший) (ок. 55 до н.э. – 40 н.э.), римский писатель, отец философа Сенеки (Сенеки Младшего).

Серторий (Квинт Серторий) (123 – 72 до н.э.), римский полководец, сторонник Мария; сражался в Испании против Суллы и Помпея Великого.

Сулла (Луций Корнелий Сулла) (138 – 78 до н.э.), римский полководец, в 82 – 79 гг. диктатор.

Сципион Африканский Старший (Публий Корнелий Сципион) (ок. 235 – ок. 183 до н.э.), римский полководец, победитель Ганнибала.

Сципион Африканский Младший (Публий Корнелий Сципион Эмилиан) (ок. 185 – 129 до н.э.), римский полководец, победитель в III Пунической войне.

Тацит (Публий Корнелий Тацит) (ок. 55 – ок. 117), римский историк.

Теренциан Мавр (III в.), римский грамматик.

Теренций (Публий Теренций Афр) (ок. 195 – 159 до н.э.), римский комедиограф.

Тиберий (Тиберий Клавдий Нерон) (42 до н.э. – 37 н.э.), римский император с 14 г.

Тит Флафий (39 – 81), римский император с 79 г.

Траян (Марк Ульпий Траян) (53 – 117), римский император с 98 г.

Фабриций (Гай Фабриций Лусцин) (III в. до н.э.), римский полководец, воевал против эпирского царя Пирра.

Федр (ок. 15 до н.э. – 65 н.э.), римский баснописец родом из Греции.

Флор (Луций Анней Флор) (II в.), римский историк.

Фронтон (Марк Корнелий Фронтон) (II в.), римский оратор и адвокат, воспитатель Марка Аврелия.

Цезарь (Гай Юлий Цезарь) (100 – 44 до н.э.), римский политик и полководец.

Целий Руф (Марк Целий Руф) (I в. до н.э.), римский политический деятель, оратор.

Цельс (Авл Корнелий Цельс) (II в.), римский философ, критик христианства.

Цецилий Стаций (ок. 220 – 168 до н.э.), римский комедиограф.

Цицерон (Марк Туллий Цицерон) (106 – 43 до н.э.), римский государственный деятель, оратор.

Эмилий Павел (Луций Эмилий Павел) (ок. 230 – 160 до н.э.), римский полководец, победитель македонского царя Персея.

Энний (239 – 169 до н.э.), римский поэт.

Ювенал (Децим Юний Ювенал) (ок. 60 – ок. 127), римский поэт-сатирик.

Югурта (160 – 104 до н.э.), царь Нумидии; казнен римлянами после поражения в войне.

Юлиан (Флавий Клавдий Юлиан) (331 – 363), римский император с 361 г.; отказался от христианства и попытался возродить греко-римскую религию, за что получил прозвище «Отступник».

Юстин (III в.), римский историк.

ОСНОВНЫЕ ИСТОЧНИКИ.

Античная литература. Рим: Антология. – М., 1988.

Аппиан Александрийский. Римская история. – М., 1998.

Бабичев Н., Боровский Я. Словарь латинских крылатых слов. – М., 1988.

Бабкин А. М., Шендецов В. В. Словарь иноязычных выражений и слов. – Л., 1981, 1987. – Т. 1 – 2.

Вегеций. Краткое изложение военного дела // Греческие полиоркетики; Вегеций. Краткое изложение военного дела. – СПб., 1996.

Властелины Рима: Биографии римских императоров от Адриана до Диоклетиана. – М., 1992.

Авл Геллий. Аттические ночи. – Томск, 1993.

Древнеримские мыслители: Свидетельства. Тексты. Фрагменты. – Киев, 1958.

Иосиф Флафий. Иудейская война. – Минск, 1991.

Дионисий Катон. Моральные дистихи // Вестник древней истории. – М., 1981. – № 4.

Корнелий Непот. О знаменитых иноземных полководцах. – М., 1992.

Казаченок Т. Г. Крылатые латинские изречения. – Минск, 1993.

Квинтилиан. Правила ораторского искусства: Книга десятая. – СПб., 1896.

Кузнецова Т. И., Стрельникова И. П. Ораторское искусство в Древнем Риме. – М.,1976.

Малые римские историки. – М., 1996.

Михельсон М. И. Русская мысль и речь. – М., 1994. – Т.1 – 2.

Овидий. Наука любви. – М., 1999.

Памятники позднего античного ораторского и эпистолярного искусства III – IV века. – М., 1964.

Памятники поздней античной научно-художественной литературы II – V века. – М., 1964.

Памятники поздней античной поэзии и прозы II – V века. – М., 1964.

Петровский Ф. А. Латинские эпиграфические стихотворения. – М., 1962.

Плиний Младший. Письма. – М., 1984.

Плутарх. Застольные беседы. – Л., 1990.

Плутарх. Сравнительные жизнеописания. – М., 1994. – Т.1 – 2.

Полонская К. П., Поняева Л. П. Хрестоматия по ранней римской литературе. – М., 1984.

Публилий Сир. Сентенции // Вестник древней истории. – М., 1982. – № 1.

Римская сатира. – М., 1989.

Римские историки IV века. – М., 1997.

Римские стоики: Сенека, Эпиктет, Марк Аврелий. – М., 1995.

Саллюстий. Письма к Цезарю-старцу // Вестник древней истории. – М., 1950. – № 1.

Саллюстий. Сочинения. – М., 1981.

Светоний. Жизнь двенадцати цезарей. – М., 1988.

Сенека. Нравственные письма к Луцилию. – М., 1977.

Сенека. О гневе // Вестник древней истории. – М., 1994. – № 2 – 4; 1995. – № 1.

Тацит. Соч. в 2-х тт. – М., 1993. – Т.1 – 2.

Тит Ливий. История Рима от основания города. – М., 1989 – 1994. – Т.1 – 3.

Трухина Н. Н. Политика и политики «золотого века» Римской республики. – М., 1986.

Федорова Е. В. Императорский Рим в лицах. – М., 1979.

Цицерон. Избранные сочинения. – М., 1975.

Цицерон. Мысли античного оратора. Журналист. – М., 1985. – № 10.

Цицерон. О старости. О дружбе. Об обязанностях. – М., 1974.

Цицерон. Письма. – М., 1994. – Т.1 – 3.

Цицерон. Речи. – М., 1993. – Т. 1 – 2.

Цицерон. Философские трактаты. – М., 1997.

Этика: Словарь афоризмов и определений. – М., 1995.

Маrкiеwiсz Н., Rоmаnоwsкi А. Sкrzуdlаtе slоwа. – Wаrszаwа, 1990 – 1998. – Sеrjа [1]-2.

Оглавление.

Афоризмы и мысли древних римлян. НЕСКОЛЬКО ДАТ. ОКТАВИАН АВГУСТ. 3. 4. 5. 6. МАРК ТЕРЕНЦИЙ ВАРРОН. 8. 9. 10. 11. 12. 13. 14. ВЕГЕЦИЙ. 16. 17. 18. 19. 20. 21. 22. ВЕЛЛЕЙ ПАТЕРКУЛ. 24. 25. 26. 27. 28. ГОРАЦИЙ. 30. 31. 32. 33. 34. 35. 36. 37. 38. 39. 40. 41. 42. КАТОН СТАРШИЙ. 44. 45. 46. 47. 48. 49. 50. 51. 52. 53. 54. 55. 56. 57. 58. 59. 60. 61. 62. КВИНТИЛИАН. 64. 65. 66. 67. 68. 69. 70. 71. 72. 73. 74. 75. ТИТ ЛИВИЙ. 77. 78. 79. 80. 81. 82. 83. 84. 85. 86. 87. 88. 89. 90. 91. 92. 93. 94. ГАЙ МАРИЙ. 96. 97. 98. 99. 100. МАРК АВРЕЛИЙ. 102. 103. 104. 105. 106. 107. 108. 109. 110. 111. 112. 113. 114. 115. 116. 117. 118. 119. 120. 121. 122. 123. 124. 125. 126. 127. 128. 129. 130. МАРЦИАЛ. 132. 133. 134. 135. 136. 137. 138. 139. 140. 141. 142. 143. 144. ОВИДИЙ. 146. 147. 148. 149. 150. 151. 152. 153. 154. 155. 156. ПЕТРОНИЙ. 158. 159. 160. 161. ПЛАВТ. 163. 164. 165. 166. 167. ПЛИНИЙ СТАРШИЙ. 169. 170. 171. 172. ПЛИНИЙ МЛАДШИЙ. 174. 175. 176. 177. 178. 179. 180. 181. 182. 183. 184. 185. 186. 187. 188. 189. 190. 191. 192. 193. 194. 195. 196. 197. 198. 199. 200. 201. 202. 203. 204. 205. ПУБЛИЛИЙ СИР. 207. 208. 209. 210. 211. 212. 213. 214. 215. 216. 217. 218. 219. 220. 221. 222. 223. 224. 225. 226. 227. 228. 229. 230. 231. 232. 233. 234. 235. 236. 237. 238. 239. 240. 241. 242. 243. 244. 245. 246. 247. 248. 249. 250. 251. 252. 253. 254. 255. 256. 257. 258. 259. 260. 261. 262. 263. 264. 265. 266. 267. 268. 269. 270. 271. 272. 273. 274. 275. 276. 277. 278. 279. 280. 281. 282. 283. 284. 285. 286. 287. 288. 289. 290. 291. 292. 293. 294. 295. 296. 297. 298. 299. 300. 301. 302. 303. 304. 305. 306. 307. 308. 309. 310. 311. САЛЛЮСТИЙ. 313. 314. 315. 316. 317. 318. 319. 320. 321. 322. 323. 324. 325. 326. 327. 328. СЕНЕКА. 330. 331. 332. 333. 334. 335. 336. 337. 338. 339. 340. 341. 342. 343. 344. 345. 346. 347. 348. 349. 350. 351. 352. 353. 354. 355. 356. 357. 358. 359. 360. 361. 362. 363. 364. 365. 366. 367. 368. 369. 370. 371. 372. 373. 374. 375. 376. 377. 378. 379. 380. 381. 382. 383. 384. 385. 386. ТАЦИТ. 388. 389. 390. 391. 392. 393. 394. 395. 396. 397. 398. 399. 400. 401. 402. 403. 404. 405. 406. 407. 408. 409. 410. 411. 412. 413. 414. 415. 416. 417. 418. ТЕРЕНЦИЙ. 420. 421. 422. 423. 424. 425. 426. 427. ТРАЯН. 429. 430. 431. ЮЛИЙ ЦЕЗАРЬ. 433. 434. 435. 436. 437. 438. 439. 440. 441. ЦЕЦИЛИЙ СТАЦИЙ. 443. 444. ЦИЦЕРОН. 446. 447. 448. 449. 450. 451. 452. 453. 454. 455. 456. 457. 458. 459. 460. 461. 462. 463. 464. 465. 466. 467. 468. 469. 470. 471. 472. 473. 474. 475. 476. 477. 478. 479. 480. 481. 482. 483. 484. 485. 486. 487. 488. 489. 490. 491. 492. 493. 494. 495. 496. 497. 498. 499. 500. 501. 502. 503. 504. 505. 506. 507. 508. 509. 510. 511. 512. 513. 514. Предел старости не положен, не существует, и жизнь стариков оправдана, покуда они могут нести бремя долга и презирать смерть. Поэтому старость даже мужественнее и сильнее молодости. Потому-то, когда тиран Писистрат спросил Солона, что дает ему силы столь храбро сопротивляться, – Солон ответил: «Старость».* * * 516. Приятно получить похвалу от человека, достойного похвалы.* * * 518. 519. 520. 521. 522. 523. 524. 525. 526. 527. 528. 529. 530. 531. 532. 533. 534. 535. 536. 537. 538. 539. 540. 541. 542. 543. 544. 545. 546. 547. 548. 549. 550. ЛУЦИЙ ЭМИЛИЙ ПАВЕЛ. 552. 553. 554. ЭННИЙ. 556. 557. 558. ЮВЕНАЛ. 560. 561. 562. 563. 564. МЫСЛИ И АФОРИЗМЫ РАЗНЫХ АВТОРОВ. АНОНИМНЫЕ ИЗРЕЧЕНИЯ. 567. 568. 569. 570. 571. 572. 573. 574. 575. 576. 577. 578. 579. 580. 581. 582. 583. 584. 585. 586. 587. 588. 589. 590. 591. 592. 593. 594. 595. РИМЛЯНЕ ДРУГ О ДРУГЕ. РИМЛЯНЕ О РИМЕ. РИМЛЯНЕ О ДРУГИХ НАРОДАХ. ДРУГИЕ О РИМЛЯНАХ. СЛУЧАИ ИЗ ИСТОРИИ РИМЛЯН. ЭПИГРАФИЧЕСКИЕ СТИХОТВОРЕНИЯ. 602. 603. 604. СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ. ОСНОВНЫЕ ИСТОЧНИКИ.